Как обезопасить семью от отчима, если полиция не предпринимает никаких действий?

Мои соседи постоянно орут на детей. Я могу вызвать опеку?

Как обезопасить семью от отчима, если полиция не предпринимает никаких действий?

Иногда родители орут на детей. От бессилия, по привычке, после тяжелого дня — всякое случается.

И все больше и больше в соцсетях видео с ругающимися на детей матерями, снятых неравнодушными прохожими, под которыми общий хор комментаторов вопит: звоните в опеку, вызывайте полицию! Давайте разберемся, что делать, если родители кричат на детей на улице, и вы это видите, или соседи за стеной — вроде благополучные люди — ругают детей так громко, что вас это беспокоит. Звонить или не звонить в опеку? Вызывать или не вызывать полицию? Что вообще делать? А что делать родителям, которые срываются на детей, и окружающих это беспокоит?

Прежде чем вмешаться в ситуацию, подумайте о трех вещах:

• Есть ли угроза безопасности, здоровью, жизни ребенка?

• Вы хотите помочь ребенку или наказать несдержанную на эмоции и на язык мать?

• Вы хотите снять видео, чтобы запостить его в свой блог и получить лайки?

Вариант три — это некрасиво. Вы вмешиваетесь (нагло, бесцеремонно и безответственно) в чужую жизнь. Так делать не нужно.

Если актуален первый вопрос, то стоит вызвать полицию, четко объяснив, что происходит: ребенка избивают, ребенок упал на асфальт и прикрывает голову руками, избивающий родитель выглядит пьяным, ребенок бежит к вам и кричит «спасите меня!»

Когда еще можно вызвать полицию? Когда в криках за стеной есть явные угрозы ребенку — «вот придет отец, еще добавит!», «ах ты тварь, будешь спать на голом полу!».

Если, отвечая на второй вопрос, вы понимаете, что вами движет в первую очередь желание «проучить» эту нерадивую мамашу, лучше остановитесь. И вернитесь к пункту первому.

Далее мы будем говорить о ситуациях, когда физического насилия нет, а родители «только кричат», при этом они не алкоголики, не наркоманы, не лица без определенного места жительства, а обычные люди.

Стоит ли звонить в опеку?

Если нет угрожающей жизни и безопасности ребенка ситуации, органы опеки ничего не будут делать, только посмотрят условия, в которых живет ребенок.

Вы считаете, что у «таких людей, как эти» надо отбирать детей? В приемнике-распределителе кричать будут не меньше, только не будет мамы, и ребёнок будет не дома. В таком сценарии нет ничего, кроме ухудшения положения ребёнка.

Стоит ли вызывать полицию?

Если есть опасность для жизни ребенка — да. Если опасности для жизни ребенка нет, то полицию можно не вызывать.

Что может сделать полиция? Если полицейских пустят в квартиру (а пускать без бумажки из суда не обязаны), то с согласия тех, кто в ней живет, они осмотрят квартиру, пообщаются с ребенком (если родители не против). Если ребенок выглядит нормально и нет оснований полагать, что поведение родителей угрожает его жизни и здоровью, то этим все и ограничится.

Если вы напишете заявление, то полицейские опросят соседей, опросят вас, составят протокол и передадут его участковому разбираться. Участковый может вызвать родителей на беседу или прийти к ним домой. Если они не совершили действий, которые закон относит к жестокому обращению с детьми, то участковый напишет отказ в возбуждении уголовного дела.

Но если жалобы на шумных соседей будут частыми, семью могут поставить на учет в комиссии по делам несовершеннолетних. И органы опеки будут внимательно присматривать за тем, чтобы ребенок вел нормальную жизнь.

Полиция может предотвратить преступление, но в ситуации «штатной» семейной ругани помощи от полиции ребенку не будет — наоборот, ребенок может испугаться, что маму и папу арестуют.

Есть ли смысл пугать соседей полицией и опекой?

Нет. Вы только настроите людей против себя. Или прибавите им нервозности, если они просто сорвались, или нарветесь на грубость, если ругань — их обычная манера общения. Ни от того, ни от другого ребенку лучше не станет.

Дадут ли что-то попытки увещевать родителей, ругающихся на своих детей?

Маловероятно. Взрослые люди негативно относятся к критике, оценке своих действий, когда они об этом не просили. На ваши крики «ты что творишь, ты что кричишь на ребенка?», вам, скорее всего, ответят грубостью или холодной просьбой не вмешиваться. На разъяснения, почему на детей нельзя кричать, ответят, вероятно, тем же. От этого никому не станет лучше, тем более ребенку.

