Какое наказание грозит за нанесение вреда здоровью сожительницы?

В казахстане декриминализовали бытовое насилие. как теперь будут наказывать мужей-тиранов

Какое наказание грозит за нанесение вреда здоровью сожительницы?

За бытовое насилие в Казахстане теперь будут привлекать только к административной ответственности, а не к уголовной. 3 июля Президент РК подписал закон, согласно которому статьи 108 и 109 УК РК (“Умышленное причинение лёгкого вреда здоровью” и “Побои”) переместились из уголовного в административный кодекс. 13 июля поправки вступили в законную силу.

Казалось бы, декриминализация статей о бытовом насилии должна облегчить жизнь любителям распускать руки. Но парадокс в том, что именно теперь у жертв домашних тиранов появился шанс реально отправить их за решётку, пусть на короткий срок.

Как теперь будут наказывать за побои

Прежде, например, побившего жену мужа могли максимум оштрафовать. Статьи Уголовного кодекса предусматривали аресты сроком от 45 до 60 суток. Но эти меры не работали. Применение этих мер было приостановлено до 2020 года. Теперь же мужа, избившего жену, можно по крайней мере “закрыть” на 15 суток. Однако штрафы за побои и причинение лёгкого вреда здоровью при этом стали меньше.

Для сравнения:

Умышленное причинение лёгкого вреда здоровью по Уголовному кодексу наказывалось:

  • штрафом в размере до 200 МРП (525 тысяч тенге);
  • исправительными работами в том же размере;
  • привлечением к общественным работам на срок до 180 часов;
  • арестом на срок до 60 суток (применение ареста было приостановлено до 2020 года в соответствии со статьёй 467 УК РК).

Та же статья в Административном кодексе наказывается штрафом 15 МРП (39 тысяч тенге) либо административным арестом сроком до 15 суток.

“Также в Административном кодексе в этой же статье есть ещё часть вторая, в которой говорится о том, что если кто-то совершает побои повторно в течение года, то это влечёт административный арест сроком до 20 суток, – прокомментировал изменения адвокат Торехан Мухтаров. – Для тех лиц, к которым арест не применяется, по этой статье предусмотрен штраф в размере до 30 МРП (78 тысяч тенге)”.

По статье “Побои” Уголовный кодекс предусматривал наказание:

  • штраф в размере до 100 МРП (262 тысячи тенге) либо исправительные работы в том же размере;
  • привлечение к общественным работам на срок до 120 часов;
  • арест на срок до 45 суток ( применение ареста также было приостановлено в соответствии со статьёй 467 УК РК).

В Административном кодексе за побои будут наказывать штрафом в размере 10 МРП (23 тысячи тенге) либо административным арестом на срок до десяти суток.

При рецидиве драчуна посадят уже на 15 суток. Третья часть этой статьи предусматривает штраф в 30 МРП (78 тысяч тенге).

“В Административном кодексе более развёрнуто представлены эти статьи, – прокомментировал Торехан Мухтаров. – По Уголовному кодексу, человек мог совершить это преступление, заплатить штраф и на следующий день идти делать то же самое. А теперь чётко сказано, если человек в течение года совершает данное правонарушение повторно, то он безоговорочно привлекается к аресту”.

Привлечь к ответственности сложно

Привлечь к ответственности за бытовое насилие бывает сложно, даже когда речь идёт не о нанесении лёгкого вреда здоровью, а о более серьёзных увечьях.

У Динары Чидериновой практически нет несломанных костей на лице. Женщине сделали пластическую операцию, поставили девять скоб, но она всё равно не может нормально есть. После больницы Динара Чидеринова весила 38 килограммов. Супруг женщины просто пришёл домой пьяным и стал её избивать, она так и не поняла, за что именно.

“Я до сих пор по больницам езжу, мне хотят оформить инвалидность. У меня сломано всё лицо, и глаз один уж почти не видит”, – говорит Динара Чидеринова.

Женщина рассказывает, что участковый пришёл к ней в больницу и начал отговаривать от подачи заявления на мужа.

“В первый же день, когда я лежала в больнице с квадратным лицом, у меня берут заявление, что я к нему не имею претензий. Это было сделано в тот момент, когда я ничего не соображала. Я думала, может тогда он от меня отвяжется, а участковый всё говорил: мол, мы вас разведём, он будет платить алименты”, – вспоминает Динара Чидеринова.

