Как прекратить дело, без суда и следствия?

«Если дело возбуждено, закрывать его уже невыгодно». Бывший прокурор рассказывает о надзоре за следствием

Как прекратить дело, без суда и следствия?

Суть нашей работы такова, что прокурор проверяет законность действий. И если в регионе много историй попадают в прессу, это говорит не о том, что все плохо, а что работают все органы — не только на выявление преступлений, но и на противодействие преступлениям в правоохранительных органах.

Объем работы огромный, если кратко, то это надзор за возбуждениями уголовных дел, за отказами в возбуждении и ходом следствия, то есть за сроками [проведения следственных действий].

В Сибири я в шесть часов вставал и в шесть уходил с работы, а в Московской области постоянно до одиннадцати сидел и в выходные радовался, что могу поспать подольше перед тем, как пойду на работу.

Это отчеты, проверки административно задержанных — [для этого] надо в милицию ездить. Днем я обычно решал насущные задачи, а вечером уже проверял уголовные дела.

Прокурорам поступает много жалоб на незаконное преследование, на милицейский беспредел. Надо проверять, обоснованы они, или нет, запрашивать дела.

Но здесь вопрос статистики: если, например, в прошлом году мы удовлетворили семь жалоб, [в этом году] можно сделать небольшой прирост. Но если [прирост] будет большой — с нас спросят, куда мы смотрели и почему допустили нарушение.

И прокурора [района] поднимут на совещании, где все областные прокуроры и начальники отделов собираются и слушают отчеты.

Политика здесь такая: удовлетворенные жалобы означают отсутствие надзора. Если полицейские кого-то избили, значит, профилактика не проводилась, мы должны были представления вносить и требования. Почему-то все спрашивают с прокуратуры.

Иногда жалобы приходится удовлетворять. Вот, допустим, человек через год пожаловался на отказ в возбуждении дела — нельзя же написать, что я вчера, перед жалобой, его отменил, пишешь — ваша жалоба удовлетворена, постановление отменено.

Как проверяют отказ в возбуждении дела

А так — поступает, допустим, постановление об отказе в возбуждении дела, мы смотрим материалы, а там неполная проверка. Нужно провести еще какие-то действия и тогда уже можно будет говорить, что проверка проведена в полном объеме и оснований для возбуждения дела нет.

Или они есть. Но ведь бывает, что надо опросить свидетеля, а его просто нет. Все же ограничены по срокам [проверки], бывает, что по несколько раз решения отменяется по таким основаниям. Бывает, что [следователи] просто не успевают провести проверку из-за большого объема работы.

У прокуратуры есть еще такой показатель — выявление укрытых преступлений. И вот отказ в возбуждении дела — один из способов их укрыть.

Тогда мы смотрим основания для отказа и проводим встречную проверку: обзваниваем людей или вызываем их к себе и проверяем, действительно ли они говорили, что написано [в отказе]. Бывает, человек говорит, что его попросили так сказать. Это вопиющие случаи, но они имеют место.

Тогда прокуратура выносит требование возбудить уголовное дело, но следствие его может и не выполнить, и придется это решение обжаловать у их руководства.

Вообще следователи могут лениться, нет инициативы из-за маленькой зарплаты, в каждом случае это индивидуально. Ну почему вот это дело расследуется плохо, а это — хорошо? У полицейского [следователя] часто стоит задача — закрыть квартал, какой-то отчетный период.

Вот у них какие-то дела уходят, они ими занимаются, а долгоиграющие перекидывают на следующий месяц. При этом в УПК же есть статья 6.1 — разумный срок уголовного судопроизводства.

В Европейский суд по правам человека пошли иски из-за нарушения этих разумных сроков, и после этого по ведомствам пошло: вносите требования по этой статье.

Коррупцию мы не выявляем, у нас нет оперативных подразделений, этим занимается их внутренняя служба собственной безопасности.

Если и кажется по документам, что может быть какая-то коррупционная составляющая, то… Ну, там сидят люди с высшим юридическим образованием, голословно человека обвинять в коррупции некорректно — ты его не поймал за руку.

Но можно написать представление или информационное письмо, связаться с МВД, сказать что есть проблема. Но это уже на уровне прокурора района минимум решается.

«Все будут работать, чтобы был обвинительный приговор»

Со следователями мы лично контактируем. Они заходят, на какие-то вопросы отвечают, чтобы нам не писать бумагу, или хотя бы для себя — разобраться. Указания им можно давать и карандашом на постановлениях.

