Как не доводить дело до суда при семейной ссоре с нанесением тяжких телесных повреждений?

В казахстане декриминализовали бытовое насилие. как теперь будут наказывать мужей-тиранов

Как не доводить дело до суда при семейной ссоре с нанесением тяжких телесных повреждений?

За бытовое насилие в Казахстане теперь будут привлекать только к административной ответственности, а не к уголовной. 3 июля Президент РК подписал закон, согласно которому статьи 108 и 109 УК РК (“Умышленное причинение лёгкого вреда здоровью” и “Побои”) переместились из уголовного в административный кодекс. 13 июля поправки вступили в законную силу.

Казалось бы, декриминализация статей о бытовом насилии должна облегчить жизнь любителям распускать руки. Но парадокс в том, что именно теперь у жертв домашних тиранов появился шанс реально отправить их за решётку, пусть на короткий срок.

Как теперь будут наказывать за побои

Прежде, например, побившего жену мужа могли максимум оштрафовать. Статьи Уголовного кодекса предусматривали аресты сроком от 45 до 60 суток. Но эти меры не работали. Применение этих мер было приостановлено до 2020 года. Теперь же мужа, избившего жену, можно по крайней мере “закрыть” на 15 суток. Однако штрафы за побои и причинение лёгкого вреда здоровью при этом стали меньше.

Для сравнения:

Умышленное причинение лёгкого вреда здоровью по Уголовному кодексу наказывалось:

  • штрафом в размере до 200 МРП (525 тысяч тенге);
  • исправительными работами в том же размере;
  • привлечением к общественным работам на срок до 180 часов;
  • арестом на срок до 60 суток (применение ареста было приостановлено до 2020 года в соответствии со статьёй 467 УК РК).

Та же статья в Административном кодексе наказывается штрафом 15 МРП (39 тысяч тенге) либо административным арестом сроком до 15 суток.

“Также в Административном кодексе в этой же статье есть ещё часть вторая, в которой говорится о том, что если кто-то совершает побои повторно в течение года, то это влечёт административный арест сроком до 20 суток, – прокомментировал изменения адвокат Торехан Мухтаров. – Для тех лиц, к которым арест не применяется, по этой статье предусмотрен штраф в размере до 30 МРП (78 тысяч тенге)”.

По статье “Побои” Уголовный кодекс предусматривал наказание:

  • штраф в размере до 100 МРП (262 тысячи тенге) либо исправительные работы в том же размере;
  • привлечение к общественным работам на срок до 120 часов;
  • арест на срок до 45 суток ( применение ареста также было приостановлено в соответствии со статьёй 467 УК РК).

В Административном кодексе за побои будут наказывать штрафом в размере 10 МРП (23 тысячи тенге) либо административным арестом на срок до десяти суток.

При рецидиве драчуна посадят уже на 15 суток. Третья часть этой статьи предусматривает штраф в 30 МРП (78 тысяч тенге).

“В Административном кодексе более развёрнуто представлены эти статьи, – прокомментировал Торехан Мухтаров. – По Уголовному кодексу, человек мог совершить это преступление, заплатить штраф и на следующий день идти делать то же самое. А теперь чётко сказано, если человек в течение года совершает данное правонарушение повторно, то он безоговорочно привлекается к аресту”.

Привлечь к ответственности сложно

Привлечь к ответственности за бытовое насилие бывает сложно, даже когда речь идёт не о нанесении лёгкого вреда здоровью, а о более серьёзных увечьях.

У Динары Чидериновой практически нет несломанных костей на лице. Женщине сделали пластическую операцию, поставили девять скоб, но она всё равно не может нормально есть. После больницы Динара Чидеринова весила 38 килограммов. Супруг женщины просто пришёл домой пьяным и стал её избивать, она так и не поняла, за что именно.

“Я до сих пор по больницам езжу, мне хотят оформить инвалидность. У меня сломано всё лицо, и глаз один уж почти не видит”, – говорит Динара Чидеринова.

Женщина рассказывает, что участковый пришёл к ней в больницу и начал отговаривать от подачи заявления на мужа.

“В первый же день, когда я лежала в больнице с квадратным лицом, у меня берут заявление, что я к нему не имею претензий. Это было сделано в тот момент, когда я ничего не соображала. Я думала, может тогда он от меня отвяжется, а участковый всё говорил: мол, мы вас разведём, он будет платить алименты”, – вспоминает Динара Чидеринова.