Родственники Динары настояли, чтобы она забрала своё заявление о том, что не имеет претензий к мужу и всё-таки обратилась в полицию.

“Назначили судебно-медицинскую экспертизу, у всех она идёт месяц, а у меня около трёх-четырёх месяцев шла, – рассказала Динара. – Они просто тянули время и хотели закрыть дело за сроком давности. Я пожаловалась в Генпрокуратуру, в Министерство обороны, так как мой муж военный”.

Супругу Динары дали год условно. Экспертиза сочла, что он нанёс её здоровью средний ущерб. Ожидающая получения инвалидности Динара с этим не согласна и ждёт апелляции.

Жертве приходилось доказывать, что она жертва

Председатель ОЮЛ “Союза кризисных центров Казахстана” Зульфия Байсакова видит в новом законодательстве, касающемся бытового насилия, и плюсы и минусы. С одной стороны, жертве теперь не надо бегать и собирать доказательства того, что её действительно избили. Это теперь делает полиция. С другой стороны, она считает, что политика наказания для семейных тиранов должна измениться в целом.

Зульфия Байсакова / Фото

“Жертва доказывала, что она жертва. Сейчас бремя доказывания будет возложено на правоохранительные органы, – прокомментировала Зульфия Байсакова. – Нам сейчас важно перестроить политику наказания. Человек, который совершает преступление, находится в состоянии агрессии, незнания законодательства.

Наверное, надо с ним работать? Мы пытаемся всех посадить на 15 суток. Это неправильно, мы не пытаемся работать с агрессорами, у нас нет определённых программ, которые имели бы научную базу, у нас нет никаких центров, которые работали бы с семейными дебоширами.

Поэтому женщина понимает, что да, отсидит он свои 15 суток, и ничего не изменится”.

Поводом для побоев может стать всё, что угодно

Руководитель казахстанского движения “Немолчи.кз” Дина Смаилова часто пытается помочь жертвам бытового насилия. Она говорит, что поводом для побоев может стать всё что угодно. Например, в Шымкенте молодую женщину регулярно избивает супруг за то, что она оказалась не девственницей, что выяснилось после свадьбы.

“На днях был жуткий случай, девушку обвинили в том, что она не девственница. До сих пор в нашей стране этот маразм, – прокомментировала Дина Смаилова.

– Девочка из Шымкента, ей 18, вышла замуж и стала объектом издевательств за то, что оказалась не девственницей. Супруг её избивает, насилует, обзывает шлюхой. К нам её родственница обратилась за помощью.

Ну так воспитаны южане, муж у них – это бог, а уж иногда и дурак бывает”.

Дина не может назвать идеальным ни старое, ни новое законодательство, касающееся бытового насилия. По её мнению, в обоих случаях нет полной гарантии защищённости жертвы.

Дина Смаилова / Фото

“Отчасти перевод в Административный кодекс этих статей облегчает жизнь женщине, – считает Дина Смаилова. – Дело в том, что редкая жена у нас готова посадить мужа в тюрьму, даже если он её искалечил. Но и этот закон не совершенен: ни прежние, ни нынешние меры не дают женщине гарантий. Это такая лёгкая передышка для женщины на 15 суток”.

Декриминализация статей о бытовом насилии в РК произошла вслед за Россией. В феврале 2017 года Путин подписал закон, переводящий статью о побоях из Уголовного в Административный кодекс. Президент РФ мотивировал такое решение тем, что людям надо “дать шанс остаться в здоровой части общества”.

В Казахстане тоже были свои мотивы. Ещё в 2016 году генпрокурор Жакип Асанов говорил о том, что за бытовое насилие стали меньше привлекать в ответственности, так как дела о семейных скандалах относятся к делам частного порядка: жертва сама должна искать свидетелей, доказательства, а это не так-то просто.

По данным ОЮЛ “Союз кризисных центров Казахстана” в нашей стране ежегодно от бытового насилия погибает около 400 женщин.

Читайте Informburo.kz там, где удобно:

в тексте, выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

Источник: https://informburo.kz/stati/v-kazahstane-dekriminalizovali-bytovoe-nasilie-kak-teper-budut-nakazyvat-muzhey-tiranov.html

«Благодарен этому полицейскому. Когда отсижу срок, приду к нему — выпьем!»

