Как себя вести при допросе как свидетель, если взять ст. 51?

Если вы стали понятым или свидетелем преступления

Как себя вести при допросе как свидетель, если взять ст. 51?

Среднестатистический гражданин достаточно редко сталкивается с правонарушениями и преступлениями, однако крайне важно понимать, что в том самом редком случае, когда вы стали понятым или свидетелем, от вас может зависеть правосудие. Эта инструкция ознакомит вас со статусом свидетеля и понятого, их основными правами, обязанностями, а также гарантиями в их отношении со стороны государства.

Оглавление

Свидетель и понятой – роль в уголовном процессе

Вы – понятой

  Понятой вправе

  Понятой не вправе

  Чего ожидать?

Вы – свидетель

  Чего ожидать?

  Общие права свидетеля 

  Свидетель не вправе

Государственная защита понятого и свидетеля 

Свидетель и понятой – роль в уголовном процессе

Роль свидетелей и понятых в уголовном процессе сложно переоценить – эти люди обеспечивают объективное, всестороннее и полное рассмотрение дела, помогают изобличить преступников или оправдать невиновного.

Если вы стали свидетелем совершения преступления, если вам предложили стать понятым при осуществлении следственных действий или обыске – осознайте важность той информации, которой вы обладаете, для интересов правосудия. Просто поставьте себя на место потерпевшего или незаконно преследуемого гражданина – от свидетеля или понятого может зависеть его судьба, поэтому самое время именно сейчас проявить гражданскую сознательность.

Свидетель и понятой являются участниками уголовного судопроизводства или производства по делам об административных правонарушениях и наделены как правами, так и обязанностями. Это разные процессуальные статусы, поэтому рассмотрим отдельно каждый из них.

Вы – понятой

Вы можете стать понятым как в уголовном деле (ст. 60 УПК РФ), так и в деле об административном правонарушении (ст. 25.7 КоАП РФ). В общем смысле понятой – это любое не заинтересованное в исходе дела совершеннолетнее лицо.

Понятой привлекается дознавателем, следователем либо полицейским для удостоверения совершения в его присутствии процессуальных действий (в т.ч. следственных), их содержания, хода и результата.

К примеру, понятой может быть привлечен для осмотра места совершения административного правонарушения или досмотра гражданина, а в уголовном деле – для фиксации выемки документов или опознания преступника.

Если вы стали понятым – крайне важно подмечать все детали процессуальных действий, в том числе те, которые на первый взгляд могут показаться незначительными. Помните – от вашей внимательности зависит судьба человека!

Понятой вправе

  1. делать заявления и замечания по поводу совершаемых процессуальных действий, при этом такого рода замечания должны быть в обязательном порядке занесены в протокол (п.1 ч.3 ст.60 УПК РФ, ч.4 ст.25.7 КоАП РФ);

  2. знакомиться с протоколом следственного действия (п.2 ч.3 ст.60 УПК РФ);

  3. подавать жалобы на действия (бездействие) и решения дознавателя, следователя и прокурора, ограничивающие его права (п.3 ч.3 ст.60 УПК РФ).

Крайне важно, чтобы понятой добросовестно пользоваться своими правами и при необходимости не стеснялся делать замечания по существу процессуальных действий, а в случае, если представители правоохранительных органов эти замечания игнорируют, – обращался с соответствующей жалобой к прокурору или в суд.

Замечания можно попробовать вписать в протокол, когда вам предложат в нем расписаться, в конце протокола есть как раз раздел «от участников следственного действия поступили/не поступили замечания». Можно вписать «мои замечания не зафиксировали». Можно отказаться подписать протокол, пока не внесут замечания.

Понятой не вправе

уклоняться от явки по вызовам дознавателя, следователя или в суд, а также разглашать данные предварительного расследования. О недопустимости разглашения данных расследования (без соответствующего разрешения) понятого в обязательном порядке должен предупредить следователь или дознаватель (ч.4 ст.60 УПК РФ).

В случае необходимости понятой может быть опрошен в качестве свидетеля.

Чего ожидать?

Частота вызовов к следователю или в суд зависит от того, в каких мероприятиях вы принимаете участие в качестве понятого.

К примеру, если вы участвовали в опознании подозреваемого, скорее всего в дальнейшем вас больше не потревожат.

Если же вы участвуете в оперативно-розыскной деятельности (ОРД) то возможно придётся потратить целый день, а в дальнейшем вас еще несколько раз вызовут к следователю. Стоит быть к этому готовым.

Вы – свидетель

Статус свидетеля предусмотрен в различных отраслях права – гражданского (69 ГПК РФ), административного (ст.25.6 КоАП РФ) и уголовного (ст.56 УПК РФ).

Свидетель – это лицо, которому могут быть известны какие-либо обстоятельства, подлежащие установлению и имеющие значение для дела.

Если вы стали свидетелем преступления или административного правонарушения,  вам необходимо обратиться в правоохранительные органы с целью дачи показаний. Возможно, эти показания  станут определяющими в деле и помогут правосудию. По этой же причине крайне важно давать показания как можно точнее и не додумывать обстоятельств, которых вы не помните или помните смутно.