Это экономит время, вот представьте: прокурору принесли сто материалов, допустим, все — незаконные. Он садится их печатать и теряется на сутки минимум, а если на половине быстро карандашом раскидать: здесь доделайте, тут, то сильно быстрее получается.

Но тут страдает статистика, прокурор уже не сможет написать, что отменил сто постановлений — получается, немного жертвует карьерой ради продуктивности.

Если дело возбуждено, то закрывать его уже никому не выгодно — все будут бороться, даже если есть основания для прекращения. Система правосудия такова, что если нет состава [преступления], то все равно не надо прекращать дело.

Думаю, это такая политика: вот человека преследовали, может, даже посадили в СИЗО, а потом общественные защитники скажут, что он просто так сидел.

И пока есть силы и возможности, все будут работать, чтобы был обвинительный приговор.

Потому что оправдание будет значить, что не было прокурорского надзора: спросят, куда вы смотрели, товарищи? Возбуждения ведь проходят через прокуратуру, она же в суде представляет обвинение.

Если следователь прекратил дело за отсутствием состава преступления, его же и накажут — столько проверок будет, даже по его линии: почему человека преследовал, почему не сделал нужные выводы в самом начале? На такие вопросы и не ответишь. Принципиально надо найти виноватого. У МВД и СК это будет следователь, у прокуратуры — прокурор из-за отсутствия надзора.

Хотя вообще в идеале дела и возбуждаются, чтобы установить все обстоятельства и прийти к обоснованному решению, прекращать их или нет.

Уголовно-процессуальный кодекс вообще написан шикарно, но закончить все дела в соответствии с ним невозможно. Понятно, что они обычно более или менее приведены в порядок, но чтобы полностью — я таких дел не знаю.

Вот протокол допроса должен быть: вопрос-ответ, вопрос-ответ, а у нас все допросы идут сплошным текстом, и это плохо.

Я уже как адвокат прихожу к следователю, он такой [говорит моему подзащитному] — рассказывайте.

Я говорю: мы не будем, вы задавайте вопросы, и наше право потом — обжаловать, может у вас вопросы наводящие будут или у вас обвинительный уклон, а вы же должны устанавливать обстоятельства, не обвинять. В этом плане, наверное, ФСБ лучше всех работает, у них четко: вопрос-ответ и вопросы продуманные.

За ФСБ редко надзирать приходится, как правило, этим занимается прокуратура субъекта [федерации], там у них есть отделы по надзору за спецслужбой с соответствующим доступом к секретности.

Карьера прокурора

Какое подразделение лучше — это индивидуально, платят одинаково. Гособвинение завязано с судом — до скольки суд работает, столько они и работают. А надзор — сколько жалоб тебе пришло, столько ты и разгребай.

Карьерный рост — вообще провокационный вопрос, даже для анонимного разговора. Думаю, если посмотреть родственные и другие связи прокуроров районов, то все станет понятно. Бывает, в прокуратуре сын генерала карьеру делает, бывает, кто-то по объявлению пришел.

В остальном это еще и вопрос команды, насколько я знаю, если меняется прокурор области, то его люди становятся прокурорами районов, а те, кто был на их местах, уходят в аппарат и теряют реальную власть, занимаются статистикой. Это было бы хорошо на начальном уровне: уйти в аппарат и там карьеру делать.

А [уходить туда] с должности прокурора района — уже нет.

Про взятки тоже надо спрашивать минимум у прокуроров района. Я свечку не держал, наверное, какие-то вопросы решаются, но это на уровне предположений.

Хотя из моих коллег я единственный на работу пешком ходил. На прокурора района есть смысл выходить, он скажет [подчиненным], и никто спрашивать не будет.

А на помощника прокурора же и могут доложить, та же милиция скажет, что с ним что-то не так.

«У Следственного комитета все совсем безобразно»

Сейчас, со стороны, кажется, что беспредела намного больше, что он везде. Когда я работал в прокуратуре, казалось — ну, у нас почти все законно, сейчас подравняем. Но там ты не сталкиваешься с людьми, тебе приходят бумаги, ты бумаги и оцениваешь, тебе люди не говорят, в какую ситуацию они попали и что претерпели от полиции и Следственного комитета.

Надзор еще иногда участвует в заседаниях по мере пресечения. И я ходил, и, бывало, выступал против ареста, которого требовал следователь. В Сибири еще судья был классный — и профессионал, и как мужик рассуждал правильно.

