ДНК тест заставляют сделать! Что делать?

Отец на три буквы – Журнал

ДНК тест заставляют сделать! Что делать?
В России — бум на ДНК-анализы. Тест на отцовство из судебной экзотики стал бытовым эпизодом. Еще три года назад у нас проводилось не более тысячи таких экспертиз. Сейчас, по оценкам экспертов, 4—5 тысяч. И ежегодно эта цифра растет на 30—40 процентов. Наука разгадала геном человека и лишила таинственности чудо отцовства. Стали ли мы от этого счастливее?

Юлия ОГЛОБЛИНА

Можно сколько угодно говорить о мужской паранойе, но 30 процентов тех, кто приходит сдавать ДНК-тест на отцовство, получают отрицательный результат: не отец.

Причем, как говорят врачи, процент этот будет расти. И не потому, что все больше женщин попирают святые семейные узы. «Просто аудитория становится более специфичной: те, кто идут делать тесты, — это, как правило, люди, имеющие реальные подозрения и сомнения», — говорит генеральный директор Центра молекулярной генетики Александр Поляков.

Одних гонят в ДНК-центры разъедающие душу сомнения, других накручивает бдительная, а на самом деле недоброжелательная родня. Жертвы кинематографа боятся, что их ребенка перепутали в роддоме. Редкие женщины мучаются сомнениями — кто же отец ребенка.

Приходят с судебными предписаниями — для взыскания алиментов или получения наследства нужно знать наверняка, кто отец. А ДНК — универсальный ключик, безошибочно взламывающий тайны отцовства.

А вместе с ней и подвалы сознания, в которых до поры заточены ненависть, обида, мщение.

Первый если не в человеческой истории, то мифологии тест на отцовство провела Гера, жена громовержца Зевса.

Заподозрив, что фиванская царица Алкмена родила Геракла от ее мужа, она наслала на детскую колыбельку двух змей.

Младенец задушил гадов (античные скульптуры обильно иллюстрируют древнейшую версию ДНК-теста), и ужасные сомнения уступили место ревности и ярости — конечно, ведь только сын Зевса был способен на такое.

Сейчас расшифровка ДНК превратилась из научного открытия в прибыльный бизнес. В одной только Москве пять лабораторий, проводящих тесты на отцовство. В России — несколько десятков. Кроме того, существует огромное количество посредников: сами они анализы не проводят, только забирают материал и предоставляют результаты исследования.

ДНК-тесты стали доступны — и это одна из причин их популярности. Другая — рост благосостояния. Людям есть что делить: часто ДНК-тесты становятся последним аргументом в спорах за алименты и наследство.

— Это раньше ДНК-тест был эксклюзивом, малоизвестным и недоступным многим. А сейчас экспертиза превратилась в услугу: недорогую и часто анонимную, — подтверждает генеральный директор Центра молекулярной генетики Александр Поляков.

— Все очень просто: не нужно присутствие ребенка, не нужно сдавать кровь, — продолжает врач Московского ДНК-центра Игорь Кондратьев. — Через несколько дней — результат. Чаще всего люди делают эти анализы анонимно. Ни жена, ни ребенок об этом даже не узнают.

Если, конечно, результат положительный. Страшно подумать, на что обрекают себя и своих близких те, кто получил отрицательный ответ.

«Огонек» решил побольше узнать о людях, прошедших через ДНК-анализы на отцовство: какие причины толкнули их на это и как они живут после того, как узнают результаты.

НЕ ХОЧУ КОРМИТЬ ЧУЖОГО 

Для ревнивых мужей ДНК-тесты на отцовство стали инструментом контроля над женами. Они подозревают своих близких в измене, персонал роддома в нерадивости. Но в одним уверены — в своем праве на тотальный контроль.

— Я делал ДНК-тест на отцовство два раза, — рассказывает один из собеседников «Огонька», с которым мы познакомились в ДНК-центре. — Оба раза мое отцовство, конечно, подтвердилось.

Но все равно я сделаю это еще столько раз, сколько понадобится. Вариантов много: и жена может от другого родить, и в роддоме детей могут перепутать. Доверять нельзя никому.

Так что я лучше проверю все сам, анонимно, не говоря жене, но буду уверен в своем отцовстве.

На тематических форумах в интернете сотни вопросов от женщин: ревнивый муж заставляет сделать экспертизу, куда обратиться?

Бывает, что мужчина вообще не считает ребенка своим до проведения экспертизы. Женщинам приходится либо идти на опасную процедуру определения отцовства во время беременности, либо ждать до рождения ребенка и ежечасно выслушивать подозрения.

«Не хочу кормить чужого ребенка» — вот главный аргумент ревнивца.

Во время подготовки этого материала вышли новые данные социологов Левада-центра об уровне жизни в России — только 12 процентов наших сограждан с трудом сводят концы с концами и им едва хватает денег на продукты.

То есть даже допустив, что ребенок чужой, все равно ясно — прокормить сегодня не проблема. Может быть, вообще впервые за всю новейшую историю России еда доступна даже самым обездоленным. Но когда говорит ревность, великодушие молчит.

Попытки контроля выливаются в растягивающиеся на десятилетия драмы в стиле мексиканского сериала, с той разницей, что главные герои здесь живые и страдающие люди, а не Вероника Кастро.