Родственники Динары настояли, чтобы она забрала своё заявление о том, что не имеет претензий к мужу и всё-таки обратилась в полицию.

“Назначили судебно-медицинскую экспертизу, у всех она идёт месяц, а у меня около трёх-четырёх месяцев шла, – рассказала Динара. – Они просто тянули время и хотели закрыть дело за сроком давности. Я пожаловалась в Генпрокуратуру, в Министерство обороны, так как мой муж военный”.

Супругу Динары дали год условно. Экспертиза сочла, что он нанёс её здоровью средний ущерб. Ожидающая получения инвалидности Динара с этим не согласна и ждёт апелляции.

Жертве приходилось доказывать, что она жертва

Председатель ОЮЛ “Союза кризисных центров Казахстана” Зульфия Байсакова видит в новом законодательстве, касающемся бытового насилия, и плюсы и минусы. С одной стороны, жертве теперь не надо бегать и собирать доказательства того, что её действительно избили. Это теперь делает полиция. С другой стороны, она считает, что политика наказания для семейных тиранов должна измениться в целом.

Зульфия Байсакова / Фото

“Жертва доказывала, что она жертва. Сейчас бремя доказывания будет возложено на правоохранительные органы, – прокомментировала Зульфия Байсакова. – Нам сейчас важно перестроить политику наказания. Человек, который совершает преступление, находится в состоянии агрессии, незнания законодательства.

Наверное, надо с ним работать? Мы пытаемся всех посадить на 15 суток. Это неправильно, мы не пытаемся работать с агрессорами, у нас нет определённых программ, которые имели бы научную базу, у нас нет никаких центров, которые работали бы с семейными дебоширами.

Поэтому женщина понимает, что да, отсидит он свои 15 суток, и ничего не изменится”.

Поводом для побоев может стать всё, что угодно

Руководитель казахстанского движения “Немолчи.кз” Дина Смаилова часто пытается помочь жертвам бытового насилия. Она говорит, что поводом для побоев может стать всё что угодно. Например, в Шымкенте молодую женщину регулярно избивает супруг за то, что она оказалась не девственницей, что выяснилось после свадьбы.

“На днях был жуткий случай, девушку обвинили в том, что она не девственница. До сих пор в нашей стране этот маразм, – прокомментировала Дина Смаилова.

– Девочка из Шымкента, ей 18, вышла замуж и стала объектом издевательств за то, что оказалась не девственницей. Супруг её избивает, насилует, обзывает шлюхой. К нам её родственница обратилась за помощью.

Ну так воспитаны южане, муж у них – это бог, а уж иногда и дурак бывает”.

Дина не может назвать идеальным ни старое, ни новое законодательство, касающееся бытового насилия. По её мнению, в обоих случаях нет полной гарантии защищённости жертвы.

Дина Смаилова / Фото

“Отчасти перевод в Административный кодекс этих статей облегчает жизнь женщине, – считает Дина Смаилова. – Дело в том, что редкая жена у нас готова посадить мужа в тюрьму, даже если он её искалечил. Но и этот закон не совершенен: ни прежние, ни нынешние меры не дают женщине гарантий. Это такая лёгкая передышка для женщины на 15 суток”.

Декриминализация статей о бытовом насилии в РК произошла вслед за Россией. В феврале 2017 года Путин подписал закон, переводящий статью о побоях из Уголовного в Административный кодекс. Президент РФ мотивировал такое решение тем, что людям надо “дать шанс остаться в здоровой части общества”.

В Казахстане тоже были свои мотивы. Ещё в 2016 году генпрокурор Жакип Асанов говорил о том, что за бытовое насилие стали меньше привлекать в ответственности, так как дела о семейных скандалах относятся к делам частного порядка: жертва сама должна искать свидетелей, доказательства, а это не так-то просто.

По данным ОЮЛ “Союз кризисных центров Казахстана” в нашей стране ежегодно от бытового насилия погибает около 400 женщин.

Читайте Informburo.kz там, где удобно:

в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

Источник: https://informburo.kz/stati/v-kazahstane-dekriminalizovali-bytovoe-nasilie-kak-teper-budut-nakazyvat-muzhey-tiranov.html

Прекращение уголовного дела за примирением сторон

Как не доводить дело до суда при семейной ссоре с нанесением тяжких телесных повреждений?
Любому юристу, практикующему в области уголовного процесса, известно, что в нашей стране проблемы потерпевшего это его личные проблемы.

