Капитальный ремонт платить или нет, если председатель еще берет за ремонт крыши?

Почему банки не хотят давать кредиты гражданам на ремонт многоквартирных домов

Капитальный ремонт платить или нет, если председатель еще берет за ремонт крыши?

О том, чтобы жители могли брать кредит на капитальный ремонт, эксперты заговорили еще в 2005 г., как только был принят новый Жилищный кодекс (ЖК) РФ. В ст. 44 ЖК (п. 1.2 ч.

 2), посвященной общему собранию собственников помещений в многоквартирном доме, сказано, что собрание может принять такое решение.

Но для этого нужно, чтобы у дома был открыт специальный счет, куда поступают взносы на капитальный ремонт.

Нужда в кредите возникает, когда жители понимают, что в доме необходимы неотложные работы, но накопленных на спецсчете средств не хватает. «Или когда региональной программой точно определен срок ремонта, – добавляет Ирина Генцлер, директор направления «Городское хозяйство» фонда «Институт экономики города» (ИЭГ).

– Если собственники в установленный срок работы не проведут, потому что им не хватило денег, то им грозит потеря специального счета и перевод в систему «общего котла», к региональному оператору. Если люди хотят сохранить спецсчет, то им обязательно нужно изыскать дополнительные деньги». Эксперт считает, что, например, наиболее остро сейчас стоит вопрос с заменами лифтов.

Если срок эксплуатации лифта истек, его остановят, а собственникам грозит перевод в «общий котел».

Единственный банк, который последовательно занимается кредитованием капитальных ремонтов, – «Центр-инвест», работающий в Ростовской области, с филиалами в других регионах, в том числе и в Москве. Как сообщил Александр Долганов, директор представительства ПАО «КБ «Центр-инвест» в Москве, банк с 2012 г.

финансирует капитальные ремонты многоквартирных домов, в которых владельцем специального счета является ТСЖ/ЖСК, по собственной программе кредитования, всего за время ее действия выдал 115 кредитов на общую сумму 169 млн руб. «Условия предусматривают открытие кредитной линии на срок до пяти лет по ставке 11% годовых. Заемщики дополнительно не несут расходы.

Собственники жилья платят ежемесячно по кредиту практически те же самые деньги, что и отчисления в фонд содействия капремонту», – говорит Долганов. Кредитами воспользовались клиенты банка из Ростовской и Волгоградской областей, Москвы и Краснодарского края.

Так, этим летом первый кредит сроком на три года получило ТСЖ «Надежда» в Москве (Очаковское шоссе) – для капитального ремонта фасада и выборочного ремонта кровли.

«Другие финансово-кредитные учреждения России пока проявляют сдержанный интерес к этому виду кредитования», – говорит Долганов.

Дом по адресу: Обухова, 43а, в городе Звереве Ростовской области – классическая небольшая пятиэтажка на 90 квартир. До того как жители решили образовать товарищество собственников жилья, дом, по словам Ирины Паламаренко, председателя ТСЖ «Обухова, 43а», был «в убитом состоянии, развалина, а не дом».

Часть работ (заменили все инженерные системы, поставили домовые счетчики) удалось сделать за счет повышения тарифа на содержание общего имущества и текущий ремонт.

Но нужно было привести в порядок обветшавший цоколь, провести капремонт межпанельных швов (в разрушенные швы можно было просунуть руку), отремонтировать крыльца, тротуары перед подъездами, отмостку (на ее месте росла трава и подвал регулярно затапливало). Средств на специальном счете не хватало – там было примерно 250 000 руб.

Программа «Центр-инвеста» привлекла ТСЖ тем, что банк не требовал в залог имущество ТСЖ – у скромной пятиэтажки его и не было, – и умеренной ставкой.

Другие банки, к которым обращалась Паламаренко, предлагали дать денег в долг минимум под 22% (только у «Возрождения» ставка была более или менее приемлемой – 14% годовых) и очень интересовались имуществом, которое могло бы послужить обеспечением кредита. В 2015-м банк дал товариществу в кредит на пять лет 900 000 руб.

