Что делать, если на мужа завели уголовное дело?

Привлечение к уголовной ответственности за неуплату алиментов

Что делать, если на мужа завели уголовное дело?

Если бывший супруг не желает соблюдать свои обязанности по содержанию и воспитанию детей, значит пришло время перейти к специальным методам защиты своих прав и интересов. Одним из самых эффективных вариантов в 2020 году является возбуждение уголовного дела на такого родителя.

Перспектива оказаться за решеткой может стать для неплательщика хорошим стимулом, чтобы расплатиться со всеми долгами по алиментам. В том случае, когда должник длительное время отказывается платить, говорите ему, что на него могут возбудить уголовное дело.

Наказания в виде лишения свободы или заключения под стражу регулируются Уголовным кодексом. Так, в статье 157 УК РФ говорится, что ответственность и уголовное наказание будет назначено в случае злостного уклонения от уплаты алиментов.

Имеется в виду, что алиментоплательщик на протяжении нескольких месяцев не платит алименты на ребенка. Если ответчик скрывается в неизвестном месте или утаивает свои реальные доходы, это также может стать основанием для привлечения его к ответственности.

Вот небольшой перечень ситуаций, которые могут быть признаками злостности со стороны должника:

  • скрывается и не сообщает свое реальное местонахождение;
  • не производит выплаты более трех месяцев подряд;
  • находится в розыске;

С другой стороны, есть список причин, когда задолженность образуется не по вине ответчика. В этом случае ему удастся избежать уголовного наказания. Вот эти основания:

  • задержка зарплаты по вине работодателя;
  • увольнение с работы;
  • длительное заболевание и потеря источника доходов;

Виды наказаний

Важно помнить, если поступают хоть какие-то суммы по алиментам каждый месяц, то к уголовной ответственности уже нельзя привлечь человека. Даже если эта сумма будет составлять сто рублей.

Назначить уголовное наказание может только суд. Для этого судебные приставы должны будут направить соответствующие документы.

К уголовной ответственности в 2020 году могут быть привлечены родители, которые не платят алименты на своих несовершеннолетних детей. Есть четыре вида наказания, которые может назначить суд:

  • исправительные работы до 1-го года;
  • принудительные работы до 1-го года;
  • арест до 3 месяцев;
  • лишение свободы до 1-го года.

Суд может назначить любое из перечисленных наказаний. Всё будет зависеть от дополнительных доказательств и материалов дела.

Как привлечь к ответственности

Ниже представлен небольшой перечень действий, которые необходимо будет выполнить:
— Сначала нужно обратиться в суд, чтобы было вынесено решение на взыскание алиментов.
— После того как решение у вас будет, вам нужно получить исполнительный лист.

— Этот лист вы должны передать в службу судебных приставов. Затем будет возбуждено исполнительное производство.

— Если приставы не смогут получить алименты с должника более чем три месяца подряд, тогда вы можете обратиться к ним для возбуждения уголовного дела.

Заявление можно составить в произвольной форме.

Вопросы и ответы

Ольга
Мой бывший муж уклонялся долго от уплаты алиментов. В общей сложности это продолжалось примерно 5 месяцев.

Я в тот момент очень разозлилась на него и подала исковое заявление на привлечение его к уголовной ответственности. Сейчас он устроился на работу и начал платить. Даже начал гасить задолженность.

Я все равно на него очень злюсь и хочу, чтобы его посадили. Могут ли это сделать в такой ситуации?

Ответ
Уголовное дело в подобной ситуации обычно заводят, если гражданин не платит алименты на протяжении 6 месяцев.

При этом, если человек платит даже по 200 рублей в месяц, его к уголовной ответственности скорее всего не привлекут. В вашей ситуации судья вряд ли вынесет обвинительный приговор.

К тому же бывший муж начал погашать задолженность и платить алименты, это будет серьезным аргументом в его пользу.