С точки зрения закона

говорит Мария Меркурьева, юрист:

Вызывать полицию. Если обращений будет несколько, включится комиссия по делам несовершеннолетних.  Жаловаться в опеку. Жаловаться в прокуратуру.  Эти органы обязаны защищать детей от насилия.

Даже если вы уже пожаловались, а ничего не изменилось — продолжайте жаловаться. Лучше — письменно. Если они никаких действий не предпринимают, жаловаться можно уже на них — в вышестоящие органы или вышестоящую прокуратуру.

Кроме того, можно по-соседски поговорить с ребенком, если он уже достаточно большой, рассказать, что он может сам обращаться в органы опеки, если в семье сложилась опасная для него ситуация.

С этической точки зрения

говорит Светлана Мохова, кандидат психологических наук, судебный психолог:

В идеале помогут добрососедские отношения. Если они есть, можно поговорить с кричащими соседями и о том, что их крики вам мешают, и спросить, все ли у них в порядке, и предложить какую-то помощь.

С подросшим ребенком соседи, с которыми семья в хороших отношениях, могут поговорить и напрямую, спросить, как ему живется, сказать «приходи, если захочешь поговорить» или «мне небезразлично, как ты себя чувствуешь».

Для родителей добрососедские отношения — это возможность обратиться за помощью и получить поддержку. А в моменты нервных срывов они особенно нужны. От избытка душевного благополучия вряд ли кто станет кричать.

Полицию и опеку стоит вызывать в случае больших опасностей. Чаще всего большой опасности для ребенка от крика родителей нет. А опасности для формирования психики, характера, самооценки полиция и опека не предотвратят, это могут предотвратить неравнодушные люди.

Что делать, если кто-то кричит на ребенка на улице?

Оптимальный вариант, который редко вызывает агрессивную реакцию, — спросить у матери (отца), не нужна ли помощь? И если нужна, оказать эту помощь. Если нет, быть готовыми отойти.

Опека на вызов на улицу не поедет. Полиция поедет, если ребенка бьют, на него замахиваются, если ребенок в крови, если просит вас спасти его от взрослого. То есть, когда есть основания заподозрить физическое насилие.

А что делать, если орущие родители — это вы, и соседи вызвали опеку?

Опека обычно предупреждает о визите, и будет смотреть на то, как вы живете — есть ли у ребенка постель, есть ли в доме еда, есть ли игрушки и книги по возрасту ребенка. Если нет угрозы жизни и здоровью ребенка и в доме все нормально, никаких действий от опеки не последует. У опеки установка: не трогать семью. Но, возможно, вам придется объясниться, рассказать, что у вас произошло.

Если вы не справляетесь — вам нужна психологическая или материальная помощь, — можно спросить опеку, чем они могут помочь (это не значит, что помощь будет оказана, но вопрос о помощи уместен и иногда, по опыту родителей, помогает вообще закрыть вопросы с опекой достаточно быстро).

Если представитель органов опеки решит, что что-то не так, вам дадут время исправить ситуацию и придут с повторной проверкой.

Но если обращения в органы опеки продолжаются, ситуация не улучшается, то после третьей проверки семью могут признать находящейся в социально-опасном положении (СОП), тогда появляется риск изъятия детей из семьи.

Нарушают ли родители закон, когда кричат на детей?

Говорит Мария Меркурьева, юрист:

Нарушают. Родители несут ответственность за воспитание и развитие своих детей. Они обязаны заботиться о здоровье, физическом, психическом, духовном и нравственном развитии детей — это статья 63 Семейного кодекса.

Есть еще Декларация прав ребенка и Конвенция о правах ребенка — международные документы, обеспечивающие особую защиту детям как людям, у которых меньше возможностей защищать себя самим.

В соответствии с ними ребенку для полного и гармоничного развития его личности необходимо расти в семейном окружении, в атмосфере счастья, любви и понимания.

Интересы ребенка должны быть предметом основной заботы родителей и государственных органов.

Принципы международных актов более подробно развиты в Законе об основных гарантиях прав ребенка в РФ и применяются судами при рассмотрении любых дел, связанных с детьми.

За неисполнение обязанностей по воспитанию детей установлены разные виды ответственности родителей: уголовная (ст. 156 Уголовного Кодекса РФ), гражданско-правовая (ч. 2 ст. 91 Жилищного Кодекса РФ), административно-правовая (ст. 5.35 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях), семейно-правовая (ст. 69, 73 Семейного Кодекса РФ).

Является ли ругань насилием над ребенком с точки зрения закона?

Закон защищает ребенка от всех форм физического или психологического насилия, оскорбления или злоупотребления, отсутствия заботы или небрежного обращения, грубого обращения или эксплуатации, включая сексуальное злоупотребление. Предполагается, что ребенка от этого защищают родители, а в случае, если родители не защищают или сами виноваты, вступает в дело государство.

