Есть ли предварительный сговор при сборе металлолома?

Ломовой бизнес

Есть ли предварительный сговор при сборе металлолома?

 Ломовой бизнес

       Сбор металлолома давно уже перестал быть элементом пионерской жизни и превратился в серьезный бизнес. Ошибок он не прощает — сборщик цветного лома в любой момент может оказаться в тюрьме или даже на том свете.

Тем не менее с каждым днем все новые и новые люди отправляются на поиски бесхозного металла. И пока на всех хватает.

Ничей металл        Россия все-таки — индустриальная держава.

А это означает тонны ржавеющего на пустырях железа и забытого кабеля, застрявшие в поле комбайны и закопанные в лесу рельсы, утонувшие в болотах танки и россыпи латунных гильз на армейских полигонах.

       Каждый год в России заготавливается более 1 млн тонн цветного металлолома и около 16 млн тонн лома черных металлов. Половина лома “цветнины”, как называют сборщики лом цветных металлов,— изделия из алюминия, около 30% составляет лом меди, 10% — лом бронзы и латуни, остальное приходится на свинец и цинк.

В структуре черного лома львиную долю (более 80%) составляет амортизационный лом, то есть списанные станки и строительные конструкции. Еще 12-15% — отходы металлообрабатывающих предприятий.

       При этом на заводах Вторцветмета закупочная цена тонны алюминиевого лома достигает $1000; за тонну медного, бронзового или латунного лома платят $1200; стоимость тонны свинца колеблется в районе $600. Закупочная цена тонны черного лома обычно не превышает $25.        Таким образом, легко подсчитать, что оборот рынка цветного лома превышает $1 млрд, черного — $400 млн. И предприимчивые граждане увеличивают эти цифры постоянно.        

