Ненадлежащее проведение расследования и предложение от сотрудников о явке с повинной, как обжаловать?

Кодекс Республики Беларусь № 295-З (Кодекс Республики Беларусь от 16 июля 1999 г. №295-З «Уголовно-процессуальный кодекс Республики Беларусь.»)

Ненадлежащее проведение расследования и предложение от сотрудников о явке с повинной, как обжаловать?

Уголовно-процессуальный кодексРеспублики Беларусь

16 июля 1999 г. №295-З

Принят Палатой представителей 24июня 1999 года
Одобрен Советом Республики 30 июня 1999 года

Изменения и дополнения:

Закон РеспубликиБеларусь от 11 мая 2000 г. № 377-З (Национальныйреестр правовых актов Республики Беларусь, 2000 г., № 47,2/152) ;

Закон РеспубликиБеларусь от 4 января 2003 г. № 173-З (Национальныйреестр правовых актов Республики Беларусь, 2003 г., № 8,2/922) ;

Закон РеспубликиБеларусь от 14 июля 2003 г. № 220-З (Национальныйреестр правовых актов Республики Беларусь, 2003 г., № 80,2/969) ;

Закон РеспубликиБеларусь от 22 июля 2003 г. № 227-З (Национальныйреестр правовых актов Республики Беларусь, 2003 г., № 83,2/974) ;

Закон РеспубликиБеларусь от 4 мая 2005 г. № 15-З (Национальный реестрправовых актов Республики Беларусь, 2005 г., № 74,2/1112) ;

Закон РеспубликиБеларусь от 19 июля 2005 г. № 40-З (Национальныйреестр правовых актов Республики Беларусь, 2005 г.,№ 121, 2/1137) ;

Закон РеспубликиБеларусь от 3 ноября 2005 г. № 53-З (Национальныйреестр правовых актов Республики Беларусь, 2005 г.,№ 175, 2/1144) ;

Закон РеспубликиБеларусь от 15 декабря 2005 г. № 71-З (Национальныйреестр правовых актов Республики Беларусь, 2006 г., № 1,2/1168) ;

Закон РеспубликиБеларусь от 31 декабря 2005 г. № 82-З (Национальныйреестр правовых актов Республики Беларусь, 2006 г., № 6,2/1179) ;

Закон РеспубликиБеларусь от 10 января 2006 г. № 95-З (Национальныйреестр правовых актов Республики Беларусь, 2006 г., № 9,2/1192) ;

Закон РеспубликиБеларусь от 9 июня 2006 г. № 122-З (Национальныйреестр правовых актов Республики Беларусь, 2006 г., № 92,2/1219) – ЗаконРеспублики Беларусь вступает в силу 18 сентября 2006г.;

Закон РеспубликиБеларусь от 17 июля 2006 г. № 147-З (Национальныйреестр правовых актов Республики Беларусь, 2006 г.,№ 111, 2/1242) ;

Закон РеспубликиБеларусь от 30 декабря 2006 г. № 198-З (Национальныйреестр правовых актов Республики Беларусь, 2007 г., № 4,2/1292) ;

Закон РеспубликиБеларусь от 12 июня 2007 г. № 234-З (Национальныйреестр правовых актов Республики Беларусь, 2007 г.,№ 146, 2/1331) – Закон Республики Беларусь вступает в силу 15 сентября2007 г.;

Закон РеспубликиБеларусь от 11 июля 2007 г. № 251-З (Национальныйреестр правовых актов Республики Беларусь, 2007 г.,№ 170, 2/1348) ;

Закон РеспубликиБеларусь от 1 ноября 2007 г. № 281-З (Национальныйреестр правовых актов Республики Беларусь, 2007 г.,№ 264, 2/1378) ;

Закон РеспубликиБеларусь от 3 декабря 2007 г. № 288-З (Национальныйреестр правовых актов Республики Беларусь, 2007 г.,№ 291, 2/1385) ;

Закон РеспубликиБеларусь от 20 декабря 2007 г. № 290-З (Национальныйреестр правовых актов Республики Беларусь, 2008 г., № 1,2/1387) ;

Закон РеспубликиБеларусь от 20 декабря 2007 г. № 297-З (Национальныйреестр правовых актов Республики Беларусь, 2008 г., № 1,2/1394) ;

Закон РеспубликиБеларусь от 4 января 2008 г. № 308-З (Национальныйреестр правовых актов Республики Беларусь, 2008 г., № 6,2/1405) – ЗаконРеспублики Беларусь вступает в силу 12 февраля2008 г.;