Татьяна
У моего мужа есть ребенок от первого брака, он должен уплачивать на него алименты. Сначала он платил вовремя, не пропускал вообще никогда выплаты. Четыре месяца назад его уволили с работы, он пропустил два платежа. Я в тот момент была беременна, нигде не работала.

Лишних денег в тот период не было, поэтому образовался у мужа небольшой долг. Бывшая жена угрожает, что на мужа заведут уголовное дело из-за неуплаты алиментов. Могут ли его привлечь? Я хочу уменьшить размер алиментов на первого ребенка.

Хочу подать исковое заявление, чтобы муж платил алименты и на нашего ребенка, тогда первому будет платить меньше.

Ответ
К уголовной ответственности его не привлекут. Для этого должно быть злостное уклонение на протяжении шести месяцев. В вашей ситуации данных обстоятельств нет. Муж не платил по уважительной причине. Сейчас достаточно будет погасить задолженность. На алименты второму ребенку вы тоже можете подать.

Такая мера действительно уменьшит размер алиментов на первого ребенка.

Елена
Мой муж должен платить алименты на нашего сына ежемесячно по 6000 рублей. Муж злостно уклоняется. Платит в месяц по 1000 рублей всего лишь. Он говорит, что больше платить не может, из-за отсутствия зарплаты.

Я хочу, чтобы возбудили уголовное дело за злостную неуплату алиментов. Скажите, что я могу сделать для этого?

Ответ
В вашей ситуации бывшего мужа не будут привлекать к уголовной ответственности, так как он ежемесячно платит вам определенную сумму. Вот если бы выплаты вообще не поступали, тогда можно было бы пробовать привлечь его.

Вам нужно более активно сотрудничать с приставами. Пишите им запросы, интересуйтесь тем, что они сделали за это время.

Если муж работает официально, надо отправить исполнительный лист в бухгалтерию, чтобы у него взыскивали из зарплаты.

Источник: https://zakonznaem.ru/semeinoe/alimenty/ugolovnaya-otvetstvennost-neuplata-alimentov.html

В рубрике «Советы адвоката» мы отвечаем на ваши вопросы, относящиеся к области права и требующие квалифицированного разъяснения.

Комментировать и разъяснять правовые аспекты будет Татьяна Семешко — адвокат Минской областной коллегии адвокатов, управляющий партнер адвокатского бюро.

Если вы оказались в ситуации, которая требует консультации адвоката, — пишите нам на alesia. pesenko@tutby.com (с пометкой «Адвокат»). Мы опубликуем вашу историю с ми Татьяны.

Сегодня читаем ответ на письмо читательницы, история которой потянет на сериал в сотню серий.

undepress.net

Я приехала в Минск молодой, неопытной девчонкой. Как и все, мечтала о том, что смогу покорить этот город, встретить в нем свою любовь, достичь успеха в карьере. Я поступила в один из столичных вузов. На последнем курсе в клубе познакомилась с мужчиной.

Он был старше, чем все мои однокурсники, умнее, опытнее, у него было несколько собственных фирм, он ухаживал за мной так, как никто другой этого не делал. Я доверилась ему и стала жить с ним вместе. После окончания вуза мне нужна была отработка, и он устроил меня на работу бухгалтером в одну из фирм, в которой у него была доля в уставном фонде.

Но сразу сказал, что основную работу там делает сам директор, я же нужна в большей степени для подписания документов и выполнения других формальностей. Он объяснял, что не хочет, чтобы мать его будущих детей тратила на работу много времени.

К слову, замуж он меня так и не позвал, мы так и жили гражданским браком, даже после того как у нас родился сын, которого мы, по настоянию моего гражданского мужа, назвали в честь него же. Он оказался хорошим отцом, даже слишком.

После рождения сына я ушла для него далеко на задний план, мы отдалились друг от друга, я все чаще стала замечать его раздражение, агрессию по отношению ко мне, я перестала нравиться ему как женщина, и он не скрывал от меня этого, как не скрывал он от меня и своих новых женщин.

