Как привлечь мужа к ответственности за домашнее насилие и угрозы расправой?

Домашнее насилие в Украине: куда обращаться за помощью

Как привлечь мужа к ответственности за домашнее насилие и угрозы расправой?

Принято считать, что семья — это люди, которые тебя всегда поймут, пожалеют и «зарядят» силами двигаться дальше.

Это в идеале, но ведь, к сожалению, многие женщины в своей семье не то что не ждут утешения и не получают любовь, ласку и заботу, а вместо этого подвергаются унижениям, оскорблениям и даже рукоприкладству.

Что делать, когда муж вовсе не поддержка и опора, а тиран, куда обращаться в поисках защиты от домашнего насилия?

shutr.bz

Законодательное определение насилия в семье

Читай также – Отмена штрафа за совершение насилия в семье: за или против

Согласно Закону Украины «О предотвращении и противодействии домашнему насилию», насилием являются деяния (действия или бездействие) физического, сексуального, психологического или экономического насилия, совершаемые в семье или в пределах места жительства или между родственниками, или между бывшим или нынешним супругами или между другими лицами, которые совместно проживают (проживали) одной семьей, но не находятся (не состояли) в родственных отношениях или в браке между собой, независимо от того, проживает (проживала) лицо, совершившее домашнее насилие, в том же месте, что и пострадавшее лицо, а также угрозы совершения таких деяний;.

В Конституции Украины детально расписаны права человека, которые никто не в праве нарушать:

  • Все люди свободны и равны в своем достоинстве и правах. Права и свободы человека неотчуждаемы и нерушимы (статья 21).
  • Каждый человек имеет право на свободное развитие своей личности, если при этом не нарушаются права и свободы других людей, и имеет обязанности перед обществом, в котором обеспечивается свободное и всестороннее развитие его личности (статья 23).
  • Каждый человек имеет неотъемлемое право на жизнь (статья 27).
  • Каждый имеет право на уважение его достоинства (статья 28).
  • Каждый человек имеет право на свободу и личную неприкосновенность (статья 29).

Также в Законе Украины «О предотвращении и противодействии домашнему насилию» четко обозначено, что жертва насилия в семье — это член семьи, который пострадал от физического, сексуального, психологического или экономического насилия со стороны другого члена семьи.

Виды насилия в семье

Закон Украины «О предупреждении насилия в семье» выделяет четыре вида насилия в семье:

  • Физическое – умышленное нанесение одним членом семьи другому члену семьи побоев, телесных повреждений, что может привести или привело к смерти пострадавшего, нарушения физического или психического здоровья, нанесению ущерба его чести и достоинства.
  • Сексуальное – противоправное посягательство одного члена семьи на половую неприкосновенность другого члена семьи, а также действия сексуального характера по отношению к несовершеннолетнему члену семьи.
  • Психологическое – насилие, связанное с действием одного члена семьи на психику другого члена семьи путем словесных оскорблений или угроз, преследования, запугивания, которыми преднамеренно вызывается эмоциональная неуверенность, неспособность защитить себя и может наноситься или наносится вред психическому здоровью.
  • Экономическое – умышленное лишение одним членом семьи другого члена семьи жилья, еды, одежды и другого имущества или средств, на которые потерпевший имеет предусмотренное законом право, что может привести к его смерти, вызвать нарушение физического или психического здоровья.

shutr.bz

Все эти четыре вида насилия могут относиться как к женщине, так и к мужчине. Но так уж исторически сложилось, что чаще агрессором выступает мужчина. Психологи говорят, что таком образом мужчина компенсирует свои внутренние конфликты и нереализованность.

Факты в цифрах

В июне прошлого года представитель Фонда народонаселения ООН в Украине и Беларуси Нузхат Эсан сообщила, что согласно расчетам Фонда народонаселения ООН в Украине от физического насилия страдают 4 млн женщин, а от сексуального – 1,8 млн.

Читай также – Как правильно реагировать на насилие в семье

Но эту цифру нельзя считать полностью достоверной, поскольку расчеты основывались на среднемировых показателях, которые были зарегистрированы органами власти или негосударственными организациями в которые обращались жертвы.

Это прозвучит устрашающе, но в общем жертв домашнего насилия в количественном соотношении больше, чем жертв грабежей и автокатастроф вместе взятых.

Правила безопасности в случае физического насилия

  • Вызови полицию.
  • Не молчи! Расскажи о своей проблеме родным, близким, друзьям и обязательно обратись за помощью к специалистам.
  • Заранее найди место, куда сможешь пойти в случае опасности.
  • Старайся избегать споров в ванной комнате, на кухне, где есть острые и режущие предметы. Если спор уже начался, старайся находиться в комнате из которой легко можно выйти.
  • Попроси соседей вызывать полицию, как только они услышат твой крик о помощи.
  • Спрячь запасные ключи от квартиры (машины) так, чтобы в момент опасности ими можно было воспользоваться.

shutr.

bz

  • Спрячь в безопасном месте деньги и документы.
  • Держи под рукой номера телефонов социальных служб, кризисных и реабилитационных центров, неправительственных организаций, оказывающих помощь лицам пострадавшим от насилия в семье.
  • Не отвечать агрессией на агрессию.
  • Не оставаться наедине и заручиться поддержкой близких людей.
  • Будь сильной и уверенной в себе.

Законодательная основа при семейном насилии

Кроме статей Конституции Украины, которыми можно мотивировать желание привлечь к ответственности обидчика, воспользуйся и другими нормативно-правовыми актами:

  • Закон Украины О предотвращении и противодействии домашнему насилию
  • Постановление Кабинета Министров Украины от 26.04.2003 №616 «Об утверждении Порядка рассмотрения заявлений и сообщений о совершении насилия в семье или реальной его угрозе».