Закон РеспубликиБеларусь от 5 января 2008 г. № 315-З (Национальныйреестр правовых актов Республики Беларусь, 2008 г., № 14,2/1412) ;

Закон РеспубликиБеларусь от 5 января 2008 г. № 317-З (Национальныйреестр правовых актов Республики Беларусь, 2008 г., № 14,2/1414) ;

Закон РеспубликиБеларусь от 15 июля 2008 г. № 411-З (Национальныйреестр правовых актов Республики Беларусь, 2008 г.,№ 184, 2/1508) ;

Закон РеспубликиБеларусь от 10 ноября 2008 г. № 451-З (Национальныйреестр правовых актов Республики Беларусь, 2008 г.,№ 277, 2/1547) ;

Закон РеспубликиБеларусь от 15 июня 2009 г. № 26-З (Национальныйреестр правовых актов Республики Беларусь, 2009 г.,№ 148, 2/1578) ;

Закон РеспубликиБеларусь от 15 июля 2009 г. № 42-З (Национальныйреестр правовых актов Республики Беларусь, 2009 г.,№ 173, 2/1594) ;

Закон РеспубликиБеларусь от 4 января 2010 г. № 105-З (Национальныйреестр правовых актов Республики Беларусь, 2010 г., № 15,2/1657) – ЗаконРеспублики Беларусь вступает в силу 21 июля 2010 г.;

Закон РеспубликиБеларусь от 4 января 2010 г. № 107-З (Национальныйреестр правовых актов Республики Беларусь, 2010 г., № 14,2/1659) ;

Закон РеспубликиБеларусь от 5 мая 2010 г. № 122-З (Национальныйреестр правовых актов Республики Беларусь, 2010 г.,№ 120, 2/1674) ;

Закон РеспубликиБеларусь от 27 декабря 2010 г. № 223-З (Национальныйреестр правовых актов Республики Беларусь, 2011 г., № 4,2/1775) – внесены изменения и дополнения,вступившие в силу 22 января 2011 г., за исключением изменений идополнений, которые вступят в силу 12 мая 2011г.;

Закон РеспубликиБеларусь от 27 декабря 2010 г. № 223-З (Национальныйреестр правовых актов Республики Беларусь, 2011 г., № 4,2/1775)  – внесены изменения и дополнения,вступившие в силу 22 января 2011 г. и 12 мая 2011г.;

Закон РеспубликиБеларусь от 3 июля 2011 г. № 284-З (Национальныйреестр правовых актов Республики Беларусь, 2011 г., № 78,2/1836) ;

Закон РеспубликиБеларусь от 18 июля 2011 г. № 302-З (Национальныйреестр правовых актов Республики Беларусь, 2011 г., № 83,2/1854) ;

Закон РеспубликиБеларусь от 8 ноября 2011 г. № 309-З (Национальныйреестр правовых актов Республики Беларусь, 2011 г.,№ 127, 2/1861) ;

Закон РеспубликиБеларусь от 25 ноября 2011 г. № 318-З (Национальныйреестр правовых актов Республики Беларусь, 2011 г.,№ 134, 2/1870) ;

Закон РеспубликиБеларусь от 25 ноября 2011 г. № 322-З (Национальныйреестр правовых актов Республики Беларусь, 2011 г.,№ 134, 2/1874) – Закон Республики Беларусь вступает в силу 6 июня 2012г.;

Закон РеспубликиБеларусь от 13 декабря 2011 г. № 325-З (Национальныйреестр правовых актов Республики Беларусь, 2011 г., № 140,2/1877) ;

Закон РеспубликиБеларусь от 30 декабря 2011 г.№ 334-З (Национальный реестр правовых актовРеспублики Беларусь, 2012 г., № 2, 2/1884) – ЗаконРеспублики Беларусь вступает в силу 6 апреля 2012г.;

Закон РеспубликиБеларусь от 3 января 2012 г. № 335-З (Национальныйреестр правовых актов Республики Беларусь, 2012 г., № 4,2/1887) ;

Закон РеспубликиБеларусь от 7 января 2012 г. № 349-З (Национальныйреестр правовых актов Республики Беларусь, 2012 г., № 10,2/1901)  – ЗаконРеспублики Беларусь вступает в силу 25 июля 2012г.;

Закон РеспубликиБеларусь от 13 июля 2012 г. № 417-З (Национальныйправовой Интернет-портал Республики Беларусь, 21.07.2012, 2/1969) – Закон РеспубликиБеларусь вступает в силу 22 сентября 2012г.;

Источник: http://etalonline.by/document/?regnum=HK9900295

Работа правоохранительных органов по противодействию коррупции :: Прокуратура Красноярского края

Ненадлежащее проведение расследования и предложение от сотрудников о явке с повинной, как обжаловать?

