Как изменить статью при задержании с 0,67 г героина?

Это нам подбросили. 40 тысяч раз

Как изменить статью при задержании с 0,67 г героина?

Сюжеты

Как математически доказать существование массовых фальсификаций по наркотическим статьям УК

РИА Новости

Мощнейший общественный резонанс, связанный с делом Ивана Голунова, вызван не только журналистской солидарностью, но и тем, что фабула с обнаружением при задержании и обыске наркотиков именно в том количестве, которое необходимо для возбуждения уголовного дела, — позорно распространенное в нашей стране явление. И это не фигура речи, а результат профессионального исследования, проведенного Институтом проблем правоприменения Европейского университета в Санкт-Петербурге.

В исследовании было показано, что распределение изъятого количества наркотических средств по массам имеет удивительные особенности, не объяснимые теорией вероятностей и математической статистикой.

Массы изъятых наркотиков очень любят быть круглыми. Так, почему-то изъятый героин очень любит «пакетироваться».

Как следует из графика, опубликованного в аналитической записке ИПП ЕУ «Как МВД и ФСКН борются с наркотиками: сравнительный анализ результативности двух ведомств», доля героиновых преступлений в зависимости от массы изъятого героина резко возрастает на круглых значениях — 100 г и 1 кг.

График из аналитической записки «Как МВД и ФСКН борются с наркотиками: сравнительный анализ результативности двух ведомств». Источник

На графиках распределений масс изъятых наркотиков вместо плавного изменения будут наблюдаться аномальные пики на тех значениях масс, с

которых начинаются «значительный» и «крупный» размер. Для марихуаны это 6 граммов (начиная с такого веса наступает уголовная ответственность сроком до трех лет) и 100 граммов (за это могут дать от 3 до 10 лет).

Источник: Алексей Кнорре, «Наркопреступления в России: анализ судебной и криминальной статистики» Источник: Алексей Кнорре, «Наркопреступления в России: анализ судебной и криминальной статистики»

Это говорит о том, что полиция подозрительно часто находит не то, что ищет, а то, что хочет найти.

Как замечает Алексей Кнорре, «само по себе это не является доказательством искусственных манипуляций со стороны правоохранительных органов, но ставит вопрос о том, почему, по данным ведомственной криминальной статистики, наркопотребители чаще всего имеют ровно столько марихуаны и гашиша, сколько нужно, чтобы против них было возбуждено уголовное дело».

Данный факт имеет своим единственным объяснением палочную систему возбуждения уголовных дел.

Еще более сильно выражен этот эффект на графике распределения изъятых масс героина, где пороговые значения — 0,5 грамма и 2,5 грамма соответственно.

Процитируем снова Алексея Кнорре: «Согласно имеющимся данным, наркопотребители чаще всего имеют при себе ровно столько героина, сколько нужно правоохранителям для квалификации по определенным пунктам статьи 228 УК РФ, которые определяются массой наркотика. Можно полагать, что это наглядное доказательство того, что в 2013–2014 годах по преступлениям по статье 228 УК РФ, где изымался героин, имелись массовые манипуляции массой изымаемого наркотика со стороны сотрудников МВД».

Источник: Алексей Кнорре, «Наркопреступления в России: анализ судебной и криминальной статистики»

График с героином позволяет оценить количество заведомо сфабрикованных дел по площади «пичка» на «крупном» размере.

Если принять за «базовый» уровень минимум графика в районе 2,2 грамма (примерно 125 изъятий), то вся часть «пичка», лежащая над этим уровнем, — это фальсификация дел (на самом деле фальсификация больше, так как базовый уровень падает с ростом массы, но мы делаем оценку количества сфальсифицированных дел снизу), получим около 2500 сфальсифицированных изъятий. При суммировании мы не учитываем длинный хвост справа, так как данные по «исключительным» событиям, как правило, описываются менее тривиальными статистическими закономерностями. Данные приведены за два года (2013–2014 гг.).

Итого за последние 10 лет должно было быть сфальсифицировано около 10 тысяч одних только героиновых дел.

Мы специально округляем максимально грубым образом, так как речь идет об оценке по порядку величины, и округляем в пользу МВД и ФСКН, давая оценку фальсификата снизу. Согласно той же записке Кнорре «Наркопреступления в России…», героиновые дела — это четверть всех дел. Поэтому количество сфальсифицированных уголовных дел по 228-й мы оцениваем как 40 тысяч за 10 лет.

