Можно ли до суда освободить человека из СИЗО под залог?

Адвокаты добились освобождения обвиняемого из-под стражи под залог

Можно ли до суда освободить человека из СИЗО под залог?

14 июня Московский городской суд вынес постановление по апелляционной жалобе адвокатов АП г. Москвы Игоря Зубера и Валентина Рыбицкого на решение нижестоящей инстанции, в очередной раз продлившей срок содержания под стражей их подзащитному З., обвиняющемуся в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30, ч. 3 ст. 159 УК РФ.

Мера пресечения в виде содержания под стражей была избрана З. еще 30 августа 2017 г. и в дальнейшем неоднократно продлевалась, в связи с чем срок его нахождения в СИЗО составил 9 месяцев. 28 мая 2018 г.

Преображенский районный суд г. Москвы снова продлил срок содержания под стражей до 29 июля. Не согласившись с постановлением, адвокаты АП г.

Москвы Игорь Зубер и Валентин Рыбицкий подали апелляционную жалобу в Мосгорсуд.

В жалобе отмечается, что Пленум ВС РФ в Постановлении от 27 июня 2013 г.

№ 21 обращал внимание судов на то, что ограничение прав и свобод человека допускается лишь в случае, если имеются относимые и достаточные основания для такого ограничения, а также если соблюдается баланс между законными интересами лица, права и свободы которого ограничиваются, и законными интересами иных лиц, государства, общества.

Сослались адвокаты и на Постановление Пленума ВС от 19 декабря 2013 г. № 41, в котором указывается, что заключение под стражу не может быть избрано в качестве меры пресечения, если отсутствуют предусмотренные ст.

97 УПК РФ основания для избрания меры пресечения, а именно: данные о том, что подозреваемый может скрыться от дознания, предварительного следствия или суда, либо продолжать заниматься преступной деятельностью, либо угрожать свидетелю, иным участникам уголовного судопроизводства, либо уничтожить доказательства, либо иным путем воспрепятствовать производству по уголовному делу. Такие обстоятельства должны подтверждаться достоверными сведениями и доказательствами. При этом Пленум ВС указал, что обстоятельства, на основании которых лицо было заключено под стражу, не всегда являются достаточным основанием для продления содержания в СИЗО.

Игорь Зубер и Валентин Рыбицкий отметили, что следствие не представило суду ни одного конкретного доказательства, обосновывающего необходимость продления такой меры пресечения, не объяснило, почему не может быть избрана иная мера пресечения. Кроме того, защитники пояснили, что все доказательства по делу собраны, а свидетели допрошены, соответственно, З. не может повлиять на результаты следствия.

Кроме того, адвокаты сослались на международную практику. В частности, они указали что, как подчеркивает ЕСПЧ, п. 3 ст. 5 Конвенции провозглашает не только право на «судебное разбирательство в течение разумного срока или на освобождение до суда», но также закрепляет, что «освобождение может быть обусловлено предоставлением гарантий явки в суд».

Также в жалобе указано, что на протяжении 9 месяцев следствие проводило не расследование по делу, а оказывало давление на З.

Как пояснили адвокаты, следственные действия не проводились месяцами, а при продлении срока содержания под стражей в ходатайствах использовались голословные формулировки, которые не могли и не могут служить законными основаниями для продления срока содержания в СИЗО.

Они также указали, что в ходатайствах содержались ложные сведения о том, что З. ранее имел судимость, что вызывало у судей предвзятость и предубеждение. Помимо этого, за все время сменилось четыре следователя.

Суд разрешил «тайную» встречу следователя с обвиняемымВ решении указано, что раз действия следователя не были признаны незаконными после проверки руководителем следственного органа, то в удовлетворении жалобы адвоката нет оснований

Адвокаты указали и на нарушение со стороны органов следствия права З. на защиту: следователь навязывал услуги адвоката, не известного ни подзащитному, ни его знакомым и родственникам, обещая условный срок, о чем ранее писала «АГ».

Указали адвокаты и на то, что в силу требований ст. 99 УПК РФ при решении вопроса о мере пресечения должен учитываться ряд обстоятельств, неопровержимая совокупность которых в данном конкретном случае позволяет утверждать о необходимости освобождения З. из-под стражи.

Так, в судебном заседании первой инстанции они представили информацию об отсутствии у него судимости, положительные характеристики в отношении своего доверителя от уважаемых граждан, а также заявление супруги З.о готовности внести за него залог.

Кроме того, были представлены документы, свидетельствующие о нахождении лиц на его иждивении.

В судебном заседании Мосгорсуда адвокаты поддержали доводы, изложенные в жалобе, прокурор же посчитал, что основания для отмены или изменения судебного решения отсутствуют.

Выслушав доводы стороны и изучив материалы дела, апелляционный суд указал, что в соответствии с ч. 2 ст. 109 УПК при невозможности закончить предварительное расследование в срок до 2 месяцев, при отсутствии оснований для изменения или отмены меры пресечения, этот срок может быть продлен судьей районного суда на срок до полугода.

