Нечестная приватизация

Призыв Путина о расплате за приватизацию вызвал споры

Нечестная приватизация
Правообладатель иллюстрации RIA Novosti Image caption Путин снова упрекнул промышленников и предпринимателей в тщеславии, “нечестной приватизации” и сверхпотреблении

Инициатива российского премьер-министра и кандидата в президенты Владимира Путина о “налоге за приватизацию 1990-х годов” стала неожиданной не только для бизнес-элиты, но и для чиновников экономического блока в правительстве.

Выступая на юбилейном съезде Российского союза промышленников и предпринимателей (РСПП) в отеле Ritz Carlton, Путин заявил о намерении обложить налогом “нечестную приватизацию” и “всякие аукционы”.

Залоговые аукционы, на которые выставлялись значительные пакеты акций крупных российских компаний, стали предметом наиболее жарких дискуссий – крупные предприятия приватизировались по заведомо низким ценам с зачастую заведомо известными победителями.

Тема налога на приватизацию обсуждается на форуме bbcrussian.com

Напомнив бизнесменам о “простом дележе государственного пирога”, Владимир Путин неожиданно выразил согласие с незарегистрированным кандидатом в президенты Григорием Явлинским: эту страницу новейшей российской истории действительно “надо перевернуть”, заявил он.

По словам Сергея Митрохина, которые приводит газета “Ведомости”, партия “Яблоко” еще в 2005 году выдвинула инициативу о введении единовременного компенсационного налога на выгодоприобретателей залоговых аукционов 1990-х.

Идея партии Явлинского заключается в том, чтобы обложить налогом разницу между рыночной ценой актива и его продажной ценой на момент, например, залоговых аукционов, а платить должен нынешний владелец актива.

Разовый платеж – не последний?

“Это должен быть либо разовый взнос, либо еще что-то такое, но вместе с вами нам нужно над этим подумать”, – предложил собравшимся Путин.

“В зале не было слышно ропота. Он остался в душах и сердцах этих людей, – так описывает обстановку в зале после предложения премьера корреспондент газеты “Коммерсант” Андрей Колесников.

– Слова про “разовый взнос” произвели, конечно, на них сильное впечатление. Может, им, конечно, до сих пор жилось неспокойно от мысли про то, что в любой момент к ним придут за этим взносом…

Но никогда ни одного из них не убедить в том, что этот разовый взнос – первый и последний”.

В случае если будет принято предложение Путина, “Роснефть” готова платить windfall tax за приобретенные ею активы ЮКОСа? А иностранцы, держащие сейчас на балансе депозитарные расписки, например, “Норникеля” – тоже?Михаил Прохоров, кандидат в президенты РФ

Ранее другой кандидат в президенты Михаил Прохоров, который покинул съезд до приезда своего оппонента по предстоящим 4 марта выборам, выступил с иной инициативой.

Миллиардер, возглавляющий один из комитетов РСПП, предложил “добровольный социальный проект”, для реализации которого бизнесменам необходимо направить по 1% собственного дохода и 0,2% прибыли их компаний на “адресную помощь” в детские дома, больницы, школы-интернаты и другие учреждения.

Другие представители российского крупного бизнеса сдержанно прокомментировали инициативу подобного налога.

Некоторые из них указали, что лично их налог не коснется.

“Олег Владимирович [Дерипаска] никогда ничего не покупал на залоговых аукционах”, – заявил bbcrussian.com пресс-секретарь главы “Русала” Сергей Бабиченко.

Некоторое исключение составил Александр Лебедев, разместивший в своем блоге текст законопроекта о налоге на сверхдоходы. По его словам, этот законопроект не рассматривается Госдумой уже пять лет.

Плата за тщеславие

Прохоров заявил также, в частности, что российский бизнес обложен “мощнейшим коррупционным налогом”, а власть “провоцирует на откаты, зарплату в конвертах, обналичку”, и призвал предпринимателей бороться за “политическую поляну”.

Владимир Путин спустя несколько часов, говоря о налоге на роскошь, подчеркнул, что он должен стать “своего рода общественно признанной платой за отказ от инвестиций в развитие в пользу сверхпотребления и тщеславия”.

Те, кто призывает к пересмотру итогов приватизации, – они и будут призывать, налог их не остановит. Их налог не остановит никаким образом, они все равно скажут, что малоАлександр Привалов,
научный редактор журнала “Эксперт”

Глава “Роснано” Анатолий Чубайс, который в 90-х курировал процесс приватизации, сказал “Ведомостям”, что легитимное решение этой проблемы ему не известно. Чубайс убежден, что в России сделать это невозможно, а инициатива Путина носит предвыборный характер и после выборов “естественным путем исчезнет”.