Противодействие коррупции всегда было и является приоритетной задачей для органов прокуратуры.

Исходя из того, что участие России в ратифицированных Конвенции ООН против коррупции и Конвенции Совета Европы об уголовной ответственности за коррупцию требует создания необходимых не только правовых, но и организационных предпосылок, в августе 2006 г. Генеральный прокурор Российской Федерации Ю.Я.

Чайка утвердил новую стратегию работы органов прокуратуры по противодействию коррупции.

В соответствии с ней прокуроры ориентированы не только на проведение проверок исполнения законов о государственной и муниципальной службе, но и на выявление коррупционных проявлений, а также порождающих их причин и условий.

С целью реализации положений статьи 36 Конвенции ООН против коррупции, а также с учетом того, что проявления коррупции могут наблюдаться в различных сферах жизнедеятельности государства и общества, в августе 2007 г.

в Генеральной прокуратуре Российской Федерации создано специализированное подразделение по надзору за исполнением законодательства о противодействии коррупции.

Аналогичные подразделения создаются в субъектах Российской Федерации.

К компетенции управления и структурных подразделений на местах отнесены вопросы борьбы с коррупцией в сфере государственной и муниципальной службы, включая коррупцию среди лиц, замещающих государственные должности Российской Федерации, руководителей регионов и муниципальных образований, депутатов, судей, прокуроров и других публичных должностных лиц.

В состав управления входят отдел по надзору за соблюдением федерального законодательства и отдел по надзору за уголовно-процессуальной и оперативно-розыскной деятельностью, обеспечению участия прокуроров в рассмотрении уголовных дел судами, а также организационно-методическая группа.

Основные направления деятельности этих подразделений можно разбить на следующие группы:

·                      выявление коррупционных проявлений и проведение по ним соответствующих проверок;

·                      надзор за соблюдением законности при осуществлении оперативно-розыскной деятельности по делам коррупционной направленности;

·                      осуществление надзора за соблюдением уголовно-процессуального законодательства в процессе расследования уголовных дел о фактах коррупции;

·                      поддержание государственного обвинения в стадии судебного производства по таким уголовным делам;

·                      участие в международном сотрудничестве с антикоррупционными и иными структурами других стран;

·                      мониторинг и анализ исполнения законодательства о борьбе с коррупцией и выработка предложений по его совершенствованию.

Учитывая комплексный характер коррупции, проявления которой могут наблюдаться в сфере исполнения законодательства различных видов (бюджетного, антимонопольного, законодательства об использовании государственного имущества, о государственных закупках, о противодействии легализации преступных доходов и т.д.) управление правомочно осуществлять необходимые мероприятия по противодействию коррупции в сфере исполнения соответствующего законодательства во взаимодействии с иными профильными надзорными подразделениями Генеральной прокуратуры РФ.

Создающиеся подразделения по надзору за исполнением законодательства о противодействии коррупции в аппаратах прокуратур субъектов Российской Федерации и приравненных к ним прокуратур в оперативном отношении находятся в подчинении соответствующих прокуроров, но организационно их деятельность по указанным направлениям координируется специальным управлением центрального аппарата Генеральной прокуратуры Российской Федерации. Такое построение призвано обеспечить самостоятельную централизованную структуру в рамках единой прокуратуры Российской Федерации.

Для повышения гарантий независимости при выполнении возложенных обязанностей и предупреждения фактов неправомерного служебного поведения работников специализированных подразделений установлена не только особая процедура их назначения на должность и освобождения их от должности, но и специальный порядок привлечения таких прокурорских работников к дисциплинарной ответственности. Назначение на должности проводится только после тщательного изучения личности кандидата, который должен обладать безупречным послужным списком и соответствующей репутацией. Отбор кандидатур как в территориальные подразделения в субъектах Российской Федерации и приравненные к ним специализированные прокуратуры, так и в управление происходит на специальной комиссии. Состав комиссии в Генеральной прокуратуре Российской Федерации утвержден приказом Генерального прокурора России, возглавляет её Первый заместитель Генерального прокурора Российской Федерации. На региональном уровне такие комиссии возглавляют прокуроры субъектов Российской Федерации и приравненных к ним специализированных прокуратур.

Все отобранные прокурорские работники как на региональном, так и на федеральном уровне, назначаются на должность приказом Генерального прокурора Российской Федерации и могут быть привлечены к дисциплинарной ответственности только с его согласия.