Какое наказание грозит за нанесение вреда здоровью сожительницы?

Перед Октябрьским райсудом готовится предстать «герой» самого обсуждаемого уголовного дела года — 37-летний рецидивист Дмитрий Иванов. Минувшим летом он пытался выбросить из окна свою 5-месячную дочь. Этому помешал 27-летний участковый Василий Мартынов, который приехал на вызов.

Он по карнизу пробрался в квартиру на третьем этаже и обезвредил озверевшего дебошира. За это офицера отметили различными наградами. А Дмитрию Иванову за «покушение на убийство малолетнего ребенка» и «применение насилия в отношении представителя власти» грозит пожизненное лишение свободы.

Его сожительница — мать пострадавшей девочки — уже наняла возлюбленному платного адвоката… Подробности — в материале Екатерины Смирновой

Трагедия

…Драма разыгралась днем 19 августа в доме № 64 по ул. Севастопольской. Накануне семья сожителей праздновала крестины 5-месячной дочери и день рождения ее мамы. После чего домашний тиран избил сожительницу и облил уксусом. «Наутро все это забылось, — рассказала корр.«С» женщина. — Я уехала к бабушке в больницу. Дмитрий остался дома с ребенком. В нормальном, адекватном состоянии.

А когда позвонила, по голосу поняла, что он пьян. Побоялась возвращаться домой одна. Попросила братьев, чтобы меня проводили. Но уже недалеко от дома мы заметили, как в сторону подъезда направляется сожитель. Мои родственники подошли к нему и попросили ключи от квартиры.

Мол, нечего тебе там пьяному делать, тем более с маленьким ребенком! Но Дима покрыл нас матом и сказал: «Ну, смотрите, сейчас будет концерт!» После чего забежал в подъезд и заперся в квартире. Я вызвала полицию. Тут соседка кричит: «Твой вещи выкидывает с балкона!» В принципе я могла этого ожидать. И решила не показываться Диме на глаза.

Понимала, что на тот момент была для него как красная тряпка для быка… И вдруг он показался на балконе — весь в крови, с дочкой в руках! Я не подходила ближе к дому, только молилась, чтобы с ребенком все было хорошо! Под окнами стали собираться люди. Кто-то сказал: «Он тебя зовет!» Я подошла. «Я же предупреждал, что будет концерт!» — крикнул Дима.

«Я тебя прошу! Умоляю! Не трогай дочку!» — рыдая, сказала я. В этот момент у малышки порвался подгузник, и она стала выскальзывать из рук сожителя. Я потеряла сознание. Уже позже на видео увидела, как он успел перехватить ребенка…»

Спасение

Малышку спасли участковый из саранского отдела полиции № 1 Василий Мартынов, полицейский-водитель Виктор Ковальчук и заместитель начальника службы пожаротушения ГУ МЧС Руслан Алукаев. «Это не мой административный участок, но я находился на суточном дежурстве, — вспоминает Мартынов. — Около 15.00 поступило сообщение от оперативного дежурного.

Фабула была такая — поссорились супруги, неадекватный мужчина забаррикадировал свою дверь и пытается выбросить с третьего этажа ребенка. Мы тут же выехали на место происшествия. Мужчина отказался открывать дверь. Мы постучали к соседям и попросили разрешения пройти на балкон. Виктор осмотрелся и заметил, что на стене есть парапет, по которому мы можем проникнуть в квартиру.

Необходимо было спасти ребенка… Все решалось быстро. Этот мужчина был очень агрессивным. Одной рукой держал малышку, второй — кухонный нож… Я старался быть хладнокровным. Когда первый раз фактически мы уже попали в квартиру, мужчина крикнул: «Если залезете сюда, я ее зарежу!» Пришлось двигаться обратно. Я начал беседу. Спрашивал, что происходит, что случилось.

Но мужчина не реагировал…» — «Как вы думаете, он мог выбросить ребенка?» — «Да. Скорее всего, это и намеревался сделать. Все могло случиться в считанные секунды… В какой-то момент младенец чуть не выпал из его рук. Тогда было принято решение — либо сейчас, либо… будет поздно. Мужчина скрылся в комнате, и мы бросились вперед. В этот момент он появился в ближнем окне.

