Как помочь следствию и доказать вину преступника?

Фальсификация материалов уголовного дела следователем

Как помочь следствию и доказать вину преступника?

Фальсификация доказательств – это очень неприятное явление в гражданских и уголовных делах.

Фальсификация – это предоставление суду неверных данных в процессе рассмотрена дела, например, ответчик подделал документы, предоставил несуществующие документы, изменил в них данные и т. п.

Перед тем как тот или иной участник судебного процесса выступит на заседании, судья должен предупредить его об ответственности за фальсификацию доказательств по ст. 303 УК РФ.

Что делать, если вы понимаете, что документы недостоверные, а ваша подпись на них сфальсифицирована?

Что такое фальсификация доказательств?

Фальсификация или подделка, подмена – это предоставление заведомо ложных сведений, подмена документов, вещей, свидетельских показаний, заключения специалиста, фото– и видеосъемки.

Проблема фальсификаций документов по гражданским и уголовным делам

Если говорить о фальсификации доказательств по уголовному делу, то такой проблемы в суде обычно не возникает. Ведь уголовные дела поступают на рассмотрение суда после целого ряда мероприятий – дознания, предварительного расследования.

На этих этапах если и будет обнаружена фальсификация, то дознаватели и следователи быстро выявят этот факт и пресекут его.

Другое дело, когда суды рассматривают гражданские дела. В этом случае ситуация противоположная: участники гражданского процесса часто сталкиваются с поддельными доказательствами.

Причина в том, что в гражданских делах нет предварительного следствия, все документы и другие доказательства поступают напрямую в суд от истца и ответчика.

Распространенные виды фальсифицированных доказательств

В судебной практике наиболее встречаемыми формами фальсификации документов являются:

  • допечатка текста в документе;
  • внесение искаженных данных (цифр, числовых значений, текста) в документ;
  • подделка подписи;
  • замена листов в документах и др.

Какие действия предпринимает судья, если участник судового процесса подает заявление о фальсификации доказательств?

Если участник процесса уверен в том, что доказательства в суде были сфальсифицированы, и на этой основе он предоставил в суд заявление в письменной форме, где указывает, что доказательства были сфальсифицированы другим лицом, тогда судья должен:

  1. Четко объяснить последствия такого заявления.
  2. Исключить то или иное доказательство, которое, по мнению заявителя, является сфальсифицированным. При этом само доказательство может изыматься только с согласия того лица, что его предоставило.
  3. Проверить мотивированность заявления, поданного одной из сторон, если лицо, которое представило доказательство, отказывается исключать его из числа общих доказательств по делу. Судья проверяет доказательства путем назначения почерковедческой экспертизы, путем требования ответственных лиц предъявить другие доказательства и т. д.

Ответственность за фальсификацию доказательств в 2019 году

Согласно ст. 303 Уголовного кодекса РФ за факт фальсификации доказательств по гражданскому делу, виновных или группа виновных лиц может понести такое наказание:

  • штраф от 100 до 300 тысяч рублей или в размере зарплаты за период 1–2 лет;
  • выполнение лицом в свободное время общественно полезных работ сроком до 480 часов;
  • принудительное привлечение приговоренного лица к оплачиваемой работе на срок до 2 лет;
  • содержание виновного в условиях строгой изоляции от общества сроком до 4 месяцев.

Если доказательства были сфальсифицированы следователем, прокурором или защитником, то в этом случае наказание более суровое (согласно п. 2 ст. 303 УК РФ):

  • ограничение свободы (наложение ограничений запретов и обязанностей на осужденного без изоляции его от общества) сроком до 3 лет;
  • принудительное привлечение осужденного к труду с выплатой зарплаты сроком до 3 лет, а также с лишением им права работать на конкретных должностях (на некоторый срок) или без такого ограничения;
  • содержание лица в условиях строгой изоляции от общества сроком до 5 лет с дальнейшим лишением такого лица занимать некоторые должности сроком до 3 лет.