В Москве же на процессе прокурор бубнит «считаю обоснованным, бу-бу-бу», и я тоже такой тактики изначально придерживался. А тот судья спрашивал — а чем обосновано-то все это? Вы хоть обоснуйте, говорил, поддержите. И это приятно, так сам процесс правильно построен.

Даже арестант понимает — прокуратура не просто мямлит, а что-то обосновывает.

Иногда кажется, что в полиции уровень профессионализма выше, чем у СК, эти вообще наобум дела загоняют, очень много беспредела, на них и жаловаться сложнее — у них меньше статистики, которую им прокуратура может подпортить. Хотя, насколько я знаю, в одной из прокуратур в Московской области был такой конфликт, что даже заместителя прокурора не пускали в комитет, приходилось из областной прокуратуры приезжать и разбираться.

Как адвокат уже могу сказать, что у Следственного комитета все совсем безобразно. Ведь если человека осудили и все грамотно сделали, даже если он вину не признает, в душе-то он понимает — все доказали и деваться некуда.

А если по беспределу посадили, человек не понимает, за что. Комитет вообще сильно изменился после выделения из прокуратуры. Раньше на совещаниях как было: надзор свободен, следствие — останьтесь.

Был большой коллектив, много направлений, и не хотелось за одно из них краснеть. А теперь там начальник помогает своим.

Источник: https://zona.media/article/2018/07/30/prosecutor

Стадии рассмотрения уголовного дела

Как прекратить дело, без суда и следствия?

Если вы оказались жертвой преступления, сообщите об этом в полицию. Заявление следует сделать как можно быстрее, чтобы облегчить полиции расследование преступления.

Кроме того, получение компенсации за понесенный ущерб может предполагать подачу заявления о преступлении.

Такое заявление можно сделать непосредственно полицейскому патрулю, прибывшему на место преступления, или же в отделении полиции, и по некоторым малозначительным преступлениям в Интернете (www.poliisi.fi), а также по телефону.

Заявление о преступлении принимается в любом отделении полиции, и его может подать также другое лицо от имени жертвы преступления. При наличии свидетелей преступления рекомендуется записать их контактные данные.

Полиция записывает в заявлении о совершении преступления ход событий, а также личные данные сторон и свидетелей. Как жертва преступления вы имеете право получить документ, подтверждающий факт подачи заявления.

В случае появления травм в результате преступления, рекомендуется в кратчайшие сроки обратиться к врачу. Медицинская справка может потребоваться в ходе судебного разбирательства или при обращении за компенсацией ущерба в страховые компании или государственные органы. В случае сексуального насилия до врачебного осмотра не следует мыться и менять одежду.

В случае квартирной кражи с взломом не нужно выполнять уборку до прибытия полиции.

Преступления, дела по которым возбуждаются только по жалобе потерпевшего, представляют собой преступления, расследование которых полиция осуществляет лишь в том случае, если жертва требует наказания в отношении лица, совершившего преступление.

К таким преступлениям относятся, в том числе, мелкие кражи и причинение вреда.

Если жертва преступления, дело по которому может быть возбуждено только по жалобе потерпевшего, впоследствии меняет свое решение и не требует наказания для лица, совершившего преступление, полиция прекращает уже начатое расследование.

При расследовании преступления полиция всегда задает жертве преступления вопрос о том, требует ли она наказания лицу, совершившему преступление.

Если жертва на этом этапе заявляет, что не требует наказания, или же впоследствии отказывается от своего требования, то в дальнейшем она может утратить право на возбуждение обвинения.

Это важно знать на тот случай, если прокурор примет решение о невозбуждении обвинения.

Большинство преступлений относится к сфере системы государственного обвинения, которые полиция всегда расследует по получении о них информации.

К таким преступлениям относятся, например, нанесение телесных повреждений и изнасилования также и в том случае, если они происходят дома или совершаются членом семьи.

Даже легкое насилие в отношениях с близкими является преступлением, относящимся к сфере системы государственного обвинения. Заявление о совершении преступления предоставляет полиции возможность вмешаться в насилие.

Предварительное следствие

Полиция обязана провести предварительное следствие при наличии оснований для подозрений в совершении преступления. В ходе предварительного следствия полиция выясняет ход событий, стороны дела, а также причиненный преступлением ущерб. Если полиция не будет проводить предварительное следствие, это должно быть доведено до сведения жертвы.