Фактически я была чем-то вроде домработницы в его доме — мыла, убирала, готовила, занималась ребенком. Я числилась на полставки на той же фирме, но большую часть этих денег отправляла родителям — заболел мой дедушка, нужны были деньги на его лечение.

Гражданский муж денег мне не давал, он сам заполнял холодильник и сам покупал вещи для ребенка, все по своему усмотрению. Я была для него пустым местом. Какое-то время я смогла терпеть это, но потом решилась на разговор.

Сказала, что хочу забрать ребенка и уехать обратно в родной город, мне помогут родители, а он сможет приезжать и видеть сына, когда ему это будет удобно, я никогда не скажу и слова против. Каждый из нас сможет начать все заново. Передать ту ненависть и презрение, которые вылились на меня после моего предложения, я не берусь.

Он орал на меня, как сумасшедший: мол, неужели я думаю, что он отдаст мне ребенка?! Он и так из жалости держал меня в доме столько времени, но теперь ему со мной все ясно. Мне было велено немедленно выметаться. Он сам собрал мои вещи, и как я ни умоляла, выставил и меня, и вещи на улицу. С тех пор моя жизнь стала кошмаром.

Я не хочу вспоминать всего, расскажу только факты. Сначала меня просто не пускали к ребенку. Пока я думала и сомневалась, обращаться ли в суд, чтобы забрать ребенка, на меня (естественно, с подачи гражданского мужа) завели уголовное дело и повесили все проблемы той фирмы, на которой я работала. Я никогда и подумать не могла, что там творится такое.

Возможности погасить весь ущерб и закрыть это дело у меня не было, я вынуждена была отбыть наказание. После того как меня осудили, отец моего ребенка сначала отсудил у меня сына и взыскал с меня алименты, а потом и вовсе лишил меня родительских прав, причина — я не участвую в воспитании и содержании ребенка. Сейчас сыну 7 лет.

Те полгода, что я нахожусь на свободе, его отец не разрешает нам видеться. Но мать моего бывшего гражданского мужа заняла мою позицию, и когда ребенка привозят ей, она разрешает мне приезжать и проводить с ним немного времени. Как ни странно, ребенок тянется ко мне, называет мамой. Сейчас я работаю на трех работах, фактически не сплю, но зарабатываю уже достаточно. Я смогла погасить задолженность по алиментам (какое-то время мне объективно не из чего было их платить) и снять однокомнатную квартиру. На всех работах знают о моей ситуации, готовы помочь мне и дать идеальную характеристику. Я могу привести в суд сколько угодно людей, которые скажут, что ситуация, в которой я оказалась, ничего не говорит обо мне как о матери, всё произошедшее — не более чем стечение обстоятельств и неадекватность моего бывшего. Я твердо намерена отсудить сына себе и прошу вас сказать мне, что я для этого должна сделать.

Источник: https://lady.tut.by/news/tips-lawyer/557990.html

Что делать, если на близкого завели уголовное дело? К кому обратиться за помощью и как сохранять спокойствие? Советы родственников фигурантов «болотного дела»

Что делать, если на мужа завели уголовное дело?

В России продолжается «московское дело», то есть уголовное преследование участников московских митингов лета 2019 года.

Предыдущий большой политический процесс — «болотное дело» — случился несколько лет назад: после акции протеста «Марш миллионов», прошедшей 6 мая 2012-го на Болотной площади, его фигурантами стали больше 30 человек.

«Медуза» поговорила с близкими «болотников» и попросила их посоветовать, что делать, если на близкого завели уголовное дело, к кому обратиться за помощью и как в этих обстоятельствах не сойти с ума.