Эта цифра по порядку величины должна была бы равняться количеству выявленных за этот период преступлений по ст. 303 УК РФ «Фальсификация доказательств и результатов оперативно-разыскной деятельности» в отношении полицейских, следователей и сотрудников ФСКН.

Но не равняется. В справочной системе «Росправосудие», содержащей более 100 миллионов судебных актов за последние 10 лет, мы нашли только четыре приговора по этой статье за фальсификацию дел по «наркотической» ст. 228 УК РФ

  • Так, Тверской областной суд вынес обвинительный приговор в отношении сотрудника ФСКН Иванова в связи с фальсификацией доказательства — протокола осмотра конверта с наркотиком и протоколов допросов «тайного свидетеля». Приговор — 2 года условно.
  • Верховный суд Республики Марий Эл вынес приговор в отношении следователя Мичукова С. Н. — тот сфальсифицировал протокол опроса свидетеля, якобы бывшего понятым при контрольной закупке. Наказание — 3 года условно.
  • Следователь А. В. Цуранова тоже сфальсифицировала протокол допроса «понятых», которые на деле не участвовали в контрольной закупке, приговор Смоленского областного суда — 2 года условно.
  • Следователь Забровский И. О. сфальсифицировал по 12 эпизодам и протоколы допроса свидетелей, и подписи «свидетелей» в них, и протоколы осмотра. Наказание, назначенное судом, — 2 года условно.

Итого 4 приговора за 10 лет, притом фактически оправдательных (в нынешней России условный приговор следует считать оправдательным по сути). Возможно, еще 2–3 дела не попали в базу «Росправосудия».

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.

антинаркотическая политика, провокация, как это делается, наркотикиВы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!Google ChromeFirefoxOpera

Источник: https://novayagazeta.ru/articles/2019/06/10/80846-eto-nam-podbrosili-40-tysyach-raz

«Народная» 228-я: это должен знать каждый

Как изменить статью при задержании с 0,67 г героина?

Статья 228 Уголовного кодекса РФ устанавливает наказание за покупку, хранение, перевозку, изготовление и переработку наркотических и психотропных веществ, а также растений, из которых эти вещества производят. Участие в незаконном обороте наркотиков считается тяжким преступлением. Строгость наказания зависит от того, сколько наркотика нашли у подозреваемого.

Так, значительным (достаточным для возбуждения уголовного дела) количеством марихуаны считается 6 граммов, героина — 0,5 грамма, мефедрона — 0,2 грамма, спайсов — 0,05 грамма.

Крупным количеством марихуаны считается 100 граммов, героина и мефедрона — 2,5 грамма, спайсов — 0,25 грамма. Если у подозреваемого нашли 100 кг марихуаны, 1 кг героина, 500 г мефедрона или 500 г спайсов, это считается особо крупным объемом наркотиков.

За незначительные количества предусмотрена административная ответственность.

Хранение наркотиков в крупном объеме карается тюремным сроком от 3 до 10 лет со штрафом до 500 тыс. рублей, в особо крупном — от 10 до 15 лет со штрафом до 500 тыс рублей. Если же у подозреваемого, как у большинства осужденных по этой статье, нашли минимальное количество наркотика, он может отделаться штрафом до 40 тыс. рублей, а может сесть в тюрьму на срок до 3 лет.

Отдельно в статье прописано наказание за сбыт наркотиков — от 4 до 8 лет заключения. Ивану Голунову было предъявлено обвинение в хранении, производстве и сбыте наркотиков в крупном размере.

Вопросы юристов и законодателей вызывает термин «сбыт» в этой статье. Дело в том, что сейчас под этим словом понимают не только продажу, но и перевозку и передачу вещества, в том числе бесплатно. Иными словами, угостить знакомого каннабисом по российским законам считается сбытом, и за это вполне можно попасть в колонию.

Кроме того, по словам правозащитников, большинство осужденных по статье 228 — а это десятки тысяч человек в год — сидят в тюрьмах за хранение минимального объема наркотиков, причем для подавляющего большинства из них это первый тюремный срок. Из-за большого числа приговоров по этой статье ее прозвали «народной».