Заявление Путина было сделано исключительно с прицелом на предстоящие выборы, пишет газета Financial Times, поскольку большинством россиян приватизация все еще воспринимается отрицательно. Издание обращает внимание на то, что на этой же неделе один из центральных телеканалов выпустил в эфир документальный фильм с критикой в адрес российских олигархов.

Эксперты напоминают, что идею разового налога “на случайную прибыль”, так называемого windfall tax, реализовало в 1997 году в Великобритании лейбористское правительство Тони Блэра. После 18 лет правления консерваторов, приватизировавших практически всю инфраструктуру страны, лейбористы взыскали с 30 компаний в общей сложности более 5 млрд фунтов.

Обозреватель “Коммерсанта” Дмитрий Бутрин считает инициативу Путина крупной политической ошибкой.

По его мнению, левая часть электората, по-прежнему недовольная итогами приватизации, не удовлетворится единовременным налогом и может посчитать его за циничную сделку между сообществом олигархов и коррумпированной бюрократией, разворовывающей, как уверены российские обыватели, налоговые поступления.

И при этом, продолжает Бутрин, этот шаг “разрушает систему, при которой можно к любому олигарху прийти и сказать: “Вась, ну мы же знаем, как тебе это все досталось. Дай 50 миллионов на такой-то проект, и давай не будем никому об этом объявлять”.

“А теперь представьте, что они действительно заплатили этот windfall tax и в следующий раз, когда к ним приходит Путин и говорит: “ну вы, те, которые незаконно получили…” – говорят ему: “Мы за все расплатились”, – рисует фантастическую картину комментатор, уточняя: “такого не будет”.

“Становится совершенно понятно, что тема пересмотра итогов приватизации никуда не исчезла и, видимо, никуда не исчезнет”, – полагает директор Института глобализации и социальных движений Борис Кагарлицкий.

Но он не верит в то, что предложение Путина закроет эту тему.

“Правительство чувствует, что теряет социальную базу, теряет опору в населении и пытается таким образом популистски заигрывать с населением. Но это – что называется слишком поздно и слишком мало. Потому что проблема итогов приватизации давно уже не связана с вопросом о том, справедливой она была или нет, законной она была или нет”, – отметил Кагарлицкий.

По его мнению, проблема заключается в неэффективности управления приватизированными советскими предприятиями.

“Те, кто призывает к пересмотру итогов приватизации, – они и будут призывать, налог их не остановит, – считает научный редактор журнала “Эксперт” Александр Привалов. – Их налог не остановит никаким образом, они все равно скажут, что мало”.

Как в Великобритании

Инициатива Владимира Путина, как пишет газета “Ведомости”, застала врасплох чиновников экономического блока, которые уверяют, что никаких совещаний на эту тему в правительстве не было и механизм реализации идеи им пока непонятен.

Михаил Прохоров, владеющий группой “Онэксим”, сетует на то, что многие приватизированные в 90-е активы “давно инкорпорированы во вновь созданные компании”, в том числе с иностранным капиталом.

“В случае если будет принято предложение Путина, “Роснефть” готова платить windfall tax за приобретенные ею активы ЮКОСа? А иностранцы, держащие сейчас на балансе депозитарные расписки, например, “Норникеля” – тоже?” – задается вопросами Прохоров.

Кандидат в президенты считает, что пересмотр приватизации может привести к разрушению легитимности всех прав собственности в стране.

Источник: https://www.bbc.com/russian/russia/2012/02/120126_putin_privatization_revision

Современный этап приватизации в россии: ее особенности, альтернативы и последствия

Нечестная приватизация

Путинцева Н.А.

кандидат экономических наук, доцент

кафедры государственного управления и местного самоуправления

Санкт-Петербургский государственный экономический университет (СПбГЭУ)

СОВРЕМЕННЫЙ ЭТАП ПРИВАТИЗАЦИИ В РОССИИ:  ЕЕ ОСОБЕННОСТИ, АЛЬТЕРНАТИВЫ И ПОСЛЕДСТВИЯ

Аннотация

В статье обобщен опыт проведения приватизации в современной России, ее социально-экономических последствий для экономики в целом и различных социальных групп в частности.

Особое внимание уделяется новому этапу приватизации, ее несвоевременному началу в период обесценивания реальных активов и возможных альтернативных вариантов приватизации.

Изучение зарубежного опыта позволило сформулировать в статье рекомендации, которые могли бы максимально сгладить последствия залоговых аукционов 90-х гг., способствовали бы возврату доверия народа к власти.

Ключевые слова: приватизация, залоговые аукционы, компенсационный налог, корпоративное управление

Putintseva N.A.

Ph.D. in Economics, Associate professor

Department of Public Administration and Local Self-Government

St. Petersburg State University of Economics,

THE MODERN STAGE OF PRIVATIZATION IN RUSSIA: ITS FEATURES, ALTERNATIVES AND CONSEQUENCES

Abstract

The article summarizes the experience of privatization in modern Russia, its socio-economic consequences for the economy as a whole and the various social groups in particular.

