Может ли муж получить квартиру, если он военнослужащий РВСН?

155 семей военных пенсионеров Минобороны выселяет из квартир в военном городке “Гвардейский” в пригороде Новосибирска, где люди прожили по 20–30 лет. В отношении некоторых жильцов уже вынесены судебные решения о выселении, десятки процессов еще продолжаются.

Военнослужащих в отставке и членов их семей выселяют без предоставления другого жилья, в буквальном смысле слова на улицу. Многие из них даже не получили уведомления о судах, и заседания проходят без их участия. Люди выходят на акции протеста, но Министерство обороны их игнорирует.

Выселение грозит семьям бывших сотрудников Глуховской дивизии, на вооружении которой стоят межконтинентальные баллистические ракеты.

– Я никогда не прощу нашему государству мое пианино, которое я вынуждена была выбросить. Никто не захотел забрать его, и пришлось разобрать, часть отдала тем, кто собирает цветной металл.

У меня там рядом огород, и я об одном попросила ребят: пожалуйста, сделайте так, чтобы я не слышала, как оно плачет, – говорит Наталья Мардиева, бывшая сотрудница Глуховской дивизии ракетных войск стратегического назначения у опечатанной двери в комнату, где она прожила более 30 лет.

В конце августа ее с 26-летним сыном выселили отсюда судебные приставы. От большей части имущества пришлось избавиться. Идти им некуда. Пока приютил знакомый, втроем делят комнату в такой же типовой хрущевке военного городка.

Я так понимаю, что мы для государства отработанный материал, биомусор

Наталья живет в военном городке с 1988 года. Около 10 лет отработала в офицерской столовой. Потом, когда в конце 90-х практически перестали платить зарплату, вынуждена была уйти из военной части и устроиться на работу в городе, чтобы прокормить маленького сына и дочь, которых воспитывала одна.

13-метровая комната в двухкомнатной квартире, полученная от командования, – единственное жилье пенсионерки. За двадцать с лишним лет, прошедших после увольнения из части, ей ни разу даже не намекнули, что она незаконно занимает казенную жилплощадь.

Однако этим летом ее дочь, давно живущая отдельно, собралась за границу и решила проверить в электронной базе судебных приставов, не числятся ли за ней долги. И выяснила, что ее с матерью и братом выселяют из комнаты в “Гвардейском” по заочному решению суда.

Вдобавок ко всему, говорит Мардиева, приставы заблокировали зарплатные карты сына – потребовали заплатить 70 тысяч рублей штрафа. Жить оставалось только на ее пенсию, 9 тысяч рублей. На момент выхода публикации ведомство сообщило, что ошиблось – за услуги приставов по выселению нужно выплатить 5 тысяч.

Наталья Мардиева

– Я боюсь, как бы не было гражданской войны. Но невозможно так уничтожать народ. Я так понимаю, что мы для государства отработанный материал, биомусор. Есть такая пословица: “Чем больше в армии дубов, тем крепче наша оборона”. Вот это тот случай. Словно сели генералы из Минобороны в БТР, а снаружи люди. И едут, как мельница, гусеницами все давят, – говорит Наталья.

Пока бороться за право на жилье люди пытаются мирными методами. Более 100 человек в конце августа вышли на пикет в центре военного городка. Один из них – бывший прапорщик Юрий Цветков, который отслужил в дивизии 9 лет и 8 месяцев.

По окончании контракта пошел работать в МВД, более 10 лет отдал службе в милиции. Его вместе с женой и 12-летней дочерью со дня на день приставы должны выставить за дверь квартиры, в которой он прожил около 30 лет.

По действующему законодательству военные должны быть обеспечены собственным жильем, если стаж службы составляет 10 и более лет.

– Но на меня-то в то время распространялся закон от 93 года, когда для получения квартиры в собственность необходимо было 5 лет службы, – грустно говорит Юрий.

– Если бы я тогда знал, что вот так все повернется, я бы заключил новый контракт, служил бы родине дальше. Но мне никто не сказал, что мою квартиру признают служебной постфактум, когда я уже ордер на нее получил.