Татьяна Барабанова

Мать Андрея Барабанова, задержанного в мае 2012 года. Приговорен к трем годам и семи месяцам колонии общего режима, вышел на свободу в декабре 2015 года

Я даже не знала, что сын ходил куда-то и что [на митинге]. Все было неожиданно. Ворвалось 15 человек полицейских в нашу квартиру, положили его на пол, все в масках — жуткая картина. Его увезли босиком среди ночи. Потом уже проводили в квартире обыски. Было ужасно: как злостного преступника схватили. Долго искали что-то, а что — непонятно.

Я пыталась поймать такси и ехать сразу за ними, но поняла, что меня никто туда не пустит в два-четыре часа ночи. Утром уже собралась, взяла обувь [для сына], а потом поехала на Петровку [где находится главное управление МВД Москвы]. А потом на работу поехала (Татьяна Барабанова — бухгалтер в одной из московских гостиниц — прим. «Медузы»).

На работе люди ничего не понимали, наоборот [говорили]: «Так ему и надо». Я столкнулась с этим отношением, пока люди хорошие не попались. Потом уже был , где нас поддерживали, а на работе — никакой поддержки совершенно. С некоторыми я даже перестала здороваться.

Как-то просила подписать незначительную петицию в фейсбуке, а на работе отказались, испугались.

В основном нам помогал «Комитет 6 мая». Появились защитники, которые очень помогали, постоянно ездили и делали передачи, хотя сын сидел очень далеко (колония, в которой сидел Андрей Барабанов, — в Рязанской области — прим. «Медузы»). Люди приходили на все судебные слушания, поддерживали и морально, и деньгами.

Можно сказать — не было бы счастья, да несчастье помогло. Я познакомилась с очень хорошими людьми, с которыми до сих пор вижусь. Самое важное, что есть хорошие люди, которые всегда помогут. Поэтому не надо отчаиваться и нужно сопротивляться до конца, как бы ни было плохо. Если не будем сопротивляться — будет еще хуже.

В то время у меня мама умерла еще, и это очень подействовало. Было очень плохо в одно время, потом вроде ничего — привыкаешь ко всему. Сына продержали под стражей три с половиной года.

Мы ждали худшего, потому что ходили слухи, что могут посадить на 10 лет. Но они все долго засиделись в СИЗО перед решениями. Было очень здорово, когда освободили сына. Его поехало встречать много людей.

Тогда каждый раз, когда кого-то освобождали, приезжала большая компания друзей и сочувствующих.

Я всегда поддерживала ребенка и его взгляды. И сейчас поддерживаю молодежь, которая оказывает сопротивление. Потому что с каждым годом понимаешь, что так жить нельзя. Сама три раза этим летом ходила на акции: страшно за молодежь. Андрей сейчас в Праге, и он тоже переживает. Мы встречаемся, я туда езжу, он сюда, и у нас одинаковые взгляды на положение. 

Евгения Тарасова

Жена Леонида Ковязина, который был задержан в сентябре 2012 года и амнистирован в декабре 2013-го до приговора суда

Когда Леонида задержали, мы не жили вместе. Но для меня и всех, кто входил в , это все было очень неожиданно. В тот день у нас должна была быть репетиция спектакля.

Я читала, что людей сажают по «Болотке», и спросила у Лени: «У тебя все в порядке?» Он сказал: «Да». Мы жили в Кирове, провинциальный город, а Леня вообще жил в поселке [Костино Кировской области]. И казалось, что туда даже не доберутся.

Но приехали, добрались и забрали. Тогда Леня первый раз летел на самолете в Москву. 

Дома все перевернули, был обыск, искали, как я понимаю, материалы, которые он снимал [как журналист на видеокамеру для издания «Вятский наблюдатель»], пришли на работу, там тоже искали, но ничего не нашли. Мы тогда еще не были женаты, поженились мы в тюрьме [СИЗО, в котором сидел Леонид Ковязин].

Мы были достаточно молодые, только окончили университет. И мне казалось, что такого быть не может, что сейчас вот штраф заплатим и отпустят — он же ничего плохого не сделал. А когда мы осознали, что это не так, то погрузились в депрессию.

