Как потерпевшая сторона может повлиять на принятие решения по УДО?

Новости

Как потерпевшая сторона может повлиять на принятие решения по УДО?

Конституция РФ гарантирует любому осужденному к лишению свободы право ходатайствовать перед судом об условно-досрочном освобождении от наказания.

Суд применяет данный вид освобождения от наказания только в том случае, когда установит, что для дальнейшего исправления осужденного нет необходимости в полном отбывании наказания, а вред, причиненный преступлением, возмещен полностью или частично и при этом отбыта определенная часть срока наказания. При решении вопроса об условно- досрочном освобождении лиц из мест лишения свободы суд выслушивает мнение представителя колонии, где отбывает наказание осужденный, и прокурора. До недавнего времени потерпевший был лишен возможности участвовать в таких заседаниях.

Федеральным законом от 23 июля 2013 г. N 221-ФЗ в Уголовно-процессуальный кодекс РФ внесены изменения, наделяющие потерпевшего таким правом. Теперь суд обязан уведомить потерпевшего о наличии указанного ходатайства осужденного.

Потерпевший имеет право участвовать в судебном заседании и высказывать свое мнение о возможности условно-досрочного освобождения лица, совершившего в отношении него преступление.

Мнение потерпевшего, как и других участников судебного заседания, для суда не является решающим, но, как правило, принимается во внимание.

Как показывает судебная практика, многие потерпевшие активно используют данное им законом право.

В конце прошлого года Угличский районный суд рассматривал ходатайство осужденного Морозова С.В. об условно-досрочном освобождении.

В настоящее время Морозов отбывает наказание в колонии строгого режима за убийство Беловой О.И., совершенное им в 2005 году.

Суд установил вину Морозова в том, что он с целью убийства привез свою знакомую Белову в лес и там нанес удар ножом в спину, от которого потерпевшая скончалась на месте.

После этого Морозов снял с Беловой все золотые украшения, взял ее сотовый телефон, затем положил труп в мешок, облил бензином и поджег.

За совершенное преступление суд приговорил Морозова к 12 годам лишения свободы. При этом принял во внимание непогашенные судимости за кражи, грабежи и изнасилование. Причем, полностью наказание за них Морозов не отбыл, так как из мест лишения свободы освободился условно-досрочно.

И в этот раз, совершив более тяжкое преступление, Морозов вновь понадеялся на гуманность суда. За время нахождения в колонии строгого режима Морозов зарекомендовал себя с положительной стороны, заработав 38 поощрений за примерное поведение и добросовестный труд.

К своему заявлению об условно-досрочном освобождении осужденный приложил положительные характеристики от администрации колонии, медицинские справки о состоянии здоровья жены, а также два ходатайства от депутатов муниципального совета, заверивших суд в полном исправлении Морозова.

Сам осужденный указал, что находясь на свободе, он быстрее возместит ущерб, причиненный преступлением, и принесет личные извинения матери погибшей.

Суд известил мать Беловой о поступлении заявления Морозова. Однако потерпевшая категорически возражала против его освобождения, считая, что человек, совершивший самое тяжкое из всех преступлений, обязан отбыть наказание в полном объеме.

Участвующий в судебном заседании прокурор, несмотря на положительные характеристики Морозова и мнение администрации колонии о том, что тот не нуждается в полном отбывании наказания, не поверил в искренность осужденного, учел мнение потерпевшей и просил суд отказать Морозову в условно- досрочном освобождении.

Суд согласился с мнением прокурора и потерпевшей, отклонив ходатайство Морозова.

Осужденный обжаловал постановление суда в вышестоящую инстанцию. В феврале 2015 года судебная коллегия по уголовным делам Ярославского областного суда рассмотрела апелляционную жалобу Морозова на постановление Угличского районного суда.

Участвующие в судебном заседании адвокат потерпевшей и прокурор областной прокуратуры посчитали, что районный суд принял правильное решение, и просили оставить его без изменения.

Апелляционная инстанция согласилась с доводами стороны обвинения и отклонила жалобу осужденного.

Следует отметить, что в последнее время законодатель принял еще несколько законов, защищающих права потерпевших в уголовном судопроизводстве.

Так, потерпевший и его законный представитель теперь вправе получать информацию о прибытии осужденного к месту отбывания наказания, о его выездах за пределы исправительной колонии, о времени освобождения осужденного из мест лишения свободы. Для применения условно-досрочного освобождения требуется обязательное возмещение осужденным вреда (полностью или частично), причиненного преступлением.

Предусматривается возможность применения мер государственной защиты в отношении потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства не только в ходе расследования и рассмотрения уголовного дела в суде, но и после постановления приговора, а также вынесения постановления об освобождении лица от уголовной ответственности или наказания.

Указанные новеллы должны способствовать закрепленной в ст. 52 Конституции РФ обязанности государства осуществлять защиту прав потерпевших от преступлений, обеспечивать им доступ к правосудию и компенсацию причиненного ущерба.

(Фамилии всех лиц изменены).

Источник: https://procrf.ru/news/294399-mnenie-poterpevshih-pri-reshenii.html

Хождение по мукам освобождения

Как потерпевшая сторона может повлиять на принятие решения по УДО?

Хождение по мукам освобождения

Ознакомившись в апреле-июле 2011 года с серией материалов в газете «Время» про «бои местного значения» вокруг досрочного освобождения моего соколониста – журналиста Тохнияза Кучукова из исправительного учреждения, полагаю необходимым дать развернутый в тему.

Каждый зек, его семья, близкие и друзья ждут его освобождения, считая каждый день, проведенный им за решеткой.