Тем самым в рамках общей схемы органов прокуратуры России создаётся вертикально интегрированная структура, которая призвана обеспечить системный подход к противодействию коррупции.

10.12.2019

Работники прокуратуры Красноярского края в рамках Всероссийской интерактивной акции рассказали предпринимателям о результатах работы по противодействию коррупционным проявлениям

Вчера, 09 декабря 2019 года представители прокуратуры Красноярского края приняли участие во Всероссийской интерактивной акции, приуроченной к Международному дню борьбы с коррупцией, организованной Торгово-промышленной палатой Российской Федерации и Союзом «Центрально-Сибирская торгово-промышленная палата».

В рамках мероприятия освещены результаты работы органов прокуратуры края по осуществлению надзора за исполнением законодательства о противодействии коррупции, обсуждены итоги деятельности правоохранительных органов, органов государственной власти и местного самоуправления края в сфере профилактики коррупционных проявлений, проблемы и коррупционные риски, возникающие у предпринимательского сообщества при взаимодействии с органами государственной власти и местного самоуправления.

Также до сведения предпринимательского сообщества доведены новеллы антикоррупционного законодательства, порядок их применения.

Проведенные мероприятия будут способствовать формированию нетерпимого отношения к коррупции в предпринимательском сообществе, повышению эффективности взаимодействия институтов гражданского общества с органами прокуратуры по вопросам противодействия коррупции.

09.12.2019

По требованию прокуратуры г. Игарка с муниципальным служащим, незаконно назначенным на должность заместителя главы города, расторгнут трудовой договор

Прокуратура г. Игарки в ходе заседания рабочей группы Игарского городского Совета депутатов установила факт незаконного назначения гражданина на должность заместителя главы города, в том числе и исполняющим обязанности главы города.

Источник: http://www.krasproc.ru/against/work

Явка с повинной как доказательство и ее новые перспективы

Ненадлежащее проведение расследования и предложение от сотрудников о явке с повинной, как обжаловать?

27 декабря 2016 г.

В Стандарте участия адвоката-защитника в уголовном судопроизводстве должна быть учтена новая ситуация

Верховный Суд РФ поставил долгожданную точку в длительном споре о нуллификации явки с повинной как доказательства в ее нынешнем виде. Тем самым увенчались успехом усилия ФПА РФ и адвокатов, которые следовало бы учесть в разрабатываемом Стандарте участия адвоката-защитника в уголовном судопроизводстве.

Месяц назад оперативные сотрудники страны, читающие юридические новости, с прискорбием отметили п. 10 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 ноября 2016 г.

№ 55 «О судебном приговоре»: « В тех случаях, когда в ходе проверки сообщения о преступлении в порядке, предусмотренном статьей 144 УПК РФ, подсудимый обращался с письменным или устным заявлением о явке с повинной, и сторона обвинения ссылается на указанные в этом заявлении сведения как на одно из доказательств его виновности, суду надлежит проверять, в частности, разъяснялись ли подсудимому при принятии от него такого заявления с учетом требований части 1.1 статьи 144 УПК РФ права не свидетельствовать против самого себя, пользоваться услугами адвоката, приносить жалобы на действия (бездействие) и решения органов предварительного расследования в порядке, установленном главой 16 УПК РФ; была ли обеспечена возможность осуществления этих прав».

Как видно, явка с повинной может быть признана доказательством, но только в том случае, если явившемуся лицу разъяснили права не свидетельствовать против себя самого, пользоваться услугами адвоката, приносить жалобы на действия должностных лиц. При этом возможность осуществления этих прав должна быть реально обеспечена, что означает обязательное присутствие защитника даже тогда, когда лицо желает от него отказаться. Данное положение создало серьезные трудности для недобросовестных должностных лиц в реализации их намерений использовать явки с повинной как доказательство обвинения. Но такую достойную уважения  позицию Верховный Суд РФ занимал не всегда.

Так, согласно Постановлению Президиума Верховного Суда РФ от 4 июля 2000 г. № 310п00пр по делу Слюсаренко, Али-Заде и др.: «Суд ошибочно исключил из разбирательства явку с повинной в связи с неразъяснением ст. 51 Конституции РФ».

(Бюллетень Верховного Суда РФ. 2001. № 3. С. 16–17).

В соответствии с Кассационным определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 23 марта 2005 г. № 50-о04-82сп: « В связи с тем, что явки с повинной были написаны в отсутствие защитников и подсудимые отказались от их содержания в суде в силу п. 1 ч. 2 ст. 75 УПК РФ, явки с повинной не могут быть признаны недопустимыми доказательствами».