Однако конкретных правил определения, что будет насилием (или не будет) в обыденной жизни, — нет. Главное — это причинение психического или физического вреда ребенку. Вред как основание привлечения к ответственности может быть как реальным (то есть ребенок уже фактически пострадал от криков), так и потенциальным.

Подробное описание насилия есть только в уголовном праве. Уголовная ответственность установлена за неисполнение родительских обязанностей, связанное с жестоким обращением с ребенком.

Жестокое обращение конкретно: лишение питания, обуви и одежды, грубое нарушение режима дня, обусловленного психофизиологическими потребностями ребенка определенного возраста, лишение сна и отдыха, невыполнение элементарных гигиенических норм (влекущее за собой, например, педикулез, чесотку и пр.), невыполнение рекомендаций и предписаний врача по профилактике заболеваний и лечению ребенка, отказ или уклонение от оказания ребенку необходимой медицинской помощи и тому подобное, а также применение к ребенку недопустимых (в правовом и нравственном смысле) методов воспитания и обращения, включающих все виды психического, физического и сексуального насилия над детьми.

Могут ли ребенка изъять из семьи, если родители ругают его на повышенных тонах?

Отобрать ребенка можно при непосредственной угрозе его жизни или здоровью — такова норма статьи 77 Семейного кодекса. Что именно считать непосредственной угрозой – статья не поясняет, то есть это решение остается на усмотрение органов опеки.

Кроме того, полиция может забрать ребенка, если обнаружилась его безнадзорность. Иногда полиция считает, что ребенок безнадзорный даже тогда, когда родители рядом — если, по мнению полиции, родители не в состоянии присматривать за ребенком.

В случае отобрания ребенка органы опеки обязаны оформить акт и в течение нескольких дней уведомить прокуратуру и сдать в суд заявление о лишении или ограничении родительских прав.

Если изымается «безнадзорный» ребенок, то требовать лишения родительских прав не обязательно: когда полиция найдет родителей (или к имеющимся вернется способность присматривать за ребенком) — ребенок возвращается в семью.

Вероятность изъятия без серьезных оснований очень низка. Но она есть, потому что четких правил изъятия нет, и сотрудники опеки могут принять неверное решение.

Источник: https://chips-journal.ru/reviews/cto-delat-esli-roditeli-orut-na-detej

Берегитесь отчима! – МК

Как обезопасить семью от отчима, если полиция не предпринимает никаких действий?

Отсутствие собеседника в трудную минуту может привести к суициду

Об анонимной телефонной помощи детям, о ее методах и эффективности «МК» рассказала президент национального фонда защиты детей от жестокого обращения Марина Егорова.

— Когда с ребенком случается беда, ему, как и любому человеку, необходимо выговориться, посоветоваться.

К сожалению, в последнее время все чаще получается так, что ни с родителями, ни с учителями у детей нет должной близости — я уж не говорю о тех случаях, когда родители и учителя сами являются источником проблемы.

Но иногда ребенку, особенно подросткам старшего возраста, просто-напросто легче поговорить с незнакомым человеком. Так же, как и взрослым, например, со случайным попутчиком, которого больше никогда не увидишь…

— Но одноразового разговора чаще всего недостаточно.

— Конечно. Мы всегда предлагаем ребенку звонить снова, когда ему это потребуется. Бывает, что консультант телефона доверия (профессиональный психолог) может попросить номер ребенка (мы называем его «собеседником») или телефоны кого-то из его родных, учителей и т.п.

Например, если есть суицидальная угроза, консультанты стараются спасти ребенка, да он и сам хочет, чтоб его спасли, раз звонит. Иногда достаточно одного разговора, чтоб такое намерение исчезло. Иногда этого мало, в таких случаях консультант совместно с собеседником обсуждают план, по которому будут действовать.

Подчас план этот сложный, в него включены другие специалисты, службы, близкие родственники.

Справка МК Справка “МК”

В сентябре исполнился год со дня начала работы единого общероссийского номера детского телефона доверия 8-800-2000-122. Он представляет собой бесплатную анонимную службу экстренной психологической помощи детям и их родителям с целью профилактики семейного неблагополучия и конфликтов, стрессовых и суицидальных настроений детей.

В настоящее время во всех 83 субъектах РФ работают 211 таких служб под единым общероссийским номером. С начала работы на телефон доверия поступило более миллиона обращений. Большинство звонков — по поводу жестокого обращения с детьми. Каждый 20-й из них касается сексуального насилия.