Дальнейшее продление срока содержания под стражей свыше 6 месяцев может быть осуществлено в отношении лиц, обвиняемых в совершении тяжких и особо тяжких преступлений, только в случаях особой сложности уголовного дела и при наличии оснований для избрания этой меры пресечения судьей того же суда по ходатайству следователя, внесенному с согласия руководителя соответствующего следственного органа по субъекту РФ.

Суд принял во внимание указание в жалобе на п. 3 ст. 5 Конвенции, согласно которой каждое лицо, подвергнутое аресту или задержанию, имеет право на судебное разбирательство в течение разумного срока или на освобождение до суда.

Кроме того, он указал на Постановление КС от 22 марта 2005 г.

№ 4-П, в котором говорится о том, что должна обеспечиваться соразмерность ограничений, связанных с применением в отношении лица заключения под стражу в качестве меры, тяжести инкриминируемого ему преступления, его личности, поведению в период производства по уголовному делу, а также наказанию, которое в случае признания его виновным в совершении преступления может быть назначено. Мосгорсуд также отметил, что при принятии решения о продлении срока содержания З. под стражей не учитывались требования ст. 97 и 99 УПК РФ.

Помимо этого, суд принял во внимание отсутствие судимости З., положительные характеристики, благодарственные письма, а также то, что подозреваемый имеет тяжелые заболевания и лиц на иждивении.

Апелляционная инстанция пояснила, что в постановлении нижестоящего суда отсутствуют мотивы, из которых следовало бы, что интересы правосудия по своевременному рассмотрению дела не могут быть обеспечены иными мерами пресечения, кроме содержания в СИЗО. Суд также указал, что сама тяжесть преступления, в совершении которого обвиняется З., не может служить достаточным основанием для длительного содержания под стражей.

Мосгорсуд отметил, что в соответствии с ч. 3 ст. 106 УПК РФ вид и размер залога определяются судом с учетом характера совершенного преступления, данных о личности обвиняемого и имущественного положения залогодателя. В связи с этим он изменил З. меру пресечения на залог в размере 3 млн руб.

В комментарии «АГ» Игорь Зубер позитивно оценил решение Мосгорсуда и сообщил, что его подзащитный уже внес залог и вышел из СИЗО. При этом адвокат отметил, что для Российской Федерации применение такой меры пресечения, как залог, – большая редкость, тогда как в Европе это распространенная практика.

Источник: https://www.advgazeta.ru/novosti/advokaty-dobilis-osvobozhdeniya-obvinyaemogo-iz-pod-strazhi-pod-zalog-/

Предлагаемая президентом отмена залога по коррупционным делам приведет к росту коррупции в судах – юристы

Можно ли до суда освободить человека из СИЗО под залог?

 Отмена залога по коррупционным делам, предусмотренная президентским законопроектом об усовершенствовании отдельных положений уголовного процессуального законодательства (№1009), может привести к росту коррупции в судах, считают опрошенные агентством “Интерфакс-Украина” юристы.

Объясняют они это прежде всего тем, что законопроект не создает предохранителей от злоупотреблений и необоснованного безальтернативного помещения под стражу.

Ассоциированный партнер ЮК “Правовой Альянс” Тарас Безпалый, в частности, отметил, что отмена залога при избрании меры пресечения в коррупционных делах приведет к нарушению Конвенции о защите прав человека, а также к ряду исков к Украине в Европейский суд по правам человека, “которые Украина успешно проиграет”.

“Принятие за основу в первом чтении законопроекта №1009 в части отмены залога по коррупционным делам приведет к тому, что суд будет избирать либо арест, либо меньшую меру пресечения, например, круглосуточный домашний арест. Это может привести как раз к увеличению коррупционной составляющей в суде.

Следует отметить, что в действующей редакции уголовного процессуального кодекса (УПК) суд имеет право не избирать залог при насильственных преступлениях и тех, что привели к смерти потерпевшего.

Провокация преступления тоже не является редкостью со стороны правоохранителей, так что быстро “выполнить заказ” и “закрыть в СИЗО” конкурента станет намного легче”, – сказал он.

Юрист отметил, что лицо не считается виновным в совершении преступления до приговора суда, а арест, как и залог, являются мерой обеспечения надлежащего процессуального поведения подозреваемого.

“Вносимые депутатами поправки приведут к тому, что теперь вне зависимости от наличия рисков, предусмотренных УПК, следственный судья, чтобы не брать на себя ответственность, с большей степенью вероятности “закроет” подозреваемого. А из СИЗО собирать доказательства своей невиновности намного сложнее, нежели находясь под залогом”, – сказал он.

В свою очередь, управляющий партнер адвокатской компании “Борисенко и партнеры” Владислав Борисенко, выразил обеспокоенность предлагаемым законопроектом №1009 исключением из кодекса предельных сроков расследования преступлений, в которых никому так и не было предъявлено подозрение.

“На практике почти все уголовные производства в отношении бизнеса расследуются по одной схеме: первые несколько месяцев ведется тихая оперативная работа, идет первичный сбор материала, потом происходит “реализация” (проводятся обыски, допросы) и через месяц-два расследование снова “затихает”.