Special attention is paid to the new stage of privatization, its late start in the period of depreciation of real assets and possible alternatives to privatization.

The study of international experience has allowed to formulate recommendations that could be possible to mitigate the effects of mortgaging auctions 90-ies., would help return people’s trust in government.

Keywords: privatization, mortgage auctions, tax compensation, corporate governance

Приватизация, проведенная в России в 90-е годы прошлого века, вошла в историю России как образец беспрецедентного перераспределения общенародной собственности и денежных средств населения в интересах ограниченного круга вновь образовавшихся собственников и появление новых социальных групп: новых русских и новых бедных.

В реальности процесс приватизации сопровождался нарушениями, как со стороны федеральных органов государственной власти, и их уполномоченных представителей, так и руководителями приватизируемых предприятий, в результате чего, часть даже объектов стратегической важности были отчуждены в пользу российских и иностранных лиц по заниженным ценам. Надежда на высокую инвестиционную активность иностранных инвесторов так же не оправдала себя, на предприятиях с контрольным пакетом акций в руках иностранных инвесторов было отмечено даже падение уровня производства и социальной защиты работников.

В годы приватизации была популярна идея, что приватизация – это форма возврата собственности, которая была национализирована большевиками в 20-е гг. XX века.

  Однако те предприятия, которые были национализированы в 1918-1920 годы к моменту приватизации 90-х гг. производили лишь 0,17% от объема промышленной продукции СССР 1990 года.

После 1991 года была приватизирована промышленность, полностью созданная советским народом – в основном, поколениями, родившимися после 1920 года.

Приватизация 90-хх гг. явилась так же механизмом деиндустриализации России и ряда постсоветских республик, и таким образом механизмом самоустранения страны в рамках международной конкуренции. Так были уничтожены самые высокотехнологические производства и целые отрасли промышленности, такие как, например, тракторостроение, авиационная и фармацевтическая промышленность.

В качестве примера показателен опыт Воронежского завода полупроводникового машиностроения, производящего телевизионные трубки.

В ходе приватизации фирмой «Филипс» был выкуплен контрольный пакет акций этого завода под предлогом модернизации для выпуска современных телевизионных трубок, остановлена работа завода, а также еще с десяток телевизионных заводов страны, непосредственно зависящих от поставок телевизионных трубок.  Был осуществлен демонтаж производственных мощностей, роспуск квалифицированного персонала.

В дальнейшем фирма «Филипс» покинула объект, под предлогом несоответствия их ожиданиям деловой среды в этом регионе России Таким образом, в России была уничтожена восокотехнологичная конкурентоспособная отрасль и расчищен рынок сбыта для иностранных аналогов. И таких примеров огромное множество.

Итоги и механизмы приватизации были с удивлением восприняты даже прогрессивными слоями западного общества. Несправедливость приватизации в России признает и власть, так в 2012 году В.В. Путиным в рамках предвыборной компании было отмечено, что приватизация 1990-х годов, включая залоговые аукционы, была нечестной, однако пересматривать ее итоги органы власти не считают возможным.

Однако вслед за признанием нечестности приватизации 1990-х годов, Российской власти стоило бы позаимствовать опыт ликвидации последствий «приватизации по дешевке», проведенной М.Тэтчер.

Английское общество воспользовалось введением компенсационного налога, как разницы между реальной ценой предприятия и платой за него в ходе несправедливой приватизации: забрав у бизнеса подаренное реформаторами, оставив полученную прибыль.

Реальная трудность введения компенсационного налога – необходимость вынимать деньги для его уплаты из оборотных средств предприятия, подчас в ущерб деятельности предприятия.

Однако вывод денежных средств чреват в основном для владельцев, не занимающихся развитием, а проедающих активы предприятия, тогда как для эффективных собственников, занимающихся развитием и сильно нарастивших капитализацию выплата компенсационного налога не должна стать проблемой [1]. Компенсационный налог – лишь частный случай реализации базового принципа, позволяющего уйти от ложного выбора между национализацией и приватизацией.

В период работы Государственной Дума второго созыва, во главе с депутатами коммунистами был составлен перечень стратегических объектов, не подлежащих приватизации и таким образом приостановлен процесс приватизации ключевых объектов сохранившейся государственной собственности, прежде всего ВПК.

Однако с наступлением в 2008 году финансового кризиса, сопровождавшегося падением цен на нефть, снижением роста валового дохода и, следовательно, снижением роста доходов бюджета, правительство вновь обратило внимание на возможность приватизации, причем стратегически важных предприятий, как источнику восполнения бюджетных средств, планируя к 2017 году сохранит в ряде компаний только «золотую акцию».