Источник: https://www.ivetta.ua/domashnee-nasilie-v-ukraine-kuda-obrashhatsya-za-pomoshhyu/

Вытащить из «водоворота тирании»

Как привлечь мужа к ответственности за домашнее насилие и угрозы расправой?

Из всех инстинктов человека самый мощный – стремление к власти. Именно поэтому у домашних деспотов нет расы, пола, возраста и профессии.

Тиран может злоупотреблять наркотиками или алкоголем, а может следить за здоровьем, заниматься спортом, вести активную общественную и светскую жизнь.

Когда вскрывается факт семейного насилия, друзья и коллеги агрессора обычно говорят, что никогда не подумали бы такого об этом человеке.

Жертвой домашнего тирана становится тот, кто физически и морально слабее, кто уязвим. Как правило, это дети, жены и старики – случаи насилия взрослых детей над пожилыми родственниками встречаются довольно часто.

Позиция общественности по отношению к жертвам домашнего насилия, на мой взгляд, пугающая: «жертва виновата сама – надо было встать и уйти», «надо было не выходить замуж за тирана, не рожать от него детей», «надо было хорошо себя вести, не грубить» и т.п. Первый вопрос, который задают жертве домашнего насилия: «За что тебя ударили? Что ты сделал(а) не так?»

Пощечина за суп

Домашнее насилие отличается от любого другого вида насилия тем, что поводом может стать любой пустяк, оно происходит на протяжении длительного времени по одинаковому сценарию: нарастание напряжения, насильственный инцидент, примирение, «медовый месяц».

Этап «нарастание напряжения» характеризуется определенным планированием со стороны тирана и подготовкой со стороны жертвы: та чувствует надвигающуюся угрозу, визуализирует картину нападения, обдумывает ответные действия, нервничает. Далее происходит непосредственно вспышка жестокости.

После нее тиран успокаивается, нередко искренне переживает, просит прощения, иногда отрицает произошедшее и убеждает жертву в преувеличении событий или обвиняет в случившемся. Цель – обеспечить свою безнаказанность.

Спокойный период в отношениях («медовый месяц») характеризуется «оттепелью»: обидчик оказывает жертве знаки внимания, обещает измениться. Впоследствии цикл повторяется. С течением времени каждая фаза становится короче, вспышки жестокости учащаются и причиняют больший вред.

По статистике, среднее количество циклов, которое проходит жертва, – 7, после чего ей удается сбежать или ее спасают близкие.

Формы домашнего насилия могут быть разными: физическое насилие (побои, пинки, шлепки, хватания, плевки, порезы, бросание предметов), психологическое (оскорбления, унижения, запугивание, контроль и преследование, эмоциональная изоляция, шантаж), сексуальное, экономическое (запрет работать, учиться, лишение финансовой поддержки, полный контроль расходов).

Почему же жертвы не уходят? Из анализа своей адвокатской практики могу сделать вывод, что жертва попадает в цикл насилия, как в водоворот, и не может из него вырваться без посторонней помощи.

Например, ко мне за юридической помощью по бракоразводному процессу с разделом имущества обратились Анастасия С. и ее мать.

Во время беседы мать сказала, что спасла дочь, забрав ее с четырьмя малолетними детьми от мужа, который поднял на нее руку (точнее, электронную книгу), следствием чего стала трещина в черепе.

Как оказалось, подобные ситуации происходили в течение всего времени брака. Анастасия С. не уходила от мужа, поскольку полагала, что обуза в виде нее самой и четверых детей матери не нужна.

Другой моей доверительнице повезло меньше – ее история закончилась двумя судимостями. В настоящее время женщина находится в хозотряде женского СИЗО г. Москвы по обвинению в нанесении бывшему мужу тяжких телесных повреждений.

Так, навещая детей, мужчина ударил бывшую супругу ладонью по лицу, после чего схватил со стола кухонный нож и двинулся в ее направлении. Женщине удалось выхватить нож и ударить нападающего в живот.

В беседе с пострадавшим, который, к слову, оказывал содействие стороне защиты, выяснилось, что поводом для пощечины стал суп, приготовленный на консервах, – такой, по его мнению, детям есть нельзя.

В ходе беседы при определении позиции защиты выяснилось, что доверительница в течение года неоднократно обращалась в полицию с заявлениями на бывшего супруга. По одному из заявлений было возбуждено уголовное дело, впоследствии прекращенное за примирением сторон. Таким образом, как показывает практика, прекращение отношений с садистом не является гарантией прекращения домашнего насилия.

От превентивных мер до эффективной защиты

Что же делать адвокату, если к нему обратилось лицо, соответствующее критерию «жертва домашнего насилия»?

Для правильного выбора тактики поведения необходимо, в первую очередь, выяснить, в какой фазе цикла насилия находится доверитель – от этого зависит экстренность и степень вмешательства.

Если человек звонит в момент совершения насилия, надо четко осознать, что звонок дался ему крайне тяжело, возможно, за эту связь ему пришлось бороться, а сам звонок может стать последним.

В такой ситуации следует предпринять все возможные меры спасения, изолировать жертву от нападавшего (например, путем помещения в кризисный центр), а не ограничиваться звонком в полицию.