под те средства, которые собственники собирали на капитальный ремонт на специальном счете. Теперь ТСЖ расплачивается с «Центр-инвестом» за счет взносов на капремонт.

«Даже не пришлось поднимать тариф: как люди платили минимальный размер взносов, установленный правительством Ростовской области, так и платят», – говорит Паламаренко. Есть все шансы справиться досрочно. Долг уже был бы погашен, если бы товарищество не решило поставить пластиковые окна в подъездах, а эта работа стоила около 200 000 руб.

Соседнему с ТСЖ «Обухова, 43а» дому, где Ирина работает управляющим ТСЖ по договору, удалось не только взять кредит, но и попасть в программу Фонда содействия реформированию ЖКХ, которая предусматривала возмещение части расходов на уплату процентов за пользование кредитом. Фонд должен возместить дому 204 000 руб.

«Фонд содействия реформированию жилищно-коммунального хозяйства в прошлом году осуществлял программу по поддержке капитального ремонта, в том числе с привлечением кредитных средств. Фонд давал субсидию на оплату процентов по этому кредиту, равную ставке ЦБ.

Скажем, если кредит выдавался под 12% годовых, а ставка ЦБ была 9%, то она и компенсировалась и собственники практически оплачивали разницу», – комментирует Генцлер.

Программой Фонда по субсидированию ставки успели воспользоваться и в Удмуртии. Там кредиты получали управляющие организации (УО), (а в Ростовской области – ТСЖ). Так, Промсвязьбанк выдал кредиты четырем УО для замены лифтов в 14 домах.

«Поскольку взносы в Удмуртии были не самые высокие – на уровне 6–7 руб., а банк соглашался дать кредиты на срок 5–6 лет, то за счет таких взносов невозможно было погасить кредит.

Поэтому в Удмуртии власти приняли решение о выделении домам, которые вошли в эту программу, целевой субсидии в размере 50% от стоимости работ, остальная часть оплачивалась за счет накоплений и кредита.

За субсидированием процентной ставки по такому привлеченному кредиту Удмуртия и обращалась в Фонд содействия реформирования ЖКХ», – комментирует Генцлер. Например, по официальной информации правительства Удмуртии, Промсвязьбанк предоставил собственникам квартир в ижевской многоэтажке (ул. Т.

Барамзиной, 2) кредит в 1,9 млн руб. Всего на замену четырех лифтов требовалось более 6 млн руб. Из них 2,5 млн компенсировал бюджет Удмуртии и 640 000 руб. – бюджет Ижевска. Еще 1,2 млн руб. жильцы накопили на спецсчете.

Программа Фонда ЖКХ по субсидированию ставки была рассчитана на год. «Кто успел в нее попасть, тот и получил. В этом году (на момент публикации. – «Ведомости») пока еще не было постановления, продлевающего такие меры поддержки. Хотя появилось много желающих», – говорит Генцлер.

И еще один немаловажный момент. Жители возвращают деньги банку за счет ежемесячных взносов на спецсчет. В Москве, где высокий взнос (17 руб. за 1 кв. м), нет необходимости увеличивать его дополнительно.

«В Удмуртии размер взноса небольшой, и банк, оценивая возможности предоставления кредита на смену лифта, посчитал, насколько нужно увеличить взнос. Например, с 7 до 9 или 11 руб. за метр.

Если собственники принимают решение о таком взносе на собрании, они получают кредит. В Удмуртии эти решения принимали», – комментирует эксперт.

Чтобы подобные программы пошли в народ, банкам необходимо специальное регулирование – они помимо жилищного законодательства в первую очередь руководствуются законодательством Центробанка, своего регулятора. И в настоящее время с учетом всех рисков не могут предложить людям привлекательный продукт – он получается дорогим.

Как объясняет Генцлер, по российскому законодательству за кредитом может обратиться или физическое, или юридическое лицо. В случае с кредитом на капремонт обращаться в банк должен весь коллектив собственников помещений – а это и не юридическое, и не одно физическое лицо. Но вопрос о том, что кредит может взять сообщество собственников, банковским законодательством не урегулирован.