Самая главная особенность современного этапа приватизации: все предприятия, которые сейчас готовят к приватизации, являются эффективными предприятиями, принося большие, а иногда и огромные прибыли в бюджет в виде налогов (например: алмазодобывающая АК Алроса», которая в 2012 году в общей сложности уплатила налогов республике Якутия в размере 28 млрд рублей, в то время как вся доходная часть бюджета Якутии в тот год составила 125 млрд рублей).

Ответ на вопрос о причинах и целях новой волны приватизации становится более или менее очевиден, если обратить внимание на удивительное совпадение, что начало приватизации совпадает с началом реализуемой в США и Евросоюзе политики «количественных смягчений», под которой понимается монетарная политика центральных банков (в данном случае ФРС) для стимулирования национальной экономики, и заключающаяся в эмиссии денег. Согласно «Отчету счетной палаты США о частичном аудите ФРС» в период финансового кризиса ФРС эмитировала 16 трлн долларов в виде низкопроцентных или беспроцентных кредитов, которые были розданы крупнейшим банкам Уолл-Стрит и крупнейшим европейским банкам. Информация о дальнейшем использовании этих 16 трлн долларов отсутствует в официальных отчетах, а сами денежные средства не отражаются в балансах центральных банков. Ряд ведущих экспертов считает, что именно эти денежные средства были использованы для приобретения российской собственности, для того, чтобы компьютерные ноли превратить в реальные активы [2].

Альтернативный вариант современной приватизации предложен советником Президента, академиком С.Ю. Глазьевым, согласно которому предпочтение отдается вовлечению граждан в приватизацию [3]. В качестве таких акционеров могли бы выступить работники приватизируемого предприятия.

Весь мировой опыт подтверждает, что вовлечение трудящихся в управление предприятием — это большая польза для корпоративного управления, так как срабатывает эффект мотивации. И ваучерная приватизация 90-х гг.

– это как раз и была попытка вовлечения трудящихся в корпоративное управление.

Так же в качестве акционеров могли бы быть привлечены граждане, которые активно участвуют на финансовом рынке и которых в современной России насчитывается около миллиона человек.

И третья категория – это граждане, потерявшие сбережения, которые были обесценены вследствие замораживания вкладов в период гиперинфляции начала 90-х годов.

  Восстановление реальной стоимости вкладов под условие их дальнейшего использования только на инвестиционные цели, помогло бы решить государству проблему приватизации и одновременно способствовало бы решению серьезной социальной проблемы, которая выражается в недоверии граждан к институтам власти.

Список литературы / References

Источник: https://research-journal.org/economical/sovremennyj-etap-privatizacii-v-rossii-ee-osobennosti-alternativy-i-posledstviya/

Степашин готов пересчитать

Нечестная приватизация

Ярослава Кирюхина Русская служба Би-би-си, Москва

Правообладатель иллюстрации RIA Novosti Image caption Сергей Степашин считает залоговые аукционы середины 90-х “полумошенническими схемами”

Счетная палата России может провести переоценку итогов приватизации 1990-х годов, но отменять их было бы юридически некорректно, заявил глава ведомства Сергей Степашин.

“Главное сейчас в том, чтобы мы, наконец, поставили точку в приватизации 90-х годов. Надо сказать правду о том, что было тогда, и аккуратнее подойти к будущей приватизации”, – сказал Степашин в интервью, опубликованном в “Российской газете” в пятницу.

“В принципе, можно посчитать разницу в цене тех активов, за которую они приобретались в 90-х годах и что они стоили на самом деле. Но сделать это, сразу предупреждаю, будет непросто.

Если в этом есть необходимость, можно решать вопрос через судебные процедуры, подключить независимые органы финансового контроля, в том числе Счетную палату.

Мы готовы вместе все посчитать”, – добавил глава Счетной палаты.

В начале февраля, выступая на съезде Российского союза промышленников и предпринимателей (РСПП), премьер-министр и кандидат в президенты Владимир Путин заявил о намерении обложить налогом “нечестную приватизацию” и “всякие аукционы”.

Глава “Роснано” Анатолий Чубайс, который в 90-х курировал процесс приватизации, ранее сказал “Ведомостям”, что легитимное решение этой проблемы ему не известно. Он выразил убеждение, что в России сделать это невозможно, а инициатива Путина носит предвыборный характер и после выборов “естественным путем исчезнет”.

Степашин в интервью “РГ” пояснил, что “премьер говорил о “разовом сборе”, который должны внести те, кто получил тогда в собственность госпредприятия”. При этом глава Счетной палаты отметил, что “ставить вопрос о деприватизации с юридической точки зрения некорректно”.

“У многих приватизированных предприятий даже в 2003 году уже сменились собственники. И они работали эффективно. Деприватизация могла серьезно ударить по экономической основе государства”, – заметил Сергей Степашин.