В случаях «спокойных» фаз задача сводится к превентивным мерам, при которых помощь жертве в стадии следующего насильственного акта будет оказана наиболее эффективно и без участия «спасателя». Адвокат, как и любое лицо, к которому жертва обратилась за помощью, может предпринять следующие действия:

  • обойти соседей по этажу, а также на нижних и верхних этажах и проинформировать их о ситуации с жертвой, пояснить, что, если они слышат крики, удары и шум громче стандартного бытового, нужно звонить в полицию;
  • одному из соседей или старшему по подъезду оставить ключ от квартиры, где проживает жертва, и проинструктировать, что в случае экстренной ситуации данное лицо должно передать ключ сотрудникам полиции или предпринять самостоятельные меры реагирования, если позволяет смелость. В большинстве случаев домашнее насилие при появлении третьих лиц прекращается;
  • сообщить в отдел полиции о том, что по конкретному адресу проживает семья, в которой одно лицо совершает домашнее насилие в отношении другого. Уведомить полицию о том, что проинформированы все соседи данных жильцов, и в случае поступления от них звонка в дежурную часть требуется оперативное реагирование. Сообщить, у кого находится ключ от квартиры указанных лиц;
  • эффективным также представляется уведомление органов прокуратуры о заявлении, поданном в полицию, и требование поставить на контроль деятельность сотрудников отдела полиции. Такое действие, фактически не выполняя защитной функции, повышает статус обращения, благодаря которому правоохранители поймут, что привлечение их к ответственности за халатность в случае бездействия реально;
  • если в квартире проживают дети, даже не являющиеся объектами агрессии тирана, рекомендуется проинформировать органы опеки, поскольку дети нередко становятся жертвами домашнего насилия как свидетели произошедшего.

При составлении «плана спасения» рекомендуется учитывать социальный статус тирана. Так, обращение к работодателю в одном случае может положительно повлиять на эффективность помощи жертве, в другом – привести к разборкам на работе или увольнению сотрудника, что абсолютно точно негативно отразится на объекте агрессии.

УК РФ содержит все необходимые нормы для наказания домашних тиранов: умышленное причинение вреда здоровью (ч. 1 ст. 115), побои (ч. 1 ст. 116), угроза убийством (ч. 1 ст. 119), истязание (ст. 117). Противники закона о домашнем насилии утверждают, что уголовное законодательство позволяет привлекать виновников к уголовной ответственности, и утяжелять его нет необходимости.

Не умаляя самодостаточность УК, закон о домашнем насилии применяется как специализированный более чем в 140 странах не потому, что они имеют профицит бюджета, а в силу осознания обществом того факта, что жертва домашнего насилия не в состоянии предпринимать самостоятельные шаги для защиты по делам частного обвинения (как правило, самые распространенные составы, применяемые к таким делам, – ст. 115 и 116 УК РФ, – имеют небольшую тяжесть и относятся к категории частного обвинения).

Очень интересный случай, ярко демонстрирующий отношение правоохранителей к жертвам домашнего насилия, произошел в одном из регионов ЦФО около полугода назад.

Супруги жили в браке около 10 лет. В 2018 г. у них родился ребенок. С этого момента муж изменился и стал иногда поднимать руку на жену.

Однажды, когда она кормила ребенка грудью, между супругами произошла ссора, в ходе которой мужчина несколько раз ударил жену по голове пластмассовым пианино, после чего стал толкать ее и пытаться повалить на пол. Защищаясь, женщина несколько раз укусила мужа.

В отделе полиции, куда моя доверительница обратилась с заявлением, ей настоятельно рекомендовали забрать его, обратив внимание на фамилию мужа, известную в городе. Женщина отказалась.

Тогда полицейский пригрозил, что привлечет ее к ответственности, так как она фактически созналась в том, что нанесла мужу укусы.

Впоследствии сотрудник полиции начал собирать доказательственную базу и спустя некоторое время сообщил заявительнице по телефону о результатах экспертизы, согласно которым укусы мужа имеют тяжкие для его здоровья последствия. При этом он вновь спросил, не желает ли она забрать заявление.

Данный случай закончился тем, что административное производство в отношении моей доверительницы было прекращено, а в отношении ее мужа возбуждено уголовное дело.

Не менее яркий случай произошел в одном из регионов Северного Кавказа, где насилию со стороны отца подверглись дочь и ее муж.

Отец девушки был против брака, однако молодые супруги сбежали и начали самостоятельную жизнь, скитаясь по разным городам. Неоднократно отец настигал супругов и устраивал расправу над ними. Были возбуждены, а затем прекращены по разным основаниям несколько уголовных дел в отношении отца.

Спустя несколько месяцев после переезда на новое место проживания молодая женщина была до смерти забита ночью в своем доме. Поскольку в доме никого, кроме мужа и двоих детей, не было, утром супруг был задержан.

Находясь в состоянии шока, он написал явку с повинной, «подписав» таким образом себе приговор.

При обыске в вещах убитой было найдено написанное за две недели до смерти в присутствии нотариуса ее заявление о том, что, если с ней что-то случится, она просит ни в чем не винить ее мужа.

Сторона защиты требовала запросить биллинг телефона отца убитой, допросить нотариуса, однако следствие удовлетворилось явкой с повинной и передало дело в суд. В итоге муж убитой был приговорен к 9 годам колонии строгого режима и лишен родительских прав.

Уже три года он находится в колонии и стоит на учете как лицо, склонное к суициду, так как несколько раз пытался покончить с собой.

Подобные ситуации не редкость, все они являются следствием отсутствия эффективного правового регулирования последствий и профилактики домашнего насилия, недостаточной квалификации сотрудников правоохранительных органов, а также низкого уровня правовой грамотности населения.

Как показывает практика, ситуация с домашним насилием ухудшается год от года.

Количество случаев растет, и если раньше правоохранители бездействовали, то теперь демонстрируют активность в сторону обвинения жертвы и оправдания садиста.

В моей практике семейные дела занимают около 70%, из них в 8 из 10 случаев усматривается домашнее насилие в той или иной форме – и это рядовые гражданские семейные дела, а не конкретные дела, связанные с физическим насилием.