При необходимости полиция вызывает жертву для дачи показаний в качестве потерпевшей стороны. Если назначаемое время дачи показаний является неприемлемым, можно согласовать с полицейским, ведущим следствие, другое время. В простых и очевидных случаях полиция может получить показания также и по телефону.

В рамках дачи показаний о преступлении жертва обязана говорить только правду. Если после дачи показаний жертва вспомнит дополнительные факты по делу, рекомендуется сообщить их полиции.

После составления протокола предварительного следствия полиция передает его в прокуратуру. Жертва преступления в качестве потерпевшей стороны, равно как и лицо, подозреваемое в совершении преступления, имеет право на безвозмездное получение копии протокола. Если жертва не желает, чтобы ее контактные данные стали известны подозреваемому, она может запретить их внесение в протокол.

В случае легких преступлений, например, мелкой кражи и нанесения легких телесных повреждений, полиция с согласия потерпевшей стороны может назначить подозреваемому штраф.

В этом случае составление протокола предварительного следствия не является обязательным.

Если жертва дает согласие на процедуру наложения штрафа подозреваемому, дело не будет рассматриваться в суде и прокурору нельзя выдвинуть требование о компенсации причиненного ущерба от имени жертвы преступления.

Требования о компенсации ущерба

Лицо, совершившее преступление, обязано возместить причиненный им ущерб.

Полиции следует сообщить о причиненном ущербе, а также о том, требует ли жертва его компенсации лицом, совершившим преступление, в ходе предварительного следствия или не позднее чем в ходе судебного разбирательства.

Компенсацию можно потребовать, например, за испорченное или утраченное имущество, расходы на лекарства и медицинское обслуживание, а также за физическую боль и, в некоторых случаях, за моральные страдания, причиненные в результате насилия.

Размер ущерба может быть подтвержден квитанциями о тех расходах, которые возникли в результате преступления. Кроме того, следует сохранять документы, подтверждающие не покрываемые страхованием выплаты и расходы на поездки, которые могут возникнуть в связи с выяснением дела, поскольку по ним можно потребовать компенсации с лица, совершившего преступление.

Прокурор вправе предъявить в суде требование о компенсации от имени жертвы преступления, если оно является бесспорным и обоснованным.

Если жертва желает, чтобы ее требование о компенсации было выдвинуто прокурором, об этом рекомендуется сообщить полиции еще на этапе предварительного следствия. Если прокурор не предъявляет требование о компенсации, он должен сообщить об этом жертве в письменном виде.

В этом случае жертва может самостоятельно выдвинуть такое требование. Это может сделать также и юридически компетентный специалист от имени жертвы.

Возбуждение обвинения

После того, как прокурор получил из полиции протокол предварительного следствия, он принимает решение о возбуждении обвинения, то есть о передаче дела на рассмотрение суда.

Если, например, по преступлению отсутствуют доказательства, преступление является незначительным или по делу достигнуто примирение, прокурор может не возбуждать обвинение.

Жертва имеет право быть уведомленной о решении прокурора не возбуждать обвинение.

Если жертва еще на этапе предварительного следствия потребовала наказания, то она вправе самостоятельно возбудить обвинение, если этого не сделает прокурор.

Медиация

Медиация возможна по обоюдному согласию потерпевшего и подозреваемого. Кроме того предполагается, что подозреваемый в совершении преступления подтверждает основные обстоятельства хода событий, и что медиация соответствует интересам жертвы. Процедура является бесплатной и всегда добровольной, причем при желании ее можно прервать на любом этапе.

Специально подготовленные добровольные медиаторы помогают сторонам уголовного дела обсудить происшедшее и договориться о компенсации ущерба, возникшего в результате совершения преступления. Кроме того, медиаторы помогают им составить мировое соглашение.

Результатом медиации может быть, например, принесение извинений, соглашение о принципах поведения, денежная компенсация или компенсация в виде выполненной работы. Если стороны приходят к примирению, соглашение составляется в письменной форме, а бюро медиации контролирует его исполнение. Бюро медиации сообщает результат медиации полиции и органу юстиции.

Между тем, уголовное дело может быть рассмотрено в суде, даже если по нему достигнуто соглашение путем медиации.