Важно: не ходите в полицию в одиночку. Вы имеете право прийти с адвокатом вне зависимости от вашего статуса.

Общие права свидетеля (ч.4 ст.56 УПК РФ и ч.3 ст.25.6 КоАП РФ):

  1. не свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников (вы просто можете отказаться давать показания, если они касаются именно этих людей);

  2. давать показания на родном языке или на языке, которым владеет;

  3. пользоваться бесплатной помощью переводчика;

  4. делать замечания по поводу правильности занесения его показаний в протокол (протокол должны исправить и перепечатать, или внести уточнение ниже основного текста, если он написан ручкой).

В уголовном праве законодательство наделяет свидетелей дополнительными правами:

  1. заявлять отвод переводчику, участвующему  в допросе;

  2. заявлять ходатайства и подавать жалобы на действия (бездействие) и решения дознавателя, следователя, прокурора и суда;

  3. являться на допрос с адвокатом (при допросе свидетеля адвокату могут запретить советовать по ходу допроса, это законно, после окончания допроса он сможет сделать все замечания о наводящих вопросах и других нарушениях, но как правило, такой запрет не применяют)

  4. ходатайствовать о применении мер безопасности. Это значит, что вас могут допросить под другим именем, а настоящие данные будут храниться в конверте при деле. Для редких случаев существуют программы защиты свидетелей. Об этом – см. ниже.

Свидетель не вправе

1) уклоняться от явки по повесткам;

2) давать заведомо ложные показания либо отказываться от дачи показаний.

За дачу заведомо ложных показаний либо отказ от дачи показаний свидетель несет ответственность, предусмотренную ст. 17.9 КоАП РФ и ст.ст. 307 и 308 УК РФ. Вид ответственности зависит от того, в каком деле вы даете показания – уголовном или деле об административном правонарушении.

Однако крайне важно помнить, что и свидетель может отказаться от дачи показаний в определенных случаях. К примеру, вы вправе отказаться от дачи свидетельских показаний против себя и своих близких (ст.51 Конституции РФ).

В уголовном процессе также предусмотрена и дополнительная ответственность свидетеля за разглашение данных предварительного расследования, ставших ему известными в связи с участием в производстве по уголовному делу, если он был об этом заранее предупрежден (т.е. если вы заполнили подписку о неразглашении данных допроса).

В случае уклонения от явки без уважительных причин свидетель может быть подвергнут приводу.

Государственная защита понятого и свидетеля

Для защиты свидетелей и понятых в России принят Федеральный закон от 20 августа 2004 года N 119-ФЗ «О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства» (далее – Закон), который устанавливает систему мер дополнительной государственной защиты свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства.

Данный закон предусматривает следующие меры безопасности (статья 6):

1) личная охрана, охрана жилища и имущества;

2) выдача специальных средств индивидуальной защиты, связи и оповещения об опасности;

3) обеспечение конфиденциальности сведений о защищаемом лице;

4) переселение на другое место жительства;

5) замена документов;

6) изменение внешности;

7) изменение места работы (службы) или учебы;

8) временное помещение в безопасное место.

Этот перечень не является исчерпывающим и при наличии оснований в отношении защищаемого лица могут применяться также другие меры безопасности. На практике  чаще всего применяются меры по выдаче специальных средств индивидуальной защиты, связи и оповещения об опасности и обеспечение конфиденциальности сведений о защищаемом лице.

 Обратиться с заявлением о принятии мер государственной защиты можно в случае, если вам поступили угрозы убийства, насилия, уничтожения или повреждения имущества, либо иного опасного противоправного деяния.

Иными словами: в случае если вы опасаетесь за свою жизнь или здоровье в связи с дачей показаний или участием в следственных действиях в качестве понятого,  ходатайствуйте о принятии соответствующих мер безопасности в суд, орган дознания или следствия (в зависимости от того, на какой стадии находится уголовное дело, в котором вы являетесь свидетелем или понятым).

Ваше заявление должно быть проверено и в течение трех суток (а в случаях, не терпящих отлагательства, немедленно) представители власти обязаны принять решение о применении мер безопасности либо об отказе в их применении и в этот же день уведомить вас об этом решении (ч.2 ст.18 Закона).

Постановление (определение) о применении мер безопасности либо об отказе в их применении может быть обжаловано в вышестоящий орган, прокурору или в суд. Жалоба подлежит рассмотрению в течение 24 часов с момента ее подачи (ч.3 ст.18 Закона).

Скачать инструкцию (26,1 KБ)

Вернуться в раздел помощь

Источник: https://openpolice.ru/pages/pomosh/esli-vy-stali-ponyatym-ili-svidetelem-prestupleniya/

Молчание бывает разным

Как себя вести при допросе как свидетель, если взять ст. 51?