Да пусть бы они начали тогда выселять, было здоровье и силы, я бы мог зарабатывать на другое жилье. А сейчас кому я нужен?

Больше всего бывший ракетчик беспокоится за дочь Диану. Она ходит в школу по соседству, здесь же, в военном городке, занимается спортом и музыкой.

Школьные психологи уже выдали заключение – девочка испытывает постоянный страх от мыслей оказаться бездомной. Примечательно, что органы опеки никакого участия в судебном процессе не принимали, хотя речь шла о лишении ребенка единственного жилья.

От отчаяния Юрий в разгар судебных тяжб записал видеообращение к президенту России. Ответа не получил.

Большинство из этих людей оказались примерно в одинаковой ситуации: в свое время военным выдавали обычные ордера на квартиры. А затем военное ведомство задним числом, не поставив жильцов в известность, изменило статус жилья на служебное.

По словам адвоката Елены Даниловой, которая взялась представлять в судах интересы военных пенсионеров, каждый случай индивидуален, но в действиях представителей Министерства обороны усматриваются нарушения: российское законодательство запрещает выселение из единственной квартиры без предоставления другого жилья. Статья 10 Гражданского кодекса запрещает это делать.

– Спустя 20–30 лет, когда тебе предоставили жилье, сказали, что оно твое, и после того, как ты перестал служить, жилье у тебя не забрали, тем самым люди фактически были введены в заблуждение. И они на сегодняшний день лишены возможностей по приобретению какого-то нового жилья, – говорит Данилова.

Изучив документы, она делает вывод, что до 2015 года оборонное ведомство фактически не интересовалось судьбой квартир в поселке “Гвардейский”. А затем, издав внутреннее распоряжение, присвоило многим из них статус ведомственного жилья.

Людей об этом не уведомили, сразу обжаловать действия Минобороны в суде они не могли. – На запросы, когда люди обращались в суд, им ведомство отвечало, что у них ордера общего порядка, на основании которых можно приватизировать это жилье.

А в последующем они свои письма отозвали и начали говорить, что данное жилье является служебным, – рассказывает юрист.

В военном ведомстве говорят, что действуют строго по закону, да и вообще, мол, непонятно кто живет в служебных квартирах, в то время как действующие ракетчики вынуждены ютиться в общежитии.

– Сейчас в городке очень большая потребность среди военнослужащих в служебном жилье. 259 человек на сегодняшний день офицеры, прапорщики, контрактники, которые вынуждены снимать жилье потому, что специализированный жилой фонд занят непонятно кем.

У нас не стоит цель выселить людей. У нас стоит цель найти истину. Имеет ли право человек проживать? Если да, то он нам приносит документы. Но за это время ни один военный пенсионер, правильно – пенсионер военный, не был выселен.

И как все вокруг пишут: становятся военные пенсионеры бомжами, – не было такого и нет, – заявила начальник второго отдела ФГБУ “Центррегионжилье” Зинаида Черных.

На вопрос, почему организация десятки лет до этого не интересовалась квартирами, которые находятся в ее ведении, Черных ответить затруднилась.

Люди, которые служат, конечно, тоже хотят получить квартиры. Ладно, их в наши заселят, но когда они отслужат, тоже окажутся не нужны и их выкинут

“Непонятно кто” – это в том числе Татьяна Алексеева, получившая на днях уведомление от “Центррегионжилья” о необходимости покинуть двухкомнатную квартиру, которую ее отец-военный получил в середине 90-х.

Офицер специально писал рапорты о направлении в горячие точки, чтобы в итоге семья имела крышу над головой. В общей сложности он провел в Афганистане и Чечне 9 лет. Год выслуги там считался за два, таким образом, общий стаж военной службы составил 18 лет.

Затем глава семьи развелся и уехал в другой город, оставив квартиру бывшей жене и детям. У них на руках самый обычный ордер, без каких-либо указаний на то, что жилье является служебным.