В связи с этим нашумевшие дела маленькой Аиши из Ингушетии или сестер Хачатурян не представляются чем-то из ряда вон выходящим.

Если бы общество стремилось к правде, справедливости и праву, оно бы давно добилось каких-то результатов.

К сожалению, только названные резонансные дела могут помочь привлечь внимание законодателя к проблеме домашнего насилия, которая является системной и кроется в безразличии к внутренним проблемам семьи.

Об исследовании «Убитые сплетнями»Проблема убийств женщин по мотивам «чести» на Северном Кавказе

Конвенция Совета Европы о предотвращении и борьбе с насилием в отношении женщин и домашнем насилии (Стамбул, 11 мая 2011 г.

), которая до сих пор не ратифицирована Россией, провозгласила обязанность государства обеспечивать, чтобы культура, обычаи, религия, традиции и так называемые «соображения чести» не рассматривались в качестве оправдания каких-либо актов семейного насилия (п. 5 ст. 12 Конвенции).

Государства должны проводить просветительскую работу с населением, направленную на антидискриминационную политику в отношении девочек и женщин, принимать все необходимые меры по внедрению изменений в социальных и культурных моделях поведения граждан с целью искоренения предрассудков, обычаев, традиций и любой иной практики, которые основаны на идее неполноценности женщин или стереотипных представлениях о роли мужчины и женщины.

Адвокаты обсудили, как защитить жертву домашнего насилия, превысившую пределы необходимой обороныСостоялось заседание Дискуссионного клуба «Адвокатура&Общество», посвященное семейному насилию и проблемам рассмотрения таких дел судом присяжных

Ситуация и с сестрами Хачатурян, и с малышкой Аишей демонстрирует низкую квалификацию компетентных органов, ведь в обоих этих случаях страшных последствий можно было избежать, если бы компетентные органы работали качественно, а в их штате находились квалифицированные сотрудники с соответствующей подготовкой.

Меня, например, всегда удивлял статус практически никому не подотчетных, но обладающих практически безграничной властью сотрудников органов опеки. В такой действительности говорить об улучшении ситуации с семейным насилием не приходится.

Считаю, что решение проблемы должно быть комплексным, поэтому принятие специального закона крайне необходимо.

Источник: https://www.advgazeta.ru/mneniya/vytashchit-iz-vodovorota-tiranii/

Постановление ЕСПЧ по делу

Как привлечь мужа к ответственности за домашнее насилие и угрозы расправой?
B. Приемлемость 70. Суд отмечает, что данная часть жалобы не представляется явно необоснованной в значении Статьи 35 § 3 (а) Конвенции или неприемлемой по каким-либо другим основаниям. Поэтому она должна быть признана приемлемой. C. Существо дела 1. Общие принципы

71.

Суд напоминает, что проблема домашнего насилия, которое может принимать различные формы – от физических побоев до сексуального, экономического, эмоционального или словесного насилия – выходит за рамки обстоятельств отдельного дела.

Это общая проблема, которая в той или иной степени касается всех государств, но не всегда очевидна, поскольку нередко имеет место в контексте личных отношений или замкнутых систем; она затрагивает разных членов семьи, хотя подавляющее большинство жертв составляют женщины (см.

Opuz v. Turkey, № 33401/02, §132, ECHR 2009).

72. Особая уязвимость жертв домашнего насилия и необходимость активного участия государства в их защите подчеркиваются в ряде международно-правовых документов и в практике Суда (см. Opuz, цитируемое выше, §§ 72-86; Bevacqua and S. v. Bulgaria, № 71127/01, §§ 64-65, 12 June 2008, Hajduová v. Slovakia, № 2660/03, § 46, 30 November 2010).

2. Анализ настоящего дела (a) подвергалась ли заявительница обращению, противоречащему Статье 3 Конвенции

73. Чтобы попадать в сферу действия Статьи 3, плохое обращение должно достигать некоторого минимального уровня жестокости.

Оценка того, был ли достигнут этот минимум, зависит от многих факторов, в том числе от характера и контекста плохого обращения, его продолжительности, последствий для физического и психического здоровья, а также от пола жертвы и отношений между жертвой и лицом, осуществляющим плохое обращение.

Даже в отсутствие фактических телесных повреждений и сильных физических или моральных страданий обращение, которое унижает или оскорбляет человека, демонстрирует отсутствие уважения или умаляет его или ее человеческое достоинство либо которое вызывает чувство страха, тревоги или неполноценности, способных сломать моральное и физическое сопротивление личности, может быть охарактеризовано как унижающее достоинство и подпадать под запрет, установленный Статьей 3. При этом следует отметить, что если жертва унижена в собственных глазах, пусть и не в глазах других людей, этого вполне достаточно (см. Bouyid v. Belgium [GC], no. 23380/09, §§ 86-87, ECHR2015).

74. Обращаясь к обстоятельствам настоящего дела, Суд отмечает, что физическое насилие, которому подвергалась заявительница со стороны С., было зафиксировано в медицинских документах и полицейских протоколах. По крайней мере три раза С. избивал нее, нанося удары кулаком и ногами по лицу и животу, в том числе когда она была беременна (см. пункты 14, 17 и 21 выше).

Особенно сильный удар в живот повлек прерывание ее беременности. Сами по себе эти эпизоды достигают соответствующего уровня жестокости для применения Статьи 3 Конвенции. При этом Суд также признал, что помимо физических травм, важным аспектом домашнего насилия является психологическое воздействие (см. Valiulienė v. Lithuania, no. 33234/07, § 69, 26 March 2013).