Молчание бывает разным – Красноречивым или нет, Быть может темным и опасным

Или скрывать душевный свет…

Привести наглядный пример из практики по данной теме довольно сложно, так как ссылка в показаниях на ст. 51 Конституции РФ прямых последствий за собой не влечет, однако порой ее бывает достаточно, чтобы «закрепить» обвинение и постановить обвинительный приговор. Статья 51 Конституции РФ гласит:

«1. Никто не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников, круг которых определяется федеральным законом.

2. Федеральным законом могут устанавливаться иные случаи освобождения от обязанности давать свидетельские показания».

Наверное, каждый, столкнувшись хотя бы раз в жизни с законом в рамках уголовного или, например, административного судопроизводства, слышал о ст. 51 Конституции РФ.

Отвечая на вопрос о том, в чем же заключается ее смысл, большинство, скорее всего, скажет, что статья дает ему право не отвечать на вопросы представителей правоохранительных органов (инспектора ГИБДД, следователя, дознавателя, судьи и т.д.), ничего не сообщать им. Очевидно, что познания в этой части у общества в целом весьма поверхностны, многие ассоциируют смысл ст.

51 Конституции РФ с дежурной фразой полицейских из западных боевиков, которую те произносят при задержании подозреваемого, разъясняя его права: «У вас есть право хранить молчание.

Все, что вы скажете, может быть использовано против вас в суде!» Это один из пунктов так называемого правила Миранды: юридическое требование по законодательству США, согласно которому любая информация, полученная от задержанного в ходе допроса до того, как ему были зачитаны его права, является недопустимым доказательством.

Иными словами, подавляющее большинство людей заблуждается в сути конституционного «права на молчание» и, реализуя его, в некоторых случаях действует себе во вред. Полагаю, необходимо разобраться в том, какой именно смысл несет в себе ст. 51 Конституции РФ, реализацию каких прав она гарантирует и какова цель этих гарантий.

Обратившись к истории возникновения этого «неотъемлемого права каждого», проанализировав его доктринальное толкование, в том числе и на соответствие международным стандартам по правам человека, я пришел к следующему.

Regina probationum – признание – царица доказательств (перевод с лат.). Эта фраза бытовала еще в Древнем Риме: так римляне нарекли признание вины самим подсудимым, в связи с которым терял смысл поиск иных доказательств, отпадала необходимость в поиске улик и дальнейшем расследовании дела в целом, то есть вина раскаявшегося в этом случае считалась доказанной.

В Своде законов Российской империи собственное признание тоже считалось «лучшим доказательством всего света», и, несмотря на то что для его получения закон запрещал допросы с любого рода истязаниями и пытками, подобные случаи, как известно, имели место быть. А в конце 1920-х – начале 1950-х гг.

, во времена репрессий, в нашей стране была вновь возрождена древнеримская концепция, когда самооговор зачастую добивался пытками, шантажом и обманом, особенно по политическим преступлениям.

Сегодня преступлением «против правосудия» является любое принуждение к даче показаний путем применения угроз, шантажа или иных незаконных действий (ст. 302 УК РФ), а ст. 51 Конституции РФ в первую очередь является гарантией недопустимости такого рода принуждения к свидетельству против самого себя или своих близких.

Иными словами, всякое признание вины должно быть добровольным, ведь целью гарантии, предоставляемой ст. 51 Конституции РФ, является недопустимость любой формы принуждения к свидетельству против самого себя, супруга или своих близких.

Органы расследования и суд не вправе требовать или какими-либо методами добиваться не только признания вины, но и показаний, обвиняющих супруга и близких родственников даже при наличии фактов, при которых входящие в этот круг лица могли быть признаны соучастниками в преступлении.

«Право на молчание» является общепризнанной международной нормой, полностью согласующейся с Международным пактом о гражданских и политических правах. Хотя Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод прямо не содержит такого положения, однако Европейский суд по правам человека исходит из того, что эти положения лежат в основе понятия справедливой судебной процедуры (ст. 6 Европейской конвенции). При этом ст. 51 Конституции РФ не исключает право на дачу признательных и изобличающих кого-либо показаний, «никто не обязан», но каждый имеет право свидетельствовать. При соблюдении остальных требований закона добровольно данные показания являются допустимым доказательством.

Наиболее ярким примером реализации рассматриваемой статьи будет применение ее норм в рамках уголовного судопроизводства.

На практике обращает на себя внимание то обстоятельство, что следователь, дознаватель или судья почти всегда охотно принимают отказ от дачи показаний подозреваемого / обвиняемого, основанный именно на положении ст.

51 Конституции РФ, и, если даже этот отказ не будет устно подкреплен ссылкой на вышеназванную норму, формулировка «хочу воспользоваться правом, предусмотренным ст.

51 Конституции РФ», скорее всего, найдет свое отражение в протоколе допроса или судебного заседания без подсказки допрашиваемого. И это несмотря на то, что законное право подозреваемого и обвиняемого не давать показания четко предусматривается законодателем в п. 2 ч. 4 ст. 46 и п. 3 ч. 4 ст. 47 УПК РФ, согласно которым указанные лица вправе отказаться от дачи объяснений и показаний.