Когда дошел до дебошира, он меня ударил. Но в итоге удалось его оттолкнуть и залезть на балкон. Мужчина до последнего оказывал сопротивление. Еще несколько раз ударил меня в лицо. При этом очень крепко сжимал ребенка — так, что тот начал синеть и задыхаться. Я применил физическую силу, а потом подоспели коллеги.

Мы стали надевать наручники, стараясь при этом максимально оградить девочку, чтобы не причинить ей телесные повреждения». Полицейский Виктор Ковальчук взял плачущую малышку на руки. Нашел в комнате одеяло и укутал ее. «Девочка посмотрела на меня своими красивыми зелеными глазами и успокоилась. В этот момент у меня самого на глаза навернулись слезы», — вспоминает он.

Оставалось вывести дебошира на улицу. Сотрудники МЧС уже стали срезать дверь со стороны лестничной площадки, но полицейские обнаружили ключи. Так что вышли в подъезд без проблем. «Иванова приходилось буквально тащить, — продолжает Ковальчук. — Он кричал что-то вроде: «За что?», «Почему?», «Кто такие?» — и крыл всех матом… В подъезде я передал ребенка врачу скорой.

С семейными дебоширами нам приходится сталкиваться регулярно. Но такой агрессии к детям не припомню, хотя в полиции работаю уже 12 лет! У меня у самого подрастает дочь, ей 6 лет. И я не понимаю — как можно калечить собственного ребенка?!» 

Антигерой

Согласно данным правоохранителей, свой криминальный путь Дмитрий Иванов начал в 22-летнем возрасте — в 2004 году. Впервые его привлекли к уголовной ответственности за «умышленное причинение вреда здоровью средней тяжести». Но наказывать не стали — дело завершилось примирением сторон. В 2005-м призвали к ответу за побои и угрозу убийством. И вновь потерпевшие простили Дмитрия.

Затем преступления посыпались как из рога изобилия. В 2006-м в отношении Иванова возбуждали уголовные дела по статьям «Умышленное уничтожение чужого имущества», «Причинение легкого вреда здоровью», «Нанесение побоев» и «Угроза убийством».

И во всех случаях потерпевшие шли на «примирение сторон»! После чего Иванов личным примером подтвердил расхожую поговорку о том, что безнаказанность порождает рецидивы преступлений. В 2007-м он пытался убить родного отца. За это Лямбирский райсуд определил Иванову 6 лет строгого режима. В 2012-м он освободился условно-досрочно.

И вскоре угнал чужую машину, за что вновь отправился на нары. Выйдя на свободу, не думал начинать нормальную жизнь. В 2014 году снова получил судимость за «умышленное причинение легкого вреда здоровью». В 2015-м привлекался к ответственности трижды по той же статье и дважды — за «причинение вреда здоровью средней тяжести».

В общей сложности суд назначил ему 1,5 года строгого режима. Мужчина отсидел срок от звонка до звонка, освободившись в 2017-м. Финальным аккордом в криминальной биографии стала судимость за нарушение неприкосновенности жилища. Ее Иванов получил в 2018-м. Безработного приговорили к исправительным работам.

Трудиться он не захотел, и достаточное мягкое наказание заменили реальным сроком. На свободу «кровавый отец» вышел 30 апреля этого года… Также Иванов был «частым гостем» участковых уполномоченных. Только с 3 августа 2018-го по 16 августа 2019-го в его отношении составили 8 административных протоколов.

В основном за мелкое хулиганство и появление в общественных местах в состоянии опьянения. Хотя в «активе» мужчины есть и довольно редкая статья — «Ложный вызов сотрудников оперативных служб». Известно, что от предыдущего брака у него подрастает сын… Корр.«С» удалось связаться с его бывшим товарищем.

Он сообщил, что Иванов очень легко входит к людям в доверие, обладает особой харизмой. «Дмитрий умеет создать впечатление, что ради тебя готов на все, — отметил собеседник. — Несколько лет назад он встречался с девушкой, на которую частенько поднимал руку. При этом выпивал и нигде не работал. Хотя уверял ее, что взялся за ум. А когда совершил очередное преступление, избранница ушла. Не смогла больше это терпеть. Сейчас в ее жизни все хорошо: она уехала в другой город и вышла замуж…» 

Сожительница

С нынешней избранницей он был знаком 2,5 года. Ради него женщина бросила работу в Москве и приехала в Саранск. «Да, я знала, что Дима неоднократно судим, — призналась она корр.«С». — Общий срок, проведенный им за решеткой, по-моему, составляет 10 лет.