Лучше провод в руке, чем станок в овраге

       Самый простой способ заработать на ломе — заняться его сбором. Сбор черного лома отличается от сбора цветного. Главное отличие рынка “цветнины” — высокий уровень криминализации. Цветные металлы редко валяются на свалках, доля бытового лома — старых алюминиевых ложек, чайников и консервных банок — на складах Вторцветмета составляет доли процента. При этом, по некоторым оценкам, до 90% перерабатываемой “цветнины” составляют вполне исправные изделия — электрокабели, трансформаторы, металлочерепица и т. д. Основной способ их добычи — воровство.        Воры не останавливаются ни перед чем. На прошлой неделе архангельская милиция обнаружила в пунктах скупки лома детали оборудования, украденные со стартового комплекса космодрома Плесецк. По словам пресс-секретаря космодрома Анны Потехиной, подобные кражи угрожают безопасности при запуске ракет и могут привести к утрате космических спутников.        По официальной статистике МВД, ежемесячный ущерб от хищений цветных металлов в целом по стране составляет около $75 млн. Но это государственные данные. Чтобы получить представление об истинном масштабе воровства, нужно смотреть специальные отчеты крупных компаний. По оценке специалистов “ЛУКойла”, в прошлом году кражи цветмета нанесли компании ущерб $56 млн. На предприятиях РАО “ЕЭС России” в 1999 году было зарегистрировано более 20 тысяч случаев хищения цветных металлов — крали провода и трансформаторы. Материальный ущерб превысил $70 млн. И этот список почти бесконечен.        Деньги оседают в карманах сборщиков “цветнины”. За килограмм алюминиевого кабеля можно получить 15-20 рублей, за килограмм меди — 20-25. За один день (точнее, ночь) удается заработать до нескольких тысяч рублей. Смелости сборщикам-ворам добавляет еще и осознание безнаказанности. По словам депутата Госдумы Сергея Золотилина, одного из разработчиков поправок к законам, регулирующим заготовку лома, пойманный вор обязан оплатить только стоимость похищенного. Косвенный ущерб, который может нанести, например, кража кабеля, суд в расчет не принимает. Хотя известны случаи, когда в результате таких действий без электричества оставались целые поселки.        Самое опасное — “сбор” кабеля. В Кемерово почти каждую неделю в заброшенных шахтах находят обуглившиеся трупы. Это тела сборщиков лома, которые нашли вроде бы заброшенный кабель и пытались топором вырубить его из опорных сооружений. Слишком поздно выясняется, что кабель забыли отключить от высоковольтной сети.        А вот сборщики черного лома практически никогда не нарушают закон (правда, недавно в одном из кемеровских пунктов приема металлолома милиционеры обнаружили танк). Ежегодно в стране “теряется” (то есть просто выкидывается с предприятий) около 9 млн тонн черного лома. Если раньше предприятия обязаны были вывозить списанное оборудование на предприятия Вторчермета, то сегодня из-за отсутствия средств на перевозку его просто выбрасывают.        Впрочем, частных сборщиков черный лом мало привлекает. Основные причины — его невысокая стоимость и большие затраты на транспортировку. Тем не менее для жителей многих регионов, особенно с высоким уровнем безработицы, заготовка черного лома — верный способ заработать. Сегодня до 60% лома собирается именно физическими лицами. По словам Игоря Кузьмина, председателя координационного совета ломоперерабатывающей промышленности, без участия частных лиц просто невозможно собрать все отслужившее свой век железо.        Сбор черного лома требует немалых начальных вложений. Чаще всего черный лом — это негабаритные тяжелые конструкции, транспортировка которых без специальных средств невозможна. Перевезти их можно лишь частями, разрезав автогеном. (Можно, конечно, собирать “легковес” — металлическую стружку или тонкостенные стальные трубы, но за них можно выручить всего 200-300 рублей за тонну.) Поэтому необходимо приобрести оборудование для огневой резки металла — газовую горелку и баллон. Это примерно $200.        Второе условие — наличие собственного транспорта. По словам работников пункта приема металлолома, сборщики часто используют для перевозки специально переделанные легковые автомобили. В обычные “Жигули” со снятыми сидениями влезает до 400 кг стальных изделий. Комплект оборудования (подержанную машину и автоген) можно приобрести за $3-4 тыс.        При условии, что ежедневно удастся собирать не меньше 2 тонн лома, эти вложения окупятся через 7-8 месяцев. Однако не стоит забывать о накладных расходах: например, об “отчислениях” ГИБДД за проезд машины с металлоломом без документов. В среднем за обеспечение “зеленой улицы” машине с ломом гаишники берут 500 рублей, а в крупных городах и вовсе смотрят сквозь пальцы на автомобили, вывозящие с пустырей ржавое железо.        