В реальности, в случае отказа лица от дачи показаний, представителями правоохранительных органов соответствующие пункты ст. 46, 47 УПК РФ, как правило, подробно не разъясняются и сам отказ, мотивированный ссылками на эти нормы, большая редкость, тогда как указание в протоколе на ст. 51 Конституции РФ при отказе от дачи показаний является обычной практикой.

Анализ судебной практики, приговоров в отношении лиц, отказавшихся от дачи показаний, в том числе и в суде, позволяет в очередной раз прийти к выводу о том, что положения и права, предусмотренные п. 3 ч. 4 ст. 47 УПК РФ, полностью игнорируются. Казалось бы, это схожие по смыслу нормы, но они имеют разное юридическое значение и реализуют разные правовые гарантии в уголовном судопроизводстве.

«…свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников...» – по смыслу законодателя содержание ч. 1 ст.

51 Конституции РФ предполагает, что речь идет об отказе от дачи показаний лица в части признания им своей вины в совершении инкриминируемого ему преступления либо об отказе от дачи показаний против супруга или близких родственников по факту совершенного ими преступления, в зависимости от обстоятельств.

Лицо не обязано свидетельствовать в тех случаях, когда это может изобличить (!) лично его, супруга или близких родственников. Из текста ясно, что обсуждаемая норма не освобождает от дачи любых показаний, нет в ней указания на то, что лицо имеет право ничего не говорить, речь идет лишь о праве не сообщать о противоправных действиях.

Проще говоря, отказываясь от дачи показаний в соответствии со ст.

51 Конституции РФ, подозреваемый / обвиняемый своими действиями поясняет примерно следующее: «Я совершил те или иные противоправные действия (преступление), но говорить об этом не хочу, так как имею полное право не рассказывать о том, что совершил» (не просто отказываюсь что-либо сообщать и пояснять, а именно не свидетельствовать против себя, то есть не изобличать!) или «Мой супруг (супруга,  близкие родственники) совершил преступление, о котором идет речь, но рассказывать об этом и тем самым изобличать его я не хочу, имею на это законное право, предусмотренное ст. 51 Конституции РФ».

Смысл же, вложенный законодателем в п. 2 ч. 4 ст. 46 и п. 3 ч. 4 ст. 47 УПК РФ, заключается в праве (а не обязанности) отказаться от дачи любых показаний.

Ведь одним из принципов уголовного судопроизводства является презумпция невиновности, согласно которой подозреваемый / обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность. Бремя доказывания лежит на стороне обвинения. (ч. 2 ст. 14 УПК РФ).

С этим правом связан и запрет на повторный допрос обвиняемого без его согласия при отказе от дачи показаний на первом допросе по тому же обвинению (ч. 4 ст. 173 УПК РФ).

То есть если вы считаете себя непричастным к совершению преступления, в котором вас подозревают или обвиняют, если не хотите давать пояснения только потому, что вы не в состоянии быстро сориентироваться в сложной ситуации, для вас все происходящее ново, а рядом нет выбранного вами или вашими близкими защитника и без его консультации вы просто-напросто боитесь навредить себе неверно оброненным словом, то необходимо ссылаться именно на право не давать объяснения и показания по поводу имеющегося в отношении вас подозрения / обвинения, а именно п. 2 ч. 4 ст. 46 и п. 3 ч. 4 ст. 47 УПК РФ соответственно.

Право гражданина не свидетельствовать против себя, своего супруга и близких родственников, предусмотренное ст. 51 Конституции РФ, безусловно, является его законной гарантией, неотъемлемой привилегией против самообвинения, и зачастую воспользоваться этим правом, настоять на его реализации весьма и весьма целесообразно. Однако с учетом сложившейся практики ссылка на ст. 51 Конституции РФ трактуется правоприменителем как косвенное признание вины. Для того чтобы позиция допрашиваемого могла быть истолкована именно так, как он предполагал ее донести, крайне важно понимать, к каким последствиям приведет молчание в каждой конкретной ситуации в зависимости от того, какими нормами руководствовалось лицо при отказе от дачи показаний. Ведь не секрет, что от результатов показаний могут зависеть дальнейшее процессуальное положение, тактика защиты, ход следствия по делу, ну и как итог – чья-то судьба.

Стать автором

Источник: https://www.advgazeta.ru/mneniya/molchanie-byvaet-raznym/

Очная ставка и допрос свидетеля

Как себя вести при допросе как свидетель, если взять ст. 51?

В прошлой публикации мы затронули тему допроса обвиняемого и того, как в зависимости от ситуации вести себя в кабинете следователя.

ПРОТОКОЛ ПОДПИСАН – НАЗАД ДОРОГИ НЕТ

Хочется в очередной раз отметить, что сказанное под протокол в присутствии адвоката (не важно, по назначению он или по соглашению) и подписанное рукой обвиняемого – исправить впоследствии невозможно. И уж тем более если это признание вины или оформление явки с повинной.