ТРЕВОЖНЫЙ ЗВОНОК. После смерти мамы 10-летняя Лена пыталась продолжать жить больше двух месяцев. Ходила в школу, делала уроки.

Только ни с кем не разговаривала — о чем было разговаривать? О маме? Но что могли понять про ее маму, такую нежную, такую прекрасную, Ленины подружки или учителя? Они ее в глаза-то всего несколько раз видели… А ни о чем другом Лене говорить не хотелось.

Правда, у нее был папа, хороший, добрый, но папа сам так тосковал, что подойти к нему девочка не решалась. Поэтому она все время молчала и беседы вела лишь с самой мамой — по ночам, закрывшись с головой одеялом.

Только этого было мало — Лене так хотелось увидеть мамочку хоть одним глазком! И в конце концов она решила отправиться к ней. И даже придумала, как — выйти ночью через чердак на крышу своего 12-этажного дома, шагнуть вперед и полететь… Но накануне этого полета Лена взяла и позвонила на детский телефон доверия. Зачем? Она сама не знает, зачем…

— Отец Лены не понимал, в какой степени травмировал ребенка тем, что отдалился от нее в своем переживании потери жены. Не понимал, насколько он нужен дочери. Это тоже своего рода жестокость по отношению к ребенку. Каждый из них страдал в одиночку, а надо было сопереживать, плакать вместе, так легче.

Вот девочке и показалось, что рядом с ней нет никого близкого, а близкие ей так были нужны в это время! Поэтому она и собралась к маме… Лена категорически не захотела, чтобы мы связались с ее отцом, поэтому мы просто постарались стать ей друзьями.

Девочке рассказывали о том, что мама видит ее, что для мамы страшнее всего, если дочка уйдет из жизни. Кроме того, мы постарались объяснить, что папа тоже очень переживает, папа не умеет справиться с горем, и ему нужна помощь дочери.

Она регулярно нам звонила, мы были понимающей стороной, и в конце концов она от своего страшного намерения отказалась.

— А если б не отказалась? Может, надо было установить номер, с которого звонит ребенок, приехать, забрать ее, скажем, в какой-нибудь кризисный центр, пусть даже против воли?

— Устанавливать местонахождение по телефонному номеру — этого никогда не делается. Мы должны уважать желание ребенка. Иначе можно только навредить, и вообще такое поведение полностью уничтожает смысл телефона доверия, который предполагает полную анонимность.

— Но для помощи ребенку чаще всего мало просто душевного разговора — во многих случаях нужно вмешаться в ситуацию, принять меры, вызвать милицию, врача… Может ли консультант службы сделать это без согласия ребенка?

— Нет, не может. Ребенок звонит за разговором, ищет именно разговора. Он выбрал телефон доверия, а мог пойти в милицию, в школу и т.д. Бывает, что жалоба действительно требует подключения правоохранительных органов, тогда мы пытаемся уговорить собеседника.

Если он боится, не хочет обращаться в милицию, то мы выясняем причину страха. И иногда этот страх вполне обоснован. Но в любом случае решение принимает сам ребенок.

У нас бывали случаи, когда поначалу он отказывался от милиции, но в дальнейших беседах менял свое мнение, начинал понимать, что иначе нельзя, будет хуже. Но ему нужно было созреть для этого.

ТРЕВОЖНЫЙ ЗВОНОК. Самые страшные враги ребенка — ближние его. Физическое, в том числе сексуальное насилие чаще всего является делом рук кого-то из членов семьи.

13-летнюю Наташу отчим насиловал в течение трех лет, прежде чем она позвонила на телефон доверия. Три года жизнь Наташи делилась на черные и белые дни. Белые — когда мать оставалась дома и отчим в упор не замечал девочку.

А черными днями, вернее, ночами были те, когда мать уходила на смену. Тогда отчим хлопал рюмку-другую и притягивал Наташу к себе… Она пробовала пожаловаться маме.

Но мама только раскричалась в ответ: ты, мол, доча, просто не любишь отчима за то, что он тебя уроки делать заставляет, вот и хочешь разрушить нашу семью! После долгих раздумий Наташа решила, что ей ничего другого не остается, как уйти из дома.

— Изнасилования со стороны отчима, к сожалению, — не редкость, судя по числу таких звонков. Это очень сложный случай.

Пострадавшие дети обычно уже делали попытки рассказать кому-то об этом, но взрослые, как правило, им не верили.

В таких инцестных семьях матери часто подозревают неладное, но не хотят встречаться с этой правдой, лгут сами себе, чтоб сохранить семью, и, вместо того чтобы помочь детям, ругают и обвиняют их.