Никаких документов, на основании которых можно было бы утверждать обратное, по словам Татьяны Алексеевой, Минобороны не предоставило.

Татьяна Алексеева

– Попросту сказали: выметайтесь, и все. Получается, когда человек служил, он нужен был, его на смерть посылали, а как перестал служить – государству он стал безразличен.

Ведь он специально ездил туда, чтобы получить эту квартиру и оставить ее нам. А сейчас нас с 12-летним ребенком на улицу выгоняют. Сейчас люди, которые служат, конечно, тоже хотят получить квартиры.

Ладно, их в наши заселят, но когда они отслужат, тоже окажутся не нужны и их выкинут.

Соблюдение прав граждан в нашей стране с экономической точки зрения нецелесообразно

Майор в отставке Владимир Скубак, также служивший в Глуховской ракетной дивизии, свою войну с Минобороны ведет уже не один год.

Его уволили из армии без предоставления положенной по закону субсидии на приобретение жилья, несмотря на то что Федеральный закон о статусе военнослужащего гласит: офицер, признанный нуждающимся в обеспечении жильем, без своего согласия не может быть уволен.

Владимир Скубак был признан нуждающимся Центральным региональным управлением жилищного обеспечения Минобороны РФ. И своего согласия на увольнение не давал. За спиной суды, пикеты, избиение прямо перед зданием Министерства обороны в Москве.

Сейчас он пытается помочь отставникам в противостоянии с военной машиной. По его мнению, Минобороны просто экономит деньги, которые должны быть направлены на приобретение жилья для бывших военнослужащих за пределами военного городка.

Владимир Скубак и Юрий Цветков

– В сказки о том, что наша судебная машина подчиняется закону, в России уже давно никто не верит, – говорит Владимир. – Суды подчиняются исполнительной власти, и весьма охотно. Так и появились на свет судебные решения о выселении этих людей.

Такая практика сначала была обкатана на протяжении последних пяти лет в мелких гарнизонах, теперь перешли к крупных городам, таким как Новосибирск. И фактически соблюдение прав граждан в нашей стране с экономической точки зрения нецелесообразно.

Как люди должны реализовать свое конституционное право на жилье, суды не говорят.

Недавно представители семей бывших военнослужащих Глуховской дивизии ракетных войск стратегического назначения провели несанкционированный пикет у резиденции полпреда президента России в Сибирском федеральном округе.

Им удалось добиться встречи с представителями аппарата полпредства.

Устно им пообещали, что законность действий Минобороны проверит областная прокуратура, а с приставами будет достигнута договоренность об отсрочке исполнения судебных решений.

По мнению адвоката Елены Даниловой, в делах, где уже вынесены судебные решения о выселении, шансы доказать обратное стремятся к нулю. В случае текущих судебных процессов она оценивает шансы 50/50:

– Разрешение ситуации возможно, на мой взгляд, только путем договоренности. Принятие решения на уровне ведомства, как же поступать в этой ситуации – может быть, рассмотреть возможность выкупа. Но пока Минобороны на диалог не идет.

Источник: https://www.sibreal.org/a/30165004.html

Дом для офицеров и прапорщиков

Может ли муж получить квартиру, если он военнослужащий РВСН?

В 2004 году был принят федеральный закон № 117 «О накопительно-ипотечной системе жилищного обеспечения военнослужащих». Он вступил в силу 1 января 2005 года и разделил историю получения военными жилья на «до» и «после».

Теперь все военнослужащие, в том числе и проходящие срочную службу, могут приобрести жилье (как первичное, так и вторичное) по специальной программе, где сумму на первоначальный взнос и последующие платежи оплачивает государство.

«Получается, что служащие могут полностью полагаться на государство, которое обязывается обеспечить его жильем, однако за это необходимо будет отработать 20 лет в ВС — при таком условии квартира перейдет в собственность», — говорит Максим Морозов, управляющий партнер девелоперской компании M9 Development.