Было страшно. Вот твой человек, с которым ты работаешь, учишься, любишь, совершенно явно никакой не преступник, мухи не обидит и всем помогает. А за ним приходят. Ты понимаешь, что можешь быть на его месте и эта история касается каждого. Учтите, что мы учились на таких факультетах, как культурология, история — там прививается любовь к Родине. И ты думаешь: «Что за бред?»

Я вышла замуж за Леню, когда он сидел в СИЗО, потому что у меня была практическая цель. Я Леню давно не видела и очень волновалась за него. Если бы мы были в официальном браке, это бы давало возможность свиданий.

Мама Лени живет далеко, еще была больная бабушка. Маме было сложно ездить к Лене, я подумала, что я бы имела такую возможность и ему было бы легче. Он просидел больше полугода один совершенно, не чувствуя поддержки.

И мы приняли обоюдное решение, что женитьба будет для нас внутренним выходом.

https://www.youtube.com/watch?v=K9chEtHxBc4

Я старалась не распространяться, но это [информация о свадьбе] просочилось. Когда мы поехали на роспись [то есть заключать брак], меня поразило количество людей, которые приехали поддержать.

Было много журналистов. И было очень сложно пройти в СИЗО. Охрана испугалась. Нас расписали за три минуты и дали свидание на полчаса через клетку.

Все были в панике, что он сбежит: так много людей у них еще не было. 

Первое, что мы решили сделать, это собрать денег. И это было самое правильное решение. Потом уже, когда я вошла в процесс, стало понятно: деньги правда нужны на передачи, на делопроизводство бумаг в процессе. 

Когда Леню отпустили, мы играли спектакли в «Драматической лаборатории» — сами собирали деньги для родственников и заключенных. Делали все это сами, а не через .

Комитет тоже помогал, но потом настал такой период грустный, когда заключенные еще сидели, а комитета уже не было. Мы попали в первую волну [фигурантов уголовного дела], это был момент, когда пресса шумела, что-то делалось, было больше помощи.

А со второй волной «болотников» народ потерял интерес: повторяется, не интересно же. Тем не менее людям давали реальные сроки. 

Когда освободили Леню, появилось внутреннее облегчение, но оно оказалось ложным. Думали, что пришло равновесие и люди теперь дома. Но сейчас [в «московском деле»] все повторяется.

Люди, которые посидели — три с половиной года, полтора [года] или даже месяц, — все равно это уже другие люди. И все родственники стали другими. Иногда встречаемся, и между нами возникает такое хорошее молчание.

Молчание наше личное, мы что-то понимаем, чего не понимают другие. 

Наталья Кавказская

Мать Николая Кавказского, который был задержан в июле 2012 года и амнистирован в декабре 2013-го до приговора суда

Когда Николая задержали, я не знала, что делать. В семье такое происходило впервые. И помощь людей, поддержка очень важна в этот момент. Был «Комитет 6 мая», куда входили активисты и родители тех, кого арестовали. Эти люди очень помогли поддержать моральный дух, найти адвокатов. Все помогали всем — мы сплотились. Одним оставаться с такой ситуацией сложно.

Когда приходят люди на суды, они поддерживают человека, который находится за решеткой, и это дает ему силы проходить через такие испытания. Те, кто откликается, оценивают ситуацию объективно — что дело политическое и не важно, что за человек [стал его фигурантом]. Он [фигурант дела] просто попал, и машина-каток просто идет дальше и подминает всех под себя.

Материальная поддержка тоже важна: ведь это дорогое удовольствие — находиться в СИЗО. Нужны были передачи, чтобы сын питался. У меня сын вегетарианец, ему нужна была особая диета, и ему помогали. Мы были сплоченной командой, которую объединяло дело и суровая статья — массовые беспорядки.