Приемы против лома

       Приемка металла — это более высокая ступень в иерархии металлоломного рынка. Система приемки “цветнины” имеет сложную трехступенчатую структуру. Низший уровень — скупки, затем идут легальные пункты приема и, наконец, трейдеры.        Организация скупки не требует практически никаких затрат. Они располагаются в подвалах, вагончиках или в частных сельских домах. Из оборудования необходимы лишь весы. В подавляющем большинстве случаев скупщики не оформляют юридически свою деятельность. Часто они даже не имеют помещения — все расчеты производятся у машин, объезжающих подконтрольные населенные пункты.        Деятельность скупщиков часто входит в противоречие с законом. Мартовский указ президента “О дополнительных мерах по обеспечению безопасного функционирования важнейших отраслей экономики” прямо запрещает прием небытового лома у физических лиц. Кроме того, практически во всех регионах есть перечень видов лома, которые нельзя скупать. Обычно это все виды кабелей, провода воздушных линий связи, а также цветной лом в форме, не позволяющей определить его происхождение.        В действительности скупщика мало интересует происхождение лома и паспортные данные того, кто его сдает. Приемщик одной из подмосковных скупок, немного поторговавшись, согласился купить у автора этой заметки 20 кг алюминиевого кабеля — как он выразился, “точно ворованного”. Единственный вид лома, который скупщики не берут — таблички с кладбищенских памятников. Но дело не в моральных принципах: они боятся конфликтов с родственниками.        Скупки не ведут бухгалтерии. Это помогает избежать ответственности, если возникают проблемы с правоохранительными органами. Без документов, подтверждающих получение прибыли, невозможно доказать факт незаконного предпринимательства. В худшем случае милиционеры конфискуют партию лома. Но со стражами порядка обычно удается договориться.        При минимальных затратах средств и времени скупка — дело прибыльное. Приобретя у населения 400 кг алюминия по 15-18 рублей (средний объем операций за неделю), скупщик сдает его в легальный пункт приема по 23-25 рублей за килограмм. Итого в месяц набегает около 10 тыс. руб.        Легальные пункты — следующая ступень в системе заготовки металлолома. Единственное, что отличает их от скупщиков — наличие лицензии. В каждом регионе около 30 таких пунктов. Каждый из них работает с 5-10 нелегальными скупками. По документам оптовики покупают лом у подставных фирм-однодневок, через которые обналичиваются деньги для расчетов со скупками. Это позволяет легализовать ворованный лом и одновременно сэкономить на налогах — фирмы-однодневки не доживают до проверок.        Впрочем, скоро налоги придется платить. На прошлой неделе бюджетный комитет рекомендовал Думе принять в первом чтении законопроект о переводе организаций по сбору и переработке металлолома на уплату единого налога на вмененный доход. Эта норма будет действовать и для частников.        Обороты оптовых пунктов в 5-10 раз больше, чем у первичных скупок. Но выше и затраты на их организацию. Легальным пунктам нужны складские помещения, а также оборудование для прессовки и переплавки лома. В слитки первым делом превращается запрещенный к приему лом. После переплавки только специальная экспертиза сможет определить, был сделан слиток из трансформатора или из старых самоваров.        Аренда склада обходится примерно в $10 за квадратный метр в месяц (для работы хватит 30-40-метрового ангара). Стоимость небольшого гидравлического пресса чешского производства колеблется в районе $12-20 тыс. А китайская электропечь обойдется в $3-4 тыс. Объявления о продаже подобного оборудования без труда можно найти на специализированных сайтах в Интернете. Итого (с учетом зарплаты персоналу) в первый год работы пункта необходимо потратить не больше $25 тыс. Эти затраты окупаются в первые 5-6 месяцев работы.        Региональные оптовики продают партии лома оптовикам федерального уровня — трейдерам, которые, в свою очередь, поставляют его заводам Вторцветмета или экспортируют.        Скупкой черного лома занимаются только крупные заготовительные конторы, оснащенные специальным оборудованием — кранами, тяжелыми прессами и дробилками. Стоимость каждого из таких агрегатов достигает $1 млн.        Однако после мартовского президентского указа на рынке черного лома тоже стала выстраиваться многоуровневая система. Ряд заготовителей арендует площади у простаивающих промышленных предприятий и скупают через подставные компании небытовой лом, который затем оформляется в документах как отходы промышленного производства.        

РОМАН ЖУК

       

——————————————————–

       

АЛЮМИНИЕВАЯ КНИГА

       