75 . Заявительница сообщала полиции о многочисленных случаях угроз со стороны С., из-за которых она жила в постоянном страхе за свою безопасность. Доказательством этого страха являются неоднократные попытки заявительницы скрыться от С. и найти убежище подальше от ее родного города Ульяновска, в Москве (см.

пункты 12 и 20 выше). С. последовал за заявительницей и продолжал преследовать ее: увозил обратно в Ульяновск против ее воли, установил GPS-трекер в ее сумку и выслеживал заявительницу у подъезда ее дома (см. пункты 13, 28 и 31 выше).

Пытаясь наказать заявительницу за неприемлемое, с его точки зрения, поведение, он угрожал убийством и уничтожал или отбирал ее имущество и паспорт (см. пункты 10, 22 и 32 выше).

Еще одним оскорблением человеческого достоинства была публикация интимных фотографий заявительницы как проявление неуважения и попытки ее унизить (см. пункт 30 выше).

Чувства страха, тревоги и беспомощности, которые, по всей вероятности, испытывала заявительница в связи с попытками контроля и принуждения по отношению к ней, были достаточно серьезными, чтобы квалифицировать такие действия как бесчеловечное обращение по смыслу Статьи 3 Конвенции (см. Eremia v. the Republic of Moldova, no. 3564/11, § 54, 28 May 2013)

(b) Выполнили ли власти свои обязательства, предусмотренные Статьей 3 76. Коль скоро доказано, что обращение достигло минимального порога жестокости, чтобы подпадать под действие Статьи 3 Конвенции, Суд должен изучить вопрос о том, выполнили ли государственные органы свои позитивные обязательства по Статье 1 Конвенции, рассматриваемой в совокупности со статьей 3, обеспечить каждому находящемуся под их юрисдикцией лицу защиту от всех форм жестокого обращения, включая случаи, когда такое обращение применяется частными лицами. 77. Эти позитивные обязательства взаимосвязаны и включают в себя: (а) обязанность создать и применять на практике адекватную правовую базу, обеспечивающую защиту от жестокого обращения со стороны частных лиц; (b) обязанность принимать разумные меры, которых можно было бы ожидать, с целью предотвращения реального и непосредственного риска жестокого обращения, о котором власти знали или должны были знать, а также

(c) обязанность проводить эффективное расследование потенциально обоснованных жалоб на жестокое обращение (см. Bevacqua and S., цит. выше, § 65; Opuz, цит. выше, §§ 144-45 и 162-65; Eremia, цит.

выше, §§ 49-52 и 56; Valiulienė, цит. выше, §§ 74-75; Rumor v. Italy, no. 72964/10, § 63, 27 May 2014; Talpis v. Italy, no. 41237/14, §§ 100-06, 2 March 2017; и Bălşan v. Romania, no.

49645/09, § 57, 23 May 2017).

(i) Обязанность создать правовую базу

78. Вначале Суд рассмотрит, существуют ли в российском законодательстве адекватные правовые механизмы защиты от домашнего насилия и как они применяются на практике. В международных материалах на данную тему отражено общее понимание, что для обеспечения жертвам домашнего насилия эффективной защиты и гарантий безопасности необходим комплекс мер юридического и иного характера (см.

ссылки на источники в Opuz, цитируемом выше, §§ 72-86 и 145, а также пункты 57 и 58 выше). Обязательства государства в делах, связанных с актами домашнего насилия, обычно предполагают принятие властями позитивных мер уголовно-правовой защиты.

К таким мерам, в частности, можно отнести криминализацию актов домашнего насилия путем установления эффективных и соразмерных уголовных санкций, удерживающих от совершения преступлений. Привлечение к ответственности лиц, совершающих акты насилия, служит гарантией того, что компетентные органы не будут игнорировать такие акты и что будет обеспечена эффективная защита от них (см. A. v.

Croatia, no. 55164/08, § 67, 14 October 2010; Valiulienė, цит. выше, § 71; Eremia, цит. выше, § 57; и Ž.B. v. Croatia, no. 47666/13, § 50, 11 July 2017).

79. Суд согласен с тем, что в области уголовного права могут быть реализованы разные решения, удовлетворяющие требованию создания адекватного правового механизма защиты от домашнего насилия при условии, что такая защита эффективна.

Так, Суд пришел к выводу, что законодательство Молдовы предусматривает специальные уголовные санкции за совершение актов насилия в отношении членов своей семьи и обеспечивает меры защиты для жертв насилия и наказание для лиц, не исполняющих судебные решения (см. Eremia, цит. выше, § 57, и Mudric v. the Republic of Moldova, no. 74839/10, § 48, 16 July 2013).

В отношении Хорватии, Литвы и Румынии было признано, что установив уголовную ответственность за домашнее насилие как отягчающее обстоятельство других преступлений и приняв специальные нормативные документы о защите жертв домашнего насилия, власти выполнили свое обязательство по созданию правовой базы, дающей возможность жертвам домашнего насилия подавать жалобы и обращаться за защитой (см. E.M. v. Romania, no. 43994/05, § 62, 30 October 2012; Ž.B. v. Croatia, цит. выше, §§ 54‑55, и Valiulienė, цит. выше, § 78).

80. В России отсутствует специальное законодательство по борьбе с насилием в контексте семейных отношений. Не был принят ни закон о домашнем насилии, о котором упоминалось в докладе Комитета КЛДЖ от 2015 года (см. пункт 64 выше), ни другой аналогичный закон. Понятие «домашнего насилия» или его эквивалента в российском законодательстве не определено и не упоминается ни в какой форме. Домашнее насилие не выделяется отдельным составом ни в Уголовном кодексе, ни в Кодексе об административных правонарушениях. Также оно не квалифицируется как отягчающее обстоятельство в других составах, за исключением краткого периода с июля 2016 года по январь 2017 года, когда побои в отношении «близких лиц» рассматривались как отягчающее обстоятельство в рамках статьи 116 УК РФ (см. пункт 49 выше). В остальном УК РФ не проводит различий между домашним насилием и другими формами преступлений против личности и рассматривает домашнее насилие с точки зрения причинения вреда здоровью либо других составов – таких как убийство, угроза убийством или изнасилование.