Врачи рассказывают, как расстаются пары, когда муж настаивает на ДНК-тесте, как дети растут без отцов, обиженных на мир. И вот приходит время, когда ребенок вырастает, находит отца и делает злополучный тест. О чудо — они на самом деле родные люди.

Но вместо радости в сердце одного входит злость и обида, а в жизнь другого — отчаяние. «16-летний сын одного моего пациента не может простить отцу предательства, не хочет даже видеть его, — рассказывает врач ДНК-центра.

 — Отец хочет вернуть себе ребенка, каждый день звонит сыну и просит прощение».

Часто инициатором анализов на отцовство становятся вовсе не отцы, а бабушки и дедушки, мало задумывающиеся, что их неприязнь к невестке может изуродовать жизнь близких людей.

Марина (имя изменено) только вышла из роддома и сразу сдала анализы ребенка на отцовство. С ней мы тоже познакомились в ДНК-центре. «Пришла сюда не по своей воле, — говорит она, качая голубую коляску. — Свекровь мужу каждый день во время моей беременности нашептывала: «Уж не чужого ли растить будешь? Наверняка не от тебя беременна.

В тихом омуте черти водятся!» Муж сначала отмахивался в ответ, а потом и сам засомневался. К концу беременности я совсем устала от постоянных подозрений. Муж заговорил о том, что тест нужно сделать сразу же, пока ребенок еще был в роддоме. Я даже думала: рожу, дам ребенку свою фамилию и на развод подам. Не хотела воспитывать ребенка с человеком, который мне не доверяет.

Родила сына, муж очень радовался. А тест все равно пошел делать!»

Недавно Марина позвонила в редакцию — отцовство, конечно, подтвердилось. «Но я до сих пор не могу простить мужу, что пошел на поводу у своей матери, а мне не поверил», — сказала она.

ДЕВЧОНКИ, ЧТО ДЕЛАТЬ?

Ревнивцы кажутся параноиками до тех пор, пока вас однажды не занесет на форум для неверных жен. «Девчонки, родила не от мужа. Как вести себя в такой ситуации?» — несутся позывные в интернете. И встречают дружный ответ.

Советы делятся на две категории — врать (таких большинство) и уйти к любимому (эти в меньшинстве), и перемежаются грубым матом попавших на форум мужчин. Группу, объединенную сознанием своей правоты, составляют женщины, мужья которых не могли иметь детей.

Рецепт поведения здесь прост — найти любовника, который был бы похож на мужа.

10 процентов посетителей ДНК-центров женщины, которые не знают, кто отец их ребенка. Иногда они приходят с мужьями, которые больше всего на свете хотят, чтобы ребенок оказался родным, а не чужим.

Потому что оказывается, что их жизнь была неполна без рождения этого непонятно чьего малыша.

Надежда и ее муж Сергей (имена изменены) тоже пришли в лабораторию, где проводят ДНК-анализы, сразу после роддома. И оба очень хотели, чтобы ребенок был их общим, родным.

История этой семьи классическая. Браку 15 лет, растет старший сын. Любовь и страсть давно ушли, а семейная жизнь превратилась в партнерство.

— Муж уже четыре года встречается с другой женщиной. Примерно два раза в неделю остается «ночевать в городе у мамы» (а мы живем в пригороде) или «ездит в командировки» — так это объясняется старшему сыну, — рассказывает Надежда.

Впрочем, и у самой Нади были увлечения параллельно с замужеством. Один такой короткий роман закончился беременностью.

— Я не знала сама, от кого ребенок, — признается Надя. — Мужу рассказала все сразу, решила быть честной. Любовнику — тоже. Он предложил сделать аборт. А я сразу решила, что буду рожать, несмотря ни на что. Знала, что будут проблемы, но убить своего ребенка? Такого решения я принять не смогла. К тому же в глубине души я верила, что ребенок наш с мужем.

Муж, конечно, меня поддерживал и помогал, но видно было, что переживал. И накануне родов сказал: нужно сразу сдать анализы. Вообще моя беременность нас очень сблизила. Когда родился малыш, нас все поздравляли — друзья, знакомые. На работе отпраздновали это событие. Муж и сам был готов поверить, что ребенок — родной.

https://www.youtube.com/watch?v=FhvHg2K8pnM

Прошло три недели, после того как материалы были сданы на тест.

И вот однажды Сергей ходил по магазинам — выбирал что-то для малыша. И ему позвонили из лаборатории. Результат оказался отрицательным: отец — не он. «Даже представить не могу, как он себя чувствовал тогда: в магазине, с пакетами вещей, купленных, как оказалось, для чужого ребенка», — со слезами говорит Надя.

Во всем мире сейчас идут жаркие споры об этике тестов на отцовство. Предмет спора: как и в каких условиях сообщать результат, кому его сообщать и сообщать ли вообще. В России тайну отцовства берегут только суды: к примеру, суд никогда не назначит экспертизу, если мать ребенка против.

— Не знаю, как жить дальше, — говорит Надежда. — Малышу несколько месяцев. Муж всего несколько раз взял его на руки за это время. А к старшему, наоборот, стал нежнее, балует его.

Мужа сейчас «шатает», то говорит, что очень тепло ко мне относится, что мы очень много сделали вместе и что он не хочет ломать жизнь нашему ребенку.

А иногда срывается: говорит, что нужно развестись, потому что он не выдержит, если этот ребенок будет называть его папой.

Сейчас даже думаю — наверное, стоило соврать тогда и прислать на анализ материалы старшего ребенка, а не младшего. Это было бы ложью, но это сохранило бы нам семью.