Проблема 95-го года была в том, что это была попытка государства договориться с бизнесом без учета интересов общества. Нечто подобное было спустя несколько лет в начале 2000-х, когда уже пришел Путин и был такой неформальный контракт между правительством и бизнесомАндрей Яковлев,
проректор Высшей школы экономики

С этим соглашается и проректор Высшей школы экономики Андрей Яковлев, который говорит, что хотя все знают собственников фирм, которые в 90-е годы участвовали в залоговых аукционах, “юридически предъявить им ничего нельзя”.

По словам Степашина, Чубайс ранее признался ему, что главной задачей приватизацией была ликвидация “промышленно-экономической основы для коммунистического реванша, то есть задача была чисто политическая”. При этом глава Счетной палаты отметил, что “все проходило в рамках принятых тогда законов”.

Полумошеннические схемы

“Для развития частной собственности и финансовых рынков России большим препятствием является сложившееся в обществе негативное отношение к результатам приватизации, которое неизбежно проецируют в целом на предпринимателей, частный сектор. Причина этом – залоговые аукционы, которые происходили по нерыночным ценам на нерыночных условиях”, – сказал Яковлев Русской службе Би-би-си.

Председатель Счетной палаты назвал залоговые аукционы “просто полумошеннической схемой, когда люди брали кредит у банка, за бесценок покупали крупнейшие предприятия, иногда даже не возвращая кредит”.

“Проблема 95-го года была в том, что это была попытка государства договориться с бизнесом без учета интересов общества.

Нечто подобное было спустя несколько лет в начале 2000-х, когда уже пришел Путин и был такой неформальный контракт между правительством и бизнесом, о том что правительство не трогает олигархов, а бизнес не вмешивается в политику.

Этот неформальный контракт сломался на деле ЮКОСа. Правительство полагало, что в этот контракт не входит природная рента, а олигархи – что вполне входит”, – поясняет проректор ВШЭ Андрей Яковлев.

В 2003 году Счетная палата подготовила доклад, в котором был сделан вывод о том, что массовая приватизация и даже залоговые аукционы 90-х годов де-юре легитимны.

Но при этом глава Счетной палаты отметил, что “в итоге (приватизации) более 60 процентов промышленного потенциала страны оказалось за бортом, многие предприятия были обанкрочены, потеряли инженерный корпус.

Вторая в мире советская экономика упала почти на сто позиций”.

Ввиду невозможности привлечения к ответственности бывших собственников компаний, участвовавших в приватизации 90-х, Степашин приветствовал добровольную компенсацию за “нечестную приватизацию” со стороны олигархов. “Я еще раз хочу обратиться не как председатель Счетной палаты, а просто как гражданин к совести некоторых наших чрезвычайно богатых людей.

Почему семьи Морганов, Рокфеллеров, других богатых людей, известных американских, немецких, французских предпринимателей занимаются серьезной гуманитарной деятельностью, содержат клиники, реально помогают людям. У нас тоже были свои меценаты – Савва Морозов, Павел Третьяков…

К сожалению, наши сегодняшние предприниматели не всегда охотно принимают участие в таких делах”, – посетовал глава Счетной палаты.

Проректор ВШЭ Андрей Яковлев видит выход в создании условного фонда развития России, наблюдательный совет которого может состоять из олигархов, но при их добровольном участии, в котором также могли бы входить известные люди, в частности, Леонид Рошаль и представители “Лиги избирателей”.

Летом 2011 года экс-министр финансов России Алексей Кудрин сообщил, что страну ждет вторая волна массовой приватизации, причем независимо от того, кто станет президентом в 2012 году.

Удар придется именно на российских владельцев акций, которые владеют ими через оффшоры и не хотят себя раскрывать. Иностранные инвесторы хотя и часто используют оффшоры в своей деятельности, обычно раскрывают владельцев и бенефициаров, и их это коснется в меньше степениАнтон Сафонов,
аналитик “Инвесткафе”

Андрей Яковлев полагает, что это признак отхода от госкорпораций, показавших недостаточную эффективность.

“Эксперимент с построением госкапитализма – это неверный путь, это стало явно видно после кризиса, когда обнаружился дефицит ресурсов и стало видно, что эти компании (госкорпорации) неэффективны.

Но просто еще одна приватизация без изменения взаимоотношения в рамках треугольника государство-власть-общество не будет эффективна, если не будут созданы условия для развития экономического и социального”, – полагает эксперт.

Энергокомпании не укроются в офшорах

Степашин также заявил, что Счетная палата вместе с минэнерго проверит крупные энергокомпании, которые работают в офшорах, о чем премьер-министр России распорядился в конце 2011 года. По его итогам, как полагает глава Счетной палаты, в конце года “будет интересный результат”.

Решение проблемы увода денег в офшоры он видит лишь в их закрытии. “Всем вместе договориться – с крупными странами, с крупными экономиками, с крупными предпринимателями в мире, чтобы они не играли в офшоры.

По Кипру сейчас почти договорились. Я понимаю, что это трудновыполнимое предложение, потому что деньги не пахнут.