Кто в ломе главный

       Переработка собранного лома — один из наиболее прибыльных видов бизнеса. Руководители крупных меткомбинатов недолюбливают “вторичных” металлургов. И не зря. Недавно один сотрудник крупной алюминиевой компании рассказал, что в Подмосковье была обнаружена партия алюминиевых слитков с эмблемой крупного российского завода. Алюминий был произведен из лома в полукустарных условиях и готовился к отправке на экспорт. Изготовителя быстро нашли, ведь переработчики лома все на виду.        В свою очередь, переработчики лома контролируют трейдеров, которые скупают металл на региональных пунктах приема. И судьба любого скупщика зависит от воли руководства завода. Если трейдер откажется с ним работать, металл просто некому будет продать.        До недавнего времени крупнейшим переработчиком алюминия был Мценский завод цветных металлов и сплавов (он производил около 15 тыс. т продукции в месяц), однако из-за конфликта между кредиторами завод резко снизил обороты и уступил пальму первенства Подольскому заводу цветных металлов (ПЗЦМ). Подольский завод контролирует не только Подмосковье, но и пункты во Владимирской и Ярославской областях.        Милиция трясет заводы не реже заготовительных контор. “Мы законопослушная организация,— говорит председатель совета директоров ПЗЦМ Игорь Артюх.— Если нам попадается подозрительный предмет, мы его можем отложить на месяц на специальную площадку. Если за это время не всплывает криминальный след, он идет в переплавку”.        Председатель совета директоров Мценского завода Александр Стрелков рассказал, что однажды один из областных руководителей доложил на совещании, что у городского памятника Тургеневу украли бронзовую книгу. Мценский завод — единственное предприятие в регионе, способное переработать лом бронзы,— тут же был тщательно обследован сотрудниками ОБЭПа. Ничего не нашли. Книжка, как потом выяснилось, была на месте — у Тургенева в руках.        Помимо Подольского и Мценского алюминиевых заводов, из переработчиков лома стоит выделить Пермский, Волго-Вятский и Сухоложский заводы вторцветмета, Ступинский металлургический, Каменск-Уральский металлургический и Санкт-Петербургский алюминиевый заводы (каждый из них ежемесячно производит около 1,5 тыс. т алюминиевых сплавов). Некоторые заводы принимают только определенные группы алюминиевого лома. Например, Сухоложский завод принимает лом без примесей, годный для производства авиационного алюминия.

Источник: https://www.kommersant.ru/doc/24476

Против лома — криминал

Есть ли предварительный сговор при сборе металлолома?

Закрытие эпической свалки в подмосковной Балашихе после «прямой линии» с президентом вывело проблему обращения с отходами в топ федеральной повестки.

Сейчас считается, что мусор — это проблема. Но на самом деле мусор — это актив. А там, где есть актив, есть и рынок. Его емкость измеряется сотнями миллиардов рублей и десятками тысяч рабочих мест у отдельных подотраслей, таких как сбор и переработка лома черных и цветных металлов, есть и серьезный экспортный потенциал.

Проблема, конечно, есть, но она не в мусоре, а в неадекватном регулировании отрасли. Не менее половины рынка, по оценкам экспертов, находится в «серой зоне» либо непосредственно в сфере влияния криминальных группировок.

В это же время «белые» игроки, в том числе и крупные, своей работой очищают рынок, при этом попадая под пресс избыточного государственного регулирования.

«Новая газета» попыталась выяснить, возможно ли очистить рынок мусора от недобросовестных игроков, решив при этом экологические, социальные и фискальные задачи.

В СССР существовала достаточно эффективная система сбора и переработки вторсырья, и речь идет не только о пионерах, сдававших макулатуру. Все крупные предприятия, входившие в структуру отраслевых министерств, имели программы по сбору лома черных металлов. В девяностых годах система была разрушена, а место на рынке заняли полукриминальные структуры. Это обернулось колоссальными потерями.

Как сгнили 30 миллиардов

Давайте посчитаем. В 1990 году металлофонд в России был на уровне 1 300 000 000 тонн черного лома. В то время на территории РСФСР собиралось 60 000 000 тонн в год. Сейчас металлофонд составляет порядка 1 670 000 000 тонн. А собирается только 30 000 000 тонн черного лома. Остальное идет на свалки.

Есть ломообразование, но его непросто собрать. Черный лом подвергается коррозии, то есть, если вы помните школьный курс химии, медленному горению. То есть мы ежегодно теряем порядка 20 000 000 тонн только из-за того, что этот лом ржавеет. Умножьте 20 миллионов тонн на последние 15 лет. Получим 300 миллионов тонн.

Теперь умножьте эту цифру на минимальную цену черного лома за тот же период — 100 долларов за тонну (сейчас эта цифра порядка 150—200 долларов). Умножили? Получили 30 миллиардов долларов? Колоссальная сумма! Тот же Китай готов покупать вторсырья, в том числе и лома, в несколько раз больше, чем Россия производит.