На деле получается, что в банк за кредитом обращается юрлицо (УО или ТСЖ), но за ним стоят собственники, которые платят взносы на спецсчет. «Цепочка получения кредита через агента в настоящее время довольно сложна.

Возникают вопросы: кто отвечает за возврат долга, как оценить платежеспособность заемщика? По сути дела, банк видит и оценивает только юридическое лицо, которое к нему пришло, – ТСЖ или УО.

Но ведь это не имеет прямого отношения к кредиту», – рассуждает Генцлер.

Получая кредит, УО принимает на себя риск. Однако отношения между собственниками и УО могут быть прекращены в любой момент, так что брать на себя риск за этот кредит не в интересах бизнеса.

С точки зрения банка ТСЖ несколько более надежная сторона в кредитном договоре, чем УО, его сложнее отодвинуть от управления домом. Но если оценивать товарищество как заемщика, то у него практически нет своего имущества, мало средств.

Получается, что банк видит одни риски.

Да и мало какому «управдому» захочется быть ответственным за чьи-то долги.

По мнению Юрия Кочеткова, председателя ассоциации управляющих организаций «Бурмистр», из-за того что стороной кредитного договора выступают не собственники помещений в многоквартирном доме, все претензии по соблюдению графика платежей банк будет предъявлять заемщику, в роли которого выступает УО или ТСЖ.

И может обратить взыскание на деньги, находящиеся на специальном счете. Если на спецсчете денег недостаточно, то действующее законодательство не запрещает банку обратить взыскание и на имущество заемщика. «Значит, при плохой платежной дисциплине собственников помещений расплачиваться за ремонт придется управляющей компании или ТСЖ», – резюмирует Кочетков.

Институт экономики города подготовил проект изменений в Жилищный кодекс, который некоторым образом смягчал бы эти риски.

По словам Генцлер, идея проекта заключается в том, чтобы определить: если решение о привлечении кредита принимают собственники на общем собрании и собираются возвращать за счет взносов за капремонт, то это кредит всех собственников помещений и ответственность за его возврат должна лежать на них самих. Фактически свои обязательства по кредитному договору каждый собственник исполняет, просто уплачивая свои обязательные взносы, говорит Генцлер.

Долганов согласен с тем, что подобная инициатива сделает отношения по поводу кредитования капремонтов понятными для всех участников. А Кочетков видит проблему в том, что у банков, которые работают с такими кредитами, «на порядок вырастут затраты на взыскание задолженности с отдельного неплательщика».

Председатель правления Союза жилищных организаций России Константин Крохин вообще не верит в то, что кредитование капитальных ремонтов будет подхвачено банками и станет популярно у граждан. Банкам необходимо серьезное обеспечение – залог в виде общего имущества дома.

Без залога «ни один нормальный банк кредит не даст», считает эксперт (как рассказала Генцлер, самые первые кредиты на капремонты тоже выдавались под залог имущества). Подавляющее большинство жителей, по мнению Крохина, не заинтересованы в получении денег на подобных условиях.

У людей сегодня нет мотивации, они лучше будут писать жалобы, подавать в суд, требовать, чтобы государство им сделало капитальный ремонт, уверен он.

И люди не очень-то и виноваты – по мнению эксперта, собственник в России практически отстранен от управления домом, а система ЖКХ «заточена на освоение государственных денег».

В качестве положительного примера Крохин приводит опыт Южной Европы – Италии, Испании, Франции – и частично Германии, откуда в России практически списали модель кондоминиума: ТСЖ. Там принимаются госпрограммы поддержки энергоэффективности (понятие «капитальный ремонт» ушло в прошлое).

Дома, построенные 50–60 лет назад, необходимо довести до этих современных требований: поменять коммуникации и улучшить их теплоизоляционные свойства. Собственники решают на общем собрании воспользоваться этой помощью и получают по такой госпрограмме кредит или субсидию под низкий процент.

«Эти деньги люди возвращают в течение 10–20–30 лет, долги включаются в квартирную плату», – говорит эксперт.

Генцлер приводит похожий пример, но из практики Восточной Европы – Эстонии. Страна проводила программу поддержки комплексного ремонта, направленного на повышение энергоэффективности.