Мы нашли способ избежать общения Наташи с отчимом — предложили ей договориться с мамой, что, когда та на смене, девочка будет ночевать у бабушки. Мать охотно согласилась, не потребовала объяснений, видимо, это был компромисс, который всех устроил.

Не понравился он только одному человеку — отчиму. Он настаивал, чтоб девочка ночевала дома. Тогда по нашему совету она рассказала ему, что позвонила на телефон доверия. И он сразу поутих, поняв, что информация может уйти и по другому каналу.

Таким образом ситуация стабилизировалась.

— Но получается, что негодяй остался безнаказанным?

— Девочка в милицию идти была не готова. Может быть, это бы и не помогло. Главное, мы добились безопасности ребенка, а уж разоблачению негодяя и наказанию зла телефон доверия не всегда может способствовать — у нас другое назначение.

— А если ребенку нужна элементарная материальная помощь — его нужно накормить, ему не в чем ходить в школу? Вы можете предоставить такую помощь?

— В таких случаях мы получаем первый сигнал, а потом подключаем в помощь детям и семьям другие службы. На каждом телефоне доверия собрана информация о действующей детской инфраструктуре на данной территории (я имею в виду различные фонды, благотворительные организации), и пользуются ею в таких случаях.

Иногда бывает надо поговорить с родителями, подсказать им, какую помощь и пособия они могут получать. Если семья такова, что с родителями говорить бесполезно, мы обращаемся в школу, к классному руководителю, руководителям кружков и т.п.

И практически никогда никто не отмахивается, все включаются, стараются помочь.

— В каких случаях помощь телефона доверия наиболее эффективна?

— Во всех экстренных, кризисных состояниях. Когда надо быстро среагировать, а рядом никого нет. Это касается в первую очередь тех случаев, когда ребенок готов к самоубийству. Но существует также множество острых ситуаций, которые возникают с пьющими родителями — когда о детях забывают, и они оказываются брошенными на произвол судьбы.

ТРЕВОЖНЫЙ ЗВОНОК. Брат и сестра 7 и 8 лет третьи сутки сидели запертыми на кухне. Дело в общем-то для них было обычное: родители ушли в глубокий запой и потеряли всяческий интерес к сыну и дочке.

Но если раньше малыши могли выйти из квартиры и подкормиться у сердобольных соседей, то на сей раз дверь на кухню, где их оставили, оказалась прочно заперта. Есть хотелось невыносимо — а холодильник был пуст, как душа алкоголика. Вместо туалета ребята приспособили трехлитровую банку…

Они не знали толком, дома ли родители или ушли куда-то, они не стучали и не звали маму с папой — в таких семьях ждать помощи от родителей детям даже в голову не приходит.

…Выгребая хлебные крошки из школьного портфеля, который валялся тут же, на кухне, сестра натолкнулась на буклет, выданный в классе, — детский телефон доверия. И поспешила набрать указанный номер.

Справка МК Справка “МК”

От дошкольников поступают звонки на телефон доверия в 10% случаев, от учащихся начальной школы — 15%, от детей 10—16 лет — 78% звонков.

— Им было не так страшно, потому что они находились взаперти вдвоем. Мы стали выяснять, кто бы мог прийти в квартиру и помочь детям. Выяснилось, что у ребятишек есть тетя, которая хорошо к ним относится и «почти совсем не пьет».

Девочка смогла вспомнить ее телефон. Мы посоветовали детям позвонить ей. Потом и сами ей перезвонили, удостоверились, что женщина адекватна и готова позаботиться о племянниках. Вскоре она действительно приехала к ним и открыла дверь.

— Откуда вообще дети, тем более такие маленькие, узнают номер телефона доверия?

— Бывает, что нам звонят даже 3-летние. Очень важно, чтоб была информация, а номер телефона доверия распространяют и в детсадах, и в школах, на всевозможных стендах, через телевидение, радио, газеты.

С введением общероссийского единого номера, с сентября 2010 года число обращений возросло в 5–10 раз. Хотя после введения единого номера также осталось много прежних телефонов доверия.

Все они государственные.

— С какими проблемами звонят чаще всего?

— На первом месте — отношения с родителями. С мамами-папами у детей больше всего непонимания и бед. На втором — проблемы со сверстниками, с учителями, сложности учебы. Для старших школьников большим несчастьем становится безответная любовь. Особая тема — подростковая беременность.

Взрослая, серьезная проблема, а мамы не всегда понимают, что в этой ситуации девочке и так тяжело, ей не время слушать обвинения, ей надо помочь сначала. Прежде всего нужно решить, сохранять беременность или нет. Это надо делать вместе с ребенком, понять, что лучше, правильнее в конкретном случае сделать.