ПОСЛЕЗАВТРА

Судить запутавшихся людей легко, еще проще сделать тест на отцовство, жить после него сложно. Вот молодой человек при помощи ДНК-теста нашел своего отца и бросил мать с человеком, которого всю жизнь называл папой — биологический отец подарил парню джип, в его комнате в новом доме — самый современный компьютер. Это вам не родная коммуналка.

А вот пожилая бездетная пара, ценой колоссальных усилий разыскавшая внебрачную дочку главы семейства, чтобы оформить на нее завещание.

Есть соблазнители, передумавшие жениться (в суд их, на экспертизу, пусть хоть алименты платят!), и те, кто женился на любимых, беременных от других, усыновлял ребенка, а потом жизнь пошла прахом — и из них алименты выколачиваются железной рукой, только ДНК-тест и спасает.

Однажды за анализом ДНК обратился мужчина, который отыскал своего сына в детдоме. Оказалось: любовница родила от него ребенка и сразу же сдала в детдом. Мужчина узнал об этом только через несколько месяцев. Он разыскал ребенка и сделал тест. Отцовство было подтверждено, а ребенок усыновлен.

Таких историй врачи в ДНК-лабораториях столько наслушались — хоть романы пиши. Поэтому просят пациентов про себя не рассказывать.

Отцовство больше не тайна. Тайна — человеческое сердце.

Отец родной

В поисках потерянного ребенка обойдет все детские дома и приюты.

Знаменитый блюзмен Джей Хокинс незадолго до своей смерти пожелал, чтобы отыскали всех его внебрачных детей, для этого даже был создан специальный сайт.

Наследник

Он стремится найти родственные связи с какой-нибудь знаменитостью или просто стать претендентом на немаленькое наследство.

На наследство бывшей модели Анны Николь Смит претендовали пять человек. Отцом семимесячной дочери оказался фотограф Ларри Биркхед, который, возможно, скоро станет и обладателем ее 88-миллионного наследства.

Романтик

Неожиданно узнав о своем отцовстве бурно радуется и содержит ребенка.

Принц Монако Альберт Второй признал своего внебрачного сына Александра от стюардессы Николь Кост. Она получила виллу на юге Франции, квартиру в Париже и 10 тысяч евро в месяц.

Алиментщик

Чтобы не платить алименты, пытается доказать, что ребенок не его.

Тест положительный

Музыкант Мик Джаггер (его роман с манекенщицей Лучианой Морад привел к рождению сына и разводу с женой Джерри Холл.

Сумма выплат любовнице — 7 тысяч фунтов стерлингов в месяц, бывшей жене — 10 миллионов фунтов стерлингов);
Известный теннисист Борис Беккер (дочь Анна от русской модели Анжелы Ермаковой.

Мать девочки получила 40 миллионов долларов и хороший дом в Великобритании);
Актер Эдди Мерфи (доподлинно стало известо, что он является отцом дочери Мелани Брайн, бывшей участницы поп-группы «Спайс герл»).

Тест отрицательный

Музыкант Пол Маккартни (установил, что не является отцом Бетины, дочери Эрики Х., но все равно продолжал содержать лжедочь);
Популярный певец Марк Энтони (ребенок от кубинской танцовщицы Элизабет Лейвы оказался не его).

Жертва молвы

Сам он полностью доверяет своей половинке, однако близкие люди сеют сомнения и уговаривать сделать тест на отцовство.

Принц Чарльз под натиском семьи был вынужден проверить, является ли принц Гарри его сыном.

Ревнивец

Его преследует «синдром недоверия». Он не успокоится, пока точно не выяснит, является ли каждый его ребенок родным.

Жан-Клод Ван Дамм обвинил жену Дарси в том, что их годовалый сын не от него. Тест ДНК опроверг сомнения, но пара рассталась.

NONSTOCK/VOSTOCK PHOTO; Photolibrary/Russian Look

Источник: https://www.kommersant.ru/doc/2299349

Родные кости: как легально узнать ДНК предков

ДНК тест заставляют сделать! Что делать?

Генетические тесты, определяющие родство и предрасположенность к заболеваниям, часто критикуют за неточность. Но кое-что они не показывают не из-за несовершенства технологий, а из-за законов. Как легально найти родственников своих предков, разобрались «Известия».

Не вся ДНК передается по наследству

В формировании ДНК человека участвует половина материнских и половина отцовских хромосом. При их слиянии происходит обмен отдельными участками. Соответственно, чем выше в генеалогическом древе упомянуто имя родственника, тем меньше информации о нем окажется в генах потомков. Например, от прапрапрадедушки будет всего 6,25% ДНК.

У прапрапрадедушки может быть множество родственников, которые связаны с остальными его 93,75%, не передавшимися через поколения. Проще всего найти этих людей (тут каждый сам может ответить на вопрос, зачем это делать), сдав анализ ДНК прапрапрадедушки.

ТАСС/Кирилл Кухмарь

Понадобиться это может и людям с генетическими аномалиями. Например, с химеризмом, когда у разных органов одного человека разные наборы генов. Один — условно свой, другой — поглощенного в утробе близнеца. Иногда это заметно по пигментации кожи, как у модели Тейлор Махл (Taylor Muhl). А иногда, как у американки Карен Киган (Karen Keegan), нет.