Если энергоэффективность повышалась на три класса, это позволяло взять кредит до 20 лет под субсидируемую ставку и еще субсидию – до 35% от стоимости ремонта. Поскольку в Европе были более дешевые деньги, кредиты предоставлялись под 4% годовых.

Когда кредиты подорожали, было принято решение, что ставка по этим займам должна быть ниже, чем по другим рыночным продуктам.

Кстати, прошлогодний проект по субсидированию ставки российского Фонда ЖКХ тоже учитывал, как собственники, затеявшие ремонт, позаботятся об энергоэффективности. Так что программа энергоэффективности есть и у нас, но все, как водится, сложнее.

«Если субъект РФ принимает программу энергоэффективности, то государственная поддержка будет – на региональном или муниципальном уровне», – говорит Генцлер. На самом деле, считает эксперт, затраты государства на меры поддержки собственников невелики.

Регионы с помощью муниципалитетов за счет собственных бюджетов вполне могли бы такую помощь оказывать независимо от федеральных денег. Однако каждый регион оценивает свои ресурсы и сам решает, куда их потратить.

Сейчас приоритетный проект – это благоустройство городской среды, и бюджетные деньги будут направляться туда.

Россия хоть и с опозданием, но пытается следовать мировому опыту. Придется ломать при этом привычный менталитет, бороться с давлением государства, переписывать законы и договариваться с банками. В конце концов, 20 лет назад и ипотеке предрекали провал, а сегодня ипотечные кредиты – привычное дело.

Источник: https://www.vedomosti.ru/realty/articles/2018/09/04/779691-banki-krediti-remont-mnogokvartirnih-domov

Невыдуманная драма с собрания собственников многоквартирного дома

Капитальный ремонт платить или нет, если председатель еще берет за ремонт крыши?

Действующие лица:

Ольга Петровна, председатель совета дома, избранная жильцами в июне 2012 года, она же – председатель собрания. Для краткости – “председатель”.

Николай Ананьевич, жилец дома, активный противник председателя, всей системы ЖКХ и строя в целом. Собрание записывает на кинокамеру. Для краткости – “протестант”.

Иван Иванович, участковый (появляется лишь на пять минут.

Массовка, состоящая в основном из жильцов-пенсионеров, впрочем, есть и молодые супруги, страдальцы верхнего этажа. Те, кто берет слово, для краткости – “активисты”.

Незримо присутствуют: дом 1983 года постройки в Пятигорске, на улице Кочубея, 21, корпус 4, 8 подъездов, 136 квартир;

управляющая компания ООО “ЭК – РОСТ” (уставной капитал – 10 000 руб.), для краткости – УК.

Место действия – соседняя библиотека.

За столом президиума – председатель, участников собрания – 33.

Протестант: Согласно прошлогоднему протоколу о выборах совета дома и его председателя, который лежит передо мной, ваши полномочия, Ольга Петровна, закончились 31 декабря 2013 года. Я вам его сейчас прочту…

Председатель: Не надо! По уставу мы, собственники, должны собираться раз в год для отчета и перевыборов, это приурочивается к отчету управляющей компании. Но собрание внеочередное, посвящено внесению изменений в договор с УК. Давайте выберем председателя и секретаря собрания.

Массовка предлагает в председатели ее кандидатуру.

Протестант: Одну минутку! Какие все-таки полномочия у председателя? И есть ли кворум?

Председатель: Кворума нет. Но собрание позволяет нам вести ание по очно-заочной форме, поэтому количество лиц, принявших участие в ании, и будет свидетельствовать, есть кворум или нет.

Протестант: Так есть ли у вас кворум или нет? Посчитайте по головам! По закону на собрании должны присутствовать только собственники. Сколько здесь их? Я, например, не знаю многих людей. Может, это квартиранты?

Председатель: Каждый гражданин имеет право не разглашать данные документов о праве собственности… Если вам кто-то из собственников покажет свои свидетельства, пожалуйста…

Протестант: Я – собственник (показывает свидетельство о собственности), будьте любезны, я хочу знать, кто из вас собственник?!