Дальнейшие жалобы на то, что “признанка” была выбита следователем, угрожавшим водворить в СИЗО, не воспримут всерьез ни в суде, ни в органах предварительного следствия. Ведь явка с повинной, как правило, пишется собственноручно. А признание вины следователь заносит в протокол, слушая свободный рассказ обвиняемого.

И даже если на самом деле все было иначе и следователь самовольно записывал показания, то, поставив в конце подпись или, тем паче, написав своей рукой “с моих слов записано верно, мною прочитано”, обвиняемый не оставляет себе шансов на изменение ситуации.

К тому же это происходит в присутствии профессионального защитника, который зорко следит за тем, чтобы права обвиняемого не были нарушены.

Конечно, как гласит ч. 2 ст. 77 УПК РФ, “признание обвиняемым вины в совершении преступления может быть положено в основу обвинения лишь при подтверждении его виновности совокупностью имеющихся по уголовному делу доказательств”.

Но суд исходит из того, что показания обвиняемого, признавшего свою вину, давались добровольно. Тот самостоятельно рассказал следователю о своем преступлении, описывал подробности, говорил о деталях, ранее следствию неизвестных. А говорить о нюансах злодеяния нельзя под давлением.

И подобной логики суд будет придерживаться всегда.

ПРИМЕР ОЧНОЙ СТАВКИ

Обвиняемыми в одном из уголовных дел были главный бухгалтер и председатель первички. Оба обвинялись в мошенничестве в особо крупном размере (ч. 4 ст. 159 УК). Председатель своей вины не признавал и последовательно придерживался ст. 51 Конституции (об этой фундаментальной “сидельческой” категории см.

“Солидарность” № 14, 2018). А главбух, услышав на первом же допросе слова “уголовное дело”, “мошенничество”, “хищение”, “тяжкое преступление” и прочие неподвластные разуму обывателя термины, разрыдалась и подписала все протоколы, умоляя следователя об одном – не сажать ее в тюрьму.

Ведь у нее семья, дети, муж голодный, отец больной и т.д. и т.п.

Поскольку в показаниях допрошенных оказались существенные противоречия, следователь, руководствуясь ст. 192 УПК, решил провести очную ставку между обвиняемыми.

Председателя в назначенный час доставили из СИЗО в кабинет следователя. Там уже сидела вместе с адвокатом по назначению главбух, которой таки назначили подписку о невыезде. Ее лицо было мрачнее тучи.

Следователь был строг и спокоен. Улыбающаяся физиономия председателя с их ликами контрастировала. С него сняли наручники, но конвойные остались в кабинете.

Мало ли что взбредет ему в голову? К тому же окна не были зарешечены, и мог произойти побег.

Ведь такое уже случалось. Полгода назад в соседнем кабинете оставили без присмотра злоумышленника. Тому надоело сидеть без движения, он начал ходить взад-вперед, а потом со злости взял да и пнул стену.

Та оказалась гипсокартонной и под ударами быстро деформировалась. Через минуту задержанный попал в соседнее помещение – архив, где не то что зарешеченных окон, а даже минимальной охраны не наличествовало.

Спустя полчаса нарушитель уже ехал в маршрутке домой.

Правда, внезапно свалившейся на его голову свободой он воспользовался весьма бездарно. Ибо вечером того же дня был доставлен обратно в СИЗО и навлек на себя возбуждение уголовного дела по ч. 1 ст. 313 УК (“Побег из места лишения свободы, из-под ареста или из-под стражи” – до четырех лет).

Но вернемся к очной ставке. Вначале следователь выяснил, знают ли председатель и главбух друг друга и в каких отношениях находятся между собой. Знакомства никто не отрицал, а отношения были охарактеризованы как деловые.

Затем следователь попросил допрашиваемых дать показания по существу уголовного дела. Главбух с глазами, полными слез, дрожащим голосом рассказала, как председатель давал ей указания перечислить деньги туда-то и туда-то.

Она знала, что это незаконно, это мошенничество, ей было противно это делать, но она не могла ослушаться.

В ее монологе фигурировали слова “хищение”, “воровство”, “мы делали это с преступным умыслом”, “вводили в заблуждение профком” и так далее.

Показания председателя были краткими. Он заявил, что ему понятны слова главбуха, он с ними не согласен. От дальнейшей дачи показаний отказался, поскольку не хотел свидетельствовать против себя и своих близких.

После этого следователь предложил обвиняемым и их адвокатам задавать друг другу вопросы. Главбух и ее защитник сидели молча, а адвокат председателя решил воспользоваться правом.

Он долго терзал обвиняемую, стремясь уразуметь, знает ли она, что прописано в ее должностных инструкциях и кто является ее непосредственным руководителем. Главбух, всхлипывая, монотонно отвечала на вопросы.

Когда же дошло до выяснения того, куда девались “похищенные миллионы”, она внезапно стала пользоваться ст. 51 Конституции, перестав давать показания.