В 2002 году женщине понадобилась пересадка почки, и три ее сына готовы были стать донорами. Но анализы показали, что она им не мать.

После серии тестов оказалось, что большая часть клеток Киган имеет один набор генов, а клетки шейки матки — другой. Фактически мамой сыновей Карен стала поглощенная ею в утробе сестра-близнец.

Если бы кто-то из сыновей хотел сдать ДНК-анализ, не зная об этом, результаты были бы сильно искажены.

Выкапывать родственников нельзя

Единственный способ легально получить генетический материал похороненного человека — провести эксгумацию по решению суда. Но для этого нужно очень серьезное основание.

Наталья Смольникова, центр по проведению судебных экспертиз и исследований «Судебный эксперт»

Суды принимают решение об эксгумации тела для проведения генетической экспертизы очень редко.

Фактическое основание для эксгумации — это достаточные данные для предположения о том, что исследование захороненного тела человека может содержать сведения об обстоятельствах совершения преступления.

Возможна «родственная» эксгумация, которая проводится по инициативе родных или близких покойного для его перезахоронения.

Еще одно основание для эксгумации — спор о наследстве. «Нужно спорное имущество и претенденты на него. А иначе суд просто может отказать на том основании, что не находит соответствующих причин проводить эксгумацию», — сказал «Известиям» глава коллегии адвокатов «Корчаго и партнеры» Евгений Корчаго.

ТASS/Zuma/Michal Fludra

Если эксгумация нужна для определения связи по отцовской линии, препятствием может стать срок захоронения. Уже после пары месяцев в земле, тем более холодной, хромосомы внутри ядра клеток ногтей, волос и костей не считаются.

Остается исследовать по митохондриальной ДНК — небольшим образованиям, располагающимся в цитоплазме (полужидком содержимом) клеток.

Такое исследование может доказать родство только по материнской линии, пояснила сотрудник центра «Судебный эксперт» Наталья Смольникова.

Адвокат Евгений Корчаго предостерег от того, чтобы раскапывать могилу без решения суда. За «надругательство над телами умерших и местами их захоронения» грозит до 40 тыс. рублей штрафа, до 360 часов обязательных работ и до года исправительных.

И то, что речь идет о родственнике, не обязательно смягчит наказание: «Суд уже в постановлении приговора будет принимать решение о наличии смягчающих и отягчающих обстоятельств.

Сам факт изъятия тела из могилы однозначно будет квалифицирован как надругательство над телом умершего».

Письма с генетическим материалом

Тем не менее способ получить ДНК умерших есть. Самое простое — найти их ближайших родственников, сестер и братьев. У них набор генов будет хоть и не идентичный, но схожий. Настолько, что российские суды считают достаточным для установления отцовства совпадение частей ДНК ребенка с ДНК матери, сестры, брата, тети или дяди предполагаемого папы.

Второй способ должен появиться в этом году. Проводить ДНК-тесты по маркам на письмах умерших обещает израильский стартап MyHeritage. Компания оперирует третьей по величине базой ДНК в 2,5 млн записей.

ТАСС/Владимир Смирнов

Гилад Джафет, глава стартапа MyHeritage

Облизывая марки, чтобы приклеить к конвертам, предки запечатывали в них свои драгоценные ДНК для вас навсегда.

В принципе ДНК можно выделить из любого материала, находившегося в контакте с человеческими выделениями: жевательной резинки, окурков сигарет, женских прокладок, простынь, одежды.

В связи с этим в американском обществе спорят об уместности тестирования умерших. Сам Джафет говорил об исследовании марок на письмах Альберта Эйнштейна и Уинстона Черчилля из личной коллекции главы MyHeritage.

И неизвестно, будут ли наследники рады появлению новых потомков своих знаменитых предков.

Кроме того, под видом ДНК умершего родственника на анализ могут быть сданы образцы живого человека, взятые без ее или его ведома (для того же определения отцовства). Тут встает вопрос не только этики, но и закона. Полученные без ведома человека анализы не являются доказательством в суде. Больше того, за это можно получить иск о компенсации ущерба.

Почта не в России

Россияне, которые решат сдать на исследование письма, могут столкнуться еще с одним препятствием на почте. Частные российские компании пока услугу анализа по старым конвертам не ввели. А отправить генетический материал за рубеж удается не всегда.

Корреспонденты «Известий» попытались отослать пробирки со слюной в зарубежную ДНК-лабораторию в двух отделениях «Почты России». В обоих спросили, что в конвертах. В первом отделении, получив ответ, приняли конверт.

Работница второго отказалась это делать, сославшись на отсутствие у отправителя «медицинской лицензии», необходимой для отправки медицинского анализа.

Законных оснований для отказа, по словам адвоката Евгения Корчаго, у сотрудницы не было.

ТАСС/Вячеслав Прокофьев

Евгений Корчаго, глава коллегии адвокатов «Корчаго и партнеры»

Если гражданин сам решит направить легально полученные образцы в соответствующее учреждение, находящееся за пределами РФ, то с соблюдением правил пересылки биологических веществ таких ограничений закон не предусматривает. Правила эти заключаются в том, что химически или бактериологически опасные элементы по почте отправлять запрещено.

На сайте «Почты России» среди предметов, запрещенных к пересылке за пределы страны, указаны органы и (или) ткани человека, кровь и ее компоненты. О слюне речи не идет.