Сейчас в «московском деле» все проходит намного быстрее. Тогда наши ребята сидели по году-полтора до приговора. Сейчас все [что инкриминируется фигурантам «московского дела»] было в июле, а в сентябре уже выносят приговоры. Все, что делается сейчас и тогда, — это для того, чтобы другим было неповадно.

Это показательные процессы. Только тогда [то есть приговоры без реальных сроков, которые могут быть вынесены участникам «московского дела»] в перспективе даже не стояло. Кто-то из великих сказал: один раз события происходят как трагедия, второй раз — в виде фарса. Сейчас более выявлен этот фарс.

Осуждают за то, что дотронулся до шлема. 

Первое время [после задержания сына] я не могла ни есть, ни пить. Не могла представить, что такое бывает. Можно было вспоминать страницы истории, 1937 год, как я была далека от политики, ничего не понимала. Но после этой истории я больше разбираюсь в том, что происходит.

Мне помогала духовная практика. Я понимала, что если буду в таком состоянии и не буду подпитывать свои духовные и физические силы, то не смогу помочь сыну.

Поэтому в такой ситуации нужно не отчаиваться, а идти в правильном направлении, искать поддержку, помощь. Нельзя опускать руки.

Я от себя не ожидала, что могу выступать на митингах: я читала письма, которые сын писал из СИЗО, чтобы люди поняли, что это не преступники [те, кого осудили по делу], что у них есть человеческие чувства и они нормальные люди.

Он [Николай] пробыл год, мы писали уполномоченному по правам человека [Владимиру] Лукину, который проделал большую работу, дело дошло до Верховного суда, и где-то через год вышло постановление, что сына отпускают под домашний арест. Это было счастье, хотя мы понимали, что все [несостоявшийся приговор] впереди. Но это совсем другое ощущение, когда человек находится под домашним арестом. 

Елена Марголина

Жена Александра Марголина, который был задержан в феврале 2013-го, осужден на три года и шесть месяцев колонии общего режима; вышел на свободу 9 февраля 2016-го

Несмотря на то, что перед задержанием обстановка была ясной и можно было морально подготовиться, это все было неожиданно. Главным же для меня было не терять хладнокровие: дома были дети, они были маленькими. Старшей 13, младшей 11. И я показывала свое спокойствие тогда и все остальное время тоже. [Показывала] спокойствие и адекватную реакцию.

Ничего кошмарного, к счастью, не происходило. Я просто начала сразу связываться со знакомыми, мне помогли найти адвоката. Я поняла: чем хладнокровнее я буду, чем спокойнее буду действовать, тем полезнее будет всем. В моем варианте, когда маленькие дети, ты ни под каким видом не должна терять хладнокровие.

Нужно сохранять спокойствие, объяснять, что происходит, что может быть, что реально плохого ничего не происходит и просто нужно набраться терпения. Я это и объясняла детям. Если бы детей не было, мне было бы в разы тяжелее. Ради них держишь себя, чтобы не раскисать. Мама мужа реагировала довольно тяжело.

Это тоже надо было учитывать и не поддаваться. 

В основном навещать мужа ходила я. С детьми мы тоже ходили вместе несколько раз. Помню, мы ходили под окна. Муж вывешивал мочалку на окно, чтобы мы смогли определить, где камера. Он, наверное, нас видел немножечко. Когда его освободили, был праздник. Тогда понимаешь — все, сейчас начнется все по-людски.

Этот материал — часть проекта «Голунов. Сопротивление полицейскому произволу». Мы рассказываем, какую компенсацию можно получить за неправомерные действия сотрудников полиции и Росгвардии, почему силовиков почти не наказывают за жестокость и как бороться с преступлениями работников МВД.

Записала Александра Сивцова

Источник: https://meduza.io/feature/2019/09/24/chto-delat-esli-na-blizkogo-zaveli-ugolovnoe-delo-k-komu-obratitsya-za-pomoschyu-i-kak-sohranyat-spokoystvie

Вопросы по закону
Добавить комментарий