(СПС «КонсультантПлюс»). Таким образом, согласно сложившейся практике Верховный Суд РФ и нижестоящие суды ранее полагали, что при получении явки с повинной разъяснять право не свидетельствовать против себя самого и право на приглашение защитника не требуется, поскольку по смыслу ст. 142 УПК РФ явка с повинной есть добровольное сообщение лица о совершенном преступлении, а присутствие адвоката при ее написании не является обязательным. Эта позиция включала зеленый свет для массового получения оперативными сотрудниками такого доказательства, как явка с повинной. Подписантам явок на всю оставшуюся жизнь  запомнилось, как их принудительно доставляли в правоохранительный орган, а потом обрушивали всю мощь оперативного непроцессуального убеждения и принуждения. После чего многие были готовы делать любые признания. А поскольку в распоряжении оперативных сотрудников иных процессуальных средств фиксации показаний не было, они оформляли эти признания как явку с повинной, стимулируя задержанных тем, что их позитивное поведение будет обязательно учтено на суде. Внешне получалось, что гражданин, движимый угрызениями совести, пришел в правоохранительный орган и добровольно рассказал о совершенном им  преступлении. Судьи верили в эту красивую историю даже тогда, когда подсудимые отказывались от написанных явок с повинной, объясняя их невыносимыми пытками. В пытки же наши судьи  верили крайне редко, а явки с повинной как доказательства принимали достаточно часто и охотно. Такое происходило до тех пор, пока  на помощь не пришел Европейский суд по правам человека.

В своем Постановлении от 13 июля 2010 г. по делу «Лопата против России» (Lopata v.

Russia, жалоба № 72250/01) ЕСПЧ указал, что использование для обвинения заявителя в совершении преступления явки с повинной, добровольный характер получения которой вызывает сомнения, написанной в отсутствие защитника, представляет собой нарушение п. 1 и подп. «с» п. 3 ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Доводы представителей Российской Федерации о том, что  согласно российскому уголовно-процессуальному законодательству «признание» не являлось процессуальным документом, который должен или может быть составлен в присутствии защитника, а представляло собой выражение доброй воли обвиняемого, содержавшие разъяснения ст. 51 Конституции РФ, не были приняты Европейским судом (см. п. 128 ).

При этом Европейский суд указал: «Что касается утверждения властей Российской Федерации о том, что присутствие защитника при получении признательных показаний не являлось обязательным согласно национальному законодательству, Европейский суд напоминает, что в его задачу входит не абстрактное определение соответствия Конвенции применимого национального законодательства или его соблюдения национальными властями, но оценка соблюдения требований статьи 6 Конвенции (см. Постановление Европейского суда от 16 июля 1971 г. по делу “Рингейзен против Австрииˮ (Ringeisen v. Austria), § 97, Series A, № 13)» (см. п. 139).

В дополнение к этому Европейский суд подчеркнул, что помощь адвоката на ранней стадии является частью процессуальных гарантий, которым придается особое значение при рассмотрении вопроса о том, умалялась ли в данной процедуре сущность привилегии не свидетельствовать против себя (Постановление Европейского суда (вынесено Большой Палатой) от 11 июля 2006 г. по делу «Яллох против Германии», Постановление Европейского суда от 2 августа 2005 г. по делу «Колу против Турции»). В связи с этим использование признательных показаний, полученных в отсутствие оказания юридической помощи, умаляет справедливость разбирательства в целом (Постановление Европейского суда от 13 марта 2014 г. по делу «Пакшаев против Российской Федерации»).

Имея в виду приведенную правовую позицию, ФПА РФ в отзыве на Постановление Пленума Верховного Суда РФ «О практике назначения судами России уголовного наказания» в ноябре 2015 г.

указывала: «Если лицо отрицает факт добровольности заявления о явке с повинной, суду следует проверять доводы подсудимого об обстоятельствах, при которых было сделано заявление о явке с повинной, в том числе о соблюдении права лица на получение квалифицированной юридической помощи, оказываемой защитником, в случае если ее написанию предшествовало фактическое задержание лица сотрудниками правоохранительного органа».