Дополнительную информацию о процедуре медиации можно получить, например, в полиции, местных бюро медиации, в Национальном институте здравоохранения и социального благосостоян.(www.thl.fi/sovittelu)

Судебное разбирательство

Помимо жертвы, выступающей в качестве потерпевшей стороны, в ходе судебного разбирательства сторонами по делу являются прокурор и обвиняемый.

Суд первой инстанции обычно вызывает на судебное разбирательство все стороны по делу, а также свидетелей. В судебной повестке указывается наличие или отсутствие необходимости личного присутствия в суде.

При неявке кого-либо из вызванных в суд судебное разбирательство может быть перенесено.

Вопросы, связанные с графиком и другими практическими моментами судебного разбирательства, можно до его начала обсудить с представителями персонала суда первой инстанции, а также прокурором или его секретарем.

Судебные заседания открыты для публики, однако, например, в случае преступления сексуального характера суд может рассматривать дело частично или полностью в закрытом режиме, то есть «за закрытыми дверями».

С соответствующей просьбой можно обратиться к судье первой инстанции.

Если суд обязал жертву лично присутствовать на заседании, ей выплачиваются суточные и возмещаются расходы на проезд и потеря заработка. В случае неявки на заседание без уважительной причины суд может назначить штраф.

Уважительной причиной считается, например, болезнь, которая не позволяет явиться в суд и впоследствии должна быть подтверждена справкой от врача. О таких причинах необходимо сообщить суду по возможности заблаговременно.

Часть уголовных дел может быть рассмотрена в суде первой инстанции исключительно в рамках письменной процедуры. В этом случае судья выносит решение по делу на основании письменных материалов. Устное разбирательство не проводится и стороны по делу не вызываются в суд.

В рамках письменной процедуры могут рассматриваться большинство легких и обычных преступлений. Условием ее применения является признание ответчиком своего деяния и его согласие на проведение письменной процедуры.

Кроме того, для ее применения необходимо получить согласие жертвы преступления. Жертва имеет право выдвинуть свои требования о компенсации также и в рамках письменной процедуры.

В этом случае она представляет их в письменной форме.

Информация о процедуре судебного разбирательства имеется, например, в Интернете по адресу www.oikeus.fi, а также в брошюре Министерства юстиции «Рассмотрение уголовного дела в суде первой инстанции» на сайте Минюста по адресу www.oikeus.fi, а также на сайте полиции www.poliisi.fi.

Судебное решение и его обжалование

Суд первой инстанции оглашает свое решение сразу после заседания или объявляет, когда решение будет вынесено. В случае применения письменной процедуры суд первой инстанции направляет сторонам по делу свое решение.

Решение суда первой инстанции можно обжаловать в суде второй инстанции. В основном необходимо получить разрешение на дальнейшее рассмотрение дела с тем, чтобы суд второй инстанции принял его на рассмотрение в полном объеме.

Если Вы не удовлетворены решением суда, об этом необходимо сообщить в суд первой инстанции в течение одной недели с даты вынесения решения. Жалобу в письменной форме следует подать в суд первой инстанции в течение 30 дней с даты вынесения решения. Инструкции по обжалованию прилагаются к решению суда первой инстанции.

Источник: https://oikeus.fi/ru/index/esitteitaoikeudellisistaasioista/eslivyokazaliszhertvojprestuplenija/stadiirassmotrenijaugolovnogodela_0.html

Внимание! Грабли те же

Как прекратить дело, без суда и следствия?

Федеральным законом от 03.07.2016 № 323-ФЗ внесены изменения в УК и УПК РФ. Введено новое основание прекращения уголовного дела (уголовного преследования).

Теперь лицо, впервые совершившее преступление небольшой или средней тяжести, может быть освобождено судом от уголовной ответственности с назначением судебного штрафа в случае, если оно возместило ущерб или иным образом загладило причиненный преступлением вред.

Обязательные условия

Исходя из содержания новых ст. 76.2 УК РФ и ст. 25.1 УПК РФ уголовное дело (уголовное преследование) может быть прекращено с назначением меры уголовно-правового характера в виде судебного штрафа только:

1) в отношении виновного;

2) когда им преступление совершено впервые;

3) когда совершено преступление небольшой или средней тяжести;

4) когда виновный возместил причиненный преступлением ущерб или иным образом загладил причиненный преступлением вред.

Что нового?

В чем принципиальная новизна изменений? Провозглашая, что за определенные деяния не будет назначаться уголовное наказание, закон, по сути, дозволяет без проведения судебного разбирательства признавать лицо виновным в совершении преступления.

