Какой срок дадут по совокупности преступления?

Прокурор разъясняет: уголовная ответственность за угрозу убийством или причинением тяжкого вреда здоровью

Какой срок дадут по совокупности преступления?

Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью является самостоятельным составом преступления, предусмотренного статьей 119 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Опасность данного преступления состоит в создании для потерпевшего тревожной обстановки, страха за свою или своих близких жизнь и здоровье.

 Умышленное создание путем угрозы психотравмирующей ситуации, нарушающей душевное равновесие (психическое благополучие) человека, само по себе является посягательством на здоровье, независимо от намерения виновного приводить или нет в исполнение данную угрозу. Поэтому именно здоровье является объектом данного преступления.

Угроза может быть выражена в любой форме: устно, письменно, жестами, демонстрацией оружия и т.д. Важно, чтобы угроза была реально воспринята потерпевшим.

Уголовно-наказуемым деянием являются высказывания о намерении лишить жизни или причинить тяжкий вред здоровью человека.

Угроза уничтожением имущества либо причинением какого-нибудь иного вреда, а также неопределенная угроза не образуют состава данного преступления.

Ответственность за угрозу наступает, если имелись основания опасаться осуществления этой угрозы. При оценке реальности осуществления угрозы учитываются все обстоятельства конкретного дела: обстановка преступления, взаимоотношения виновного и потерпевшего и др.

Словесная угроза («убью», «зарежу») не всегда может быть воспринята как реальная. Недостаточно и субъективного мнения потерпевшего, что он считал угрозу реальной, опасался ее осуществления. Необходимо установить, в силу каких обстоятельств имелись основания опасаться осуществления этой угрозы.

Наиболее серьезным основанием считается высказывание этой угрозы в процессе совершения насильственных действий в отношении потерпевшего.

Угроза может быть высказана как непосредственно самому потерпевшему, так и через третьих лиц. Важно, чтобы она была адресована конкретному человеку.

Угрозы убийством или причинением тяжкого вреда здоровью в отношении неопределенного круга лиц не охватываются статьей 119 УК РФ, но при определенных обстоятельствах могут образовывать состав иного преступления, например, предусмотренного статьей 282 УК РФ (возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства).

Угроза может быть разовой или многократной.

Неоднократные или систематические угрозы убийством или причинением тяжкого вреда здоровью, адресованные одному человеку и осуществляемые с единым умыслом, не образуют совокупности преступлений и квалифицируются как единое продолжаемое преступление.

Если угроза адресована двум или более лицам, содеянное квалифицируется как одно преступление при условии, что такая угроза выражает единое намерение субъекта преступления; в противном случае содеянное оценивается с учетом правил квалификации реальной совокупности преступлений.

Преступление считается оконченным с момента высказывания угрозы или выражения угрозы в иной форме. Если же виновный не только высказывает угрозу, но и совершает действия, направленные на ее осуществление, его действия будут квалифицированы как приготовление к убийству или умышленному причинению тяжкого вреда здоровью или как покушение на совершение этих преступлений.

С субъективной стороны данное преступление предполагает прямой умысел. То есть виновный сознает, что высказывает угрозу и желает, чтобы эта угроза была воспринята потерпевшим как реальная. При этом не имеет значения, намеревался ли он в действительности осуществить свою угрозу и была ли угроза сопряжена с каким-либо требованием к потерпевшему.

Уголовной ответственности за данное преступление подлежит  вменяемое лицо,  достигшее шестнадцатилетнего возраста.

За совершение преступления, предусмотренного частью 1 статьи 119 УК РФ, т.е.

за угрозу  убийством или причинением тяжкого вреда здоровью, если имелись основания опасаться осуществления этой угрозы, предусмотрены альтернативные наказания в виде обязательных работ на срок до 480 часов,  принудительных работ на срок до двух лет (применяются с 1 января 2017 года), ограничения свободы на срок до двух лет, ареста на срок до 6 месяцев, либо лишения свободы на срок до двух лет.

Если рассматриваемое преступление совершено по мотивам  политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы, что предусмотрено частью 2 статьи 119 УК РФ, то за это деяние может быть назначено судом наказание в виде — принудительных работ на срок до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового (применяются с 1 января 2017 года), либо лишения свободы на срок до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.