Если при рассмотрении уголовного дела о совершении тяжкого* или особо тяжкого** преступления судом будет установлено, что доказательства были сфальсифицированы, тогда того человека, который подделал доказательства, может ждать одно из следующих видов наказаний:

  • тюремное заключение сроком до 7 лет с лишением права занимать некоторые должности сроком до 3 лет.

*Тяжкое преступление – такое преступление, за совершение которого виновного садят в тюрьму на срок до 10 лет (грабеж, вымогательство, побои, заражение венерической болезнью, торговля людьми и др.).

**Особо тяжкое преступление – такое злодеяние, за совершение которого предусмотрено наказание в виде лишения свободы сроком свыше 10 лет или пожизненное заключение (убийство при отягчающих обстоятельствах, убийство двух и более лиц, умышленное причинение вреда здоровью другого человека и др.).

Если доказательства были сфальсифицированы лицом, которое проводит оперативно-розыскные мероприятия с целью предоставления заведомо ложной информации или для причинения вреда, чести и достоинства другого человека, тогда такому лицу может грозить одно из следующих видов наказаний:

  • штраф до 300 тысяч рублей или в размере зарплаты за период до 1 года;
  • лишение права занимать прежнюю должность или другие, предусмотренные законом, должности сроком до 5 лет;
  • лишение свободы сроком до 4 лет.

Правила составления и образец заявления в следственный комитет о фальсификации доказательств

Такое заявление рассматривается в рамках арбитражного процессуального права. Заявить о фальсификации доказательств может прокурор, истец, ответчик или третьи лица.

В заявлении о фальсификации должна быть отражена следующая информация:

  • наименование следственного комитета;
  • информация о заявителе – Ф. И. О., адрес проживания;
  • наименование документа;
  • текст документа.

В текстовой части документа должна быть отражена информация об особенностях дела и деталях. При составлении заявления заявитель может обращаться к материалам дела. Важно описать, какое лицо сфальсифицировало доказательства, а также подтвердить свои доводы.

Ниже представлен пример заявления:

Источник: https://nedviz-info.com/falsifikatsiya-materialov-ugolovnogo-dela-sledovatelem/

Часто задаваемые вопросы о работе следователя

Как помочь следствию и доказать вину преступника?

Подготовлено по материалам исследований Института проблем правоприменения (ИПП)

Профессия следователя в России – явление уникальное для мировой практики. Профессия эта включает одновременно обычную детективную работу (найти преступника) и  часть судейско-прокурорских обязанностей (юридически  корректно доказать вину).

В  первом  полугодии 2016 года выйдет в свет книга, посвящённая именно этой уникальной профессии, описывающая  жизнь российских следователей. Книга подготовлена Институтом  проблем  правоприменения  при  Европейском  университете  в Санкт-Петербурге.  Но посетители портала «Открытая полиция» уже сейчас могут  познакомиться  с  некоторыми  важными  фактами, приводимыми в этой книге.

В силу идеологических ограничений весь советский детективный жанр был завязан на фигуру следователя: провинциальные старушки и бельгийцы в пенсне к святая святых расследования преступлений у нас не допускались.

Культурные клише до сих пор довлеют над реальностью: тяжёлая, монотонная и до предела забюрократизированная работа видится обывателям динамичной и едва ли не творческой. Нередко она точно так же описывается и в мемуарах, и в профессиональных пособиях.

За работой следователя видится лишь детективная её часть – в прямом и переносном смыслах. Следователю также приписывают небывалую и невозможную свободу в принятии решений.

https://www.youtube.com/watch?v=-5ri2ZpceN4

Нужно понимать, что эту свободу ограничивают не только и не столько писаные процессуальные нормы. Речь идёт о негласных стимулах, существующих в МВД, которые любой сотрудник воспринимает как нечто само собой разумеющееся, но которые совершенно неизвестны обычному гражданину, не связанному с правоохранительными органами.