В таком “спящем режиме” дело может висеть годами, а следователь периодически напоминает о его существовании запросами о предоставлении документов, допросами, иногда повторными обысками”, – сказал он, отметив, что “эти следственные действия обычно не имеют реального значения для расследования, так как доказать что-либо уже невозможно, а служат для давления на руководителей и собственников предприятий”.

По словам Борисенко, крепкими нервами могут похвастаться не все, поэтому часто точка в расследовании ставится коррупционным способом.

“После того, как в 2017 году законодательно были прописаны максимальные сроки расследования, мы заметили позитивную тенденцию в части закрытия таких “вялотекущих” дел.

Сейчас все может снова стать хуже, и предложенный в законопроекте взамен существующего механизм (закрытие производства в связи с истечением сроков давности привлечения к уголовной ответственности) явно позволит расследовать дела дольше”, – сказал он.

Советник юрфирмы VB Partners Денис Шкаровский, со своей стороны, считает, что текущий созыв Верховной Рады Украины принимает законы, “не вникая в их суть”, а общественный запрос на справедливое наказание превалирует над закрепленными в Конституции принципами высшей ценности человека, верховенства права и презумпции невиновности.

“Помещение под стражу в коллективном сознании рассматривается как наступление справедливости, а не временная мера, направленная на минимизацию рисков побега или других действий подозреваемого.

Даже при текущей редакции УПК следственные органы просят суд назначить неподъемные для подозреваемых суммы залога как альтернативу содержания под стражей. С этой целью в уголовных делах “рисуются” убытки в десятки и сотни миллионов гривен, которые не подтверждены никакими доказательствами.

В случае назначения такого залога человек безальтернативно оказывается в СИЗО”, – сказал он.

Шкаровский подчеркивает, что предложенная в законопроекте формулировка “судья имеет право не определять размер залога в производствах по тяжким и особо тяжким коррупционным преступлениям” не создает никаких предохранителей от злоупотреблений и необоснованного безальтернативного помещения под стражу.

“Есть большой риск, что под давлением следствия суд не будет даже рассматривать вопрос определения залога.

Более того, такая формулировка фактически уравнивает по уровню общественной опасности преступления против жизни и здоровья человека, в отношении которых также можно не определять альтернативу в виде залога, и коррупционные преступления. Такие положения противоречат принципам Конституции”, – сказал он.

Юрист также обратил внимание на другие предлагаемые изменения в УПК, в частности на право прокурора определять меру пресечения в виде личного обязательства без суда.

По мнению Шкаровского, “это возвращает уже практически забытую практику давления на подозреваемого: предложение прокурора дать признательные показания под подписку о невыезде или заключить сделку о признании вины у него в кабинете, угроза безальтернативного содержания под стражей”.

“Единственный предохранитель от злоупотребления данной нормой – добросовестность судей. К сожалению, рассчитывать на принятие обоснованных решений о применении меры пресечения в большинстве случаев не приходится. Предполагаю, что после вступления в силу данного закона, количество содержащихся под стражей лиц резко возрастет”, – сказал он.

Управляющий партнер юрфирмы Gentls Олег Громовой, в свою очередь, отметил, что законопроект не отменяет залог, а предусматривает право судьи его не устанавливать за совершение тяжкого или особо тяжкого коррупционного преступления.

“Следственный судья в каждом конкретном случае будет решать, предоставлять ли подозреваемому возможность внести залог или нет. Это приведет к невозможности откупиться залогом по резонансным уголовным делам.

В то же время, если говорить о бизнесе, то эти изменения могут коснуться руководителей предприятий, которые работают с бюджетными деньгами либо уличены в корпоративной коррупции, и подозреваемые могут попасть “за решетку” без права на залог”, – сказал Громовой.

Вместе с тем он подчеркнул, что текущая редакция УПК предусматривает необходимый инструмент судебного контроля над стороной обвинения через следственных судей, которые санкционируют важные процессуальные решения при расследовании уголовного дела. Однако чрезмерное вовлечение следственных судей на стадии досудебного расследования, по мнению юриста, временами “делало невозможным “расследование.

“Следственные судьи просто не успевали рассматривать ходатайства правоохранителей и стороны защиты в разумные сроки.

Чрезмерная загрузка следственных судей негативно влияла и на качество рассмотрения этими судьями гражданских дел, поскольку эту нагрузки с них никто не снимал. Еще немного – и следственные судьи превратятся в статистов. Это необходимо менять.

Данный законопроект пускай и не решает эту проблему полностью, но частично приближает к ее решению”, – считает Громовой.

Вместе с тем, юрист практики разрешения национальных судебных споров юрфирмы Integrites Антон Каганец отметил, что возможность не устанавливать размер залога и назначать содержание под стражей в качестве меры пресечения “является весьма дискуссионной”.

“Цель мер пресечения – не допустить совершения новых преступлений и предотвратить возможные препятствия в расследовании дела. Но если у следствия есть веские основания считать, что человек виновен, может ли задержанный существенно повлиять на расследование? Думаю, что нет.

Может ли такой человек продолжить совершение коррупционных преступлений после заключения под стражу? Вряд ли. Вместе с тем, до вынесения приговора человек считается невиновным.

Однако при такой редакции статьи он будет лишен свободы еще до решения суда, без возможности внести залог”, – подчеркнул юрист.