Несмотря на сомнения в западном обществе, за ДНК-анализом мертвых будущее, уверена генетик Блэйн Беттингер (Blaine Bettinger) «На каждой конференции, каждом семинаре, где я выступаю, мне всегда задают вопросы по поводу получения ДНК умерших», — сказала она изданию The Atlantic в марте этого года.

На то, что индустрия эта будет как-то развиваться и в России, указывает то, что в том же марте Владимир Путин подписал указ, по которому к 2025 году у россиян могут появиться генетические паспорта.

Они позволят установить личность человека, что важно для представителей опасных профессий, а также понадобятся для раскрытия преступлений, где на местах катастроф, террористических актов и других преступлений остаются следы ДНК, по которым можно определить жертв и злоумышленников.

Источник: https://iz.ru/881783/ignat-shestakov/rodnye-kosti-kak-legalno-uznat-dnk-predkov

Отца могут обязать 18 лет платить алименты на чужого ребенка, если мать не согласна на экспертизу ДНК

ДНК тест заставляют сделать! Что делать?

08.09.2015, 09:05

 (146)
Pilt on illustreerivFoto: Rauno Volmar

Житель Таллинна Дмитрий в течение долгого времени был уверен, что он воспитывает своего сына. Однако когда у него закрались сомнения и он захотел провести тест ДНК, мать ребенка отказалась это делать.

Суд в итоге установил, что мужчина юридически не является отцом ребенка. Тем не менее, женщина, которая признает, что изначально знала, что он не отец ее ребенка, требует с него алименты за пять лет.

”Мы прожили с Викой семь лет, затем у нас родился ребенок, — начинает свой рассказ Дмитрий. — Его зарегистрировали на мою фамилию. Еще год после этого мы были вместе, затем расстались”.

В 2010 году женщина подала на алименты.

”Проблема заключалась в том, что она сообщила суду не тот адрес, где я жил, — говорит Дмитрий. — То есть суд отправлял предназначенные для меня документы в другое место, а я даже не знал об этом. Таким образом, суд постановил, что я должен платить ей на ребенка 2300 крон в месяц”.

Чей ты, мальчик?

По словам Дмитрия, примерно спустя год после расставания стали возникать ситуации, которые могли бы вызвать сомнения в том, что ребенок — его сын, но он тогда не придавал им значения.

”Мальчик стал у меня спрашивать: ”А ты правда мой папа?”, — перечисляет Дмитрий. — Знакомые стали рассказывать, что когда мы еще жили с Викой вместе, ее видели в городе с другим мужчиной. Да и сама она при расставании сгоряча крикнула, что это не мой сын. Но я тогда подумал, что она это сделала специально, чтобы меня побольнее уколоть”.

С того момента, когда решение суда вступило в силу, прошло еще четыре года, и Виктория обратилась к судебному исполнителю.

”Я не знаю, почему она ждала столько времени, — говорит Дмитрий. — Причем, обратилась сразу к двум исполнителям — нарвскому и таллиннскому. Общая сумма требования составляла более 20 тысяч евро — набежавшие за пять лет алименты плюс плата за работу судебного исполнителя, получалось порядка 10 000 евро. Так как требование было сразу из двух бюро, то выходило уже 20 000”.

Дмитрий решил в конце концов расставить все точки над ”i” и выяснить истину: его это сын или нет. Он обратился с соответствующим иском в суд и попросил провести экспертизу ДНК.

”Но Виктория отказалась. Она попросту не явилась на заседание и не захотела делать экспертизу. А потом и вовсе заявила в суде, что ребенок не мой. Таким образом, получается, я должен теперь платить такие суммы на чужого ребенка?” — возмущен Дмитрий.

Ситуация осложняется еще и тем, что у него сейчас новая семья, жена и двое маленьких детей. А с арестованным счетом и арестованной машиной прокормить их сложновато.

”Если это действительно не мой ребенок, то почему я должен его содержать? — задает вопрос Дмитрий. — Получается, что я в течение 18 лет должен буду платить алименты, потому что мать не дает разрешения сделать анализ ДНК, а без разрешения матери его сделать до совершеннолетия сына невозможно!”

Причем, как отмечает Дмитрий, Виктория не так давно сама звонила ему и просила отказаться от ребенка.

Суд в своем решении от 24 апреля 2015 года признал, что Дмитрий не является юридически отцом ребенка. Но мужчина до сих пор переживает: ведь экспертизу ДНК так и не сделали. Вдруг это действительно его сын? А слова Виктории о том, что это не так — лишь попытка разгневанной женщины отомстить за что-то.

”Он все знал изначально!”

Именно так считает мать ребенка, Виктория, которая заявляет, что мужчина тем не менее согласился записать ребенка на себя.

”После нескольких лет совместной жизни мы с Дмитрием расстались, у меня появился другой мужчина. Это было в апреле, а в июле я узнала, что беременна. Срок был небольшой, всего две недели, — рассказывает Виктория. — Дмитрий точно не мог быть отцом”.

По ее словам, вскоре они с Дмитрием помирились и стали снова жить вместе.

”Дмитрий изначально знал, что я беременна, что это не его ребенок, но когда сын родился, он пошел со мной в ЗАГС и записал его на свое имя, — утверждает Виктория. — Он говорил: вдруг он хоть капельку будет на меня похож”.

Женщина заверяет, что после расставания не видела от Дмитрия ни копейки на ребенка.