Мы готовы разговаривать и с детьми, и с их родителями, являясь посредником, помогая им найти общий язык друг с другом.

Вообще наши консультанты готовы прийти на помощь в самых разных ситуациях. Вот, например, позвонила мама: дочку только что в лифте изнасиловали. Обе в шоке.

Что делать, куда бежать — к врачу, в милицию? Как теперь выходить из квартиры — ведь это все в их же доме случилось? Мы подсказываем нужные номера телефонов, порядок действий, а также объясняем, как правильно себя вести с ребенком в эти первые часы, дни после случившегося, что говорить, чтоб проще было справиться со стрессом.

— Можно ли сказать, что пользователи детского телефона доверия в большинстве своем представители неблагополучных слоев населения?

— Никоим образом. Жестокое обращение встречается в любых классах, в любой среде, на самых разных уровнях общества.

ТРЕВОЖНЫЙ ЗВОНОК. До своего 14-летия Валера рос вундеркиндом. Учил три иностранных языка, занимался в музыкальной школе, по всем предметам имел твердые «пятерки». А потом все пошло наперекосяк: оценки, пусть несильно, но поехали вниз, а про свою скрипку Валера заявил маме, что для него это не музыкальный инструмент, а орудие пытки. Мама пришла в ужас.

Сначала она водила Валеру по врачам и психологам, а когда все заявили, что здоровье мальчика в полном порядке, стала действовать жестко. Объявляла сыну, что он никчемный, ни на что не способный человек, что его нынешние «четверки» — признак идиотизма, а вовсе не оценки, означающие «хорошо».

Желание же бросить музыку мама определяла исключительно как стремление поиздеваться над ней лично.

Справка МК Справка “МК”

Более 50% детей, которые находятся в розыске, сбегают из дома из-за жестокого обращения.
 

Валера позвонил на телефон доверия через два дня после того, как сбежал из дома. Грамотный и развитой мальчик, он поинтересовался, не могли бы его куда-нибудь определить на проживание — в приют или в интернат. Потому что домой, где его так ненавидят, он не вернется. Ни за что.

— Психологическое насилие порой не менее страшно, чем насилие физическое, и оно точно так же способно изуродовать ребенка. Особенно тонкого, чувствительного — если его унижают, если обесценивают его достижения, неправомерно лишают чего-то, заставляют заниматься нелюбимым делом.

В таких случаях дети обычно готовы, чтоб мы поговорили с их родителями. И родители чаще всего идут на контакт, ведь они тоже измучены этим конфликтом.

Мы говорим с обеими сторонами и прежде всего выясняем, почему маме так важно, чтоб он занимался тем-то и тем-то? Что за этим стоит? О чем она так беспокоится на самом деле? О его будущем, устраивает его жизнь, хочет развивать, боится улицы, наркотиков? Либо реализует за счет ребенка собственные комплексы? Надо ее понять. А потом попытаться найти другой способ снять тревогу и учесть при этом интересы ребенка так, чтобы не принуждать его.

Источник: https://www.mk.ru/social/2011/11/16/643833-beregites-otchima.html

Что делать, если подозреваешь соседей в жестоком обращении с ребенком?

Как обезопасить семью от отчима, если полиция не предпринимает никаких действий?

В России более двух миллионов детей до 14 лет ежегодно страдают от домашнего насилия со стороны близких родственников — мам, пап, бабушек, дедушек, братьев или сестер.

Соседи, которые зачастую становятся невольными свидетелями происходящего, сталкиваются со множеством вопросов: стоит ли вмешиваться в дела семьи? Не окажется ли, что их участие только навредит? Не заберет ли тогда опека ребенка из семьи?

«Такие дела» выяснили, как предлагают действовать в таких случаях благотворительные организации и сами органы опеки.

Мальчик во дворе, Балашиха Кирилл Каллиников/РИА Новости

Смерть от истощения и горы мусора

С начала 2019 года произошло несколько резонансных случаев, когда погибли или пострадали маленькие дети, оставленные без присмотра на несколько дней.

В конце января в Санкт-Петербурге от истощения умер годовалый мальчик. Его мать ушла из дома на несколько дней и намеренно оставила ребенка без еды и воды. Ранее ее лишили родительских прав на старшего сына 14 лет. Последний раз органы опеки проверяли семью в 2017 году.

В Кирове 20 февраля в одной из квартир города нашли тело трехлетней девочки. Мать на неделю заперла ее дома одну без еды и перекрыла краны с водой. Соседи рассказали журналистам, что девочка не раз оставалась дома одна, но в полицию или в органы опеки они не обращались.