В свою очередь, партнер юридической фирмы “Астерс” Сергей Гребенюк отметил, что инициативы реформ уголовного процесса однозначно нуждаются в более детальней проработке. В частности, предложение об отмене залога в делах по топ-коррупции без реформирования правоохранительной системы в целом “создаст новые коррупционные риски и целый ворох проблем с соблюдением прав человека”.

“Сперва кажется, что безальтернативный арест – это хороший способ борьбы коррупцией и предупреждающий фактор.

Однако на самом деле это вернет старый (и возможно уже подзабытый) коррупционный механизм – бросать людей за решетку и вымогать взятки за временное освобождение или требовать признание вины (ни для кого не секрет, что украинские СИЗО давно приравнены к пыткам).

Сторона обвинения путем нехитрых игр с квалификацией дела получит возможность влиять на то, имеет ли человек право на залог или только за решетку, – золотая коррупционная жила”, – считает юрист.

Гребенюк напомнил, что не так давно была признана неконституционной норма, которая запрещала применение “легких” мер пресечения (залог, домашний арест, поручительство) в делах по вопросам национальной безопасности. “Явно напрашивается аналогия, что введение безальтернативного содержания под стражей по экономическим преступлениям – это неправильный путь”, – сказал он.

Юрист также подчеркнул, что предлагаемая отмена временных рамок расследований до объявления о подозрения “может вернуть в практику безосновательные “вечные дела” – идеальный инструмент давления на бизнес”.

“Однозначно, вопрос сроков расследований надо отрегулировать, чтобы у добросовестных следователей была возможность качественно проработать дело, но это не стоит делать путем возвращения старого коррупционного инструмента, необходимо найти баланс в этом вопросе”, – считает Гребенюк.

https://www.youtube.com/watch?v=zreSK3PU36Y

При этом опрошенные юристы поддерживают предлагаемое законопроектом право Национального антикоррупционного бюро Украины (НАБУ) и Государственного бюро расследований (ГБР) самостоятельно осуществлять негласные следственные действия, называя это логичным шагом по формированию независимой антикоррупционной инфраструктуры.

Как сообщалось, комитет Верховной Рады по вопросам правоохранительной деятельности рекомендует парламенту принять за основу и в целом проект закона об изменениях в некоторые законодательные акты относительно усовершенствования отдельных положений уголовного процессуального законодательства (№1009).

Согласно пояснительной записке, законопроект предлагает отменить так называемые “правки Лозового”, которые касались сроков проведения досудебного расследования, назначения и проведения экспертизы.

Кроме того, предлагается предоставить НАБУ и ГБР право самостоятельно осуществлять снятие информации с транспортных телекоммуникационных сетей в рамках проведения негласных следственных и розыскных действий.

Президент также инициирует снятие нормы, которая запрещает без согласия Верховной Рады осуществлять обыск народного депутата, осмотр его личных вещей и багажа, транспорта, жилого и служебного помещений, а также вмешиваться в тайну переписки, телефонных разговоров и другой корреспонденции.

В законе о НАБУ уточняются административные полномочия директора бюро, а также устанавливаются специальные положения для проведения конкурса на занятие поста негласных штатных сотрудников.

#юристы #законопроект #коррупция #суд #залог

Источник: https://interfax.com.ua/news/general/613458.html

Освобождение под залог: тарифы

Можно ли до суда освободить человека из СИЗО под залог?

Верховный суд установил тарифы за освобождение под залог.

Обвиняемым в преступлениях лёгкой и средней степени тяжести выход на свободу обойдётся в 5 тыс. руб., а совершившим тяжкие и особо тяжкие преступления придётся заплатить от 200 тыс. руб., причём верхний предел не установлен. Как пояснил пресс-секретарь Верховного суда Павел Одинцов, судам рекомендуется применять такую меру пресечения, как выход под залог, когда для этого есть основания. «С установленными суммами, надеемся, норма будет использоваться чаще. Ведь главной целью проекта является либерализация уголовного законодательства. Есть люди, которые находятся под следствием или отбывают сроки, хотя опасности для общества не представляют», – отметил он.

Специалист коллегии адвокатов «Легис Групп» Сергей Никитенков рассказал «Гудку», что судьи и сейчас применяют денежный залог в качестве меры пресечения. «Однако делают это редко, так как не были определены точные ставки. Судьи каждый раз назначали разные суммы.

Теперь, с установлением конкретных сумм, работа для судей станет проще. Ранее они боялись критики их приговора. Кто-то мог сказать, что мера слишком мягкая или, наоборот, жёсткая», – сказал адвокат.

Он отметил, что сумму откупа от содержания в следственном изоляторе назначает следователь, а деньги уходят государству.