Любой предприниматель в первую очередь думает о прибыли, а потом уже обо всем остальном”, – сказал председатель Счетной палаты.

Он также рассказал о двух путях решения проблемы: лишение налоговых преференций для всех, кто работает в офшорах (что в России составит около 1,5 трлн рублей) и внесение поправок в Гражданский кодекс, которые помогут пресечь увод активов в налоговый рай. В частности предлагается “открыть владельцев офшоров” (сначала эта мера будет “опробована” на госкомпаниях), а также данные о получателях прибылей от “налогового рая”.

Аналитик “Инвесткафе” Антон Сафонов положительно оценивает инициативы с регулированием офшоров, так как это сделает российский рынок и компании более прозрачными в силу того, структура акционеров и аффилированных лиц будет известна любому желающему.

“Удар придется именно на российских владельцев акций, которые владеют ими через оффшоры и не хотят себя раскрывать, – сказал Би-би-си эксперт. – Иностранные инвесторы хотя и часто используют оффшоры в своей деятельности, обычно раскрывают владельцев и бенефициаров, и их это коснется в меньше степени. Эта мера должна повысить интерес к российской экономике в целом”.

“То, что сейчас правительство, и в частности Путин, пытается делать в части улучшения инвестклимата, это нормальная реакция на запрос со стороны бизнеса”, – отмечает проректор ВШЭ Андрей Яковлев.

“Сама постановка таких целей – это отражение прагматической политики с пониманием того, что стране сейчас нужны высокие темпы экономического роста, эти темпы возможны только при наличии инвестиций, с учетом того, что в прошлом году 85 млрд долларов ушли за рубеж, не может быть достаточных инвестиций и не будет достаточного экономического роста, поэтому надо менять на условия ведения бизнеса в России и воздействовать на госаппарат, чтобы он понимал свою цель”.

Источник: https://www.bbc.com/russian/russia/2012/02/120217_stepashin_privatization_reassessment

Шувалов: Проблему бесчестной приватизации решить нельзя

Нечестная приватизация

Правительство призналось в бессилии решить проблему нечестной приватизации 90-х

Первый вице-премьер Игорь Шувалов считает справедливой постановку вопроса о «нечестной приватизации 1990-х», но не видит путей его решения. Между тем в одной из западных стран аналогичную ситуацию удалось успешно преодолеть. Да и в России высказывались идеи по поводу того, каким образом примирить общество с раздачей госсобственности олигархам.

«Конечно, мы работали и с экспертами – и с теми, кто работает в ведомствах, и с независимыми экспертами. Большинство экспертов, даже включая правительственных, склоняются к тому, что это уже сделать практически невозможно, если это надо было делать, то это надо было делать значительно раньше», – заявил Шувалов в четверг, передает «Интерфакс».

По его словам, у активов появились добросовестные покупатели, которые к первоначальной приватизации не имели вообще никакого отношения. «Поэтому фактор справедливости присутствует, и Владимир Владимирович (Путин – прим.) абсолютно прав: если бы мы это сделали, это была бы некая такая поправка к общественному мнению.

Но можно ли это реализовать, если принять такое законодательство? Вряд ли. Мы не можем принимать законы, которые невозможно будет исполнить, которые будут носить исключительно политический характер», – считает Шувалов. Он подчеркнул, что «это было бы справедливо, но практически реализовать такой закон будет крайне тяжело».

А вот новая приватизация, которая предстоит в ближайшие годы, должна быть справедливой, а сделки должны быть «реально одобрены населением страны», заявил Шувалов.  Так ответил вице-премьер на февральское требование Владимира Путина закрыть тему приватизации 90-х.

Тогда на съезде РСПП он предложил обдумать варианты решения данной проблемы совместно с бизнесом. «Это должен быть либо разовый взнос, либо еще что-то такое, но вместе с вами нам нужно над этим подумать. Я думаю, что и общество в целом, и предпринимательский класс в этом заинтересованы в первую очередь.

Эту тему надо закрывать. То, что нам нужно сделать, так это обеспечить общественную легитимность самого института частной собственности», – отметил тогда Путин.

В начале марта Владимир Путин, отвечая на вопрос журналистов, когда может быть принято решение о механизме закрытия темы с нечестной приватизацией, отметил, что «здесь несколько элементов – нужно найти такую формулу, которая была бы приемлема и для «приватизаторов» 90-х годов, и для общества, чтобы эта тема была закрыта окончательно». «Можно ли найти такую формулу – я не знаю. Я, когда об этом говорил, сказал, что это предложение было Григория Алексеевича Явлинского», – добавил Путин.

Рецепт Явлинского

Григорий Явлинский действительно был в числе первых, кто еще в 2003 году предложил ввести закон, которые признает все приватизационные сделки легитимными, за исключением тех, где были совершены убийства.