Не будем касаться обоснованности и справедливости приговора к лишению свободы в каждом конкретном случае, а просто посмотрим на критерии и процедуру этого самого освобождения.

Чем больше я с ними знакомлюсь на практике, тем больше у меня возникает вопросов, недоумения и даже изумления.

Недоумения от явной субъективности и манипулирования этим процессом, от непродуманности законодательства, избирательного применения критериев освобождения, его коррупционности и т.д. Тем более если целями наказания, как следует из нашего Уголовного кодекса, является восстановление социальной справедливости, а также исправление осужденного и предупреждение совершения им новых преступлений.

То есть в принципе главное — произошла ли в той или иной степени социальная реабилитация осужденного, продолжает ли он представлять угрозу для общества и есть ли необходимость в его дальнейшем содержании под стражей, в расходовании на него средств из государственного бюджета.

Если исходить из этих целей, то, соответственно, и средства, и критерии должны им соответствовать.

Мой уже почти двухлетний опыт пребывания в колонии-поселении и наблюдения за тем, как, по каким критериям решаются вопросы освобождения заключенных из мест лишения свободы всеми задействованными государственными органами, исправительными учреждениями, прокуратурой и судами, к сожалению, приводят к весьма печальным выводам.

Эта система не ведет ни к какому перевоспитанию, исправлению или социальной реабилитации осужденного. Она вообще никого перевоспитать или исправить не может.

Она может только озлобить, ожесточить, сделать более агрессивным и психически неуравновешенным любого, даже самого уравновешенного человека. Она может воспитать ненависть к человеку в форме, к государству.

Это в основном связано с условиями содержания и обращения с заключенными, но и процедура принятия решений об освобождении тоже вносит свой весомый вклад в такой результат.

Итак, какие возможности для освобождения есть у заключенного?

Первая и самая простая — «звонок», то есть полное отбытие всего срока лишения свободы. Здесь все понятно: срок закончился — на свободу! Хотя вообще-то это должно быть исключением из правил.

https://www.youtube.com/watch?v=D5RI7g1-FGI

Если уж зек не поддается никаким методам исправления и социальной реабилитации, активно и агрессивно противостоит администрации учреждения, сознательно и последовательно совершает серьезные нарушения режима, то вполне возможно, что для государства и общества адекватным ответом является держать его за решеткой до окончания срока. Такое случается, но должно быть скорее исключением из правил, чем самим правилом, потому что характеризует и усилия, и эффективность самой тюремной системы в деле исправления осужденного.

Вторая возможность — пересмотр приговора, оправдание или освобождение осужденного от уголовной ответственности или наказания в связи с тем, что Верховный суд РК пересмотрел решения судов нижестоящих инстанций. Это бывает крайне редко, но все же случается.

Казалось бы, здесь-то уж все просто. Да нет, и тут возникают проблемы. Так, в нашей колонии одному из осужденных, Р. Макишеву, Верховный суд пересмотрел приговор и решение суда апелляционной инстанции и освободил его от наказания в связи истечением срока давности привлечения к уголовной ответственности. Справедливость и законность восторжествовали.

Согласно закону, если осужденный участвовал в заседании суда, где был решен вопрос об его освобождении из-под стражи, то он немедленно освобождается в зале суда.

Если же нет, то суд обязан немедленно направить свое постановление или выписку из его резолютивной части администрации колонии для немедленного освобождения заключенного. Что председатель надзорной инстанции Верховного суда РК А.

Касимов и сделал, направив срочную телеграмму в нашу колонию о немедленном освобождении Макишева, в которой указал номер и дату своего постановления и то, что само постановление направлено спецпочтой.

А Макишева не выпускали более недели.

Почему? А потому, что администрация колонии ждала самого постановления и ей было недостаточно установленного законом и направленного срочной телеграммой распоряжения суда об освобождении Макишева.

Причем распоряжения Верховного суда РК! Не помогли никакие ссылки на закон, на текст срочной телеграммы высшего судебного органа страны. И кто теперь ответит за то, что осужденный более недели незаконно содержался под стражей?

Третья возможность — по тяжелой болезни. Не дай бог освобождаться по таким основаниям, поскольку это означает, что болезнь либо неизлечима совсем, либо освобожденный никогда уже не будет сколько-нибудь здоровым человеком, но тем не менее и такие случаи бывают.

Четвертая возможность — помилование или амнистия. Помилование, которое осуществляется президентом РК, носит ограниченный и индивидуальный характер, и на нем особо останавливаться не будем. А вот в отношении амнистии, тем более что она планируется в нашей стране в конце этого года, надо несколько слов сказать.

За время независимости Казахстана было проведено шесть амнистий: в конце 1994-го — начале 1995 г. в связи с Международным годом семьи; во второй половине 1996 г. — в связи с первой годовщиной новой Конституции Республики Казахстан; во второй половине 1999 г.

— в связи с Годом единства и преемственности поколений; в первой половине 2001 г. — в связи с десятой годовщиной принятия Декларации о государственном суверенитете Республики Казахстан; в первой половине 2002 г. — в связи с десятилетием независимости Республики Казахстан и в первой половине 2006 г.

— в связи с празднованием Дня независимости Республики Казахстан.

То есть перерыв между амнистиями в среднем составлял 2,5 года. Правда, между предпоследней и последней амнистиями прошло 4 года, а планируемая в нынешнем году амнистия пройдет почти через 6 лет после предыдущей.

Источник: https://www.zakon.kz/4448863-khozhdenie-po-mukam-osvobozhdenija.html

Вопросы по закону
Добавить комментарий