Председатель профсоюза сотрудников милиции Москвы Михаил Пашкин считает, что предлагаемая мера недопустима. «Мера пресечения назначается одна, она не будет сопровождаться ещё и домашним арестом, например. Получается, что преступник, совершивший тяжкое преступление, будет гулять на свободе. А такой человек может быть опасен для гражданского общества», – отметил он.
Госдума приняла в окончательном чтении закон, который предоставляет беременным, а также матерям и отцам-одиночкам, у которых есть дети в возрасте до 14 лет, отсрочку от тюремного наказания. Домашний арест полагается только тем, кто совершил нетяжкие преступления, срок заключения по которым до 5 лет. Авторы закона отмечают, что это позволит не наказывать детей, которые становятся сиротами при живых, но «сидящих» родителях.Осужденный, который отбывает наказание в тюрьме и имеет право на предоставление отсрочки, теперь сможет через адвоката или своего законного представителя обратиться в суд с соответствующим ходатайством. Затем администрация исправительного учреждения в течение десяти дней после подачи заключенным такого ходатайства направляет запрос в соответствующие органы государственной власти или органы местного самоуправления. Там должны подготовить справку о том, что у осужденного имеется жилье и необходимые условия для проживания с ребенком, а также медицинское заключение о беременности или же документ о наличии ребенка. Если собственной жилплощади у заключенного нет, то его родственники могут дать письменное согласие принять осужденного и ребенка, предоставить им жилье, приводят порядок новаций «Новые Известия». После получения всех этих документов администрация тюрьмы не позднее десяти дней направляет в суд ходатайство об отсрочке отбывания наказания. Дальше все решает суд. Если решение положительное, вышедший на свободу гражданин дает подписку о явке в уголовно-исполнительную инспекцию по месту жительства. И уже после этого отправляется к месту жительства самостоятельно. Там гражданку или гражданина ставят на учет в уголовно-исполнительной инспекции и в дальнейшем осуществляют контроль за его поведением. Если человек соблюдает все оговоренные условия, то суд может даже освободить его от отбывания наказания или оставшейся его части и снять судимость. Но если выяснится, что отпущенная на свободу правонарушительница или правонарушитель уклоняются от воспитания ребенка и ухода за ним, уголовно-исполнительная инспекция может аннулировать отсрочку и снова направить преступника для отбывания наказания в тюрьму.

Эксперты отмечают, что принятые поправки лежат в общем русле гуманизации отечественной системы наказания.

По мнению члена комитета Госдумы по вопросам семьи, женщин и детей Светланы Журовой, существует огромное количество случаев, когда меры наказания оказываются неадекватными тяжести совершенного преступления: «Дети без мамы могут сами стать преступниками.

Общество у нас достаточно жестокое, и оставленные дети – это группа риска. Мама за украденный мешок картошки может попасть за решетку, а в результате ребенок озлобится на весь мир».

«Если за решетку сажают родителя, то одновременно наказывают и ребенка, который при этом становится сиротой», – утверждают защитники прав детей. Ведь столько народу, сколько сидит за решеткой в России, нет нигде, за исключением США. Кроме того, е, кто отбывает наказание сроком до пяти лет, – это граждане, попавшие за решетку за мелкие преступления, часто по глупости. Это не убийцы, не насильники, не грабители.

ПОДЕЛИТЬСЯ НОВОСТЬЮ

Источник: http://prisonlife.ru/analitika/47-osvobozhdenie-pod-zalog-tarify.html

Советы адвокатов

Можно ли до суда освободить человека из СИЗО под залог?

Одной из мер пресечения в уголовном производстве является залог. Залог является альтернативой такой меры пресечения как содержание под стражей в определенных случаях.

Внесение залога позволяет подозреваемому / обвиняемому на время досудебного и судебного следствия находиться на свободе, одновременно исполняя возложенные на него обязанности.

В данной статье мы рассмотрим понятие залога как меры пресечения, случаи, при которых возможен залог,размер залога  и порядок его внесения .

