Посадят за наркотики или условно дадут?

9 лет против 7,5. Почему сроки за наркотики больше, чем за убийство

Посадят за наркотики или условно дадут?

12 декабря суд приговорил солиста группы Botanic Project Клима Моложавого к 9 годам колонии строгого режима с конфискацией имущества. другой беларуский мужчина за убийство отца получил меньше – 7,5 лет. Узнаем у правозащитницы Елены Красовской, в чем причина диких сроков за марихуану, и почему они могут превышать сроки за более серьезные (с моральной точки зрения) преступления.

Вчера Молодечненский районнный суд вынес приговор солисту регги-группы Botanic Project Климу Моложавому по 328-й статье – незаконный оборот наркотиков. Он был главным подозреваемым с самого начала. Двум его друзьям, которые были задержаны 27 июля вместе с Моложавым, повезло больше. Музыкант Костя Горячий получил три года условно, а дизайнер группы Сазонов – два года «химии».

Вокалист Botanic Project Андрей Богомолов присутствовал на всех шести заседаниях суда и сообщил «Радио Свобода»: «Дело велось практически со слов одного человека, главного свидетеля против Клима — знаменитого белорусского музыканта Кости Горячего.

Прокурор сразу запросил девять лет усиленного режима». При задержании у музыкантов изъяли около 40 граммов гашиша и около 17 граммов высушенной марихуаны. До суда под стражей находился только Клим Моложавый – двое его друзей отпущены под подписку о невыезде.

На осужденных по 328-й статье не распространяются амнистия и условно-досрочное освобождение.

9 лет колонии за марихуану против 7,5 лет за убийство

На эту тему:Марихуана: инструкция по применению закона

Напомним, что Клим Моложавый – не единственный творческий и известный в определенных кругах беларус, которого посадили за «травку».

В начале марта этого года суд приговорил актера Купаловского театра Артема Бородича к пяти годам колонии, также по незаконному обороту наркотиков. У него в квартире нашли около 26 граммов марихуаны, весы, трубки для курения и пакеты для упаковки наркотика (инструменты Бородич отдал сам).

Актер признался, что употреблял марихуану около шести лет, и все найденное использовал для себя, чтобы снять стресс от работы.

Сначала уголовное дело было возбуждено по 1 части статьи 328-й уголовного кодекса – «незаконное хранение наркотиков без цели распространения». Но потом дело актера переквалифицировали в более тяжкое – «хранение с целью сбыта». На решение суда не повлиял даже тот факт, что невеста Бородича была тогда беременна.

Больше всего поражает, когда сроки за наркотики оказываются больше сроков за убийства. Например, 46-летнему мужчине, который, будучи пьяным, избил своего отца-пенсионера до смерти, дали 7,5 лет колонии. Причем, как выяснилось во время следствия, мужчина и раньше избивал старика. Его осудили за умышленное причинение тяжкого телесного повреждения, повлекшего по неосторожности смерть человека.

Мнение правозащитницы: «Говорить, что люди, которых сажают по 328-й статье – невинные жертвы, я не буду»

Елена Красовская, директор правозащитного центра «Регион 119»: «Давайте сразу отложим эмоции подальше и возьмем наш уголовный кодекс. Если убийство умышленное, у нас сроки гораздо серьезнее (вплоть до расстрела). Если неумышленное, то возможны варианты.

Человек, который продает наркотики, совершает умышленное убийство, с моей точки зрения: он прекрасно понимает, что продает смерть (передает, распространяет и так далее). Говорить, что люди, которых сажают по 328-й статье – невинные жертвы, я не буду. Это неправильно.

Слишком много эмоций вкладывается в описание любой ситуации, происходящей в стране, в осуждения по 328-й статье, в сроки – во что угодно. Никто не хочет здраво рассуждать и видеть все аспекты проблемы.

На эту тему:Spice Girls. Как минские школьницы попадают в Новинки

Да, ужасные сроки: мама рассказала, что посадили за один косяк, мама обратилась с ООН с жалобой, что их дети не виноваты.

Любой убийца тоже рассказывает, что не виноват – и есть миллион причин, почему он совершил преступление или не совершил его. Такие сроки за распространение наркотиков вполне оправданы и уже дают свои плоды.

Я могу сказать это как обыватель, который ходит по улицам и видит людей. Например, в моем районе (улица Столетова и 2-й переулк Багратиона) встретиться с человеком, который находится в состоянии наркотического опьянения, достаточно сложно.

Еще пару лет назад это было каждый день и по несколько раз. Я лично несколько раз сталкивалась с группой наркоманов, которые вели себя агрессивно – и мне просто повезло.

KYKY: Скажите, так почему несколько лет назад стали резко давать большие сроки за наркотики, даже за марихуану?

Елена Красовская: Два года назад был принят декрет об усилении мер по борьбе с наркотиками. Он ужесточил наказание, в связи с его принятием была развернута широкомасштабная борьба именно с торговлей наркотиками.