Государство почти всегда игнорирует мнение потерпевшего за исключением, пожалуй, одного момента, какое наказание назначить подсудимому, даже гражданский иск в уголовном процессе и тот все время норовят оставить без рассмотрения.

По делам публичного обвинения мнение потерпевшего не влияет на квалификацию, в лучшем случае может быть учтено на стадии предварительного расследования. Прекращение за примирением по делам о тяжких и особо тяжких преступлениях невозможно, а по остальным составам остается на усмотрение правоприменителя, исключение дела частного обвинения, всего 4 неквалифицированных состава (побои, умышленное причинение легкого вреда здоровью, оскорбление и клевета). Сущность этих «кастрюльных» дел (частного обвинения) всем известна, на 99% это способ решить иные, как правило, имущественные вопросы (раздел имущества, проживание и т. д.). При этом, по делам частного обвинения, возбужденным в порядке, предусмотренном для дел публичного обвинения в связи с невозможностью защиты своих прав самим потерпевшим, правоприменительная практика навязывает исключительно публичный характер отношений и не дает потерпевшему права, отказаться от обвинения (институт иной, но по сути, речь идет все равно об исчерпании конфликта, только с другими правовыми последствиями). Между тем, зачастую только прекращение за примирением дает шанс потерпевшему получить хоть какое-то имущественное удовлетворение. Часто бывает ситуация, в которой потерпевшему ни холодно, ни жарко, от того, что обвиняемый получит реальный срок, они могут быть даже незнакомы, а в том, что виноват конкретный человек, потерпевшему бывает, вообще, приходится поверить.

Такая ситуация бывает конечно не всегда, но личные неприязненные отношения к обвиняемому, потерпевший испытывает не часто – это факт!

С другой стороны обвиняемый обычно рассуждает: «С какой стати я буду платить деньги потерпевшему, если дело не прекратят, лучше уж правоприменителю, тогда, хотя бы эффект будет».

Очень мило, при этом, выглядят призывы некоторых работников правоохранительной и судебной системы, которые кричат: «Недопустимо создавать правовой механизм, при котором лицо, совершившее деяние, ОТКУПАЕТСЯ от ответственности». В нашей правоприменительной практике ВСЕГДА ставится возможность прекращения уголовного дела за примирением в зависимость от признания вины, хотя в действительности далеко не всегда есть преступление, виноват конкретный человек и т. д. Более того, регулярно вижу попытки правоприменителей истолковать предыдущее прекращение уголовного дела по, так называемому, нереабилитирующему основанию, как установление вины, в совершении преступления. Как заключительный штрих к характеристике института прекращения за примирением – на стадии предварительного расследования почти не прекращают дела за примирением, исключение это ситуация, когда нужно прекращать по иному реабилитирующему основанию. Обусловлено это тем, что правоохранители отчитываются о качестве своей работы по количеству дел, направленных в суд!

Несколько дел из моей практики, окончившихся прекращением за примирением сторон.

 

1. Уголовное дело частного обвинения – побои.

Мужик написал заявление на родного брата (тот работает частным охранником, в случае осуждения за умышленное преступление теряет лицензию) при следующих обстоятельствах. Подмосковная деревня (с дорогой землей), дом и земля не разделены, ранее были конфликты по поводу «прописки» и способа раздела имущества. В семье процветает рукоприкладство, даже их мать, которой на тот момент было более 80 лет, регулярно дралась с остальными членами семьи. Драка, описанная в заявлении действительно была, точнее был один хороший удар, но спровоцировал ее заявитель, публично, конкретно и нецензурно высказавшись о жене брата в его присутствии, что это означает для деревни, объяснять не нужно. Дело прекращено за примирением в лучших традициях ОТКУПА от уголовной ответственности J. Долгое время потерпевший отказывался мириться (набивал цену), в ходе разговора, я открыл кошелек, показал деньги, руки у того затряслись «как будто кур воровал» (В. С. Высоцкий) и помирились за 5 минут. Мораль – справедливость здесь не ночевала, но оптимальное решение найдено. Один за то, что не сдержался, заплатил деньги, второй их получил за то, что получил по лицу. То, что, по существу, случилась провокация, и жадность потерпевшего удовлетворилась – наименьшее зло из тех, какие могли быть.

2. Уголовное дело по ч. 1 ст. 203 (старая редакция закона, до 5 лет).