  • представление ваших интересов в суде и оперативное сопровождение внесения залога адвокатом
  • Залог (ч.1 ст.182 УПК Украины) – внесение средств в денежной единице Украины на специальный счет с целью обеспечения выполнения подозреваемым, обвиняемым возложенных на него обязательств, под условием обращения внесенных средств в доход государства в случае их невыполнения.
  • Ч.2 ст. 182 УПК Украины предусматривает возможность применения залога для лица, в отношении которого применена мера пресечения в виде содержания под стражей, может быть определена в постановлении следственного судьи, суда в случаях, предусмотренных частями третьей или четвертой статьи 183 настоящего Кодекса. Хотя данная норма УПК Украины сформулирована так, что возможность внесения залога является правом следственного судьи,суда, это не совсем так.Согласно ч.3 ст.183 КПК Украины следственный судья, суд при вынесении определения о применении меры пресечения в виде содержания под стражей обязан определить размер залога, достаточного для обеспечения выполнения подозреваемым, обвиняемым обязанностей, предусмотренных этим Кодексом, кроме случаев предусмотренных частью четвертой этой статьи. Таким образом предусмотреть возможность внесения залога является обязанностью суда кроме следующих случаев(ч,4 ст.182 УПК Украины): 1) относительно преступления, совершенного с применением насилия или угрозой его применения; 2) относительно преступления, которое повлекло гибель человека; 3) в отношении лица, в отношении которого в этом производстве уже избирался мера пресечения в виде залога, однако был нарушен ней. Если ваша ситуация подпадает под один из пунктов ч.4 ст.182 УПК Украины, то возможность внесения залога остается полностью на усмотрение суда и будет зависеть от весомости предоставленных доказательств и приведенных доводов в пользу возможности применения к вам залога.
  • Размеры залога урегулированы в ч.5 ст.182 УПК Украины, а именно : 1) в отношении лица, подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления небольшой или средней тяжести, – от одного до двадцати размеров минимальной заработной платы; 2) в отношении лица, подозреваемого или обвиняемого в совершении тяжкого преступления, – от двадцати до восьмидесяти размеров минимальной заработной платы; 3) в отношении лица, подозреваемого или обвиняемого в совершении особо тяжкого преступления, – от восьмидесяти до трехсот размеров минимальной заработной платы. В исключительных случаях, если следственный судья, суд установит, что залог в указанных пределах не способен обеспечить выполнение лицом, которое подозревается, обвиняется в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления, возложенных на него обязанностей, залог может быть назначен в размере, превышающем восемьдесят или триста размеров минимальной заработной платы соответственно.
  • Подозреваемый, обвиняемый, который не находится под стражей, не позднее пяти дней со дня избрания меры пресечения в виде залога обязан внести средства на соответствующий счет или обеспечить их внесения залогодателем и предоставить документ, который это подтверждает, следователю, прокурору, суду. Указанные действия могут быть осуществлены позднее пяти дней со дня избрания меры пресечения в виде залога, если на момент их совершения не будет принято решение об изменении меры пресечения. В случаях, предусмотренных частями третьей или четвертой статьи 183 настоящего Кодекса, подозреваемый, обвиняемый или залогодатель вправе в любой момент внести залог в размере, определенном в постановлении о применении меры пресечения в виде содержания под стражей.
  • Как уплатить залог? Ч.1 ст.182 УПК Украины говорит о том, что залог заключается во внесении средств в денежной единице Украины на специальный счет, определенный в порядке, установленном Кабинетом Министров Украины. Специальный счет, определенный в порядке, установленном Кабинетом Министров Украины для залога указан как правило в постановлении следственного судьи, суда. Это счет Территориального Управления государственной судебной администрации Украины (далее ТУ ГСА) в казначействе Украины, но оплату на этот счет вам необходимо делать через банковскую систему (любой банк). Если обвиняемый / подозреваемый находиться под стражей, то после того, как оплата залога поступит на специальный счет в ТУ ГСА , то залогодателю (представителю) необходимо взять об этом справку. И лишь на основании справки с ТУ ГСА залогодатель(представитель) можете обратиться в учреждение пенитенциарной службы для последующего освобождения.

В случае невыполнения обязательств залогодателем, а также, если подозреваемый, обвиняемый, будучи надлежащим образом уведомлен, не явился по вызову к следователю, прокурору, следственному судье, суд без уважительных причин или не сообщил о причинах своей неявки, или если нарушил другие возложенные на него при применении меры пресечения обязанности, залог обращается в доход государства и зачисляется в специальный фонд Государственного бюджета Украины и используется в порядке, установленном законом для использования судебного сбора.

Следует участь, что процедура уплаты залога не исполняется моментально.

Как правило проходит определенный промежуток времени зачисления уплаченного залога с банковского счета на счет казначейства, проходит определенный промежуток времени получения справки в ТУ ГСА и проходит определенный промежуток времени оформления всех необходимых документов в учреждении пенитенциарной службы.

На практике период освобождения лица из-под стражи после внесения залога может занимать до двух суток.И если постановление суда было вынесено перед выходными или праздничными днями, то подозреваемый/обвиняемый может провести выходные или праздники под стражей. Для оперативности рекомендую обратиться за помощью к специалисту.

Источник: https://kau.in.ua/articles/zalog_kak_mera_presechenija_kak_vnesti_zalog/

Суета вокруг залога

Можно ли до суда освободить человека из СИЗО под залог?

Громкие задержания, миллионные залоги и внимание к ним СМИ отвлекают внимание общества от главной цели уголовного процесса: справедливого расследования дела и доведения его до логического конца – оправдательного или обвинительного приговора.

Задержание и освобождение под залог известных политиков и чиновников стало едва ли не главной темой новостей. Органы следствия соревнуются в определении максимальных сумм залога.

Общественность возмущается: продажные судьи открывают предателям и коррупционерам путь к побегу! Выбор меры пресечения постепенно превращается из рядового эпизода уголовного расследования в политическое шоу – и за всей этой шумихой теряется суть происходящего и тот факт, что сам по себе залог это всего лишь одна из предупредительных мер на время следствия и суда. Причем инструмент, который используется во всех цивилизованных странах и позволяет избежать крайней меры – в виде заключения под стражу.

Возможно, проблема в том, что залог – явление в украинской практике относительно новое.

Советский человек сталкивался с ним разве что при чтении американских детективов, в СССР такой меры пресечения не существовало: пусть вина еще не установлена и не доказана, но человека все равно отправляли в камеру.

Правда, кроме СИЗО были и варианты других мер пресечения, хотя наиболее частыми были подписки подписка о невыезде и содержание под стражей, но применялся он не так уж и часто.

