Как быть при закрытии банка,если он уступил права требования по моему кредиту?

Как платить кредиты «покойным» банкам

Как быть при закрытии банка,если он уступил права требования по моему кредиту?

Когда банк лишается лицензии, во взаимоотношениях кредитора (в данном случае банк) и заемщика (физическое или юридическое лицо) с юридической точки зрения происходит следующее.

Прежняя сделка, которую заключили банк и заемщик, расторгается. Заключается новая сделка по уступке права требования долга новому лицу, «перемена лиц в обязательстве» (глава 24 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Таким образом, права требования возврата по кредиту переходят к третьей стороне.

В Пробизнесбанк пришла проверка из АСВ, сообщают источники на рынке. Претензии ЦБ к этой кредитной организации касаются достаточности резервов… →

Если в ЦБ было решено, что банк подлежит санации, в нем вводится внешнее управление, то новым лицом в сделке «кредитор-заемщик» становится санатор.

Если же банк лишен лицензии и удален из реестра действующих кредитных организаций, то весь комплекс прав требования по задолженности перед банком – будь то кредитная задолженность или хозяйственные сделки – переходит к Агентству по страхованию вкладов.

Таким образом, когда банк «умирает», его заемщики становятся должны государству. А с государством шутки плохи.

Обслуживаемые кредиты могут быть проданы, как продаются, скажем, ипотечные закладные, говорит генеральный директор Центра развития коллекторства Дмитрий Жданухин.

«Если долги проблемные, то АСВ займется их взысканием, и может быть, даже интенсивнее и быстрее, чем сам банк», — говорит эксперт. Это касается физических лиц, для взимания долгов с «юриков» АСВ через конкурс нанимает сторонние коллекторские службы.

Как для физлиц, так и для компаний-должников действует единое правило: самостоятельно следить за новостями, поступающими в момент процедуры банкротства или передачи активов на санацию банка, выдавшего кредит.

«Я сам оказался в такой ситуации, — рассказывает директор Института актуальной экономики, кандидат юридических наук Никита Исаев. — Я как представитель юрлица взял овердрафт в Мастер-Банке буквально за день до того, как его лишили лицензии.

Я начал задавать вопросы внешнему управляющему, и мне ответили: «Подождите, с вами свяжутся».

Связались со мной через полтора года — в виде искового заявления в арбитражный суд о взыскании суммы основного долга, процентов по договору и еще неустойки, которая в полтора раза превысила сумму основного долга. Заявителем было АСВ».

По словам Исаева, неустойку удалось обнулить в суде. Очевидно, что дело дошло до суда потому, что заемщик вовремя не получил информацию о новой процедуре выплат по кредиту.

«Главное — следить за новостями и быть на связи. Осуществлять платежи по правильным реквизитам, чтобы не давать оснований для досрочного разрыва договора из-за того, что деньги были отправлены не туда», — подтверждает Дмитрий Жданухин.

Информация об уступке права требования третьей стороне, а также реквизиты для платежей по задолженности в обязательном порядке публикуются в открытых источниках: на сайте АСВ, банка-санатора или же арбитражного суда.

В пятницу на сайте АСВ появилась информация о порядке выплаты задолженности перед лишенным лицензии Пробизнесбанком.

Несмотря на то что процедура передачи права на требование задолженности достаточно проста, юридические казусы все же возможны.

Центробанк начнет наказывать банки, которые принимают деньги у вкладчиков, но не отражают их в своей отчетности. С начала года уже было зафиксировано… →

После того как был лишен лицензии банк «Российский кредит», на одном из банковских форумов появилась жалоба. Заявитель оформил ипотечный кредит в «Роскреде», который был перечислен на открытый на его имя аккредитив. Через три дня ЦБ отозвал у банка лицензию.

По условиям кредитного договора, деньги должны были уйти на счет продавца квартиры через пять дней после регистрации кредитного договора, свидетельства на квартиру на имя заемщика и закладной. Однако после отзыва лицензии сделка оказалась незавершенной: продавец квартиры не получил деньги, заемщик — зарегистрированные документы.

Продавец расторг сделку, а заемщик, не получив ничего взамен, остался с ипотечным долгом.

Банк свои обязательства по сделке выполнил — выдал безналичный заем, который заемщик перечислил на аккредитив, но не успел им воспользоваться. А после отзыва лицензии это и вовсе стало невозможно.