”Однако он постоянно хотел с ним общаться, — рассказывает она. — Но когда я предлагала ему оплатить хотя бы счет за садик, он не делал этого. Поэтому я в 2010 году и подала на алименты”.

Виктория отмечает, что хотела от Дмитрия на самом деле лишь одного: чтобы он пошел с ней в ЗАГС и переоформил ребенка на ее фамилию.

”Но он не хотел этого делать. А без него это было сделать никак, — заверяет она. — А так как люди обычно шевелятся, когда что-то касается денег, то поэтому я в 2010 году и подала на алименты.

Если бы я действительно хотела с него получить деньги, я не стала бы сидеть четыре года с решением суда на руках и ждать.

Но я его уговаривала переписать ребенка на мою фамилию, все ждала, что он согласится”.

На вопрос, почему же Виктория подала в суд на алименты, а не на признание того, что Дмитрий не является отцом, женщина ответила, что на тот момент она надеялась, что он спокойно сам откажется — без судов.

”Он бы не пошел тогда на ДНК. Я предлагала приехать к нему с нотариусом и оплатить все расходы, однако он не соглашался отказаться от ребенка”, — утверждает Виктория.

Что касается неправильного адреса, то женщина отмечает, что это был последний адрес, где он, по ее данным, проживал, поэтому она его и указала.

Сейчас она не понимает, какие у Дмитрия могут быть к ней претензии — ведь в суде все уже решили. И никаких денег судебные исполнители с него требовать не будут, поскольку она на днях заберет все документы.

Есть только год

”Дмитрий воспользовался ситуацией через 7 лет, чтобы уйти от осознанно взятых на себя обязательств родителя. Он с самого начала знал, что он не является его биологическим отцом. О чем он сам писал в исковом заявлении.

Однако из-за желания иметь сына он добровольно и осознанно совместно с Викторией записал мальчика на свое имя.

Это повлекло за собой и обязательства содержать данного ребенка”, — комментирует ситуацию юрист Виктории Андрей Кяхри.

По словам юриста, женщина была вынуждена подать в 2010 году на алименты, так как осталась одна с ребенком и зарабатывала на тот момент минималку, денег не хватало.

”Дмитрий принял судебные документы и не написал по этому поводу ни одного возражения, что юридически означает его согласие с оплатой алиментов”, — описывает ситуацию Кяхри.

(Впрочем, тут нужно напомнить читателю слова самой Виктории, которая говорила, что подала в суд не потому, что хотела денег, а потому, что хотела, чтобы Дмитрий отказался от ребенка.)

Юрист отмечает в ситуации три важных момента: ”Во-первых, документы из суда по алиментам Дмитрий принимал чуть больше трех месяцев.

Во-вторых, если согласиться с тем, что Дмитрий якобы не знал, что он не является отцом ребенка, а узнал об этом только в марте 2014 года, то почему он не оплатил ни одного цента по судебному решению? И в-третьих, иск на определение отцовства и требование проведения ДНК экспертизы он подал только после того, как Виктория подала заявление судебному исполнителю на истребование задолженности по алиментам”.

(Тут тоже надо напомнить, что документы приходили по адресу, где Дмитрий не жил, алименты, по его словам, он не платил, поскольку ему не давали общаться с ребенком, а иск он подал, чтобы выяснить истину.)

По мнению Кяхри, в исковом заявлении, поданном Дмитрием, очень много нестыковок и разногласий.

”Срок подачи иска на определение отцовства истек, когда ребенку исполнился один год. Дмитрий воспользовался очень тяжелым материальным положением Виктории и подал иск тогда, когда она была уже в отчаянии.

Это ее состояние и невозможность нанять себе юриста повлекло за собой решение суда, согласно которому мальчика признали не сыном Дмитрия и обязали внести в регистре соответствующие изменения”, — так видит ситуацию юрист Виктории.

Он отмечает, что проанализирует все полученные от Виктории документы и, если это будет возможно, постарается оспорить данное решение.

Биологический отец или юридический?

Присяжный адвокат из Advokaadibüroo Vindex Евгений Твердохлебов, который помогает Дмитрию в этом деле, отмечает, что следует в первую очередь понимать различие между биологическим и юридическим понятиями отцовства.

”Биологический отец — это мужчина, который зачал ребенка. А юридически отцом может быть признан и совсем другой человек. Например, юридически отцом считается тот, кто был супругом матери ребенка во время его рождения (а не зачатия). Это сделано в интересах ребенка.

Также юридически отцом будет считаться и мужчина, признавший свое отцовство, если мать ребенка тоже с этим согласна. Наконец, отцовство может быть установлено судом. Суд при этом может исходить из результатов экспертизы, обстоятельств дела, заявлений сторон.

Если одна из сторон уклоняется от экспертизы, то суд может толковать это в пользу другой стороны”, — приводит примеры адвокат.

Евгений Твердохлебов добавляет, что оспорить юридическое отцовство имеет право или мужчина, который признан отцом, или мать ребенка, или сам ребенок, за которого иск подадут его законные представители, или мужчина, считающий себя отцом, но не признанный таковым.

”Поэтому если Виктория на самом деле желала лишь оспорить отцовство Дмитрия (а не к примеру получить, к примеру, деньги обманным путем под видом алиментов), то она могла сама подать иск об оспаривании отцовства, а не требовать алименты, якобы принуждая к обращению в суд Дмитрия”, — комментирует адвокат.