Частный охранник, стерег незаконную парковку, не устерег, повздорил с наемным водителем, который там запарковал автомобиль. Последний вызвал милицию, те возбудили указанное дело. На следующий день заявитель передумал, его начальник уволил с работы за такой нрав (с охранником это не было связано), захотели примириться. Не тут то было! Участковый организовал двух лжесвидетелей, которые, как выяснилось, видели конфликт в таких красках, о которых не знали ни заявитель, ни охранник. Работу пришлось организовать следующим образом. Мой друг защищал интересы охранника, а я потерпевшего, и все мы вместе боролись со следователем. Дело до суда доковыляло, но поскольку, в нем были только невысказанные угрозы и движения и соответствующая позиция потерпевшего, суд с легким сердцем дело прекратил за примирением. Мораль – справедливость восторжествовала, так как люди разрешили все свои проблемы, невзирая на попытки государства, в лице правоохранителей их создать.

3. Уголовное дело по побоям.
Женщина подала заявление на бывшего мужа, у них есть общий ребенок, причем заявление было подано в прокуратуру и дело было возбуждено в порядке публичного обвинения. По слухам он ее бил, даже стрелял в нее, думается, она в долгу не оставалась, оставим за кадром – неинтересно.

Параллельно в суде рассматривается дело о разделе совместно нажитого имущества, но вот незадача: машины, квартиры на его родителях-пенсионерах.

После долгих и очень муторных переговоров, которые формально увенчались успехом, стороны договорились, что она отказывается от обвинения, а он отдает имущество сам «по-справедливости», фактически мужчина стал уклоняться от исполнения, надеясь, что уголовное дело прекратят, а деньги платить не придется. В итоге, мне пришлось отказаться от иска.

В подтверждение позиции, что имущество совместно нажитое, не было и трамвайного билета, зато напугал, что не буду мириться, а буду добиваться осуждения. В итоге, в обстановке тотального недоверия заложили в ячейку деньги, условием открытия ячейки установили предъявление нами постановления о прекращении уголовного дела в связи с отказом от обвинения.

После чего пришлось выдержать целый бой.

Мировая судья в связи с отказом потерпевшей являться в судебное заседание и представленным заявлением о желании воспользоваться своим правом отказаться от обвинения, дело прекратила, а прокурор остался недоволен, обжаловал с мотивировкой: «Как это так, мы дело возбуждали, а его суд прекратил за отсутствием состава»! Суд апелляционной инстанции сначала тоже был настроен весьма агрессивно, но после разъяснений о том, что в данном деле нужно выносить постановление, если судебный акт мирового судьи остается без изменения и приговор в остальных случаях, а приговор постановить невозможно в отсутствие потерпевшей (ее право не являться в суд в данном случае установлено Законом), согласился с нашей позицией и все оставил без изменения. Мораль – люди, у которых общий ребенок перестали желать друг другу смерти, разрешили конфликт до приемлемого уровня, несмотря на противодействие государства.

  Мне думается, что подход к институту прекращения уголовного дела за примирением сторон нужно менять кардинально, собственно вся статья ради предложения соответствующей дискуссии. Собственно говоря, мне кажется, нужно расширить категорию уголовных дел, по которым примирение влечет обязательное прекращение, полагаю, что это должны быть все дела небольшой и средней тяжести. Кроме того, необходимо стимулировать обвиняемых к возмещению (заглаживанию) вреда потерпевшим по остальным составам. Например, включив, норму о том, что размер наказания не может превышать, скажем, половины, максимального размера наказания, установленного Законом. Подобные изменения ведут к действительному восстановлению социальной справедливости и главное к сокращению коррупции.

Оценим последние изменения УК РФ.

Ч. 4 ст. 111 УК РФ предусматривает ответственность от 2 месяцев лишения свободы. Определение тяжкого вреда здоровью – «Тяжкий вред здоровью это повреждение опасное для жизни и здоровья». Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, и при этом непонимание со стороны причинившего такой вред, что может наступить смерть может иметь место только в одном случае, потерпевшего пытают и принимают меры, чтобы он остался жив, а он все-таки умер – недоглядели. По действующему закону, в подавляющем большинстве случаев, можно оконченное убийство переквалифицировать на ч. 4 ст. 111 УК РФ и назначить наказание за уже отсиженным, особенно, если лицо, принимающее решение, правильно стимулировано.

Так может лучше деньги родственники погибшего получат?

Еще один риторический вопрос, какую цель преследовал законодатель, внося последние изменения в УК РФ, в общем-то, понять можно, а вот чего добились то, точно с коррупцией боремся …?