На этом очная ставка закончилась, обвиняемые и адвокаты расписались в протоколе. Главбух, выйдя из кабинета, разревелась навзрыд, а на председателя, довольного тем, что его вывезли из СИЗО и дали посмотреть на свет божий (был яркий солнечный весенний день), надели наручники и увезли его обратно.

В дальнейшем, в ходе длительного предварительного следствия, главбух, уже уволившаяся из профкома, отказалась от адвоката по назначению и заключила соглашение с другим защитником. В суде она отказалась признавать вину.

А когда процесс подошел к ее допросу, заявила, что на следствии она дала показания под давлением и угрозами.

Более того, за полчаса до очной ставки следователь не только проинструктировал ее, в каком ключе нужно говорить, но и вручил ей лист формата А4, на котором были зафиксированы данные инструкции. Этот лист адвокат предъявил в суде и попросил приобщить к материалам дела.

Судья покрутил этот документ в руках, прочитал содержимое, понюхал лист, нахмурился и спросил у адвоката:

– А какое доказательственное значение он имеет?

– Как?! – недоумевал защитник. – Это говорит о том, что показания бухгалтера даны на следствии под давлением!

– Извините, – вздохнул судья. – Это обычный лист офисной бумаги, текст на нем набран самым распространенным шрифтом, и создать этот “документ” можно с помощью любого компьютера. Доказательственного значения для дела он не имеет.

И суд, посовещавшись на месте, постановил отказать в удовлетворении ходатайства о приобщении листа к материалам уголовного дела. Таким образом, вопрос, консультировал ли следователь обвиняемую перед очной ставкой или нет, остался неизвестным. Суть в другом: сказанное в ходе следствия потом изменить невозможно. Особенно если это – признание обвиняемым своей вины.

Точно так же суд не принял изменение позиции обвиняемой, посчитав его способом ухода от ответственности за содеянное. Отвергая слова бухгалтера, суд указывал, что во время очной ставки она занимала активную позицию, отвечала на вопросы, а когда считала нужным, “брала” 51-ю статью. И говорить о том, что все это сказано под диктовку, не имеет смысла.

Судья положил в основу приговора ее первые показания – с признанием вины. Но помимо того “самый гуманный” учел и раскаяние подсудимой на первом допросе, и активное изобличение другого подозреваемого. Приняв это как смягчающие обстоятельства, суд назначил ей наказание по ст. 73 УК (“Условное наказание”).

ВЫЗВАЛИ КАК СВИДЕТЕЛЯ – ЧТО ДЕЛАТЬ?

Помимо очных ставок и допросов обвиняемых не менее важным является допрос свидетелей. Доказательствам, полученным подобным способом, следствие и суд придают немалое значение.

“Никогда еще свидетелем не приходилось быть!” – говорил Жорж Милославский. Но если вас приглашают в этом качестве, то никуда не деться.

Следует сказать, что порядок вызова на допрос предусматривает только один способ – повестку.

Хотя следователям больше по душе форма вызова в виде телефонного звонка, в котором упоминается, что с человеком хотят просто “поговорить”. И, конечно, это “должно занять не дольше десяти минут”. На деле же оказывается иначе.

Уклоняться от допроса не следует – в случае неявки можно подвергнуться “приводу”, а это совсем уже несолидно.

Согласно общим правилам проведения допроса, перед его началом следователь устанавливает вашу личность и предупреждает об ответственности за дачу ложных показаний и за отказ давать показания.

Здесь мы подошли к интересному моменту. Заведомо ложные показания, соединенные с обвинением человека в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления, предусматривают санкцию до пяти лет лишения свободы (ч. 2 ст. 307 УК). Это суровое наказание.

А вот отказ от дачи показаний (ст.

308 УК) мало того что наказывается сравнительно мягко, так еще данная статья имеет примечание, гласящее, что “лицо не подлежит уголовной ответственности за отказ от дачи показаний против себя самого, своего супруга или своих близких родственников”.

Показательный пример. На допрос явился свидетель, обладающий важной информацией по данному уголовному делу, но не желающий иметь к нему никакого отношения. При первом же вопросе следователя он сослался на ст. 51 Конституции и так отвечал в течение всего следственного мероприятия.

Когда правоохранитель заявил, что привлечет его к ответственности за отказ от дачи показаний, поскольку по делу не проходит ни один близкий родственник несостоявшегося свидетеля, тот заявил, что родственники не при чем, но он не желает свидетельствовать против себя. Следователь был зол, но поделать ничего не мог.

Ему осталось только в очередной раз сожалеть о наличии данной статьи в Основном законе РФ.

На этом примере видно, что при желании можно избежать дачи показаний. Для этого надо лишь обладать знаниями о лазейке и некоторым количеством смелости и характера.

Если же вы решились на свидетельствование, то аккуратно взвешивайте каждое слово. Помните, что следователь не вправе задавать наводящие вопросы (ч. 2 ст. 189 УПК) и вести допрос непрерывно дольше четырех часов. Общая продолжительность допроса в течение дня не должна превышать восьми часов (ст. 187 УПК).