И когда мы видим на примерах громких дел, что российское следствие насмерть вцепляется в очевидно невиновного человека или наоборот – отказывается привлекать или неохотно привлекает к ответственности явно подозрительное лицо, нужно понимать, что происходит это не из-за глупости или недальновидности отдельных лиц. Мы имеем дело с определённой системой.

Можно ли сказать, что негласные стимулы этой системы – коррупционные?

В данном случае слово «коррупция», особенно в примитивном виде денежной взятки или материального поощрения от начальства – вредное клише, которое мешает увидеть истинные механизмы работы следствия. Прямая материальная заинтересованность редко руководит нелогичными на посторонний взгляд действиями следователей.

Люди, работающие в системе правоохранительных органов, погружены в неё, как правило, «с головой», – из-за постоянного дефицита кадров в том же самом следствии сотрудники часто буквально живут на работе.

Среди коллег и смежников формируются прочные дружеские связи, разговоры в свободное время всё время сворачивают на рабочие темы.

Даже пляжный отдых у следователей и других сотрудников МВД стал узковедомственным в советском стиле после ограничения выезда за рубеж: «Иду в Адлере по набережной, одни знакомые кругом».

Поэтому ключевой фактор для следователя – прямое или косвенное одобрение профессиональной среды, не обязательно выраженное в материальных стимулах вроде премий и поощрений (хотя, конечно же, они играют важную роль).

Чёткая работа – залог сохранения профессионального статуса. Особенно важно мнение смежников – прокурорских и судейских работников, к которым поступает дело после этапа предварительного расследования.

Попытаемся разобраться, каковы негласные требования к профессионалу следствия.

Система внутриведомственных оценок всех органов, участвующих в досудебной цепочке, то есть в установлении подозреваемых, поиске улик и свидетелей устроена так, чтобы добиться от следователя своего рода конвейерной работы.

Первая необходимая операция на этом конвейере после собственно возбуждения уголовного дела – установление подозреваемого. Причём с чётким прицелом на то, чтобы именно первый официальный подозреваемый перешёл в статус обвиняемого и все дальнейшие этапы передачи дела прошли без сучка, без задоринки.

Само собой, когда на конвейер ставится такая сложно формализуемая аналитическая работа (можно сказать и дедуктивная) как установление подозреваемого, качество этой работы неизбежно снижается.

Но как мы помним, на конвейере для каждой операции существует определённое заданное время. Не уложился – подвёл смежника.

А смежник – не просто посторонний человек, это представитель твоей корпорации, с ним ты можешь общаться куда чаще, чем непосредственно с коллегами-следователями.

В России сложилась система отсеивания уголовных дел с непредсказуемым судебным решением еще до направления дел в суд, преимущественно на этапе расследования. И до суда доходят практически лишь те уголовные дела, которые содержат признание вины (свыше 90% дел).

Фактическое решение о вине подозреваемого принимает следователь — так как именно он принимает также и первое относительно формализованное решение во всей цепочке (придает лицу статус подозреваемого или обвиняемого). Действия оперативников и других служб полиции не меняют юридического статуса подозреваемого: конвейер захватывает деталь и обрабатывает до «готового изделия» – человека, признанного виновным по решению суда.

И именно решение следователя часто оказывается окончательным. На следствии будет реабилитировано менее 0,5 % тех, кого привлекли в качестве подозреваемого и избрали ему меру пресечения; в суде по тем делам, по которым обязательно велось следствие, будет оправдано менее 0,2 % обвиняемых.

Такой низкий процент оправдательных приговоров вызывает отторжение и критику. Обвинительный уклон следствия – чем он обусловлен?