Источник: https://ano-astreya.ru/postvolodina

Первый прецедент. Почему дело мужчины, которого арестовали в Киеве за домашнее насилие, важно для всей Украины

Как привлечь мужа к ответственности за домашнее насилие и угрозы расправой?

Об этом сообщила Радио НВ пресс-секретарь прокуратуры Киева Надежда Максимец.

Злоумышленник систематически оскорблял нецензурными словами свою жену, запугивал, унижал и угрожал ей физической расправой. Эти события происходили в однокомнатной квартире в присутствии малолетних детей.

С начала 2019 года мужчина девять раз привлекался к административной ответственности за совершение домашнего насилия, но подозреваемый не изменил свое поведение по отношению к жене.

«Уголовное производство по этой статье предусматривает не просто одноразовое домашнее насилие. Оно должно иметь систематический характер.

И информация от полиции о том, что против него были составлены административные протоколы, стала основанием для того, чтобы ему объявить подозрение и направили обвинительный акт в суд.

Суд критически отнесся к аргументам стороны защиты, принял обвинительный приговор», — сообщила Максимец.

Надежда Максимец добавила, что вынесение приговора за домашнее насилие может стать определенным предохранителем для других людей, которые могли бы совершить домашнее насилие. Государство и правоохранительные органы реагируют на такие вызовы, нарушителям грозит реальное лишение свободы, напомнила она.

В то же время добавила, что проблема домашнего насилия все еще имеет латентный характер. Часто пострадавшие боятся обращаться за помощью в правоохранительные органы.

Наработки судебной практики

Установление именно уголовной ответственности за совершение домашнего насилия является не только мерой наказания для нарушителя, но и своего рода профилактической мерой, отметила в комментарии Радио НВ директор департамента правовой и социальной помощи общественной организации Ла Страда-Украина Марина Легенька.

Она добавила, что по состоянию на конец сентября в целом по стране в Едином реестре судебных решений насчитывалось уже 78 подобных приговоров с начала года.

«С одной стороны, это довольно мало. С другой стороны, если учесть, что это достаточно новое преступление, идет наработка судебной практики, идет наработка механизмов документирования, доказательной базы.

Это довольно значительное количество — около 500.

Возможно, они не все дойдут в суд с обвинительными актами, но над ними уже работают правоохранительные органы, и это является достаточно серьезным сдвигом с мертвой точки», — отметила Легенька.

Легенька констатировала также количество обращений потерпевших, по отношению к которым совершается домашнее насилие. И выразила надежду, что это происходит именно из-за увеличения граждан об осведомленности своих прав.

Спасать от насилия

В противодействии домашнему насилию чрезвычайно эффективна популяризация этой проблемы в целом, отметила в комментарии Радио НВ юрист-криминолог Анна Маляр.

Большинство лиц в Украине, которые страдают от домашнего насилия, не всегда понимают это, воспринимая это как часть нормальной коммуникации, не знают, что за это предусмотрена ответственность и что можно обратиться в правоохранительные органы, которые помогут, добавила она.

Так, например, насильнику могут запретить в течение определенного времени появляться в своем доме. И пострадавшие тоже должны понимать, что задача уголовного кодекса — не спасать семью, а спасать от насилия, подчеркнула Маляр.

«Наказание домашнего насильника имеет две стороны — с одной стороны это неотвратимость наказания, государство показывает, что его институты работают. Но это семья.

Если это штраф, он платится из общих денег, и домашний насильник может еще и отомстить после отбытия наказания.

Пострадавшей важно понимать, что она может использовать механизм привлечения к уголовной ответственности один раз — наказала виновного и прекратила с ним отношения», — отметила Маляр.

Что предусматривает закон О противодействии домашнему насилию

В январе 2019 году в Украине начал действовать закон О противодействии домашнему насилию. Закон касается не только зарегистрированных пар, а также признает насилием не только физические действия, но и моральное и экономическое давление, а также угрозы совершения таких деяний.

За совершение домашнего насилия может быть применено наказание в виде общественных работ на срок от 150 до 240 часов или арест до шести месяцев. Также предусматривается ограничение свободы на срок до пяти лет или лишение свободы на срок до двух лет.

Могут быть применен запрет на звонки и переписку с пострадавшими, а также приближение на определенное расстояние.

В случае выявления фактов домашнего насилия компетентные органы будут рекомендовать пострадавшим обращаться за помощью в специализированные центры.

В законе под существенную редакцию попали статьи, предусматривающие ответственность за преступления против половой свободы и неприкосновенности.

Одним из нововведений закона является уменьшение минимального срока уголовной ответственности за изнасилование несовершеннолетних. Уголовным кодексом предусматривается наказание в виде лишения свободы от восьми до 15 лет. Предыдущая редакция устанавливала наказание в виде заключения на срок от 10 до 15 лет.

Также действует уголовная ответственность за принуждение к браку.

Принуждение к вступлению в брак, к продолжению принудительно заключенного брака, до вступления в сожительство без заключения брака, к продолжению такого сожительства, принуждение к переезду в другую страну с одной из вышеупомянутых целей наказываются арестом на срок до шести месяцев или ограничением или лишением свободы на срок до трех лет.