Начальник уголовно-судебного отдела прокуратуры Камчатского края

старший советник юстиции                                                              М.В. Дудин

Источник: https://kamprok.ru/prokuror-razyasnyaet-ugolovnaya-otvetstvennost-za-ugrozu-ubijstvom-ili-prichineniem-tyazhkogo-vreda-zdorovyu/

Проблемы применения основных принципов сложения наказаний

Какой срок дадут по совокупности преступления?


В статье поднимаются проблемы основных принципов сложения наказаний, непрозрачности процедуры частичного сложения наказаний, предлагаются способы решения проблем при назначении наказания по совокупности преступлений путем их формализации, унификации и законодательного закрепления пропорциональности.

Ключевые слова: окончательное наказание, УК РФ, совокупность преступлений, частичное сложение, назначение наказания, судейское усмотрение.

Одной из актуальных теоретических проблем, имеющих практическое значение, является определение размера наказания при его назначении по совокупности преступлений. На основании ст.

69 УК РФ при совокупности преступлений для определения окончательного наказания применяется один из следующих способов (принципов) назначения наказания: поглощение менее строгого наказания более строгим, полное или частичное сложение наказаний [10].

Принцип поглощения одного наказания другим достаточно прост в применении, поскольку лишает суд необходимости различного рода расчетов — нет необходимости в арифметических вычислениях, соблюдать ограничения чтобы окончательное наказание не превышало более чем наполовину максимальный срок или размер наказания, предусмотренного за наиболее тяжкое из совершенных преступлений. Однако вызывает один, но достаточно серьезный вопрос по своей правовой природе с точки зрения справедливости, поскольку лицо, совершившее несколько преступлений, фактически несет ответственность лишь за одно из них.

На наш взгляд, данный принцип сложения наказаний утратил свою актуальность поскольку в настоящее время он вступает в противоречие с одной из задач правосудия — восстановление социальной справедливости.

Кроме того, неоднозначно воспринимается обществом. Тем более, действующий уголовный закон предусматривает ряд других положений, позволяющих при наличии к тому оснований назначить более мягкое наказание — ч. 6 ст. 15, ст. 64, ч.

3 ст. 68 УК РФ и т. д. [1].

Учеными неоднократно предлагались различные варианты способов выбора принципа назначения наказания по совокупности [6, c. 334; см. так же 6, 7], но законодатель так и не пришел к единому мнению.

Из содержащихся в ст.

69 УК РФ правил наказания по совокупности преступлений сложно понять, какими дополнительными критериями должен руководствоваться суд при выборе конкретного правила назначения наказания.

Одним из критериев выбора принципа определения окончательного наказания является категория преступлений, входящих в совокупность. Принцип поглощения в соответствии с ч. 2 ст. 69 УК РФ может применяться, только если совокупность образуют преступления небольшой и средней тяжести, тогда как принцип полного сложения наказаний может применяться при совершении преступлений любой категории [10].

Согласно требованиям статей 307 и 308 УПК РФ в приговоре следует отражать мотивы принятых решений по всем вопросам, относящимся к назначению уголовного наказания, освобождению от него или его отбыванию.

Данные требования согласуются с правовой позицией Верховного Суда Российской Федерации, отраженной в Постановлении Пленума от 22 декабря 2015 г. № 58.

Однако, в нарушение указанных положений, в приговорах судов часто отсутствует формулирование мотивов принятого судом решения: почему в конкретном случае суд выбирает тот или иной принцип назначения окончательного наказания [2].

Необходимо отметить, что наименьшее стремление к мотивированию судами назначенного наказания происходит как раз при частичном сложении, поскольку здесь усматривается более широкий диапазон использования судьями всего потенциала санкций отдельных статей с учетом возможных ограничительных положений и последующего потенциала чч. 2, 3 ст. 69 УК РФ.