Низкий процент оправдательных судебных приговоров в России, который только ленивый не ставил в вину отечественным правоохранителям, не означает, что у нас царит запредельная жестокость, которую готово видеть общество в силу мифологизированных представлений.

https://www.youtube.com/watch?v=wnwl6DV3UX0

Выше было сказано, что решение следователя относительно вины подозреваемого чаще всего является окончательным. Точно так же является окончательным и решение НЕ привлекать человека в качестве подозреваемого.

Фактически, это оправдательный приговор, который тоже выносит следователь.

Безусловно, это гиперболизированное представление структуры следствия, но оно ближе к действительности, чем мнение о «небывало жестоком» российском правосудии.

При возбуждении уголовного дела и при поиске подходящего для роли будущего обвиняемого лица следователи стараются не выходить за рамки здравого смысла: очевидно шитое белыми нитками дело суд примет неохотно, грубые процедурные нарушения могут вызвать общественную критику.

Решение об установлении подозреваемого/обвиняемого становится компромиссом между необходимостью обеспечить статистику раскрываемости, наличием доказательной базы, способностью подозреваемого отстоять свои права и искренним желанием следователя установить истину, которое, несмотря на профессиональное выгорание, сохраняют многие специалисты.

Проблема заключается ещё в том, что на ранних этапах расследования следователь как сапёр не имеет права на ошибку. Если дело поступает на конвейер, обратного хода может не быть: система, как мы помним, работает на обвинительный приговор.

Важен ещё один фактор. Из-за специфики применения положений уголовно-процессуального закона о компенсации морального и материального ущерба лицам, безосновательно привлечённым в качестве подозреваемых, простейший алгоритм «задержали, извинились, отпустили» становится сложно реализуемым.

Согласно действующим нормам, компенсация в пользу напрасно задержанного гражданина (при том что задержание могло быть совершенно законным и обоснованным с точки зрения здравого смысла в ситуации, когда есть большие сомнения в непричастности задержанного) взыскивается лично со следователя.

      Об этом подробно рассказывает в своей лекции Мария Шклярук

Если следователи у нас фактически заранее решают, виновен человек или нет, как можно говорить об их несамостоятельности и бюрократизации их работы?

В других наших статьях мы неоднократно говорили, что система МВД при всех своих недостатках, сильно ограничивает любой личный произвол сотрудников – как в дурную, так и в хорошую сторону.

Понятие «следователь» как звено следственной цепочки не тождественно одному лицу. Это, увы, не значит, что расследование по каждому конкретному делу помогает вести отряд оперативников и экспертов. На одного следователя в России приходится 0,88 оперативника (см. нашу инфографику о следователе и об оператинике)

В принятии рядовым следователем решений играет важнейшую роль мнение руководителя следственного отдела (с ним обсуждают почти все решения).

Самое большое влияние руководитель отдела имеет на решения о задержании, квалификации окончательного обвинения, приостановлении расследования и заполнении статистической карточки.

Подробнее об этом вы можете прочесть в статье Кирилла Титаева и Марии Шклярук (Институт проблем правоприменения Европейского университета, Санкт-Петербург).

Можно сказать, что при научном рассмотрении системы российского следствия наши представления меняются радикальным образом: вместо свободного аналитика-детектива следователь предстаёт чиновником (а чаще чиновницей, 71%  следователей МВД в России – женщины).

Чиновница эта работает в ситуации жёсткого стресса: без права на формальную ошибку (ошибка в установлении обстоятельств дела для системы куда менее значима, чем ошибка в стандартных «конвейерных» операциях передачи дела по инстанции), без права на принятие решений, которые не вписываются в общую логику системы и не одобрены целым консилиумом начальников, смежников и коллег.
      Как изменить работу правоохранительной системы? См. раздел реформа  и проект КГИ

Вернуться в раздел “Понятный следователь”

Источник: https://openpolice.ru/pages/ponyatnaya-policiya/ponyatnyj-sledovatel/chasto-zadavaemye-voprosy-o-rabote-sledovatelya/

Вопросы по закону
Добавить комментарий