А мы это тупо выкидываем.

Чем отличается наш, российский рынок лома от рынка лома в развитых странах? У нас существует колоссальное недоинвестирование в оборудование, технологии, транспорт.

Приток инвестиций сдерживается, потому что на рынке существуют неравнозначные условия конкуренции между легальными игроками и небольшими организациями, которые зачастую не соблюдают экологические требования, используют разного рода серые финансовые схемы. Крупные игроки себе такого позволить не могут. «Таким образом, доходность у крупных игроков невысокая, при том что существующие риски высоки.

Поэтому в целом отрасль недоинвестированна», — объясняет Игорь Малышев, директор Фонда развития трубной промышленности, с 2003 по 2016 год работавший в Департаменте промышленности и инфраструктуры Правительства РФ.

С его оценками солидарен Ильдар Неверов, председатель комитета по природопользованию и экологии «Деловой России». По его словам, нелегальные игроки — «это бич нашей системы. Добросовестные участники рынка, а также государственные и общественные организации стараются бороться с этими вещами. Ведь они ограничивают конкуренцию».

Речь идет не только о выводе ресурсов и о ценовом демпинге. Серые участники рынка, как это ни парадоксально, имеют преимущества с точки зрения государственного регулирования. Потому что они решают любые возникающие проблемы очень просто — с помощью взяток. Ведь серый рынок работает за наличные.

А если не удается договориться, нет никакой проблемы в том, чтобы закрыть фирму-помойку и купить новую лицензию. Крупные прозрачные игроки себе такого позволить не могут.

Но когда проверяющие и правоохранительные органы улучшают собственную статистику (нужно ведь кого-нибудь наказывать за незаконную добычу лома, например, за банальную кражу кабеля), прессовать начинают именно «белый» сектор.

Серое и белое

Эксперты «Новой» по-разному оценивают масштаб серого сектора. По данным Малышева, «всерую» работают 30–40% участников рынка. Виктор Ковшевный, директор объединения ломо­переработчиков «РУСЛОМ.

КОМ», в свою очередь считает, что рынок между белыми и серыми игроками поделен практически поровну: «Половина рынка — это белые игроки. Со своими заводами, мощностями, людьми.

Например «Орис Пром», «Балтэкском», «ТрансЛом», конечно же, у них ставка на белый легальный бизнес».

«ТрансЛом» на рынке известен тем, что он был и остается ключевым партнером РЖД, что позволило выстроить крупнейшую в России логистическую сеть. Теперь компания планирует помочь избавиться от накопившегося лома Министерству обороны.

Антимонопольное ведомство и Министерство экономики видят тут риски ограничения конкуренции, однако эксперты и представители отраслевых ассоциаций уверены, что рынок огромен и его хватит на всех игроков, особенно если очистить его от «серых» схем. «Место есть для всех.

Половину рынка забирают крупные компании, оставшиеся 50 процентов делятся пополам: для средних и мелких компаний. Это как задачка, где надо заполнить кубик шариками разных размеров, — образно поясняет Виктор Ковшевный.

— Если мы говорим про «ТрансЛом», то компания, обладающая большим опытом, может брать на себя большие объемы».

Александр Егоров, начальник департамента маркетинга компании «ТрансЛом», объясняет, почему «ТрансЛом» готов брать большие объемы от Минобороны и прочих крупных ломообразующих организаций с разветвленной структурой производственных предприятий: «На сегодняшний день другой такой компании, которая обеспечивает функции по утилизации, сбору и переработке металлолома во всех субъектах РФ, где есть железная дорога, от Калининграда до Сахалина, — нет. За семь лет мы наработали достаточные компетенции, чтобы обеспечивать своими услугами компании с разветвленной структурой, в том числе и Минобороны. Воинские части расположены по всей территории России, порой в очень труднодоступных и удаленных регионах. Минобороны заинтересовано консолидировать сбыт всего образующегося объема металлолома, поэтому ему удобнее работать с одним крупным игроком».