Если суд обязан мотивировать вид наказания, неприменение смягчающих положений, определяемых от Общей части УК РФ и даже порой конкретизируя свое усмотрение, отвечает на предполагаемый вопрос общества — почему назначен минимальный срок наказания, то при назначении максимального срока или близкого к нему формулировки суда становятся менее конкретны. Особенно это заметно как раз при сложении наказаний. Причем «слагаемые», т. е. наказания за отдельные преступления более понятны, определены и мотивированы, а вот сложение частей этих «слагаемых», мягко говоря, не прозрачно.

Принцип полного сложения заключается в определении окончательного наказания путем суммирования наказаний, назначенных за каждое из входящих в совокупность преступлений. Для применения принципа полного сложения наказаний нет однозначного ответа, что понимать под максимальным пределом того или иного наказания при их полном сложении [10].

Вместе с тем, как показывает практика, при определении способа сложения наказаний, предпочтение отдается принципу частичного сложения назначенных наказаний. Объяснение этому можно найти в самом уголовном законе, в соответствии с которым правило частичного сложения наказаний может применяться при любой комбинации преступлений различной категории, а потому является универсальным.

Можно сказать, что недостаточность законодательной дифференциации при выборе правила назначения окончательного наказания по совокупности преступлений является предметом перманентной научной дискуссии. В сущности, можно сказать, что высказанное еще в 1972 г. М. И.

Ковалевым мнение, о том, что «принципы назначения наказания, сформулированные в законе, представляют собой лишь общие критерии и нуждаются в существенной конкретизации» [5, c. 53] остается актуальным и по сей день. Аналогичного мнения придерживается А. С. Горелик (1975 г.

) говоря, что «формальные правила определения размера наказания не дают ответа на вопрос о том, в каких случаях целесообразнее прибегать к поглощению, а в каких — к полному либо частичному сложению» [4, c. 41].

А. Н. Тарбагаев охарактеризовал сложившуюся ситуацию следующим образом: «принимая действующий УК РФ, законодатель постарался максимально формализовать процесс назначения наказания, ограничивая возможность произвольного применения закона (например, ст. 62, 65, 66, 68 УК РФ).

Однако такой важный вопрос, как избрание конкретного правила назначения наказания по совокупности преступлений (ч. 2 ст. 69 УК РФ), оказался полностью во власти субъективного усмотрения конкретного судьи, выносящего приговор.

Это замечание полностью относится также и к выбору правила полного или частичного сложения наказаний» [9, c. 70].

Поскольку в практике судов все же остается самым распространенным принцип частичного сложения наказаний, считаем необходимым остановиться на проблемах применения именно этого правила, поскольку при всей его востребованности все же остается ряд не выясненных вопросов по его применению.

В литературе высказывается мнение что кроме прочего существует правовая неопределенность относительно того, что происходит с той частью назначенного за отдельное преступление наказания, которая не вошла в окончательное наказание по совокупности преступлений.

Но на наш взгляд здесь никакой неопределенности нет, поскольку частичное сложение выступает в роли так сказать «поощрительной», «либеральной» меры и по своей правовой природе подразумевает, что, исходя из фактических обстоятельств дела, суд приходит к убеждению о необходимости сложения наказаний именно частично, а не полностью.

Таким образом, та часть наказания, которая не вошла в окончательное наказание, является как бы «снисхождением» государства в рамках его либеральной политики.

Кроме того, трудности в применении частичного сложения назначенных наказаний выражаются прежде всего в различном понимании термина «частичное сложение», в уголовном законе отсутствует правовое понятие частичного сложения назначенных наказаний, нет определенного законом порядка, алгоритма частичного сложения наказаний, назначенных за отдельные преступления, входящие в совокупность. Буквальное значение словосочетания «частичное сложение наказаний» прямо указывает на то, что при определении окончательного наказания по совокупности должны быть сложены определенные части наказаний, назначенных за каждое преступление, входящее в совокупность. Осужденному, потерпевшему и другим участникам процесса из провозглашенного судом приговора не всегда ясно, как и в каком размере при определении окончательного наказания по совокупности учтены наказания за отдельные преступления и учтены ли эти наказания вообще.

Однако данная норма закона остается не понятной и не прозрачной не только для простого обывателя, не наделенного специальными познаниями в области права. Сложности в применении данной нормы нередко возникают и у самого правоприменителя, а именно у суда.