Пусть это преступление небольшой или средней тяжести, тем не менее, если в отношении лица прекращено уголовное преследование по ст. 25.1 УПК РФ (ст. 76.

2 УК РФ), в информационных центрах органов внутренних дел лицо будет значиться как совершившее преступление. И на соответствующий запрос оттуда всегда ответят, что лицо совершало преступление.

В связи с этим человека не примут на работу, не дадут возможности реализовать некоторые права, не допустят до определенного рода информации и т. п.

Это одна сторона медали. Вторая сторона позволит органам предварительного расследования инициировать прекращение уголовного дела, когда они сомневаются, что в случае проведения судебного следствия суд, основываясь на имеющихся в уголовном деле доказательствах, вынесет обвинительный приговор.

И тут возникает вопрос: не вводит ли законодатель под видом нового в практику правоприменения не оправдавший себя ранее старый механизм?

Ведь так было с применением в свое время недействующей сейчас ст. 10 УПК РСФСР «Направление материалов без возбуждения уголовного дела для применения мер общественного воздействия».

Она также позволяла в случае совершения лицом деяния, содержащего признаки преступления, не представляющего большой общественной опасности, когда факт его совершения очевиден, а лицо, его совершившее, может быть исправлено мерами общественного воздействия, не применять к виновному (если последний не возражает против этого) уголовного наказания.

В таком случае даже не возбуждалось уголовное дело, а материалы предварительной проверки заявления (сообщения) о преступлении передавались на рассмотрение товарищеского суда или комиссии по делам несовершеннолетних либо лицо передавалось на поруки трудовому коллективу или общественной организации для перевоспитания и исправления.

Тем не менее в информационный центр выставлялась карточка, согласно которой лицо без суда и следствия признавалось совершившим преступление. Человеку, который давал согласие на принятие искомого процессуального решения, никогда данное обстоятельство не разъяснялось.

Напротив, зачастую его пугали тем, что если дело будет возбуждено и затем направлено в суд, то его ждет мера уголовного наказания.

Чтобы избежать иногда необоснованного обвинения, лицо выбирало, как оно думало, меньшее зло и соглашалось на направление материалов в отношении него без возбуждения уголовного дела для применения мер общественного воздействия. Тем самым своими руками ставило клеймо на всей своей последующей биографии.

Во все места, где обязательно запрашиваются сведения о судимости, после этого приходила информация, что лицо, о котором поступил запрос, совершало преступление. Аналогичные ситуации возникали и в случае применения ст. 26 УПК РФ «Прекращение уголовного дела в связи с изменением обстановки», которая также в настоящее время не действует.

Думается, то же самое следует ожидать и тем, к кому после вступления в силу Федерального закона РФ от 03.07.

2016 № 323-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации по вопросам совершенствования оснований и порядка освобождения от уголовной ответственности» судом при освобождении от уголовной ответственности в случаях, предусмотренных ст. 76.2 УК РФ, будет назначен судебный штраф.

И то обстоятельство, что прекращать уголовное дело (уголовное преследование) по ст. 25.1 УПК РФ станет не орган предварительного расследования, а суд, не ликвидирует полностью наши опасения. Процедура рассмотрения ходатайства законодателем в ст. 446.2 УПК РФ досконально не регламентирована.

Между тем, несомненно, оно рассматривается не в рамках общих правил судебного разбирательства. Скорее, процедура судебного заседания в этом случае будет аналогична той, что предусмотрена для рассмотрения иных ходатайств органов предварительного расследования (об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста и т. п.

). А в ходе такого судебного заседания ни объемного судебного следствия, ни прений сторон и тем более последнего слова подсудимого ожидать не приходится.

Именно поэтому у органов предварительного расследования и появляется возможность прекращения уголовного дела, когда в случае производства судебного следствия доказательств было бы недостаточно для вынесения обвинительного приговора.

Несмотря на возражения пострадавшего

Последователен вопрос: чем предусмотренное ст. 76.2 УК РФ основание освобождения от уголовной ответственности отличается от ранее и до сих пор предусмотренного ст.

76 УК РФ освобождения от уголовной ответственности в связи с примирением с потерпевшим? И там и там решение принимается в отношении лица, совершившего впервые преступление небольшой или средней тяжести, когда последний загладил причиненный преступлением вред. Отличие одно: по ст.