Эксперты «Новой» в целом положительно оценивают перспективу заключения соглашения между «ТрансЛомом» и Минобороны. «Если рачительному хозяину будут переданы значительные объемы лома, которые сейчас не востребованы по тем или иным причинам, то это будет только на благо отрасли», — говорит Неверов.

Впрочем, для рынка важны не отдельные контакты, пусть и самые крупные, а институциональные решения. Например, все эксперты, опрошенные «Новой», отметили, что одним из факторов, определивших наличие большого числа серых игроков, было непродуманное налоговое регулирование. В частности, раньше при сдаче лома взимался НДС.

Серые компании его, естественно, не платили и получали возможность для демпинга. Сейчас физические лица, сдающие лом, обязаны уплачивать НДФЛ. Проблема даже не в самом налоге, а в необходимости заполнять декларации и тратить на это большое количество времени и усилий.

Эксперты хором утверждают, что от взимания НДФЛ нужно отказаться, а возможное выпадение доходов будет с лихвой компенсировано ростом поступлений за счет обеления рынка. Сократятся и коррупционные риски.

Наконец, эксперты «Новой» считают разумным введение принципов саморегулирования, когда сами участники рынка будут контролировать соблюдение правил игры. Получить членство в СРО будет намного сложнее, чем купить лицензию на фирму-однодневку. Ведь прозрачным игрокам самим выгодно, чтобы в их бизнесе не было криминальных схем, которые выводят из отрасли деньги и подставляют ее под удар.

Руслан Хисанов

Источник: https://novayagazeta.ru/articles/2017/07/24/73213-protiv-loma-kriminal

Кто в ответе за металлолом после демонтажа

Есть ли предварительный сговор при сборе металлолома?

Банки порой выступают заказчиками строительно-монтажных работ, связанных с реконструкцией основных средств. В этом случае при демонтаже оборудования могут возникнуть непригодные для дальнейшего использования остатки различных металлоконструкций — металлолом. Рассмотрим, кто в ответе за его учет, сдачу на переработку и как его учесть в бухгалтерском и налоговом учете.

Кто собственник металлолома

В отношении своего имущества собственник вправе совершать любые действия, не противоречащие законодательству, общественной пользе и безопасности и др. .

В том числе демонтировать имущество силами подрядчика на основании заключенного с ним договора строительного подряда.

После демонтажа заказчик остается собственником того, что осталось от его имущества, в том числе остатков металлоконструкций, не пригодных для дальнейшего использования.

От таких остатков нужно отличать строительный мусор, который образуется в процессе выполнения строительно-монтажных работ при возведении, реконструкции, ремонте, реставрации, благоустройстве объектов строительства, не связанных с работами по разборке конструкций, демонтажу, сносу зданий, сооружений. Собственником (производителем) таких отходов является подрядчик .

Металлолом = отходы

Остатки металлоконструкций (металлолом), которые образовались после демонтажа, утратили свои потребительские свойства и не могут быть использованы по месту строительства, являются отходами производства .

Обратите внимание!
При разработке проектной документации на строительство заказчику нужно предусмотреть комплекс мероприятий по обращению с отходами, включающий в себя, в частности, определение мест временного хранения отходов на строительной площадке, проектные решения по перевозке отходов на объекты по использованию отходов, иные мероприятия .

К лому и отходам металлоконструкций (металлолому) относятся отходы черных и цветных металлов — в частности, пришедшие в негодность или утратившие эксплуатационную ценность оборудование, узлы и агрегаты, изделия из черных и цветных металлов . Порядок обращения с такими отходами определен .

На заметку
К черным металлам относятся: чугун, сталь, ферросплавы и изделия из них.
К цветным металлам относятся: алюминий, вольфрам, кадмий, кобальт, магний, медь, молибден, никель, олово, ртуть, свинец, титан, цинк, их сплавы и изделия из них .