Советский человек сталкивался с выходом под залог разве что в американских детективах, в СССР такой меры пресечения не существовало: пусть вина еще не доказана, человека все равно отправляли в камеру. 

Залог как мера пресечения появился в Уголовно-процессуальном кодексе Украины в 1996 году, но применялся очень редко. Например, в 2010-м из 46 тысяч человек, в отношении которых избиралась мера пресечения, суды освободили под залог только 109 или 0,24% (!) подозреваемых и обвиняемых.

В 2012 году процедура залога была прописана в УПК более четко – и применяться эта мера стала активнее. Ну а в последнее время узнавать о таких случаях общество стало все чаще – в том числе, и из-за усилий правоохранительных органов по борьбе с коррупцией и предотвращению побегов фигурантов громких дел.

Двойственность сознания

В отношении залога в сознании многих граждан уживаются несовместимые, казалось бы, убеждения. С одной стороны, считается, что эта мера пресечения лишь первый шаг к побегу – да и применяется она в основном к “толстосумам”.

Дескать, внося залог, они фактически покупают себе возможность скрыться от правосудия и избежать наказания за противозаконное обогащение. Неудивительно, что в прессе так популярна идея отказаться от залога – как минимум, в отношении подозреваемых в коррупции.

Даже президент Петр Порошенко в 2015 году призывал парламент отменить возможность применения залога к этой категории подозреваемых. Впрочем, его призывы услышаны не были, да и сам он больше к этому требованию не возвращался.

Что не удивительно, ведь подобное решение идет в разрез с практикой цивилизованных стран, в числе которых хочет себя видеть Украина.

Вот тут как раз и проявляется противоречие: считая залог взяткой Фемиде, мы продолжаем восхищаться высочайшим уровнем правовой культуры стран старой демократии. Хотя там освобождение под залог – не просто устоявшаяся практика, а воплощение принципов гуманизации судопроизводства и недопустимости ограничения прав и свобод человека.

Украина избрала европейский вектор и логично, что законодательство адаптируется к стандартам Евросоюза, где содержание под стражей считается крайней мерой, которая применяется только тогда, когда исчерпаны иные варианты. Конечно, в наших реалиях могут возникать вопросы к практике применения залога.

Но с подачи СМИ общественность уделяет залогу неоправданно большое внимание. А ведь само по себе избрание меры пресечения – лишь один из начальных этапов процесса, способ обеспечения надлежащего поведения подозреваемого или обвиняемого.

У нас же привыкли считать, что если крупному чиновнику сообщили о подозрении, взяли под стражу и он посидел пару месяцев в СИЗО – значит демократия спасена, справедливость восторжествовала, в общем – #перемога. А если его отпустили под залог – то все наоборот: кругом сплошная #зрада.

На самом деле, ни то, ни другое не имеет значения, если дело не доведено до суда и приговора.

проблема том, что независимо от меры пресечения – будь то залог, домашний арест или содержание в СИЗО под стражей, – фигуранты громких дел практически никогда не получают приговоров.  

Где приговоры?

Проблема не в том, что, выйдя под залог, человек может скрыться. Такие случаи, действительно, есть, но они единичны. Подозреваемые сбегают не только из-под залога, но и из-под домашнего ареста, избавляются от электронных браслетов.

Собственно, содержание в изоляторе – тоже не стопроцентная гарантия того, что подозреваемый не решится на побег.

Да и побег это не точка, а лишь запятая: ведь дело из-за этого не закрывается, скрывшегося можно объявить в розыск, в том числе международный.

Кроме того, определяя меру пресечения, не связанную с содержанием под стражей, суд может обязать подозреваемого или обвиняемого выполнять целый ряд целый условий.

В том числе – периодически прибывать к определенному должностному лицу, не отлучаться из населенного пункта регистрации или фактического проживания, уведомлять следователя, прокурора или суд о смене места проживания или работы, не общаться с определенными лицами и не посещать определенные места, сдать на хранение загранпаспорт. Наконец, погранслужбу можно поставить в известность, что отпущенный под залог не в праве покидать страну.

Так что главная проблема лежит в совсем иной плоскости: независимо от выбранной меры пресечения – будь это залог, домашний арест или содержание в СИЗО под стражей, фигуранты громких дел практически никогда не получают приговоров.

Политическая борьба в Украине часто переходит в плоскость демонстрации результатов работы различных правоохранительного органов, поэтому мы так часто видим в СМИ разного рода “шоу”.

Пример тому – яркие кадры надевания наручников на депутата Игоря Мосийчука прямо в парламенте и сенсационные сообщения о помещении его в СИЗО. Но эта нашумевшая история, как и многие подобные, так и не закончилась рассмотрением дела по сути и вынесением приговора – обвинительного или оправдательного.

Довести дело до приговора – долго и сложно, это требует профессионализма и упорства. Похоже, чего-то из этого обвинителям в громких делах не хватает.

Можно предположить, что именно на это и рассчитывают вышедшие под многомиллионные залоги фигуранты громких дел. Многие из которых – вопреки прогнозам – отнюдь не спешат пуститься в бега.