10 марта в Москве сотрудники МВД и МЧС спасли пятилетнюю девочку из квартиры, заваленной мусором. Ее также оставила на несколько дней мать. Девочка была истощенной, в грязной одежде, не разговаривала, а в шею ей вросла пластиковая резинка. Спецслужбы вызвали соседи, которые услышали громкий плач ребенка.

 8 апреля в Мытищах подмосковные органы опеки забрали у местной жительницы четверых детей — у троих из них не было свидетельств о рождении, потому что мать родила их прямо в квартире. Оказалось, что семья жила в антисанитарных условиях и питалась объедками с помойки, которые приносила бабушка.

За помощью в органы опеки вновь обратились соседи, потому что давно не видели детей на улице.

Как заметить, что с ребенком плохо обращаются дома?

Первое, что сразу должно привлечь внимание соседей к ребенку, — грязная и неопрятная одежда, припухшие, заспанные или заплаканные глаза и другие признаки запущенности, перечислила президент межрегиональной общественной организации по содействию семьям с детьми в трудной жизненной ситуации «Аистенок» Лариса Лазарева. У детей, страдающих от домашнего насилия, часто бывают дурные привычки, они реже смеются, хуже успевают в школе. Это могут заметить не только соседи по дому, но и учителя в школе.

Но опять же, подчеркнула эксперт, плохой внешний вид ребенка — не повод приходить к однозначному выводу, что родители жестоко с ним обращаются. Возможно, семья просто попала в тяжелую жизненную ситуацию.

«Для начала можно по-доброму расспросить самого ребенка, все ли хорошо дома. Нужно помнить, что совсем маленькие дети, бывает, фантазируют, поэтому важно не перегнуть палку, общаясь с ними», — отметила Лазарева.

Она также добавила, что тревожным сигналом должны стать ожоги, синяки и следы побоев на теле ребенка.

Но и здесь нужно разграничивать — синяки могут быть и от того, что ребенок занимается спортом, просто гиперактивен, часто падает и ударяется.

В любом случае игнорировать свои подозрения нельзя, ведь исход ситуации во многом зависит от включенности окружающих. «Мы мало реагируем на окружающий нас мир. И в случаях, когда мы не обращаем внимания на проблемы и не хотим помочь — может, из страха быть свидетелями или из равнодушия — происходят всякого рода жестокости», — напомнила директор «Аистенка».

Что делать, если появились подозрения в жестоком обращении с ребенком?

Если человеку кажется, что соседи жестоко обращаются со своим ребенком или детьми, в первую очередь ему нужно попытаться лично узнать ситуацию семьи и предложить помощь, считает Лариса Лазарева. К примеру, продолжительный плач ребенка не всегда значит, что ему причиняют боль.

«У нас был показательный случай. Ко мне за советом пришла наша специалист-психолог. Ребенок ее соседей снизу плакал по ночам три дня подряд, и она не знала, как поступить в такой ситуации. Я предложила сначала просто зайти к ним и узнать, может, нужна какая-то помощь.

Оказалось, что мама ребенка попала в больницу, а папа и бабушка остались с грудничком на руках и переводили его с грудного вскармливания на смеси. У малыша просто болел животик, поэтому он и плакал, особенно ночью, — рассказала директор  “Аистенка”.

— В итоге наша сотрудница объяснила им, как лучше переходить с грудного вскармливания на смеси, дала другие небольшие советы, дала координаты организации, и все было решено».

Выяснить ситуацию в семье и попытаться помочь самостоятельно предложила и президент фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам» Елена Альшанская. «Нужно понимать, что многие случаи, особенно те, которые обсуждаются в прессе, не имеют к жестокому обращению никакого отношения, — подчеркнула она.

— Есть реальное насилие и угроза жизни и здоровью ребенка. А бывает, что семья находится в трудной жизненной ситуации и не может справиться, например, с вопросами ухода за квартирой и обеспечения порядка. Да, это доставляет неудобства соседям, но это никакое не жестокое обращение.

К сожалению, на запахи или тараканов соседи обычно реагируют активнее, чем на реальное насилие в отношении ребенка».

Если семья находится в сложной ситуации, можно установить с ней коммуникацию, предложить помощь или хотя бы узнать, нуждается ли она в ней, советует Альшанская. Например, предложить детские вещи, игрушки или же время от времени присматривать за ребенком, если мама воспитывает ребенка одна и ей сложно справится с ним самой.

Тогда у нее не возникнет искушения оставить ребенка одного в первый, второй, третий, четвертый раз

«Соседи могут содействовать через очень простые виды помощи, которые не унижают [человека]. Главное — предлагать эту помощь в каком-то необидном, уважительном виде. Но это оказывается самым сложным, потому что мы очень разобщены и в многоквартирных домах живем, как будто в лесу», — сказала Альшанская.