Но я надеялась, что Дима все-таки исправится и пересмотрит взгляды на жизнь. Тем более с рождением дочки. Ведь Дима так сильно ее просил… Он нигде не работал, сидел дома с ребенком. Трудилась я.

На протяжении почти полугода Дима был идеальным отцом — искупает ребенка, накормит, носик почистит, ноготочки пострижет, на улице погуляет. Просто души в ней не чаял.

Никак не могла ожидать, что Дима может так отнестись к родной дочери! Не знаю, чего он хотел этим добиться и почему так себя повел! Не понимаю! Что ему еще было нужно? Живи спокойно! Все для этого есть — квартира, хоть и съемная, семья. Иди, зарабатывай деньги, обеспечивай близких.

Но, к сожалению, он периодически все менял на рюмку. Часто ли Дмитрий поднимал на меня руку? За последний год дважды. Кроме того, периодически угрожал. Так что в полицию обращалась неоднократно…» — «Почему вы не ушли от него»? — «Я уходила, и не раз. Мы по большому счету стали совместно жить, лишь когда дочка родилась — с 20 февраля. До этого просто встречались…» 

Постскриптум 

Следствию потребовалось меньше четырех месяцев, чтобы установить все детали преступления и направить дело в суд. Действия Дмитрия Иванова со статьи «Покушение на жизнь сотрудника правоохранительных органов» были переквалифицированы на «Применение насилия в отношении правоохранителя» (до 5 лет неволи).

Также ему инкриминировали «покушение на жизнь малолетнего лица» (пожизненное заключение). «Обвиняемый заявил, что умысла убивать родного ребенка у него не было, — сообщил следователь Октябрьского МСО Дмитрий Мясников. — Он просто хотел испугать сожительницу, с которой поссорился. При этом Иванов плохо помнит события того дня.

Вспомнил, что стоял на балконе, держал ребенка в руках, кричал что-то, а что было дальше — в памяти не отпечаталось. Нами была продемонстрирована запись происходящего, приобщенная к материалам дела. На его глазах появились слезы. Иванов признал, что действительно хотел причинить вред полицейскому.

Я рассказал обвиняемому, что эту историю показали федеральные журналисты. На что он только улыбнулся…» 

Интересно, что во время следствия гражданская супруга Иванова — мать пострадавшего ребенка — отказалась от услуг бесплатного адвоката и наняла возлюбленному платную защитницу. Женщина простила изверга, хотя изначально заявляла, что никогда на это не пойдет. На следственные действия с участием избранника она являлась с дочкой.

Дмитрий держал малышку на руках, обнимал и целовал сожительницу… «Иванов сожалеет о случившемся, — продолжает следователь. — У ребенка были зафиксированы телесные повреждения — царапины на груди и гематома на бедре — как раз там, где схватил ее отец. У Мартынова эксперты обнаружили ушибы мягких тканей головы». Кстати, Иванов благодарен этому полицейскому.

«Как отсижу срок, приду к нему — выпьем!» — заявил он правоохранителям…

Виктор Ковальчук (слева) теперь старшина © ЮЛИЯ ЧЕСТНОВА

Тем временем

Сержанту полиции Виктору Ковальчуку, который участвовал в спасении ребенка, присвоено звание старшина полиции. Соответствующий приказ подписал министр ВД по РМ Борис Шейнкин.

«Присвоенное звание на одну ступень выше специального звания, предусмотренного замещаемой должностью», — сообщили в пресс-службе ведомства. Торжественное вручение новых погон состоялось 10 декабря в Мемориальном музее военного и трудового подвига 1941–1945 годов.

Оно совпало с принятием присяги молодыми сотрудниками. Руководство силового ведомства отметило, что именно на таких полицейских, как Ковальчук и Мартынов, нужно равняться в службе.

Источник: https://stolica-s.su/news/incident/237733

Вопросы по закону
Добавить комментарий