25 УПК РФ уголовное дело может быть прекращено только в связи с примирением с потерпевшим, а по ст. 25.1 УПК РФ такой необходимости нет.

https://www.youtube.com/watch?v=4wFVZt9On10

Иначе говоря, с введением в действие ст. 76.2 УК РФ, ст. 25.1 и некоторых других статей УПК РФ появляется возможность прекращения уголовного дела, думается, прежде всего в тех случаях, когда в деле нет потерпевшего. Отсутствие потерпевшего не позволяет с ним примириться, и, как следствие тому, нет никакой возможности в такой ситуации применить ст. 25 УПК РФ.

Действительно, на практике могут иметь место случаи, когда применение к лицу, совершившему впервые преступление небольшой или средней тяжести, загладившему причиненный преступлением вред, уголовного наказания излишне, однако прекратить уголовное дело по ст.

25, 27 или 28 УПК РФ возможности нет по меньшей мере из-за отсутствия в деле потерпевшего. В этом случае, если речь идет не о преступлениях, перечисленных в ст. 28.1 УПК РФ, ранее законно прекратить уголовное дело было нельзя.

Сейчас принятие такого решения, пусть и только судом, тем не менее допустимо.

Вместе с тем нельзя отрицать и тот факт, что законодателем разрешено и прекращение уголовного дела (уголовного преследования) с назначением подозреваемому (обвиняемому) меры уголовно-правового характера в виде судебного штрафа, когда потерпевший возражает против принятия искомого процессуального решения.

Кому это нужно и для чего это сделано? Уж точно это нужно не потерпевшему и не нацеленной на выполнение функции уголовного преследования стороне обвинения. Полагаем, это может быть нужно не вполне добросовестному следователю (дознавателю и др.), руководителю следственного органа (прокурору) и (или) судье.

Раньше потерпевший, умело использующий свои предусмотренные ст. 42 УПК РФ права, мог препятствовать уклонению от уголовной ответственности подозреваемого (обвиняемого).

В настоящее же время, пусть и только в случае совершения последним преступления небольшой или средней тяжести впервые, мнение потерпевшего органом предварительного расследования (прокурором) и тем более судом может полностью игнорироваться.

Захочет судья (мы не будем здесь описывать, почему в наше время они иногда этого хотят) прекратить уголовное дело по ст. 25.1 УПК РФ, ему достаточно констатировать, что лицом совершено преступление небольшой или средней тяжести впервые, и он каким-то образом загладил причиненный преступлением вред.

Причем загладил он таковой или нет, решать будет судья (суд). И вновь судью вполне может мало волновать то обстоятельство, что потерпевший не считает вред заглаженным. Допустим, лицо обвиняется в фальсификации доказательств по гражданскому делу (ст. 303 УК РФ).

Если это преступление совершено впервые, сколько бы доказательств ни было фальсифицировано, судья заглаживанием причиненного преступлением вреда вправе посчитать представление в суд, рассматривающий гражданское дело, других доказательств, фальсификация которых не доказана, проверку вынесенного по гражданскому делу судебного решения вышестоящей инстанцией, разрушение незаконно воздвигнутой постройки и т. д.

Потерпевший понимает, что все эти обстоятельства не позволят ему отменить незаконное решение суда по гражданскому делу по вновь открывшимся обстоятельствам. Судебная практика идет по пути отмены судебных решений только в случае вынесения обвинительного приговора, а судом в этом случае будет вынесено постановление о прекращении уголовного дела.

И в предложенной ситуации потерпевшему будет почти невозможно добиться справедливости, доказать суду, что фальсификация доказательств по гражданскому делу является существенным для дела обстоятельством, которое не было и не могло быть известным заявителю.

Особенно если во всех судебных заседаниях потерпевший постоянно заявлял о том, что обвиняемый представил в суд фальсифицированные доказательства.

Кому это на руку? Конечно, прежде всего подозреваемому (обвиняемому). У него появляется возможность искать примирение не с потерпевшим, а с судом (органом предварительного расследования) и таким образом избежать ответственности за совершение преступления.

Хорошо это или плохо? По нашему мнению, в данном новшестве больше негатива, чем позитива. Нам же остается успокоиться лишь тем, что в информационном центре органа внутренних дел, как мы упоминали выше, лицо, в отношении которого уголовное дело (уголовное преследование) прекращено по ст. 25.

1 УПК РФ, будет значиться совершившим преступление.

Источник: https://www.eg-online.ru/article/328231/

Вопросы по закону
Добавить комментарий