Идеально – явиться на допрос с адвокатом. Это, как правило, раздражает следователей, но защищает от явных нарушений с их стороны. К тому же адвокат профессионально изучит важнейший документ – протокол допроса – перед его подписанием. А на нем, скорее всего, будет основан дальнейший ход следствия и суда.

Отнеситесь предельно внимательно к своим свидетельским показаниям. От них зависит судьба человека, а может, и нескольких. Не являйтесь на допрос сразу по звонку. Подготовьтесь к допросу. В повестке указывается, в каком именно качестве вас вызывают (ст. 188 УПК). Действовать вы должны без всякой спешки, как бы ни хотел того следователь в телефонном разговоре с вами.

*   *   *

Наш следующий материал будет посвящен СИЗО. Тому, как вести себя в камере, как общаться с собратьями по несчастью, когда добропорядочный гражданин вдруг превращается в обычного российского зэка.

Источник: https://www.solidarnost.org/Blog/edmond-dantes/Ochnaya_stavka_i_dopros_svidetelya_vazhneyshie_momenty_predvaritelnogo_sledstviya.html

Как вести себя на допросе

Как себя вести при допросе как свидетель, если взять ст. 51?

Никаких дружеских бесед с работниками правоохранительных органов не бывает: если полиция хочет с вами пообщаться, это допрос или опрос. Идти на него без адвоката категорически не рекомендуется. Не стоит путать допрос с опросом.

Допрос проводят в рамках уголовного дела, а опрос — при проверке; в последнем случае отвечать на вопросы вообще необязательно. Подобная же разница — между обыском и обследованием помещения. Обыскивают помещение исключительно в рамках уголовного дела, при этом полицейские могут выбивать двери, срезать замки и всё забирать.

А при проверке ничего такого они делать не вправе и вообще их можно даже не пускать.

В законе нет указаний на то, что граждане обязаны давать объяснения представителям правоохранительных органов. Не предусмотрена и ответственность за отказ от объяснений. Есть лишь санкции за отказ от дачи показаний на допросе в ходе уголовного расследования или рассмотрения дел об административном правонарушении.

По сути вы можете просто отказаться давать какие-либо объяснения и не называть причину, сославшись на статью 51 Конституции РФ, в соответствии с которой никто не обязан свидетельствовать против себя, своего супруга (супруги) и близких родственников.

Право работников правоохранительных органов может быть реализовано только в случае взаимного согласия.

Если вы уже находитесь в отделении или сотрудники полиции, пришедшие в офис, требуют от вас показаний сию минуту, откажитесь. Всегда лучше промолчать, если вы сомневаетесь в том, как правильно отвечать на поставленные вопросы. Потом, проконсультировавшись с адвокатом, вы сможете заявить о своём желании дать показания, и сотрудники полиции обязаны будут вновь вас опросить.

Как обычно ведут допрос

Нужно чётко понимать, что друзей, единомышленников или сочувствующих в заведениях, куда могут пригласить на допрос, нет и быть не может. У следователя и обвиняемого принципиально разные цели. Задача первого — раскрыть преступление и улучшить отчётные показатели.

Задача второго — по крайней мере не ухудшить своё положение и не навредить себе. Поэтому, как бы следователь себя ни вёл, не думайте, что он хочет вам помочь. Вежливость и показной интерес — это только инструменты для того, чтобы разговорить собеседника и получить недостающие сведения.

Если бы следователь всё знал и имел доказательства, то с вами бы не общался. Верить ему не стоит, а тем более нельзя соглашаться на сотрудничество. И дело не в том, что все следователи — плохие люди. Наоборот, может быть, они очень хорошие и добрые.

Но их работа — выуживать из людей информацию и сажать их. У вас разные цели и задачи. 

Во время допроса следователь обязательно будет использовать приёмы психологического воздействия. Его задача — разоружить человека, вывести его из психического равновесия, зародить сомнения в правильности выбранной позиции, другими словами — загнать вас в состояние, которое в психологии обозначается термином фрустрация. Для этого он будет менять тональность, темп и направленность разговора.

Приём, который использует каждый профессиональный следователь, — это создание у человека преувеличенного представления об имеющихся у полицейского доказательствах. Цель — заставить вас поверить, что он знает всё. Не додумывайте ничего за следователя. Пусть он сначала скажет, что ему известно, приведёт доказательства, а потом уже вы можете отреагировать. Не облегчайте ему жизнь, усложняя свою.

Поведение следователя направлено
на то, чтобы расстроить, расшатать вашу защиту, найти изъяны
в выбранной вами линии поведения

Следователи на допросе прибегают к типовым приёмам. Вот к чему стоит быть готовым: в начале беседы следователь попытается установить психологический контакт с подозреваемым, создать атмосферу доверия, возможно, будет вести разговоры на нейтральные темы.

Доказательства предъявляются по возрастанию значимости — самое убедительное приберегается на потом, всегда используется фактор внезапности. Не исключены неприязненные высказывания (или провоцирование на них подозреваемого) в отношении участников событий, не присутствующих на допросе.