Отрадно, что спустя год, хотя бы и в другом Постановлении Пленума Верховного Суда РФ – «О судебном приговоре», важное для тысяч российских граждан положение получило свое отражение. В качестве окончательного закрепления отстаиваемой позиции Европейский суд 3 ноября 2016 г. коммуницировал ряд сходных жалоб (в том числе и по моей жалобе «Лозовский против России»)  и уведомил об этом  Правительство РФ. В данных жалобах приводились аналогичные доводы о том, что явки с повинной, которые впоследствии были положены в основу обвинительных приговоров, были написаны в отсутствие защитников и при обстоятельствах, позволяющих сомневаться в их добровольном характере. В связи с тем, что сложилась новая процессуальная ситуация, где легитимизация явок с повинной возможна только при участии адвокатов, требуется учет этого обстоятельства в разрабатываемом Стандарте участия адвоката-защитника в уголовном судопроизводстве. Представляется, что в Стандарте следует прописать в минимальном виде алгоритм действий адвоката-защитника в том случае, если доставленное  в правоохранительный орган или задержанное лицо изъявит желание написать явку с повинной, дабы обеспечить реализацию предусмотренных процессуальных прав и исключить предварительное принуждение.

Если данную важную сферу процессуальных правоотношений оставить без внимания, то наши оппоненты при попустительстве некоторых наших коллег легко найдут противоправный обходной маршрут и сведут на нет благие устремления  Европейского суда и Верховного Суда РФ.

Источник: https://fparf.ru/polemic/opinions/yavka-s-povinnoy-kak-dokazatelstvo-i-ee-novye-perspektivy/

Явка с повинной – только с адвокатом или под видеозапись

Ненадлежащее проведение расследования и предложение от сотрудников о явке с повинной, как обжаловать?

23 января в Госдуму внесен законопроект № 631546-7, которым предлагается внести в уголовно-процессуальное законодательство поправки, устанавливающие новый порядок заявления о явке с повинной.

законопроекта

Поправки дополняют ст. 142 УПК новой ч. 3, согласно которой заявление о явке с повинной может быть сделано только в присутствии защитника, а в его отсутствие процесс принятия такого документа подлежит обязательной видеофиксации.

Явка с повинной, полученная в нарушение вышеуказанных требований, будет считаться недопустимым доказательством исходя из п. 2.2 ч. 2 ст. 75 УПК РФ.

В этой связи начало участия адвоката в уголовном деле будет определяться также моментом заявления лица о явке с повинной в соответствии с новым порядком.

Как следует из пояснительной записки, сейчас УПК РФ четко не регламентирует порядок получения первоначальных признательных показаний, оформляемых в форме заявления или протокола о явке с повинной, а также не требует обязательного присутствия адвоката при этом. Такой порядок входит в конфликт с иммунитетом, предусмотренным ст. 51 Конституции РФ, так как лицо, добровольно сообщившее о совершении преступления, умышленно отказывается от своего права не свидетельствовать против себя самого.

Авторы законопроекта с сожалением отметили, что при нарушении принципа добровольности, которое нередко встречается на практике, лицо не имеет возможности защитить свои процессуальные и конституционные права. Такое положение дел часто ставит необходимость получения признательных показаний от подозреваемого в совершении преступления выше системы правосудия.

ЕСПЧ: Любые показания, добытые под принуждением, недопустимыЕвропейский Суд присудил двум заявителям 50 тыс. евро за незаконное лишение свободы и принуждение к даче показаний

«В результате имеют место случаи составления непосредственно сотрудниками органов предварительного следствия заявления или протокола о явке с повинной, подписываемого впоследствии лицом в результате оказанного психологического давления или использования процессуальной неосведомленности лица.

С целью скорейшего раскрытия деяния лицо может умышленно вводиться в заблуждение сотрудниками правоохранительных органов, которые обещают снисхождение в наказании.

При этом невозможно осуществить контроль за действиями сотрудников правоохранительных органов и обеспечить соблюдение конституционных прав граждан», – отмечено в пояснительной записке.

Присутствие адвоката – процессуальная гарантия от произвола

Управляющий партнер АБ «Бартолиус», член Совета АП г. Москвы Юлий Тай полностью поддержал авторов законопроекта как в части того, что на практике встречаются случаи, когда явка с повинной в действительности таковой не является, так и способа, предлагаемого ими для решения данной насущной проблемы.

«Представители правоохранительной системы, вне всяких сомнений, приложат все возможные усилия, чтобы данный законопроект не стал частью УПК как минимум по двум причинам», – отметил он.

В качестве первой причины адвокат сослался на массовые случаи, перечисленные в пояснительной записке к законопроекту, когда явка с повинной таковой не является.

«Тексты “явок” заранее подготавливаются работниками следствия различными методами, приемами и способами, как законными, так и незаконными, а граждане принуждаются к их подписанию, порой даже не читая содержания документа», – пояснил адвокат.