В обмен на это лидер «Яблока» предложил собственникам приватизированных объектов единоразово заплатить компенсационный налог за прибыль, принесенную ветром, так называемый windfall tax.

Этот опыт успешно был проведен в Великобритании.

Там в 1997 году правительство лейбористов ввело windfall tax. Собственники имущества, которое было передано в частные руки в 1980-е по бросовым ценам, заплатили этот единоразовый сбор. Тони Блэр собрал с него более 5 млрд фунтов, которые были потрачены на социальные программы.

Стоимость британских компаний оценивалась как средняя чистая прибыль за четыре года после приватизации, умноженная на средний коэффициент отношения цены акции к доходу на акцию. Из этой суммы вычитали уплаченные в момент продажи акций деньги и получали итоговую разницу, которая облагалась налогом в 23%.

В России можно было бы ввести аналогичный разовый налог на сверхприбыль 90-х годов. Чтобы определить размер налога, Явлинский предлагал посчитать разницу между ценой приобретения компании и прибылью, полученной ею с 1995 года. Затем на эту величину назначается налог. Явлинский, например, предлагал диапазон в 15–30%.

Не надо изобретать колесо

Использовать английский опыт в российской действительности предлагал в свое время и Михаил Ходорковский.

«Я предлагаю не изобретать колесо и воспользоваться весьма успешной схемой легитимации приватизации, которую в конце 90-х годов использовали британские лейбористы – кабинет Тони Блэра», – писал он в своей статье «Левый поворот – 2» еще в 2005 году.

По его словам, крупный промышленный собственник может купить легитимность (справедливость), заплатив в федеральный бюджет этот налог. «С момента выплаты собственник получает от государства и общества бессрочную «охранную грамоту» – его собственность считается законной и честной», – поясняет Ходорковский.

По его мнению, сумма налога может равняться реальному годовому обороту, который был у компании в год ее приватизации. При этом, «чтобы учесть все средства, разворовываемые тогдашними директорами через подставные компании, надо умножить объем производства на рыночные цены, не обманываясь абсолютно непригодной отчетностью по российским стандартам», говорил Ходорковский.

По его мнению, бизнес захочет пойти на такой пакт с государством, «руководствуясь непреложным принципом: лучше отдать сегодня часть, чем завтра – все».

«Схема единовременного налога и простота его расчета делают легитимационную процедуру прозрачной, исключают коррупцию и избирательное применение нормативных актов в этом процессе», – считает он.

При этом российский бюджет, по его подсчетам, сможет пополниться на 30–35 млрд долларов в течение трех–четырех лет.

Подводные камни

«По поводу того, что можно решить проблему единым компенсационным сбором, возникают сомнения. Во-первых, приватизация была слишком давно. Многие предприятия уже сменили владельцев по нескольку раз. Кто из них должен платить? Некоторые бизнесмены, получившие «лакомые куски» госсобственности в начале 90-х, сменили гражданство, уехали за границу и т. д.

Как брать налог с них? А если какого-то крупного бизнесмена 90-х, с которого нужно взять налог, уже нет в живых, должны ли платить его наследники? Здесь очень много вопросов. И выработка механизма – это отдельная и очень сложная тема», – говорит газете ВЗГЛЯД эксперт департамента оценки «2К Аудит – Деловые Консультации/Морисон Интернешнл» Петр Клюев.

«Собственно, решение по итогам приватизации уже принималось в начале 2000-х тем же Владимиром Путиным, тогда он сказал, что тема приватизации закрыта и пересмотров не будет. Через 11 лет позиция Владимира Путина изменилась», – напоминает Клюев.

 По его мнению, периодически эта проблема поднимается, потому что «те проблемы, которые сопровождали приватизацию в начале 90-х, не решены до сих пор».

«Если бы у нас был независимый суд, гарантировались и соблюдались права собственности, то и необходимости в периодическом пересмотре итогов приватизации не было бы», – считает он.

Между тем все эти проблемы нечестной приватизации 90-х вполне решаемы, считает директор Института проблем глобализации Михаил Делягин. Он также считает, что рецепт один – и он уже давно применен в Великобритании: ввести единоразово налог на богатство, компенсационный налог.

По его словам, это правильная идея, с которой соглашались даже многие олигархи. «Не могу назвать поименно, потому что это было в частных беседах, в том числе с тем же Рогозиным. Но многие говорили, что это справедливо», – говорил он в марте этого года в интервью «Комсомольской правде».

Пока непонятно, как рассчитывать размер этого налога. Однако это дело специалистов, которые способны это сделать, считает Делягин. Найти ответ на вопрос, кто должен платить компенсационный налог, тоже можно, считает он. Налог должен взиматься в первую очередь с приватизированных по залоговым аукционам предприятий.