Примечательно, что во многих случаях у обвиненных находили ровно столько запрещенного вещества, сколько нужно для возбуждения уголовного дела (или совсем немногим больше) — и эта «статистическая аномалия» дает основания полагать, что во многих или в некоторых случаях наркотики были подброшены или «доложены» полицейскими.

В целом статья в нынешнем виде позволяет ею злоупотреблять: обвинение довольно просто сфабриковать, большого количества доказательств часто не нужно, и в итоге невиновный человек отправится в колонию на довольно большой срок.

Известны и случаи, когда на граждан заводили уголовные дела за то, что они не увидели и не выпололи вовремя у себя на участке растение, из которого производят наркотики.

Так, в прошлом году к условному сроку приговорили пенсионера из Пермского края, у которого на участке нашли мак. Сам пенсионер утверждал, что понятия не имеет, как семена мака попали на участок.

Он не исключил, что это произошло случайно или же их кто-то подбросил. Сейчас идет пересмотр дела.

Случаев, когда наркотики подбрасывали подозреваемым сами полицейские, известно немало. Как правило, силовики делают это, когда им нужно повысить показатели раскрываемости преступлений.

Впрочем, известны случаи, когда таким способом они вымогали деньги у своих жертв за закрытие уголовного дела.

Иногда нечестные полицейские действуют заодно с наркоторговцами: те «сливают» им своих же наркокурьеров и повышают статистику в обмен на покровительство.

Под давлением полицейских или следователей подозреваемые чаще всего соглашаются на рассмотрение дела в особом порядке — в обмен на обещание, что при сотрудничестве срок заключения сократят.

Согласиться на это означает признать себя виновным и в дальнейшем лишить себя возможности доказывать, что наркотики были подброшены. Рассматривая дело в особом порядке, суд не будет изучать все материалы дела и доказательства, которых в другом случае было бы недостаточно для признания подсудимого виновным.

Предоставляемый бесплатно государственный адвокат, как правило, тоже желает как можно быстрее закончить это дело.

Правозащитники рекомендуют фигурантам подобных сфальсифицированных дел не соглашаться на помощь государственного адвоката, а обращаться к своему, если такой есть. Адвокат должен стать первым человеком, с которым нужно связаться гражданину, если ему подбросили наркотики.

Саму упаковку с неизвестным вам веществом и все предметы, которые «найдут» при обыске, ни в коем случае нельзя трогать, чтобы не оставлять на них свои отпечатки пальцев.

Иногда полицейские могут пойти на хитрость: например, попросить подписать какой-то документ ручкой, на которую предварительно были нанесены наркотики. После этого экспертиза обнаружит их следы на ваших руках.

При задержании и следственных действиях нужно также обязательно запомнить или записать все нарушения, которые допустили полицейские или следователи.

Известно и еще об одном приеме, который практикуют нечистые на руку «борцы с преступностью». Найденное у подозреваемого незначительное количество наркотика — например, 3 грамма марихуаны — смешивают с другим веществом, например, с 50 граммами обычного табака. И получают 53 грамма «наркотической смеси» и гораздо более тяжелую уголовную статью.

Не первый год звучат призывы смягчить наказание по 228-й статье или декриминализовать хотя бы часть преступлений, перечисленных в ней. С подобными предложениями выступали не только правозащитники, но и депутаты Госдумы, и сотрудники МВД. По их мнению, срок заключения за найденное небольшое количество наркотика слишком долог, и смягчение наказания может положить конец злоупотреблениям.

Но власти не спешат с этим решением. Дело в том, что наркомания и наркоторговля остается в России серьезной проблемой. По некоторым данным, наркоманов в России столько, что наберется на крупный город: 5 миллионов человек.

Каждый наркоторговец способен сделать наркоманами в среднем пять человек в год. Наркобизнес почти на 70% перекочевал в Интернет и поэтому находится буквально на расстоянии вытянутой руки от детей.

Именно подростки и молодые люди все чаще становятся наркокурьерами, пытаясь заработать на распространении так называемых закладок с наркотиками. «Работает» закладчик, как правило, несколько месяцев: его или ловят с поличным, или «сдает» тот, на кого он работает.

Полиция получает повышение показателей, наркодилер набирает новых курьеров, а старые пополняют ряды сидящих за решеткой по «народной» 228-й статье.

Новости по теме

Источник: https://www.ntv.ru/cards/3321/

Вопросы по закону
Добавить комментарий