Массовка:

– Вызвать участкового!

Россиянам отключат газ за двухмесячный долг

Председатель (звонит по телефону): У нас собрание жильцов дома. Николай Ананьевич не дает возможности его проводить, базар учинил… я не могу его перекричать… Можно сюда наряд милиции? Уважаемые собственники, участковый сейчас приедет и будет нам помогать проводить собрание. Помещение арендовано до 16 часов.

(Протестанту): А съемка может вестись только с письменного согласия принимающих участие в собрании. Если получите письменное согласие от всех присутствующих, будете вести… Это закон! Прекращаем базар! Регламент: обсуждаем исключительно два вопроса повестки.

Первый – утверждение, согласование и подписание новых условий договора с УК на оказание услуг, на выполнение работ по содержанию и ремонту общего имущества в многоквартирном доме.

Второй – утверждение размеров оплаты на 2014 год на выполнение работ по содержанию общего имущества в рублях на 1 квадратный метр помещения собственников. Выступление 10 минут. Кто за такой регламент? Практически единогласно.

В соответствии с изменениями законодательства, вступлением в силу постановления правительства N 290 от 3 апреля 2012 года перечень работ и услуг по содержанию и текущему ремонту изменился. Он стал более широким, конкретизированным, и я считаю, что он хорошо описывает все виды работ, что должна выполнять управляющая компания в нашем доме…

но при условии нашей хорошей оплаты. Мне некоторые пункты очень нравятся. Например: управляющая компания имеет право обследовать наши квартиры на предмет незаконных перепланировок, систем отопления, переноса стен – это только на пользу нам, неразумным. В объявлении было сказано, что все желающие могут ознакомиться, но таковых оказалось только двое.

Я так понимаю: остальные доверяют мнению совета дома.

Протестант: Знакомился ли домовой совет с документом, который мы сегодня обсуждаем? Какое заключение он дал?

Председатель: Такими правами совет дома не обладает. Все имели возможность, будь то член совета дома или просто собственник, ознакомиться, прочитать, сравнить, принять свое решение… Если члены совета дома не изъявили такого желания, навязывать это я не сочла нужным. Мы не экспертный совет, а всего-навсего общественная инстанция, поэтому какие-либо заключения выносить не имеем права.

Протестант: Согласно ст. 161 пунктов 1-8 Жилищного кодекса предлагаю создать комиссию вместе с советом дома для заключения данного договора, потому что его никто не читал и никто не проверял.

Активистка 1: УК свои обязанности абсолютно не выполняет. Мы с начала декабря бьемся, чтобы что-то сделали с кровлей, она течет во время дождя, замкнуло проводку, на кухню, в ванную войти невозможно, грибок…

Первое заявление УК отказалась нам регистрировать, так и сказали: не будем, и все! Второй раз зарегистрировали, но никакой печати и даже штампика не поставили, просто входящий номер поставили с потолка и какую-то подпись…

я требовала печать, ее не оказалось, журнала регистрации для входящих документов тоже нет… Уже январь, крыша все течет, акта я не могу получить до сих пор.

Председатель: Поясняю ситуацию по крыше. Над вашей квартирой сделано дополнительное покрытие кровли – можете подняться и посмотреть. Да, ремонт крыши оплачивается по текущему ремонту, но при одном условии: при наличии свободного остатка денег на счете дома. А на тот момент, что вы написали заявление, у нас на ремонт не было этого остатка денег! Несмотря на это, вас спасаем чем можем.

Второй вопрос наиболее важный, он у нас займет гораздо больше времени, давайте приступим к нему.

Протестант: В вашем проекте нет ни одной подписи, это бумажка!

Председатель: Потому что это ПРОЕКТ! Моя подпись появится только тогда, когда мы большинством примем решение!

Протестант: У вас нет доверенности говорить от лица отсутствующих!

Председатель: Доверенность у меня есть, в письменной форме.

Протестант: Нет ее у вас, покажите!