Механизм выглядит следующим образом. Ежегодно на личный банковский счет военнослужащего государство перечисляет определенную сумму — платежи одинаковы для всех без исключения и ежегодно индексируются.

«В 2015 году она составляла 20 490 руб. в месяц (или 245 880 руб. за год).

Необходимо отметить, что наличие собственной жилплощади никак не влияет на возможность участия в программе.

Максимальная сумма кредита по программе НИС составляет 2,3 млн руб., если военнослужащий хочет приобрести жилье, стоимость которого выше, дополнительно он может использовать собственные средства», — говорит Рустам Арсланов, директор департамента продаж ГК «Гранель».

За три-четыре года у военнослужащего набирается приличная сумма, которая и станет первым взносом. Начиная с трехлетнего срока службы военный может подавать рапорт о получении целевого жилищного займа. Однако существуют и ограничения, и не имея собственных накопленных средств, которые также можно внести в счет квартиры, служащие могут рассчитывать на жилье стоимостью до 2,4 млн руб.

Апартаменты составляют уже порядка четверти от всего московского жилья на первичном рынке. Главным плюсом этого формата является низкая цена. Но… →

«В целом это стоимость однокомнатной квартиры в Подмосковье эконом-класса», — уточняет Морозов.

Также он напомнил, что условия получения военной ипотеки для всех разные: для офицеров (контракт не ранее 2005 года), для прапорщиков и мичманов (общая продолжительность службы — не менее 3 лет и контракт не ранее 2005 года), для сержантов, старшин, солдат и матросов (также контракт не ранее 2005-го); выпускников военных вузов, окончивших учебное заведение также после 1 января 2005 года и заключивших контракт о военной службе до 2005 года. Для военнослужащего стоимость приобретаемого жилья состоит из двух или трех частей. Первая часть — накопительная (по сертификату). Вторая — сама военная ипотека. Третья часть — это собственные средства, сумма которых зависит от стоимости объекта. То есть если сертификата и одобренной части кредитных средств будет достаточно, военнослужащий своих средств не добавляет.

Регулирует и занимается выдачей таких кредитов, опекает военнослужащих, а также аккредитует застройщиков специальное ведомство ФГКУ «Росвоенипотека».

Сегодня это, пожалуй, наиболее выгодная госпрограмма по приобретению жилья, однако есть и ряд подводных камней, о которых следует помнить.

20 лет беспорочной службы

Поскольку программа вступила в силу в 2005 году, за бортом оказалась значительная часть военных.

«Очень не хватает военной ипотеки по НИС тем, кто начал служить, например, за год до ее принятия, так, например, они вынуждены получать жилье там, где служат и встали в очередь, при переезде место не закрепляется и не переходит на новый регион проживания», — отметил Морозов.

Также большой минус, что участие в программе требует обязательной службы в течение 20 лет.

«Если военнослужащий по веской причине решит уйти со службы и она не будет входить в разряд положительных и пройдет менее 10 лет с начала ипотеки, то квартира в собственности не останется», — говорит Морозов.

Также, заметил эксперт, есть высокая вероятность, что даже если военнослужащий уйдет в отставку, отслужив более десяти лет и по уважительной причине, результат будет тот же.

«Есть ряд нюансов, по которым квартира может остаться у государства. Выкуп квартиры в собственность может быть осложнен условиями договора», — предостерегает девелопер.

Срок действия бесплатной приватизации жилья могут продлить еще на год. Как сообщили в Минстрое, предварительное решение на этот счет уже принято… →

При этом если квартира дороже одобренного лимита в 2,3 млн руб. и военнослужащий вносил дополнительно собственные средства, при резком расторжении контракта их никто не вернет.

На квартиры в Москве не хватит

Существенно ограничивает возможности участников программы и предельная сумма, которую оплачивает государство. В результате минимум объектов по программе военной ипотеки были приобретены в Москве и ближайшем Подмосковье.

По данным ГК «Гранель», доля сделок с привлечением ипотечного кредита по программе НИС в Московской области находится на уровне 5% от всего объема ипотечных сделок.