Таким образом, заемщик оказался в самом невыгодном для себя положении: в связи с отзывом лицензии банк не может вернуть заемные деньги с аккредитива иначе, чем через общую процедуру. По которой неудачливому заемщику полагается подать требование о включении в реестр кредиторов третьей очереди. При этом платить проценты по неиспользованному кредиту он должен уже сейчас.

Спасти от таких ситуаций может только грамотное юридическое сопровождение всей сделки — от начала до конца. На данном же этапе автору жалобы предстоит судебное разбирательство.

Источник: https://www.gazeta.ru/business/2015/08/14/7688218.shtml

Цессия в практике банковского кредитования

Как быть при закрытии банка,если он уступил права требования по моему кредиту?

В октябре 2007 г.

Президиум ВАС РФ выработал рекомендации по применению арбитражными судами положений главы 24 ГК РФ и указал на принципиальную возможность переуступки банком права (требования) по кредитному договору организации, не являющейся кредитной и не обладающей соответствующей лицензией.

На протяжении длительного времени ни в практике арбитражных судов, ни в научной литературе не было однозначного понимания данного вопроса. Автор предлагает регламентировать условия заключения банками соглашений цессии на уровне пруденциальных норм.

В теории и судебной практике имеются различные подходы к проблеме уступки банком или иной кредитной организацией принадлежащего им права требовать от заемщика возврата выданной на основании кредитного договора суммы, если требование уступается организации, не имеющей лицензии на осуществление банковской деятельности.

В сравнительно недавнем Обзоре практики применения арбитражными судами положений главы 24 ГК РФ, ставшем приложением к информационному письму от 30 октября 2007 г.

N 120(*1), Президиум ВАС РФ указал на принципиальную возможность переуступки банком права (требования) по кредитному договору организации, не обладающей соответствующей лицензией и не являющейся кредитной.

Выработав данные рекомендации, высшая судебная инстанция, по сути, поставила точку в данном правовом споре. Однако интерес к обозначенной проблеме остается.

В соответствии с п. 1 ст. 382 ГК РФ право (требование), принадлежащее кредитору на основании обязательства, может быть передано им другому лицу по сделке (уступке требования) или перейти к другому лицу на основании закона.

Таким образом, цессия представляет собой распорядительную сделку, направленную на передачу (переход) права требования от правообладателя (первоначального кредитора, цедента) к правоприобретателю (новому кредитору, цессионарию)(*2). Норма п. 1 ст. 382 ГК РФ исходит из принципиальной допустимости уступки любого обязательственного права независимо от основания его возникновения.

Как исключение уступка требования может быть запрещена законом или соглашением сторон. Кроме того, невозможность уступки может вытекать из существа требования(*3).

В научной юридической литературе и в судебно-арбитражной практике отсутствует общепринятое понимание данной проблемы, как следствие — нет единого подхода к ее решению.

В ряде случаев судебные органы полагали невозможной уступку требований банка иному лицу, не имеющему лицензии на осуществление банковских операций. Так, ФАС Северо-Западного округа неоднократно указывал на то, что согласно ст.

5 Закона о банках(*4) только банку принадлежит исключительное право осуществлять в совокупности привлечение во вклады денежных средств физических и юридических лиц, размещение указанных средств от своего имени на условиях возвратности, платности, срочности.

Исключительность этого совокупного права не допускает передачу банком прав по кредитному договору другому лицу.

Поскольку банк или иное кредитное учреждение действует на основании лицензии, выдаваемой ЦБ РФ, а кредитные отношения относятся к числу банковских операций, сделка, направленная на передачу банком своих прав по кредитному договору другой организации, не имеющей соответствующей лицензии, является ничтожной(*5).

Несколько иной взгляд на проблему ранее был изложен в письме Председателя ВАС РФ от 20 сентября 1996 г.

N С1-7/ОП571(*6): “Переуступка права требования по кредитному договору коммерческим банком другим кредитным организациям, физическим и юридическим лицам, не являющимся кредитными организациями, не соответствует статьям 382, 384 и 388 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Поэтому если коммерческий банк заключил с каким-то юридическим или физическим лицом сделку на уступку права требования к должнику по кредитному договору, такая сделка как не соответствующая требованиям закона согласно ст. 168 Гражданского кодекса Российской Федерации является ничтожной со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Следовательно, по кредитному договору либо по договору корреспондентского счета предъявить требования к должнику может только сторона по договору”. Однако изложенная позиция не была официальной, а выражала, как представляется, исключительно субъективное мнение должностного лица.