Председатель: Вашу бы энергию, да в мирных целях! Вы бы не боролись со мной, а помогали! Второй вопрос, насущный: наш тариф на 2014 год. УК дала свои предложения. Они висели на доске объявлений с 1 января этого года. Все могли ознакомиться. Систематически они исчезали (иногда не провисев и часу) в 8-м, 7-м и 4-м подъездах.

Я не обязана бегать и каждый час развешивать! Тогда платите мне за эти ксерокопии! Общий тариф относительно прошлогоднего нам предлагается увеличить на 96 копеек. Было 18.37, сейчас нам предлагают 19.33.

В процентном соотношении этот рост составляет 5,2% к предыдущему тарифу, что вписывается в общий уровень инфляции в государстве.

Активистка-2: Когда вам дали тарифы?

Председатель: 20 декабря.

Активистка-2: Нарушен Жилищный кодекс, должны были за 30 календарных дней нас ознакомить!

Председатель: Я их не защищаю. Вместе будем менять эту практику.

Активистка-2: Пусть мозги нам не компостируют! У нас не домофоны, а кодированные замки, стоимость обслуживания таких дверей совсем другая…

Ишь, как они нас, дураков, обули красиво! Вписали в 11-й пункт: “Техническое обслуживание, в т.ч. домофонов…

” Нет, пусть выделят отдельной строкой “обслуживание домофонов” – добивайтесь протокола разногласий! И я с ним пойду в прокуратуру или в жилищную инспекцию!

(Появляется Иван Иванович.)

Председатель: Внимание собранию! Кто не знает, это наш участковый Иван Иванович. Помогает нам обеспечить порядок в нашем доме. Знаете, у нас ведется съемка несанкционированная… Николай Ананьевич уже распространяет где хочет мои личные данные… еще не хватает, чтобы снимки мои появились!

Иван Иванович: В суд подавайте…

Председатель: Придется, видимо… Потому что это выходит за всякие рамки!

(Пауза.)

Активистка-2: У меня вопрос к Ивану Ивановичу, вернее, просьба – проверьте квартиры, где живут квартиранты.

Иван Иванович: Проверю.

Активистка-2: Когда именно? Вот с та-а-кими баулами ходят по подъездам лица кавказской национальности. Ведь нас взорвут к чертовой матери!

Иван Иванович: Я один. По мере возможности пройду и проверю.

(Уходит.)

Жильцам вернут деньги за “приписки” в квитанциях за коммунальные услуги

Председатель: В 2013 году на ремонт кровли по статье “текущий ремонт” не затрачено ни копейки. Ремонт кровли, как капитальный ремонт, делали в рамках отдельного договора с управляющей компанией.

Сделали только третий и четвертый подъезды, деньги все целые, как только установится теплая погода, мы продолжим эти работы в остальных подъездах. Отчитываюсь за текущий ремонт. С учетом задолженности жильцов по этой статье реальная сумма, которой мы располагали, – 192 тыс.

308 рублей.

(Перечисляет то, что сделали на эти деньги: ремонт подводки холодной воды с захватом части коллектора, установка двух общедомовых электросчетчиков, замена коллектора холодной воды, смена задвижек системы центрального отопления, ремонт теплового узла, смена кнопочной панели на четвертом подъезде…) Итого израсходована вся сумма, плюс еще на 8 тыс. рублей перебрали.

Протестант: По ремонту крыши…

Председатель: Мы обсуждаем тарифы, а ремонт крыши в тариф не входит. Вы у нас отнимаете время!

Протестант: По поводу ремонта крыши я делал запрос в управление жилищного хозяйства города и в УК. Думаю, собственникам будет интересно услышать ответ, который я получил: нет актов о таких видах работ! То есть крыша сделана без актов, технически неграмотно.

Председатель: Не уходите от повестки дня, не срывайте нам собрание! Наш дом с завидным постоянством имеет сумму неплатежей от 230 до 240 тысяч ежемесячно. Есть у нас и лидеры (перечисляет квартиры неплательщиков). Когда вы говорите, что УК чего-то не делает, то знайте: согласно законодательству, если объем неплатежей превышает 25%, УК имеет полное право отказать в предоставлении услуг.

Массовка:

– Сфотографировать и повесить должников в каждом подъезде!