Назвался груздем — полезай в кузовок

Но весьма интересен и другой аспект. Действительно ли доверчивый отец, который дал согласие на запись своего имени в графе ”отец” свидетельства о рождении, должен будет платить 18 лет алименты на чужого ребенка? Ведь если мать не дает согласия на экспертизу ДНК, то сделать тест невозможно.

”Проводилась экспертиза или нет — в данной ситуации теперь уже юридического значения не имеет, так как есть решение суда, — комментирует Евгений Твердохлебов. — То есть юридически Дмитрий — не отец, хотя, конечно, сам он может хотеть знать, является ли биологическим отцом”.

Что же касается в целом подобных случаев, то адвокат подчеркивает: если человек добровольно назвался отцом и вписан по своему согласию, а не со слов матери, в свидетельство о рождении, он должен выполнять все обязанности отца. В том числе и по содержанию ребенка.

”И это будет продолжаться до тех пор, пока ребенку не исполнится 18 лет, или пока суд не вынесет решение, что он не отец”, — перечисляет адвокат.

Но это только в том случае, если все происходит добровольно и нет решения суда о том, что вы должны платить алименты.

”Если есть решение суда, что человек должен платить алименты, и оно вступило в силу, то его надо исполнять. Но если у вас впоследствии появились неоспоримые доказательства того, что вы не отец, а с вас требуют содержать чужого ребенка, то можно обратиться к юристу, который подберет подходящее решение для этой ситуации”, — рекомендует Евгений Твердохлебов.

Кто же говорит неправду?

Эту ситуацию, по мнению адвоката Дмитрия, можно было бы легко решить: Виктории в свете последнего решения суда достаточно написать заявление судебному исполнителю с просьбой прекратить исполнительное производство. Однако, несмотря на неоднократные обещания Виктории это сделать — как по телефону, так и письменно, заявление она так и не предоставила, и с Дмитрия по-прежнему требуют огромные суммы.

Твердохлебов отмечает: ”Исходя из того, что эта дама пользуется электронной почтой, имеет уже готовое заявление и адреса, куда его отправить, но заявление это не отправляет, можно сделать довольно четкий вывод. Мне трудно поверить в версию, будто бы ее целью является желание исправить запись об отце ребенка, а не получение денежной выгоды”.

Виктория соглашается, что несколько недель назад она обещала забрать бумаги, но сетует на личные обстоятельства, которые мешают ей отправить заявление.

”Считыватель для ИД-карты есть только у моего адвоката. На днях я поеду к нему и все сделаю”, — пообещала она ”МК-Эстонии”. Однако на момент отправки материала в печать она так и не позвонила, чтобы сообщить, что сделала это.

СПРАВКА

Как можно подать в суд на установление отцовства?

Пошлина в таких делах составляет 300 евро, но если имущественное положение истца не позволяет нести эти расходы, то можно просить суд освободить от расходов и назначить адвоката за счет государства, который сделает все необходимое.

Процедура не отличается от обычного производства: истец подает в суд заявление против ответчика и указывает, почему оспаривает отцовство. Такое производство длится в одной инстанции в среднем 4-5 месяцев.

Количество сделанных тестов на отцовство в 2008-2014 годах

За первые шесть месяцев этого года суд отправил 69 ходатайств о проведении экспертизы ДНК на установление отцовства. Еще 66 ходатайств поступило от частных лиц по личной инициативе.

Источник: Эстонский институт судебной экспертизы.

Источник: https://rus.delfi.ee/press/mk_estonia/otca-mogut-obyazat-18-let-platit-alimenty-na-chuzhogo-rebenka-esli-mat-ne-soglasna-na-ekspertizu-dnk?id=72394119

Свидетельства: так репатриантов посылали сдавать анализы ДНК на еврейство

ДНК тест заставляют сделать! Что делать?

“Только репатриантов из бывшего СССР посылают на анализ ДНК”. Ави Хай

В Израиле продолжается скандал вокруг проверок ДНК для некоторых репатриантов, которые не смогли подтвердить свое еврейство документами, и потому им было предложено сдать анализ для подтверждения родства с евреями.

Главный раввин Израиля Давид Лау утверждает, что речь идет о единичных случаях, причем желающим подтвердить еврейство была предоставлена такая возможность, но это не являлось обязательным. “В исключительных случаях людям предлагают сдать анализ, но не заставляют”, – сказал раввин.

Однако, как сообщает 11 марта портал Ynet, к журналистам поступила информация о более 20 репатриантах и членах их семей, которые за последний год прошли проверку ДНК, чтобы подтвердить свое еврейство и иметь возможность зарегистрировать в раввинате еврейский брак. Некоторым такой процесс подтверждения показался унизительным.

Репатриантке велели сдать анализ ДНК на еврейство: “Мама переворачивается в могиле”

Информация, подтверждающая факты проверок ДНК, собрана на основании данных из районных раввинатских судов в разных городах, а также обращений, поступивших в последнее время в организацию ИТИМ, занимающуюся оказанием гражданам помощи в получении религиозных услуг.

В одном случае пришедшую в раввинат перед свадьбой девушку попросили принести результаты анализа ДНК ее матери и двоюродной сестры, чтобы опровергнуть подозрение, что ее мать была приемной дочерью своих родителей.

Еврейство бабушки этой девушки сомнений не вызывало, но сомнительным показался тот факт, что свидетельство о рождении матери девушки было выдано со значительной задержкой.