Напомним, с 2020 в каждом крупном городе Украины должны работать патрули по противодействию семейному насилию.

Источник: https://nv.ua/ukraine/events/za-domashnee-nasilie-v-kieve-vpervye-arestovali-muzhchinu-zakon-novosti-ukrainy-50053781.html

Домашнее насилие в Украине – преступление, а не

Как привлечь мужа к ответственности за домашнее насилие и угрозы расправой?

Жанна Безпятчук BBC News Украина

Копірайт зображення Getty Images Image caption Участница акции за права женщин, 8 марта 2018 года, Киев

Избиение мужем жены или психологические унижения кого-либо из членов семьи до сих пор часто считают “мусором, который не стоит выносить из дома”. 11 января этого года в Украине вступили в силу изменения в Уголовный кодекс, признающие системное насилие в семье преступлением.

Кроме того, уже год как действует закон о противодействии и предотвращении домашнего насилия, который определил 16 категорий людей, в отношении которых может быть оказано такое насилие.

Сейчас это не только жена, ребенок, муж. Это и бабушки, дедушки, бывшие супруги, люди, которые имеют общего ребенка и живут в гражданском браке, невесты, братья, сестры.

Очень важно, говорят эксперты, что отныне ребенок, ставший свидетелем насилия в своей семье, также признается его жертвой и имеет право на все соответствующие социальные, медицинские, психологические и правовые услуги.

BBC News Украина объясняет, как эти новые правила помогут жертвам домашнего насилия защитить себя.

Избил жену – тюрьма

Прежде всего эти изменения должны помочь украинским женщинам. По данным Минсоцполитики, в 2013-2018 годах 90% тех, кто обращался относительно насилия в семье в органы государства, – это были женщины, 8,5-9% – мужчины и 1-1,5% – дети.

Если женщина обратилась в полицию из-за угроз или избиения ее мужем один-два раза, правоохранители могут привлечь обидчика к административной ответственности. Но если это произойдет в третий раз, отныне они имеют законные основания открыть уголовное производство.

За домашнее насилие как преступление обидчик может быть наказан общественными работами, арестом на срок до шести месяцев, ограничением свободы на срок до пяти лет или лишением свободы на срок до двух лет.

При этом то, что такое преступление совершается относительно одного из супругов или любого другого лица, с которым злоумышленник имеет близкие или семейные отношения, является отягчающим обстоятельством.

И это еще не все. Если суд ограничил на три-шесть месяцев доступ обидчика к его жертве, то есть запретил, например, находиться с ним в одном помещении, приближаться к месту работы, вести переписку, а он это нарушил, то полиция опять же может открыть уголовное производство.

Суд за это преступление может наказать арестом до шести месяцев или заключением до двух лет. Караться также будет и непрохождение правонарушителем специальной программы, которая должна помочь ему исправиться.

Параллельно с этим меняется квалификация преступления изнасилования.

“Речь идет не только о том, что изнасилование в браке является преступлением. У нас стереотипно считается, что женщина обязана удовлетворить мужчину.

А теперь в законе есть месседж обществу, что это не только преступление, но за него еще и предусмотрена большая ответственность, чем за совершение такого относительно постороннего человека”, – отмечает адвокат общественного центра “Женские перспективы” Галина Федькович.

Ранее считалось, что о таком преступлении идет речь, когда мужчина применил физическую силу, угрожал это сделать или же воспользовался беспомощным положением жертвы. Отныне изнасилованием является любой секс без добровольного согласия. Добровольность правоохранители будут оценивать, учитывая сопутствующие обстоятельства.

К примеру, мать хочет вывезти за границу своего ребенка и для этого должна получить согласие отца, с которым развелась. И тот готов предоставить такое согласие в обмен на секс.

Вот именно это будет считаться сопутствующими обстоятельствами. Они будут указывать на недобровольность, а следовательно, и на насильственный характер этих действий.

Копірайт зображення Getty Images Image caption До недавнего времени в рамках уголовного производства подозреваемый в изнасиловании имел право на бесплатного адвоката, его жертва – нет

Правозащитники и правоохранители признают, что это все кардинально меняет само восприятие домашнего насилия. А дальше многое уже будет зависеть от того, как будут выполняться новые законы. По этому показателю Украина традиционно сильно отстает от других стран Европы, даже имея такое же законодательство, как у них.

Полиция должна будет реагировать по-новому

В 2019 году в Украине должен заработать общегосударственный колл-центр по проблемам домашнего насилия, противодействию торговле людьми и насилию в отношении детей.

Более точных дат его запуска в настоящее время нет, но в Минсоцполитики уверяют, что это непременно произойдет.

Специалисты, которые там будут работать, должны информировать, направлять в полицию, социальные службы, приюты, другие учреждения на местном уровне и предоставлять психологические консультации.

“Человек может обращаться в кризисном состоянии, он может быть готов совершить суицид. Мы должны предусмотреть психологическое консультирование.

В Киеве эта линия должна работать 7/24, во всех областях, где до 2 млн населения, будет 4 сотрудника, где больше (это шесть областей ) – будет пять человек.

Они будут работать в утреннюю-дневную и дневную-вечернюю смены”, – рассказывает заместитель министра социальной политики Наталья Федорович.

Именно полиция может быть следующей инстанцией после колл-центра, куда направят пострадавшего человека.

Нацполиция сейчас формирует мобильные группы по противодействию домашнему насилию. По всей Украине они должны начать выезжать на вызовы со второго квартала 2019-го.

“В этом году мы планируем запустить 45 таких групп во всех областных центрах и в некоторых крупных городах, как Белая Церковь, Бердянск, Славянск, Краматорск, Мариуполь и т.п. Мы рассчитали на основе статистических данных о вызовах нагрузку по каждому району города и в соответствии с этим определяли нужное количество”.