Источник: https://pravorub.ru/articles/10943.html

Что нужно знать о домашнем насилии

Как не доводить дело до суда при семейной ссоре с нанесением тяжких телесных повреждений?

Существует несколько вариантов обозначения проблемы: «домашние насилие», «семейное» или «партнерское».

Само словосочетание подразумевает, что это насилие происходит между людьми, находящимися в личных отношениях — супругами или партнерами, иногда бывшими и необязательно живущими вместе, независимо от того, гетеросексуальная это пара или гомосексуальная.

Очень важно различать семейный конфликт, который носит разовый характер, и партнерское насилие — регулярно повторяющиеся или учащающиеся инциденты, следующие определенному паттерну. 

Конфликт, каким бы острым он ни был, переходит в категорию домашнего насилия, только когда происходит по одной и той же схеме как минимум дважды.

Принципиальное отличие в том, что семейный конфликт носит локальный изолированный характер и возникает на почве конкретной проблемы, которую теоретически возможно разрешить, к примеру, с помощью психолога или юриста. Проще говоря, у конфликта есть начало и конец.

Партнерское насилие — это система поведения одного члена семьи в отношении другого, в основе которой лежат власть и контроль. Оно не имеет под собой конкретной причины, кроме той, что один из партнеров стремится контролировать поведение и чувства другого и подавлять его как личность на разных уровнях.

Какие виды домашнего
насилия существуют?

Под домашним насилием в обществе принято понимать в первую очередь физическое насилие, оно же рукоприкладство.

Действительно, это один из самых распространенных типов насилия в семье: по данным кризисного центра «АННА», каждую третью россиянку бьет муж или партнер.

 К физическому насилию относятся не только побои, но и удерживание, удушение, причинение ожогов и другие способы нанесения телесных повреждений, вплоть до убийства. Однако существуют и другие виды домашнего насилия: сексуальное, психологическое и экономическое.

Сексуальное насилие в семье — это принуждение к сексуальным действиям с помощью силы, шантажа или угроз. По результатам исследований, проведенных в России в 1996 и 2000 году, примерно каждую четвертую российскую женщину мужья принуждают к сексуальным отношениям против их воли.

Это напрямую связано с представлением о сексе как о «супружеской обязанности», которую женщина должна выполнять вне зависимости от своего желания, и общем представлении о динамике сексуальных отношений, в которых женщина «даёт», а мужчина «берёт».

Психологическое насилие — это систематические оскорбления, шантаж, угрозы, манипулирование. Его подвидом является насилие с участием детей, от использования детей как заложников до угроз навредить детям, если партнер не будет подчиняться.

Экономическое — это лишение одного из партнеров финансовой свободы, от утаивания доходов до ситуаций, в которых один партнер полностью забирает зарплату другого и не позволяет ему участвовать в принятии финансовых решений.

Проблема заключается в том, что физическое или сексуальное насилие возможно доказать и они являются преступлениями, а экономическое и психологическое — нет. Нередки случаи, когда один из партнеров применяет все виды насилия одновременно.

Почему считается, что от домашнего насилия

в основном страдают женщины?

От видов насилия, которые возможно выявить (то есть физического и сексуального), в основном страдают женщины. Согласно статистике МВД за 2013 год, женщины составляют 91,6 % пострадавших от насильственных преступлений по отношению к супругу.

«Среди жертв насилия со стороны супругов или партнеров число женщин превосходит число мужчин примерно в 9 раз. Женщины получают в 8 раз больше тяжких телесных и других повреждений  от своих партнеров, чем мужчины.

Мужское насилие чаще всего несет практическую цель или экспрессивную (выражение эмоций). Женщины чаще прибегают к физическому насилию, когда чувствуют себя загнанными в угол и отчаялись предотвратить дальнейшие истязания.

Крайне редко насилие со стороны женщин бывает систематическим, целенаправленным, постоянным», — объясняет Наталия Ходырева.

С другой стороны, женщинам скорее свойственны методы эмоционального и экономического насилия. Например, жена может стремиться контролировать все траты в семье и систематически унижать мужа из-за низкого заработка.

Однако женщина может быть и физическим агрессором, например, по отношению к детям.

Может возникать иерархия власти в семье, где мужчина — сильнейший, злоупотребляет властью и применяет насилие, а женщины в свою очередь применяют его к детям.

Источник: https://www.wonderzine.com/wonderzine/life/life/205141-domestic-violence

Вопросы по закону
Добавить комментарий