«Такие дела» также обратились за комментарием об алгоритме действий в такой ситуаций в органы опеки. Начальник отдела опеки и попечительства администрации Пресненского района Москвы Светлана Комкова рекомендует соседям не выяснять обстоятельства самостоятельно, а сразу звонить в социальную службу.

«Оценить самостоятельно, есть угроза для ребенка или нет, сразу сложно, нужно звонить в органы опеки, — считает Светлана Комкова. — А мы уже будем решать, есть проблема или нет.

В случае, если жестокое обращение все-таки имеет место, мы сможем вовремя оказать помощь ребенку. Чем раньше мы начнем помогать, тем лучше.

Мы обязаны приехать и проверить, даже если в семье все окажется благополучно, а дети просто громко топали наверху».

Когда нужно звонить в полицию или органы опеки?

Если жильцам дома известно, что ребенок подвергается физическому насилию в семье, продолжила президент «Аистенка» Лариса Лазарева, это повод обратиться в правоохранительные органы и органы опеки и попечительства по месту жительства. У некоторых ведомств для этого есть специальные каналы связи:

  • «Телефон доверия» МВД РФ 8(800)222-74-47;
  • Горячая линия «Ребенок в опасности» Следственного комитета РФ 8(800)707-79-78;
  • «Единый социальный телефон» 8(800)3008-100;
  • В Москве работает единый номер «051» — телефон горячей линии, с которой обращения также переадресуются в органы опеки.

«Бывает так, что соседи, особенно, если они имеют дело с дебоширами, боятся звонить в полицию под своими именами. Обратиться в органы можно анонимно. Я сама несколько раз делала такие звонки за других людей, которые не хотели раскрывать свои личности. На такие обращения тоже должны реагировать», — рассказала эксперт.

Светлана Комкова подтвердила ТД, что социальные службы обязаны реагировать по первому звонку и рассматривать любые обращения, в том числе и анонимные. «И это не значит, что органы опеки придут и заберут ребенка из семьи, — заявила она.

— Сейчас работа социальных служб по всей стране настроена на то, чтобы посмотреть, есть ли ресурсы в семье для исправления тяжелой ситуации. Да, бывает, что родители не пускают нас в квартиру и не хотят общаться.

Но мы все равно продолжаем работать с этой семьей и объяснять взрослым, что им эта работа необходима».

Начальница отдела опеки заметила, что в 80-90% случаев жестокое обращение родственников с детьми становится следствием употребления алкоголя или наркотиков.

Но даже такие случаи, как отметила она, для них не повод сразу забирать ребенка.

Сначала социальные службы пытаются найти более гуманные способы решить проблему, «но если для ребенка есть риск нахождения в этой семье, мы должны его минимизировать».

Что делать, если жалоба осталась без внимания?

Если же правоохранительные органы реагируют не сразу или реагируют, но не предпринимают никаких мер, не нужно стесняться вызывать их второй и третий раз и, если потребуется, писать жалобы. «Назойливое внимание соседей тоже может спасти ситуацию», — отметила Елена Альшанская.

Директор «Аистенка» добавила, что в случае несвоевременного отклика органов опеки можно обратиться напрямую в министерство образования либо социальной политики своего региона, в котором есть ведущий отдел опеки и попечительства.

Президент фонда «Волонтеры в помощь детям – сиротам» Елена Альшанская заметила: им поступали жалобы, что вмешательство органов опеки и полиции не всегда помогает. «И будем честными, на это есть основания.

Уже были ситуации, когда никто не помогал или ситуация оборачивалась против соседей, обратившихся за помощью, или самих детей, — рассказала она.

— Например, [сотрудники социальных служб] при детях, которые проговорились соседям о сексуальном насилии со стороны отчима, опрашивали родителей, а при родителях — детей. Понятно, что ребенок в такой ситуации будет все отрицать».

Кроме того, случаются и ситуации, когда детей забирают из семьи не из-за того, как с ними обращаются родители, а из-за того, в каких условиях они живут.

Как пояснила Елена Альшанская, жилищные условия могут не иметь никакого отношения к насилию, но так устроено законодательство: единственный документ, который обязаны заполнить органы опеки — акт обследования жилищно-бытовых условий.

Это и приводит к странному перекосу от защиты детей от насилия к проверке условий проживания.

Задача общества — менять текущую ситуацию: помогать семьям, защищать детей и вносить поправки в несовершенное законодательство, заключила эксперт.

Источник: https://takiedela.ru/news/2019/04/16/sosedi-zhestoki-k-rebenku/

Вопросы по закону
Добавить комментарий