– Отключить им газ и свет!

Председатель: Совет дома – это организация общественная, и что-то перекрывать мы права не имеем. Может перекрыть ресурсоснабжающая организация – и то по решению суда. Но мне надоело слушать ваши упреки о том, что ничего не делается, и упреки УК в том, что у нас нет денег. Потому дела на должников передадим в суд (показывает кипу исков).

Активистка-2: С 1 июля грядет социальная норма потребления энергии. По своей квартире будет следить хозяин. Но у нас есть места общего пользования, за которые мы будем платить. Мы никогда в социальную норму не войдем! У нас сейчас 68 тыс. долга по электроэнергии, и мы собираемся платить 3 рубля за квадратный метр. Кто платить будет?!

(Протестант зачитывает длинную выдержку из Жилищного кодекса о том, что муниципальное образование должно оплачивать работы по капитальному ремонту общего имущества многоквартирных домов в части доли муниципальной собственности.)

Председатель: У нас только две муниципальных квартиры. И за все время существования дома помню только один случай – муниципалитет заплатил за их жильцов установку общедомовых счетчиков. Все! С меня, как с председателя, спрашивают, а слежу ли я за тем, что делается в подвалах? У нас есть любители тащить туда что угодно, загромождая лестницы, создавая пожароопасные ситуации…

Этим летом за те деньги, что я получала как вознаграждение от домкома, я наняла узбеков и вычистила подвалы. Рабочие вытащили 8 дохлых кошек, застеклили подвалы, заклеили картоном. Но наши любители кошек вновь поотрывали все.

Нам кошек жалко, а людей – нет?! Это мы так радеем за наши деньги? Я – человек работающий и не испытывала ни малейшего желания впрягаться в ярмо председателя. Жильцы хором говорили: ты только возьмись, будем помогать.

Кто-то действительно помогает, и низкий им поклон, но кто-то “помогает” другим образом: октябрь, ноябрь, декабрь я задолбалась бегать и давать показания в прокуратуру, в администрацию, в управление городского хозяйства, участковому. Вместо того чтобы требовать с УК, трачу время на акты, объяснительные, пояснительные…

Вы что, меня на чем-то поймали?! Чтобы вы были в курсе, насколько богато я пасусь с ваших кошельков: 10-тысячное вознаграждение выплачивается домкомам, у которых 60 квартир в доме, а я за эту сумму нянчу 136 квартир. И эта сумма из-за неплательщиков мне систематически снижается. Мы отсюда не выйдем, пока не озвучим по тарифам конкретную цифру. Документы уже завтра должны быть в УК.

Массовка: минут 15 общий гвалт о том, соглашаться ли вообще на повышение тарифов. Считают на калькуляторах.

– Взять тариф целиком за 13-й год, затем то, что они предложили на 14-й год, сложить и поделить пополам!

– Оставить сумму на уровне 13-го года, исключив кое-какие статьи, в том числе и вознаграждение председателю совета дома.

Побеждает предложение оставить цифру предыдущего года.

Председатель: Собрание окончено. Подходите поставить свои подписи.

Протестант: Ваши действия от начала до конца незаконны. Я поставлю об этом в известность управление жилищного хозяйства.

От автора

Вам это собрание ничего не напоминает? Я не о гаражном кооперативе Рязанова и ликеро-водочном заводе Жванецкого… Я о собрании собственников именно вашего дома. Если не напоминает, значит, вы на нем просто не присутствовали.

Значит, без вас несколько человек в состоянии полного юридического и социального анабиоза решили судьбу вашего коммунального кошелька и комфорта.

Без вас не нашли общего языка “теоретики” и “практики”, те, кто знает, “как надо”, и те, кто, не желая этого знать, пренебрегая формой, считает, что просто “надо дело делать”.

Уже известно, что легитимность этого собрания оспаривается “формалистами”. И, вероятнее всего, двухчасовые потуги повлиять на происходящее в ЖКХ прошли зря. Крыша будет протекать.

Источник: https://rg.ru/2014/02/27/drama.html

Вопросы по закону
Добавить комментарий