В них войдут участковые офицеры, патрульные и полицейские, занимающиеся ювенальной превенцией.

В областные управления Нацполиции уже поступили бланки для вынесения срочных запретительных предписаний обидчикам. По новому закону, украинские полицейские смогут выносить такие предписания на 10 дней даже без заявления жертвы. Для этого им нужно оценить риски для жизни и здоровья женщины и ребенка.

Копірайт зображення Getty Images Image caption Полицейские будут по-новому оценивать риски

Предписание потребует от обидчика покинуть помещение, где он живет со своей жертвой, не входить него и не находиться там, а также не контактировать с жертвой.

“Защитное предписание, предусмотренное старой редакцией закона, было декларативной нормой и не имело никакого результата. Временное запрещающее предписание, которое сможет выносить полиция, прибыв на вызов, является положительным моментом. Это реальный инструмент для того, чтобы забрать обидчика из семьи на десять дней”, – объясняет Галина Федькович.

Если ситуация не решается в течение такого короткого времени, дальше пострадавшая или пострадавший, а от имени ребенка кто-то из его родителей или опекунов, могут обратиться в суд.

И тот имеет полномочия выносить ограничительное предписание на срок от одного до шести месяцев. Его могут продлить еще на шесть месяцев.

Это предписание может означать полное табу для обидчика на любые контакты с жертвой, в частности запрет приближаться к ее месту учебы или работы.

Чтобы решать такие вопросы в суде, нужен адвокат.

Каждый, кто пострадал от домашнего насилия, получает право на бесплатную правовую помощь от государства. Это отныне включает бесплатную помощь адвоката. Ранее, как это ни парадоксально, обидчик в рамках уголовного производства имел право на него, а его жертва – нет.

Адвокатов государство обязуется предоставлять не только в рамках уголовного процесса, но и для рассмотрения любых дел в суде, например, о взыскании алиментов.

Кроме того, пострадавшие от домашнего насилия не будут платить судебные сборы.

“Чиновники должны понять – это серьезно”

Если муж сильно избил жену, и она с гематомами и кровотечениями обращается к врачу, то закон обязывает работников больницы сообщить об этом в полицию, социальные службы.

Это принцип межведомственного взаимодействия в деле противодействия домашнему насилию, который тоже предусмотрен в новом законодательстве.

То есть для того, чтобы запустить весь механизм помощи человеку, который пострадал, не обязательно, чтобы он сам вызвал полицию или написал туда заявление.

Если факты насилия выявил врач или школьный психолог, то дальше в идеале он должен подключать все другие структуры: от полиции до социальных служб.

Отныне также у глав ОГА, РГА, ОТГ и мэров городов должны быть заместители, которые будут курировать вопросы противодействия домашнему насилию. “Соответствующие должностные лица должны понять, что это очень серьезно, и закон должен выполняться. Нельзя молчать и воспринимать домашнее насилие как личное дело того Ивана, который бьет ту Аннушку”, – объясняет Наталья Федорович.

Она отмечает, что в сельской местности голова или староста также несет персональную ответственность за выявление пострадавших от домашнего насилия и за то, чтобы в течение 24 часов уведомить соответствующие структуры и оказать помощь.

Далее, предположим, что жена не может оставаться дома – это опасно для ее здоровья и жизни и для ее детей.

Копірайт зображення Getty Images Image caption Около 90% тех, кто обращается за помощью из-за насилия в семье, – женщины

Помощью может быть и возможность пожить некоторое время в специализированном приюте для пострадавших от домашнего насилия.

По стандарту Совета Европы, на каждые 7-10 тысяч жителей должно быть создано одно семейное место, то есть место для женщины с детьми в приютах или других соцучреждениях.

Сейчас в Украине такие приюты еще только начали создаваться.

Мест там на всех, кто в них нуждается, не хватает, что отмечают правозащитники. Так, например, на 1,7 млн населения Киевской области должно быть создано 170 мест.

В ее пока единственном специализированном приюте могут жить одновременно 15 человек.

И даже если к этому добавить еще места, которые доступны в различных неспециализированных социальных учреждениях, как кризисные центры или приюты для детей, – их все равно мало.

Специализированные приюты для пострадавших женщин с помощью международных доноров созданы и уже действуют сегодня, кроме Киевской области, в городе Киеве, Харькове, Бердянске, Мариуполе, Кривом Роге, Славянске и в Винницкой области.

По замыслу, в таких приютах с женщинами должны работать психологи. “В некоторых социальных службах есть психологи, которые могут оказывать такую ​​помощь, в некоторых нет. Я думаю, что на данном этапе профессиональная психологическая помощь пострадавшим от домашнего насилия государством не предоставляется”, – отмечает Галина Федькович.

Женщинам в приюте также должны помочь с трудоустройством.

В приюте женщина может прожить шесть месяцев. Далее она снова должна справляться с проблемами самостоятельно.

Также считается, что за это время можно решить те проблемы, которые заставили ее покинуть дом или по которым она оказалась на улице.

Впрочем, как показывает практика, те же процессы по привлечению обидчиков к ответственности могут продолжаться в Украине дольше, чем полгода.

Пока что многие новации в предотвращении домашнего насилия – это планы и пилотные проекты. Полиция, суды, органы местной власти, самоуправления, социальные службы еще только учатся работать по-новому в этой области.

Именно в 2019-м станет ясно, насколько серьезны и необратимы пока только задекларированные изменения.

Следите за нашими новостями в Telegram

Источник: https://www.bbc.com/ukrainian/features-russian-46836602

Вопросы по закону
Добавить комментарий