В Москве эта цифра еще меньше, что объясняется высокой стоимостью квадратного метра жилья на столичном рынке.

«Логично, что суммы 2,3 млн руб. недостаточно, чтобы купить квартиру в Москве, тем более в большинстве случаев военнослужащие выбирают для своих семей двухкомнатные и трехкомнатные квартиры», — говорит Арсланов.

При этом супруги-военнослужащие, находящиеся в равных условиях по выслуге лет (т.е оба подпадают по НИС), не могут объединить полагающиеся им средства для покупки более дорогой и большей по площади квартиры.

«Это ограничивает возможности супругов, но в принципе открывает им шанс иметь две квартиры в будущем. Правда, проблема будет в том, что, скорее всего, это жилье нельзя будет потом продать или обменять», — говорит Морозов.

Как он рассказал, законодатели уже в текущем году обещают усовершенствовать и упростить закон, в частности, планируется внести поправки, разрешающие супругам «объединять» усилия.

Бывает, государство задерживает платежи

Выбор у военных гораздо меньше, чем у гражданских. Хотя военнослужащий может приобретать жилье как на рынке вторичного, так и первичного жилья, выбор новостроек ограничен. Это связано с тем, что объект, приобретаемый по программе военной ипотеки, должен быть аккредитован банками и ФГКУ «Росвоенипотека».

«В крупномасштабных новостройках не все корпуса могут реализовываться по военной ипотеке, что объясняется разной степенью готовности объектов. Согласно требованиям банков, минимальный порог прохождения — готовность объекта свыше 50%, при этом реализация жилого комплекса должна идти по ДДУ», — говорит руководитель департамента ипотеки и кредитов компании «НДВ-Недвижимость» Кристина Шульгина.

При этом, как уточнил Арсланов, к квартирам на вторичном рынке также предъявляется ряд требований: дом, в котором находится квартира, не может быть аварийным и подлежать сносу, в доме не должно быть деревянных перекрытий, в самой квартире недопустимо наличие несогласованной перепланировки.

Быстро продать квартиру становится сложнее. Срок, после которого при продаже квартиры собственник освобождается от 13% налога, увеличился до пяти лет… →

Выдает кредиты узкий круг банков (Сбербанк, Газпромбанк, банк «Зенит», Связь-банк). Поскольку плательщиком по кредиту выступает государство, практически 100% заявок одобряют.

«Но есть и другая сторона медали.

Бывают случаи, когда государство задерживает ежемесячный платеж по ипотеке на несколько дней, что негативно отражается на кредитной истории заемщика», — замечает Надежда Коркка, генеральный директор компании «Бон Тон».

Все риски предсказать невозможно

Как отмечают эксперты, объекты, под которые военным выдают деньги, тщательно проверяются, поэтому это наиболее безопасное жилье.

«Банки и РВИ очень внимательно подходят к аккредитации объектов и их допуску к данной работе.

РВИ совместно с банками постоянно мониторит рынок, своевременно отвечает на новые вызовы, поэтому, я полагаю, число проблемных дольщиков по военной ипотеке должно находиться в рамках статистической погрешности.

Хотя сейчас рынок проходит непростой этап и все риски предсказать невозможно», — говорит Роман Строилов, руководитель отдела ипотеки и специальных программ Tekta Group.

Как напомнил Морозов, как правило, такие проблемные проекты, если все же застройщик не оправдал надежд, государство берет под свое крыло. Впрочем, никто не застрахован от потери времени. «Газета.Ru» уже писала о проблемах военнослужащих, которые должны были получить жилье от СУ-155 и столкнулись с серьезным срывом сроков.

Однако подобные риски присущи всем объектам.

«В текущих экономических реалиях невозможно спрогнозировать и предугадать задержку строительства, она может возникнуть практически у любого девелопера», — резонно замечает Коркка.

Источник: https://www.gazeta.ru/business/realty/2016/02/19_a_8083625.shtml

Вопросы по закону
Добавить комментарий