Что делать с металлоломом

Отходы черных и цветных металлов, которые образуются в процессе хозяйственной деятельности у организаций, нужно сдать заготовительной организации Белорусского государственного объединения по заготовке, переработке и поставке лома и отходов черных и цветных металлов — ГО «Белвтормет» (http://www.bvm.by/) или отгрузить по их нарядам .

Наряд нужно получить на перемещение лома и отходов черных и цветных металлов на территории Республики Беларусь и за ее пределы, за исключением сдачи лома и отходов ГО «Белвтормет» .

На заметку
Срок хранения металлолома у заказчика строительно-монтажных работ не должен превышать трех месяцев с даты образования минимальной отгрузочной партии. Такая партия — это специализированный автомобиль или железнодорожный вагон в зависимости от способа вывоза, применяемого данным субъектом и определенного в договоре с заготовительной организацией .

Имеется требование о том, что заказчик — собственник отходов, образующихся в результате разборки конструкций и (или) сноса, обязан обеспечить прием перерабатывающими предприятиями строительных отходов (вторичных материальных ресурсов), образующихся в результате разборки (сноса) зданий (сооружений) на безвозмездной основе .

На заметку
За нарушение порядка учета, сбора, хранения, транспортировки, металлолома, несдачу его в установленные сроки установлена административная ответственность .

Может ли подрядчик сдать металлолом

Заказчик имеет право поручить подрядчику сдачу металлолома, который образовался после демонтажа металлоконструкций в процессе производства строительно-монтажных работ.

Оформить это поручение можно, например, одним из способов: заключить гражданско-правовой договор с подрядчиком на перевозку металлолома для сдачи в организации ГО «Белвтормет» или внести соответствующее условие в договор строительного подряда . При этом договор с организацией ГО «Белвтормет» заключается собственником металлолома — заказчиком в строительстве.

Для перевозки металлолома в организацию ГО «Белвтормет» собственник (заказчик в строительстве) оформляет сопроводительный паспорт перевозки отходов производства .

В нем указываются, в частности, сведения об организации — перевозчике отходов производства; о транспортном средстве, на котором перевозятся отходы производства.

Паспорт оформляется в двух экземплярах, которые подписываются с указанием даты должностным лицом собственника отходов и должностным лицом перевозчика отходов производства.

Первый экземпляр остается у собственника отходов, второй передается водителю транспортного средства, предназначенного для перевозки отходов . Рекомендуем передать водителю в том числе заверенные копии документов: договора, заключенного с ГО «Белвтормет»; договора, на основании которого осуществляется перевозка металлолома.

На перемещение металлолома в организации ГО «Белвтормет» наряд получать не требуется .

Бухгалтерский учет

Банки — собственники отходов черных и цветных металлов (металлолома) должны обеспечить у себя учет в соответствии с требованиями законодательства по бухгалтерскому учету и отчетности. Такой учет включает в себя в том числе правильное и своевременное документальное отражение операций и обеспечение достоверных данных по поступлению и отпуску металлолома .

Для своевременного оприходования в бухгалтерском учете металлолома, полученного в результате демонтажных работ на объекте банка-заказчика, банк может применять рекомендованную к применению форму акта оприходования материалов, полученных от разборки (форма С-14) .

На заметку
Операции по оприходованию металлолома в бухгалтерском учете и отчетности осуществляются в том отчетном периоде, в котором произведен демонтаж оборудования .

Образовавшийся металлолом учитывается в составе запасов на балансовом счете 5600 в соответствии с установленным банком порядком ведения аналитического учета.

Запасы принимаются к бухгалтерскому учету по фактической себестоимости. Фактическую себестоимость металлолома можно определить по чистой стоимости реализации, так как металлолом подлежит сдаче ГО «Белвтормет».

Чистая стоимость реализации определяется путем вычитания из ожидаемой цены реализации ожидаемых расходов на реализацию . Цены на лом и отходы черных и цветных металлов регулируются Министерством промышленности Республики Беларусь .