По мнению Юлия Тая, следствие также будет приводить весьма резонные доводы о том, что даже когда явка с повинной будет являться истинной волей гражданина (не под давлением), адвокаты будут отговаривать таких граждан от ее дачи, что снизит скорость и качество расследования.

«При этом необходимо отметить креативность предложенной авторами альтернативы, когда в случае отсутствия адвоката в любом случае должна применяться видеозапись», – отметил эксперт.

Он полагает, что это, безусловно, не защитит в полном объеме интересы заявителей, но как минимум будет препятствовать оформлению заявлений о явке с повинной с очевидными пороками воли и давления со стороны следственных органов.

Советник ФПА РФ Нвер Гаспарян назвал законопроект очень важным и полезным, так как он позволяет решить застарелую проблему придания доказательственной силы явкам с повинной, нередко получаемым от подозреваемых с использованием недозволенных средств. «Обязательное участие адвоката при написании явки с повинной станет процессуальной гарантией от произвола следственно-оперативных сотрудников, а отсутствие защитника приведет к недопустимости соответствующего протокола», – пояснил он.

Юрист АБ «Забейда и партнеры» Дмитрий Данилов поддержал законопроект, отметив, что участие защитника при явке с повинной является важнейшей гарантией обеспечения прав лиц, подвергшихся уголовному преследованию.

Он заметил, что утверждение о том, что ст.

142 УПК не предполагает присутствия адвоката при явке с повинной, можно встретить не только в постановлениях судов первой инстанции, но и в решениях Конституционного Суда РФ, что говорит о недостатках действующего правового регулирования.

«С другой стороны, в п. 10 Постановления Пленума Верховного Суда РФ о судебном приговоре от 29 ноября 2016 г. № 55 предложен один из путей решения этого вопроса.

Пленум разъяснил, что если явка с повинной является доказательством по уголовному делу, то суду надлежит проверить, разъяснялись ли “явившемуся” его права не свидетельствовать против себя и пользоваться услугами адвоката.

При этом на практике встречались случаи, когда суды признавали явку с повинной недопустимым доказательством, если такие права не разъяснялись», – пояснил эксперт.

В то же время Дмитрий Данилов отметил, что указанные ситуации скорее являются исключениями из правил, а не нормой. Обычно лицо, никогда не сталкивавшееся с особенностями уголовного права и процесса, полностью доверяет сотрудникам правоохранительных органов, не читая свои права и подписывая протокол явки с повинной.

«Уже в суде, осознав все последствия своей явки, обвиняемый использует все возможности, чтобы признать ее недопустимым доказательством.

К сожалению, при решении такого ходатайства допрашиваемые сотрудники поясняют, что явка получена законным способом, подсудимому все права разъяснялись, о чем свидетельствует его подпись, а суд, в свою очередь, приходит к выводу о допустимости явки с повинной», – указал юрист.

Советник ФПА Евгений Рубинштейн согласился, что законопроект направлен на то, чтобы обеспечить лицо, намеревавшееся обратиться с явкой с повинной, процессуальной гарантией в виде участия защитника в соответствующей процедуре: «Такое лицо получит возможность проконсультироваться с адвокатом, выяснить все интересующие его вопросы, осознать последствия такого обращения, перепроверить информацию, которую ему сообщили третьи лица, и т.д.».

По мнению адвоката, участие защитника снизит количество случаев оказания незаконного воздействия на такое лицо, появится возможность оперативного реагирования на незаконные действия сотрудников правоохранительных органов (проведение освидетельствования, обращение с заявлением о преступлении и т.д.).

Доцент кафедры уголовно-процессуального права Университета им. О.Е. Кутафина Артем Осипов отметил, что актуальность законопроекта обусловлена распространенной судебной практикой использования в качестве изобличающего обвиняемого (подсудимого) доказательства сделанного им заявления о явке с повинной при отсутствии гарантий добровольности таких заявлений. 

ЕСПЧ: Явка с повинной в отсутствие адвоката – нарушение Европейской конвенцииЕвропейский Суд признал несовершенство российского уголовно-процессуального закона, не предусматривающего присутствие адвоката при явке подозреваемого с повинной

«Отсутствие в УПК РФ нормы об обязательном участии защитника (адвоката) при приеме заявления о явке с повинной и специальной нормы, регламентирующей условия допустимости таких заявлений при использовании их в качестве средства доказывания, создает почву для злоупотреблений со стороны следственных органов путем принуждения подозреваемых к даче самоизобличающих сведений», – пояснил эксперт. По его словам, даже после вступления в дело защитника негативный эффект от изначального признательного заявления негативно влияет на результаты последующих следственных действий и итоги судебного разбирательства, что неоднократно признавал в своих постановлениях ЕСПЧ (например, Постановление по делу «Фефилов» против России» от 17 июля 2018 г., о котором ранее писала «АГ»).