Вероятно, следователь будет создавать преувеличенное представление об осведомлённости полиции, приводить моральные доводы и делать упор на совесть подозреваемого.

Поведение следователя направлено на то, чтобы расстроить, расшатать вашу защиту, найти изъяны в выбранной вами линии поведения. Его задача — добиться, чтобы вы начали помогать ему в достижении его целей.

Если следователь внезапно стал повышать голос или запугивать вас, воспринимайте это как хороший знак. Скорее всего, это значит, что обвинение зашло в тупик, а следователь кричит, нервничает или злится от осознания собственного бессилия.

Так что в случае любой агрессии со стороны следователя мысленно похвалите себя, замолчите и ждите, пока он перед вами извинится. Если извинений не последует, а давление и оскорбления продолжатся, смело требуйте другого следователя.

Лучше, конечно, это делать через своего адвоката, который обратится с жалобой к руководителю следственного подразделения или в прокуратуру.

Как стоит себя вести

Правильный психологический настрой на допросе — залог вашего успеха. Не стоит философствовать, вступать в полемику или демонстрировать свои ораторские способности. Повторю, что задача следователя — вас разговорить.

Не помогайте ему! На все вопросы надо отвечать как можно более кратко и по существу. Желательно ограничиваться словами «да» или «нет». Чем больше человек говорит на допросе, тем проще ему запутаться, быть уличённым в нестыковках и тем легче следователю уцепиться за что-то.

Человек растерян, он становится более уязвимым, им можно манипулировать и загонять в угол.

Следователь — профессионал. Будьте профессиональны и вы. Если вопрос требует описания, выражайтесь как можно лаконичнее. Каждое слово должно быть как следует обдумано. Помните, что вы не ограничены во времени (минимальное время допроса не установлено, максимальное — восемь часов).

Настройте себя на медленный темп: вам спешить некуда. Отвечайте даже на самые простые вопросы не торопясь, используйте паузы. Приучайте следователя к такому темпу разговора. Если он начинает вас подгонять, честно признайтесь, что немного волнуетесь и вам не по себе.

Испытывать чувство дискомфорта в такой ситуации совершенно естественно.

Во время допроса следователь обязан вести протокол. Ваш адвокат проследит за этим, но вы тоже имеете право вести свои записи, в том числе фиксировать вопросы следователя.

Не упустите эту возможность! Имейте при себе блокнот и ручку. Это даст вам время на обдумывание вопросов и ответов и снизит волнение. Пусть нервничает следователь, а не вы.

Также не забудьте взять с собой питьевую воду и таблетки от головной боли. Используйте их по мере необходимости.

Не имеет значения, виновны вы
или нет, — ведите себя как человек, который невиновен

Вам выгодно всё, что даст дополнительное время на обдумывание. Если вопрос непонятен или вы не знаете, как на него отвечать, ограничьтесь фразой «затрудняюсь ответить». Всё, что сказано на допросе, возможно, будет использовано против вас в суде…

если до него всё-таки дойдёт. По статистике, обвинения во многом строятся как раз на показаниях, полученных во время допросов, то есть именно ваши слова и ваши формулировки могут быть использованы против вас и сделают вас обвиняемым.

При допросе мелочей не бывает.

Отдельно следует остановиться на отличиях в поведении виновного и невиновного человека. Невиновный, как правило, отвечает на прямое обвинение бурной отрицательной реакцией. Виновный придерживается выжидательной позиции. Невиновный постоянно обращается к конкретным пунктам обвинения, опровергает их фактическими доводами.

Виновный уходит от конкретных пунктов и избегает возврата к главному обвинению. Невиновный активен в своей защите. Виновный пассивен: он знает, в какой степени доводы против него верны, и ведёт себя соответственно. Невиновный остро переживает перспективу позора, осуждения со стороны сослуживцев, близких и знакомых. Виновный интересуется лишь возможным наказанием.

Не имеет значения, виновны вы или нет, — ведите себя как человек, который невиновен.

Со следователем нужно общаться так же, как и с любым другим должностным лицом: вежливо, корректно, но ни в коем случае не заискивающе и не извиняющимся тоном. Следователь делает свою работу, а вы — свою.

Какие бы вопросы следователь ни задавал, как бы ни испепелял вас взглядом или, наоборот, как бы ни был с вами притворно мил и любезен, старайтесь сохранять спокойствие и хладнокровие, не впадайте в панику. Помните: паника и здравомыслие несовместимы. А ясность сознания и понимания происходящего в беседе со следователем вам крайне необходимы.

Допрос — это и схватка двух людей на правовом поле, и борьба двух характеров, в которой все действия следователя направлены на подавление психики обвиняемого.

Подробнее о взаимоотношениях с полицией можно прочитать в книге Александра Селютина «Полицейская проверка», вышедшей в издательстве «Альпина Паблишер»

Источник: https://www.the-village.ru/village/city/direct-speech/172853-dopros

Вопросы по закону
Добавить комментарий