В раввинате невесте заявили, что сдача анализа ДНК является условием для регистрации ее брака как еврейского.

В другом случае раввинат задержал регистрацию брака мужчины, который сначала согласился, а потом отказался сдавать анализ ДНК, предложенный ему из-за нестыковок в его документах о еврействе бабушки. В третьем случае на генетическую проверку была отправлена девушка, чье еврейство оказалось под сомнением. Ей пришлось доказывать, что она является родной дочерью своей пожилой матери, которую также отправили на анализ ДНК, чтобы сравнить результаты с результатами дочери. Мать направили на анализ в больницу “Шиба” в Тель ха-Шомер. Попытка добиться проведения сдачи анализа в другом заведении на основании того факта, что пожилой матери трудно добираться до “Шибы”, не увенчалась успехом. Остальные случаи также свидетельствовали о том, что людей вынуждали делать генетический тест, чтобы подтвердить свое еврейство и зарегистрировать еврейский брак.

Раввин Фарбер. Coco

Раввин Шауль Фарбер – основатель центра ИТИМ, помогающего репатриантам доказывать еврейство перед раввинатом, – считает немыслимым, что государство привозит в Израиль репатриантов и подвергает сомнению их еврейство.

“Репатрианты, которые боролись за сохранение своей еврейской самоидентификации в диаспоре на фоне растущего антисемитизма, обнаруживают себя в ситуации, когда им приходится доказывать еврейство в государстве, призванном защищать их и служить им домом”, – возмущается он.

Главный раввин Израиля Давид Лау 

Канцелярия главного раввина Израиля Давида Лау опубликовала следующую реакцию: “К сожалению, среди прибывающих в Израиль репатриантов не все считаются галахическими евреями. Поэтому человек, который обращается в раввинат, обязан доказать свое еврейство. Раввинатским судам велено относиться к обращающимся с максимальной чуткостью и оказывать им всяческое содействие для облегчения процесса.

В некоторых случаях человек утверждал, что знает, что он еврей, но не имеет тому документальных подтверждений. Или выясняется, что в документах имеется противоречие. В таких случаях суд может предложить человеку сделать генетический тест, призванный исключительно помочь человеку в его стремлении подтвердить свое еврейство. Но никогда человека не заставляют проходить подобную проверку”.

Председатель партии Наш дом Израиль Авигдор Либерман заявил, что принудительное направление репатриантов из бывшего Советского Союза на анализы

ДНК свидетельствует о “вопиющей дискриминации и расистском отношении ультраортодоксального истеблишмента к нашей общине”.

“Главный раввинат должен решить, кем он является: структурой современного и просвещенного демократического государства или органом средневековой инквизиции. Я призываю главных раввинов Давида Лау и Ицхака Йосефа, санкционировавших эти унизительные проверки, немедленно уйти в отставку”, – подчеркнул Авигдор Либерман.

В 2017 году в Израиле было объявлено о создании анализа для установления так называемого еврейского гена.

Израильские генетики, занимающиеся исследованием этого гена, утверждают, что с его помощью можно достоверно установить, является ли человек галахическим евреем. При этом исследователи утверждают, что ген этот передается только по материнской линии.

Ученые нашли способ определять еврейский ген

Для определения наличия гена достаточно простого анализа крови или слюны. “Это действительно прорыв”, – заявил тогда раввин Йосеф Кармель, глава центра изучения Торы “Эрец хемда” и председатель религиозного суда “Газит” в Иерусалиме. По его словам, “простой образец слюны позволит избежать долгого и трудного процесса гиюра (перехода в иудаизм)”. 

Тогда же было заявлено, что в” первую очередь с этой проблемой сталкиваются выходцы из бывшего Советского Союза – далеко не все располагают документами (свидетельствами о рождении, браке и смерти), подтверждающими, что их предки по материнской линии были евреями. Многие лишились документов в годы Второй мировой войны, многие скрывали свое еврейство, спасаясь от антисемитизма. Для раввинатов это люди с “неопределенным статусом”.

Поскольку единственным способом для этих людей вернуть свое еврейство был гиюр, процедура довольно сложная и длительная, центр “Эрец хемда” тогда заявил, что готовит научную статью для Главного раввината.

В ней подробно описан метод, позволяющий на основании анализа ДНК определить, является ли человек носителем “еврейского гена”. И если результат положительный, это дает основания считать его евреем по Галахе.

“В последние годы в Израиле и во всем мире занимаются изучением митохондриальной ДНК, находящейся, в отличие от ядерной ДНК, в митохондриях – то есть наследуется только по материнской линии. Ее наследуют дети обоих полов, но передать дальше следующему поколению могут только дочери”, – пояснил тогда раввин Дов Попер, консультант в области медицины и Галахи института Puah.

Тогда же, в 2017 году, раввин Кармель заявил следующее: “Если в Главном раввинате примут такой вариант решения проблемы, это будет серьезным нововведением. Но без одобрения Главного раввината открытие не будет иметь практического применения. То есть сделать анализ будет возможно, но исключительно ради удовлетворения собственного любопытства”.

Раввины требуют от выходцев из СССР сдавать анализ ДНК на еврейство

Дери дает задний ход: нет ДНК-тестов на еврейство для “русских”

Репатриантке велели сдать анализ ДНК на еврейство: “Мама переворачивается в могиле”

Источник: https://www.vesty.co.il/articles/0,7340,L-5476815,00.html

Вопросы по закону
Добавить комментарий