Конечно, многие крупные предприятия, которые должны бы заплатить компенсационный налог, после нечестной приватизации переходили из рук в руки. «И как же, говорят нам разного рода либералы: вот добросовестный приобретатель купил заведомо краденый комбинат. Но он же добросовестный приобретатель, как же его можно наказывать налогом?» – говорит Делягин.

Однако он считает, что «если вы не сумасшедший, то прекрасно знали, что и у кого покупали». «И в случае завода вы точно так же прекрасно знали, что покупаете краденое имущество.

А раз вы это понимали, то должны нести связанные с этим риски», – считает он.

«Конечно, в ситуации, когда государство через несколько лет выкупило у Абрамовича, как и у некоторых других олигархов, свое бывшее имущество по безумно завышенной цене, я бы из принципа взял бы компенсационный налог с олигархов», – говорит Делягин.

Более серьезным камнем преткновения эксперт считает другой вопрос: как сделать так, чтобы этот компенсационный налог не превратил производственное предприятие из рентабельной и эффективной компании в банкрота.

«А если и не обанкротится – потеряет часть оборотных средств, вынуждено будет сократить часть производственной или социальной программы.

Это недопустимо: справедливость – инструмент созидания экономики, а не ее разрушения», – говорит эксперт.

Однако и из этой ситуации есть выход, считает Делягин. Тот, кто должен будет заплатить компенсационный налог, должен иметь выбор: оплатить его деньгами или акциями.

Залоговые аукционы

Интересно, что миллиардер Михаил Прохоров сам заявил в начале года, что для того, чтобы победить коррупцию, надо обязать предпринимателей заплатить налоги с капиталов, которые они нажили в 90-е годы.

После того как Путин в феврале озвучил идею о разовой выплате государству, Прохоров указал на сложности ее реализации. «Проблема фундаментальна: все, что тогда делалось, было по закону. Пусть и не по справедливости», – считает бизнесмен. Он напомнил, к примеру, что нефтяные предприятия, приватизированные компанией «ЮКОС», после ареста Михаила Ходорковского достались Роснефти.

«В случае если будет принято предложение Владимира Путина, Роснефть готова платить windfall tax за приобретенные ею активы ЮКОСа? И в каком размере? А иностранцы, держащие сейчас на балансе депозитарные расписки, например, Норникеля, тоже?» – заявил он. По его словам, необходимо создать особый механизм, который позволил бы разобраться с итогами приватизации.

Прохоров является одним из тех предпринимателей, которые нажили свое состояние в 90-е годы, значительную его часть – благодаря ГМК «Норильский никель». Приватизацию этого предприятия вряд ли можно назвать честной. «Норильский никель» перешел в руки бизнесмена в 1995 году в результате так называемых залоговых аукционов.

Это серии сделок, в результате которых в собственность ряда коммерческих банков перешли госпакеты акций нескольких крупных компаний. Норникель достался Прохорову и его партнеру Владимиру Потанину таким же способом, как ЮКОС достался «Менатепу», а Сибнефть – компаниям Романа Абрамовича и Бориса Березовского.

Идея провести такие залоговые аукционы в 1995 году для пополнения бюджета принадлежала Владимиру Потанину и была поддержана тогдашним первым вице-премьером правительства Анатолием Чубайсом.

Задача была в том, чтобы пополнить бюджет деньгами. Для этого была придумана такая схема. Правительство получает кредит у коммерческого банка, а в обмен на это дает пакет акций госкомпании, но не навсегда, а во временное пользование.

Как только государство возвращает кредит банку, банк отдает акции обратно государству. Всего в 1995 году было заключено 12 таких кредитных договоров под залог акций.

Вот только правительство почему-то не вернуло эти кредиты, поэтому пакеты акций 12 госкомпаний перешли в собственность банков.

Михаил Прохоров возглавлял в то время АКБ «ОНЭКСИМ Банк», которому и достался контрольный пакет акций Норникеля. Осенью прошлого года Роман Абрамович в лондонском суде под присягой признался, что фактически залоговый аукцион по приватизации Сибнефти носил фиктивный характер.

Еще в 2003 году Счетная палата тоже признала, что эти залоговые аукционы были фиктивными. Правительство еще до организации этих аукционов разместило на счетах банков средства, эквивалентные сумме кредитов, которые потом получило в ходе залоговых аукционов.

То есть банки прокредитовали правительство на его же собственные средства.

 «В результате проведения залоговых аукционов отчуждение федеральной собственности было произведено по значительно заниженным ценам, а конкурс фактически носил притворный характер», – говорилось в докладе Счетной палаты.

«Что касается залоговых аукционов, то это была просто полумошенническая схема, когда люди брали кредит у банка, за бесценок покупали крупнейшие предприятия, иногда даже не возвращая кредит», – подтвердил в начале года Сергей Степашин.

Источник: https://vz.ru/economy/2012/6/7/582658.html

Вопросы по закону
Добавить комментарий