Другая точка зрения заключается в возможности уступить требование банка к должнику по кредитному договору при условии, что новым кредитором в обязательстве будет другая кредитная организация, т. е.

организация, обладающая лицензией на осуществление банковских операций(*7). Такая позиция нашла отражение, например, в постановлениях Президиума ВАС РФ, изданных в 1997—2000 гг.

(*8), когда судебная инстанция не ставила под сомнение правомерность цессии между двумя кредитными организациями.

Согласно третьей позиции, банк вправе уступить свое требование из кредитного договора к заемщику любому участнику гражданского оборота даже при отсутствии у него лицензии на осуществление банковских операций.

Выразители данного мнения полагают, что после выполнения банком своих договорных обязанностей, состоящих в выдаче заемщику кредита, правовой режим указанных денежных средств определяется правилами ГК РФ о займе, которые не запрещают займодавцу распоряжаться правом требования к заемщику по своему усмотрению(*9).

Например, по мнению В. Анохина и М. Керимовой, при уступке требования существо кредитного обязательства не изменяется, лишь переходит право требовать возврата кредитной суммы(*10).

Таким образом, по мнению авторов, банк может уступить право требования к заемщику по кредитному договору другому лицу, не обладающему статусом кредитной организации, лишь на получение денежных средств, но не на осуществление банковских операций.

Подобной правовой позиции придерживались и арбитражные суды. Например, ФАС Московского округа в постановлении от 25 марта 2003 г.

N КГ-А41/1557-03 указал, что ошибочным является довод о невозможности уступки банком (кредитной организацией) права требовать возврата кредита лицу, не являющемуся кредитной организацией, поскольку действующее гражданское законодательство и законодательство о банках и банковской деятельности подобного запрета не содержит.

Истребование долга по кредитному договору не относится к лицензируемым банковским операциям(*11). В соответствии со ст. 5, 13 Закона о банках лицензированию подлежит только размещение привлеченных банком (кредитной организацией) средств физических и юридических лиц, в том числе выдача кредитов за счет таких средств.

Аналогичное мнение высказал ФАС Северо-Западного округа в постановлении от 2 марта 2005 г. N А05-2748/04-3. Именно на данной позиции заострил внимание Президиум ВАС РФ, указав в информационном письме от 30 октября 2007 г.

N 120, что по смыслу Закона о банках с выдачей кредита лицензируемая деятельность банка считается реализованной.

С правовой точки зрения данный вывод абсолютно правомерен, так как получение денежных средств от должника представляет собой не банковскую, а общегражданскую операцию(*12).

ВАС РФ не отрицал этот подход и ранее. Например, в постановлении от 22 марта 2002 г. N 7378/01 Президиум ВАС РФ не поставил под сомнение возможность уступки права требования из кредитного договора между банком и организацией, не обладающей соответствующей лицензией ЦБ РФ(*13).

“Имевшаяся ранее тенденция в судебно-арбитражной практике признания сделок по уступке банками права требования возврата кредита и уплаты процентов организациям, не являющимися банками или кредитными организациями, — пишет В.В. Витрянский, — была следствием необоснованного применения элементов публично-правового регулирования в сфере частноправовых отношений”, и в настоящее время она преодолена(*14).

Обозначенная правовая позиция опирается, прежде всего, на принцип свободы договора, предусмотренный многочисленными положениями ГК РФ (ст.

1, 8, 9, 421) и обеспеченный специальными гарантиями, ограничение которого, как и всякого иного правового принципа, должно быть прямо предусмотрено законом при наличии конкретных для этого оснований (абз. 2 п. 2 ст. 1 ГК РФ).

Действующее российское законодательство не предусматривает таких ограничений для уступки требования возвратить кредит(*15). Требования же к субъектному составу, — пишет Л.А. Новоселова, — имеют значение только в момент заключения кредитного договора(*16).

Правовой вывод о том, что дозволенность перемены лиц в любом обязательстве должна рассматриваться как общее правило, а запрет — в качестве исключения, которое должно находить себе оправдание в законе, был сделан еще Д.И. Мейером(*17).

Тем не менее, по мнению О.А. Наумова и В.Л.

Слесарева, российское законодательство “содержит ряд положений, обеспечивающих стабильность кредитных отношений, к числу которых относится и установление особого статуса кредитной организации.

И если банки уступают не являющимся кредитными организациями третьим лицам права требования возврата средств, переданных должнику по кредитному договору, то выстроенный законодателем “баланс интересов” может нарушиться”(*18).