Так, например, судья Притобольного районного суда Курганской области, рассмотрев уголовное дело по обвинению Н. в совершении трех преступлений, предусмотренных п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ, назначил за каждое преступление наказание в виде 1 года 6 месяцев лишения свободы. При назначении окончательного наказания применил положения ч. 3 ст.

69 УК РФ, назначив по совокупности преступлений наказание в виде 4 лет лишения свободы. Однако судебная коллегия по уголовным делам Курганского областного суда пришла к выводу, что совокупное наказание, близкое по своему размеру к их полному сложению, является слишком суровым.

В связи с чем изменила приговор по основанию неправильного применения уголовного закона и смягчила наказание до 2 лет лишения свободы.

В данном случае реакция суда второй инстанции является справедливым ограничением судейского немотивированного усмотрения при назначении наказания по правилам ст. 69 УК РФ и вместе с тем сигналом для судов первой инстанции о необходимости отражения своей позиции не только на уровне убеждения и эмоций, но прежде всего исходя из личного правосознания.

Возникают сложности и при исполнении наказания в случае декриминализации отдельных преступлений или смягчения наказаний, назначенных за отдельные преступления, входящие в совокупность. В этом случае сложно определить, на какой срок подлежит сокращению окончательное наказание, так как вошедшие в него части наказаний за отдельные преступления в приговоре не определены.

Мы полагаем, что для сокращения числа судейских ошибок, для того что бы судебные приговоры стали более понятны обществу необходим более унифицированный принцип частичного сложения наказаний путем выделения определенных пропорций и внесения соответствующих изменений в ст. 69 УК РФ о пропорциональном сложении наказаний, вошедших в совокупность.

А. С. Горелик справедливо указывал, что «необходимо соблюдать «золотую середину — устанавливать определенные рамки санкций и правила их применения, а в их пределах предоставлять возможность судам избирать конкретные варианты.

В принципе вопрос так и решен в действующем законодательстве, но его недостаток заключается в том, что в нем отсутствуют сколько-нибудь определенные критерии избрания наказаний в пределах санкции и соответствующие им законодательные рекомендации» [3, c. 34].

Понятие и содержание частичного сложения наказаний в научной литературе понимается по-разному.

По нашему мнению, частичным сложение наказаний будет и в том случае если к более строгому наказанию присоединяются полностью не все другие, а только некоторые из них. Например, при назначении за одно из преступлений вошедшего в совокупность дополнительного наказания, не включать его в окончательное совокупное наказание.

С формализацией в законе правил учета различных обстоятельств дела при назначении наказания связываются ожидания прозрачности процедуры назначения наказания и единообразия судебной практики, стремления к однотипному восприятию субъектов уголовной ответственности.

Четкие правила способны повысить качество судебной практики, сделать понятным выбор наказания, и в силу этого формировать доверие общества к судебным решениям и к суду в целом.

Кроме того, ясность процесса принятия судебного решения, доступность для осознания этапов оценки и учета судьей всех обстоятельств дела при назначении наказания дают основание рассматривать формализацию правил в качестве необходимого средства предупреждения судебных ошибок и противодействия судебному произволу.

А пока на помощь правоприменителю приходит такое правомочие суда как «судейское усмотрение», которое призвано обеспечить индивидуальный подход к каждому конкретному уголовному делу и вынесение приговора, исходя из конкретных фактических обстоятельств дела, личности подсудимого и других факторов.

Ибо судейское усмотрение — это не абсолютное безусловное мнение суда, а именно выбор, находящийся в рамках определенных границ. В подтверждение нашего мнения хочется привести слова профессора Е. В. Васьковского о том, что «процессуальные права суда являются вместе с тем и его обязанностями.

Суд не только вправе совершать известные действия при наличии указанных в законе условий, но и обязан к этому». Однако и оно должно быть ограничено четкими формально определенными границами.

Литература:

  1. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13 июня 1996 г. N 63-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации от 17 июня 1996 г. — № 25, ст. 2954 (в ред. Федерального закона от 29 июля 2018 г. № 229-ФЗ).

Источник: https://moluch.ru/archive/226/52877/

Вопросы по закону
Добавить комментарий