Артем Осипов полагает, что использование таких заявлений в доказывании вопреки позиции обвиняемого должно создавать основание для признания всего судебного разбирательства несправедливым.

«Концептуально можно полностью поддержать предлагаемый законопроект ввиду нереалистичности идеи тотального запрета на использование рассматриваемых заявлений в качестве доказательств по уголовному делу, – отметил эксперт.

– Вместе с тем нельзя не отметить несколько слабых мест законопроекта, которые могут ослабить его прагматический потенциал».

запись – не альтернатива присутствию адвоката

В качестве упомянутых недостатков Артем Осипов перечислил отсутствие предложения о внесении изменений, касающихся правового статуса лица, явившегося с повинной, в чисто техническую по своему значению ст. 142 УПК РФ.

«Следовало бы нормативно закрепить признаваемые судебной практикой права данной категории субъектов на использование помощи защитника; на отказ от сообщения сведений против самого себя; на обжалование незаконных действий и решений лица, принимающего заявление о явке с повинной.

Кроме того, на следователя (дознавателя) следовало бы нормативно возложить обязанность разъяснения лицу правовых последствий принятия от него заявления о явке с повинной, в том числе в случае последующего отказа от такого заявления».

Еще один недостаток законопроекта, по мнению эксперта, связан с отсутствием в нем перечня условий для замены защитника видеозаписью хода принятия заявления о явке с повинной: «Отсутствие такого уточнения создает неограниченные пределы усмотрения для следователей в подмене участия защитника применением видеозаписи, которая может вестись очень избирательно и не может заменить правовые советы адвоката». Артем Осипов отметил, что разработчикам законопроекта следовало бы уточнить, что замена защитника средствами видеозаписи возможна лишь в исключительных случаях, которые должны быть указаны в отдельном мотивированном решении лица, принимающего заявление о явке с повинной.

Нвер Гаспарян также считает, что предложение о возможности явки с повинной в отсутствие защитника, но с применением видеозаписи – крайне неудачно. «Во-первых, обеспечить участие защитника сегодня несложно: повсюду действует порядок вызова адвоката по назначению.

Во-вторых, видеозапись никаким образом не спасает от того, что могло произойти до того, как она стала производиться. Ведь можно запугать гражданина, заставив его наговорить на камеру то, чего он не совершал», – отметил советник ФПА.

Он также сослался на практику ЕСПЧ, который в ряде своих постановлений высказывался о необходимости обеспечить право на защиту при написании явки с повинной, а видеозапись эту проблему не устраняет.

Аналогичную позицию против этого положения проекта высказал и Дмитрий Данилов. «Несмотря на благие цели этого предложения, оно не сможет искоренить все злоупотребления, допускаемые органами предварительного расследования.

Ведь нельзя исключить, что такая видеозапись может быть сделана после использования недозволительных методов, чтобы склонить лицо к явке с повинной и даче изобличающих его показаний.

Здесь нужно выяснить, с какого момента авторы законопроекта предлагают начать вести эту видеозапись», – отметил он.

Также Дмитрий Данилов с сожалением отметил, что полностью нивелировать возможность оказания незаконного воздействия с принятием этого закона не получится.

Евгений Рубинштейн добавил, что, как показывает практика, такое незаконное воздействие оказывается оперативными сотрудниками до посещения следователя лицом, заявляющим о явке с повинной.

«“Общение” оперативных сотрудников с ним происходит в отсутствие адвоката. Поэтому предлагаемая видеозапись процедуры явки с повинной в отсутствие защитника не окажет позитивного воздействия на правоприменение.

Наоборот, это исключение может стать правилом и перечеркнуть все благие начинания законодателя», – отметил адвокат.

По его мнению, если лицо добровольно желает сообщить правоохранительным органам о совершенном им преступлении, предлагаемые нововведения не усложнят явку с повинной.

«Такому лицу не обязательно заключать соглашение об оказании юридической помощи с адвокатом, чтобы прийти в правоохранительные органы и сообщить о совершении им преступления.

Защитник ему будет назначен в порядке ст. 51 УПК РФ», – пояснил Евгений Рубинштейн.

Источник: https://www.advgazeta.ru/novosti/yavka-s-povinnoy-tolko-s-advokatom-ili-pod-videozapis/

Вопросы по закону
Добавить комментарий