Владимир Рудниченко
старший юрист INTEGRITES

Источник: https://www.liga.net/politics/opinion/sueta-vokrug-zaloga

Как добиться освобождения лица из-под стражи

Можно ли до суда освободить человека из СИЗО под залог?

Заключение под стражу – одна из наиболее распространенных мер пресечения, которые следователь с санкции прокурора применяет к обвиняемому при расследовании уголовного дела.

Безусловно, что наиболее распространенная просьба, которая звучит от лица, заключенного под стражу,  а также от его близких родственников, сводится к тому, чтобы обвиняемому изменили данную меру пресечения, применив любую другую  – подписку о невыезде и надлежащем поведении, залог и т.п.

В данной ситуации необходимо знать и понимать следующее. Право обжаловать заключение под стражу принадлежит либо самому лицу, заключенному под стражу, либо его защитнику (в отношении несовершеннолетних обвиняемых такое право есть и у законных представителей обвиняемого).

Близкие родственники не относятся к субъектам, которые вправе заявлять следователю какие-либо ходатайства (просьбы), и в случае поступления именно от них просьбы об изменении меры пресечения их родственнику следователь по закону не уполномочен по их обращению принимать какие-либо процессуальные решения по делу.

Обжаловать заключение под стражу можно в любой момент предварительного расследования. При этом, существует два по сути равнозначных механизма (способа) такого обжалования. Первый – когда жалоба подается прокурору. Второй – когда жалоба адресуется в суд.

В первом случае жалоба напрямую направляется прокурору. При этом, защитник вправе усилить аргументацию жалобы на личном приеме у прокурора, которому адресована жалоба. Приложить к последней можно любые материалы (например, сведения о состоянии здоровья, о семейном положении обвиняемого и т.п.).

Во втором случае сама жалоба адресуется районному суду, но подается (направляется) при этом следователю, расследующему дело.

Именно обязанностью последнего является направление жалобы с материалами, подтверждающими, по мнению следователя, законность заключения лица под стражу, в течение 72 часов в суд для рассмотрения по существу. При рассмотрении жалобы в суде защитник вправе принимать участие.

И решение прокурора, и решение суда по жалобе могут быть в последующем обжалованы. Для обжалования решения суда установлен срок 24 часа; для обжалования решения прокурора срок как таковой не установлен.

В то же время, для понимания того, насколько велика вероятность изменения меры пресечения на более мягкую, необходимо понимать и следующие положения закона.

В случае, если лицо обвиняется в совершении тяжкого (особо тяжкого преступления) – тяжкими являются преступления с максимальным наказанием свыше 6 лет; особо тяжкими – свыше 12 лет лишения свободы, заключение такого лица под стражу, в силу требований Уголовно-процессуального кодекса, является законным по сути во всех случаях.

Так как в данной ситуации ни прокурор, ни суд не должны давать оценку личности такого лица (возрасту, состоянию здоровья, семейному положению), оценку тому, может либо не может данное лицо скрыться, оказать давление на допрошенных по делу лиц.

Так, в части 1 статьи 126 Уголовно-процессуального кодекса указано, что «к лицам, подозреваемым или обвиняемым в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления, мера пресечения в виде заключения под стражу может быть применена по мотивам одной лишь тяжести преступления». Кроме того, если жалоба подается в суд, последний не вправе, при рассмотрении жалобы, давать оценку доказанности (недоказанности) участия обвиняемого в совершении преступления.

В то же время, если лицо заключено под стражу при обвинении в совершении преступления, не являющегося тяжким или особо тяжким, то и прокурор, и суд обязаны  дать оценку личности обвиняемого, его характеристике, факту того, может ли данное лицо скрыться от следователя и т.п. Только в указанных ситуациях заключение лица под стражу может считаться законным.

Единственное исключение в законе указано в отношении лиц, не имеющих  постоянного места жительства на территории Республики Беларусь, или если не установлена их личность, а также лиц, которые скрылись от органов уголовного преследования. В отношении указанных лиц заключение под стражу может применяться независимо от предусмотренного за совершенное преступление наказания.

Также следует понимать и то, что бытующее в представлении многих граждан представление о том, что, если они готовы оплатить залог, то их родственника безусловно должны отпустить, действительности и закону не соответствует.

Поскольку залог в понимании следователя, – такая же мера пресечения, как и подписка о невыезде, личное поручительство и т.п.

При этом, сам залог не «дарится» государству, а подлежит обязательному возвращению после постановления в отношении обвиняемого приговора суда (если обвиняемый не уклонялся от явки к следователя или в суд).

Кроме того, коль уж речь зашла и о залоге, следует помнить и то, что он применяется при условии полного возмещения имущественного вреда, причиненного преступлением, а также не может быть применен при обвинении лица в совершении тяжких или особо тяжких насильственных преступлений.

Более подробно обо всех мерах пресечения, которые могут быть применены по уголовному делу, а также о порядке их обжалования, указано в главах 13 и 16 Уголовно-процессуального кодекса Республики Беларусь.

К.ю.н., адвокат О.Д.Савич

Блог Савич Ольга Дмитриевна

Источник: http://www.rka.by/blogs/kak-dobitsya-osvobozhdeniya-lica-iz-pod/

Вопросы по закону
Добавить комментарий