Изложив существующие взгляды на данную проблему, позволим себе предложить несколько иную точку зрения.

Всецело согласимся с мнением о том, что “запрет на уступку банком требования возвратить кредит другим лицам, в том числе не являющимся кредитными организациями, не отвечает интересам ни одной из сторон договора и представляется неоправданным даже с точки зрения охраны публичных интересов. Как и сам заемщик, банк должен иметь возможность уступить свои требования третьему лицу, если иное не предусмотрено соглашением сторон”(*19).

Однако, как справедливо пишет Р.И. Каримуллин, заключая и исполняя кредитный договор, банк обычно намеревается реализовать всю сделку самостоятельно(*20). Только в этом случае он сможет получить всю запланированную прибыль в виде процентов.

Уступка требования лишает его части прибыли, поскольку обычно она осуществляется со скидкой (дисконтом)(*21), которая и является вознаграждением нового кредитора за принимаемый на себя риск.

Поэтому в действительности банк прибегает к уступке только в крайнем случае, иначе он вообще не заключал бы кредитный договор.

Учитывая принцип платности и возвратности банковского кредитования, а также то, что предметом кредитного договора в соответствии с законодательством о банках и банковской деятельности выступают не собственные, а привлеченные от физических и юридических лиц денежные средства, подобная практика заключения цессионных соглашений может способствовать частичной неплатежеспособности банков и препятствовать выполнению последними обязательств перед вкладчиками и иными клиентами.

Во избежание подобных осложнений, на наш взгляд, необходимо предусмотреть в соответствующих пруденциальных нормах условия, при которых банк будет вправе уступить требование из кредитного договора. Принимая во внимание нормы Положения ЦБ РФ от 26 марта 2004 г.

N 254-П “О порядке формирования кредитными организациями резервов на возможные потери по ссудам, по ссудной и приравненной к ней задолженности”(*22), имеющие для банков императивный характер, а также особый публично-правовой статус кредитных организаций, предлагаем ограничить сферу применения банками института цессии в отношении требований исключительно нереальными для взыскания ссудами. Под таковыми подразумеваются ссуды, для взыскания которых, а также для реализации прав, вытекающих из наличия обеспечения по ссуде (реализация залога, обращение требования к гаранту (поручителю) кредитной организацией предприняты все необходимые и достаточные юридические и фактические действия; проведение дальнейших действий, направленных на взыскание ссуды либо на реализацию прав, вытекающих из наличия обеспечения по ссуде, или юридически невозможно, или предполагаемые издержки кредитной организации будут выше ожидаемого результата. Можно предусмотреть право банка на заключение соглашения об уступке требования по ссудам в зависимости от их категории качества, а именно в отношении ссуд:

III категории качества (сомнительные ссуды) — значительный кредитный риск (вероятность финансовых потерь вследствие неисполнения либо ненадлежащего исполнения заемщиком обязательств по ссуде обусловливает ее обесценение в размере от 21 до 50%);

IV категории качества (проблемные ссуды) — высокий кредитный риск (вероятность финансовых потерь вследствие неисполнения либо ненадлежащего исполнения заемщиком обязательств по ссуде обусловливает ее обесценение в размере от 51 до 100%);

V (низшей) категории качества (безнадежные ссуды) — отсутствует вероятность возврата ссуды в силу неспособности или отказа заемщика выполнять обязательства по ссуде, что обусловливает полное (в размере 100%) обесценение ссуды.

Таким образом, применение банками института цессии лишь в заранее установленных случаях может стать эффективным механизмом управления и минимизации кредитного риска.

Кроме того, подобное правовое регулирование института цессии в практике банковского кредитования, направленное на установление границ осуществления банком принадлежащих ему субъективных гражданских прав, сможет ограничить совершение банками действий, исключительной целью которых является причинение вреда другим лицам.

Данные нормативные ограничения позволят, на наш взгляд, избежать возможных действий банка, которые могли бы быть расценены в соответствии со ст. 10 ГК РФ как злоупотребление своими гражданскими правами(*23) в ущерб иным лицам, в частности, вкладчикам банка.

*1) Вестн. ВАС РФ. 2008. N 1. С. 60-87.

*2) Новоселова Л.А. Сделка уступки права требования и основания ее совершения // Хозяйство и право. 2003. N 7. С. 26.

Источник: http://www.garant.ru/article/6627/

Вопросы по закону
Добавить комментарий