Прейскуранты цен на лом и отходы цветных и черных металлов размещены на сайте ГО «Белвтормет» (http://www.bvm.by/pricelist/prejskuranti/).

На заметку
Банку следует учесть ожидаемые транспортные расходы по перевозке металлолома в организацию ГО «Белвтормет» при расчете чистой стоимости реализации металлолома.

Стоимость металлолома, полученного в результате демонтажных работ и от реализации которого банк может получить экономические выгоды, уменьшает стоимость строительно-монтажных работ, связанных с реконструкцией основных средств.

Доходы и расходы, связанные с реализацией металлолома, включаются в состав операционных доходов и операционных расходов банка и учитываются на балансовых счетах 8359 «Доходы от выбытия прочего имущества», 9359 «Расходы от выбытия прочего имущества» .

Доходы отражаются в бухгалтерском учете на основании договора, заключенного банком с ГО «Белвтормет» на сдачу металлолома, при одновременном соблюдении следующих условий:

право на получение дохода вытекает из условий договора;

сумма дохода надежно определена путем расчета согласно прейскуранту цен на лом и отходы цветных и черных металлов на сайте ГО «Белвтормет»;

в результате операции по выбытию металлолома ГО «Белвтормет» переданы риски и выгоды, связанные с правом собственности на металлолом.

Понесенный расход в виде металлолома отражается в бухгалтерском учете при выбытии в полной сумме одновременно с отражением дохода .

Что касается иных операционных расходов, связанных с выбытием металлолома (расходы по перевозке и др.), то порядок их признания определяется банками самостоятельно в локальном нормативном правовом акте с учетом требований законодательства .

На заметку
При определении порядка учета иных операционных расходов, связанных с выбытием металлолома, банки должны руководствоваться принципом соответствия доходов и расходов, который означает, что расходы отражаются в бухгалтерском учете и отчетности в том отчетном периоде, в котором признаются связанные с ними доходы .

Следует отметить, что оборот по сдаче металлолома ГО «Белвтормет» признается у банка объектом обложения налогом на добавленную стоимость (НДС) .

Налоговая база в данном случае определяется как стоимость лома, исчисленная исходя из применяемых на него цен без включения НДС .

Поскольку стоимость сданного лома определяется ГО «Белвтормет» по факту его сдачи, налоговая база для НДС формируется на основании приемо-сдаточного акта.

Моментом фактической реализации признается приходящийся на отчетный период день отгрузки лома ГО «Белвтормет» . Налогообложение производится по ставке 20% .

Таблица бухгалтерских записей

операцийДебетКредитПервичный документ
Отражена стоимость выполненных работ по реконструкции основных средств, выполненных подрядчиком55616640Акт выполненных работ,

справка о стоимости выполненных работ (форма С-3А)

Оприходован металлолом, полученный в результате проведения демонтажных работ при реконструкции основных средств56005561Акт оприходования материалов, полученных от разборки (форма С-14)
Отгружен металлолом в организацию ГО «Белвтормет» с последующим получением оплаты стоимости металлолома93595600Товарно-транспортная накладная
6531

(6725 )

8359Договор на сдачу металлолома
поступление денежных средств от ГО «Белвтормет»Текущий (расчетный) счет ГО «Белвтормет»6531

(6725 )

Приемо-сдаточный акт ГО «Белвтормет»
Отражение в бухгалтерском учете НДС93376603
Отражены расходы по перевозке металлолома в соответствии с заключенным договором

(с подрядчиком или транспортной организацией):

в случае последующей оплаты93596630Договор на оказание услуг,

акт выполненных работ

6630Текущий (расчетный) счет

поставщика услуг

в случае предварительной оплаты6530Текущий (расчетный) счет

поставщика услуг

Договор на оказание услуг,

счет на оплату

93596530Акт выполненных работ

Источник: https://ilex.by/kto-v-otvete-za-metallolom-posle-demontazha/

Вопросы по закону
Добавить комментарий