Наши правоохранительные органы наконец-то обратили внимание на спайсы, которые до этого времени считались чуть ли не легальными (ни для кого не секрет, что в свое время они продавались даже в табачных магазинах).

После принятия декрета были внесены поправки в Уголовный кодекс – и появились такие сроки.

Информация, что государство сейчас не шутит, что люди за наркотики получают огромные сроки, есть везде. Однако продолжают появляться люди, которые этого не понимают.

KYKY: Хорошо, а если человек действительно не распространяет, а просто сам курит марихуану?

Елена Красовская: 328-я статья имеет не одну часть, а четыре. Первая часть предполагает значительно меньшие сроки.

Если человек купил себе, тихо сидит и употребляет, и вдруг его обнаружили (или употребил там, где это было заметно), по третьей части он не сядет. Не волнуйтесь: для этого есть первая часть, и многие потребители идут по ней. И не все в тюрьму.

Им часто назначают наказание, не связанное с лишением свободы. Правда, 60% его не выдерживают и опять совершают преступления по 328-й статье.

На эту тему:«До работы в такси я и предположить не мог, что в Минске столько наркоманов»

KYKY: Но в Беларуси законодательно нет разделения на тяжелые и легкие наркотики: марихуана и героин классифицируются одинаково. Почему?

Елена Красовская: У нас нет тяжелых и легких наркотиков – у нас есть опасные и особо опасные. Есть нас масса инструкций и приложений, которые это регламентируют.

Те, кто ратует за невинных осужденных по 328-й статье, говорят, что у нас не определены веса: то есть человек, у которого был 1 грамм, и человек, у которого было 2 кг, садятся на одинаковый срок. Это вранье.

Так же есть инструкции и приложения к ним, регламентирующие вес, который считается особо крупным. И за него будет совершенно другое наказание.

И в каждом случае при каждом уголовном деле нужно брать материалы и знакомиться с делом – хотя бы читать приговор, из него масса всего понятно. Я призываю журналистов: мы всегда открыты к контакту. Читайте приговор, приезжайте к нам, мы все объясним. Не пишите сказки о невинных людях. Да, есть судебные ошибки – у нас на сайте висят несправедливые приговоры, и по 328-й статье в том числе.

Но это не тотально невинные люди, поверьте.

328-я статья и осуждение за распространение наркотиков подается только с точки зрения истерики и эмоций. Я понимаю родителей: это их дети, они не хотят видеть их преступниками. Но, господа журналисты, небольшая претензия: пожалуйста, проверяйте эти рассказы. Маму, которая рыдает, нам тоже жалко.

Но мама рассказывает, какой он хороший и замечательный, как его все подставили – а ты берешь в руки приговор и видишь три вида наркотиков. Скажите, как после этого поддерживать эту истерику? Мамы, любите своих детей, жалейте, никто этого не отнимет. Но посмотрите, откройте глаза, что дети сделали.

Заметили ошибку в тексте – выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Источник: https://kyky.org/pain/9-let-protiv-7-5-pochemu-sroki-za-narkotiki-bolshe-chem-za-ubiystvo

Незаконный сбыт наркотических средств

Посадят за наркотики или условно дадут?

Наркотизация общества в настоящее время привела к пополнению списка наркотических веществ и их аналогов, запрещенных в Российской Федерации к ввозу, хранению, сбыту, культивированию и др.

Сбыт наркотиков является одним из наиболее социально опасных видов преступления.

Потому, как незаконное распространение и употребление наркотических веществ или их аналогов ведет к деградации нации, мутации генофонда и увеличению количества преступлений.

На сегодняшний день незаконный оборот наркотиков занимает 5 % от всех, зарегистрированных в стране преступлений, что является довольно не маленькой цифрой.

Еще одни статистические данные свидетельствуют о том, что в скором будущем Россию может поглотить взрыв наркомании, ведь один наркозависимый за год привлекает к употреблению наркотиков около пяти человек.

А сколько людей может привлечь даже мелкий дилер и говорить не хочется.

Рассматривая проблему незаконного оборота наркотиков, понимаешь, что, несмотря на существование в РФ более 70 федеральных законов, свыше 200 указов президента и более 100 постановлений Государственной думы и правительства, которые касаются этой проблемы – проблема есть и с течением времени только усугубляется.

За незаконный сбыт наркотических средств в Российской Федерации предусмотрена уголовная ответственность. Данное преступление квалифицируется по статье 228.1 УК РФ.

К незаконному сбыту наркотических средств иногда приравнивают и безвозмездную передачу одним лицом, например, сигареты с марихуаной, другому лицу. Но, если быть точными, сбыт, как экономическое понятие подразумевает под собой реализацию с целью выручки, поэтому, такая трактовка закона не является правильной.

Согласно российскому законодательству минимальный размер наркотических средств для сбыта, не предусмотрен, поэтому за продажу даже маленькой «дозы» наркотика наступает уголовная ответственность. И если за употребление наркотиков можно отделаться административным штрафом, то за сбыт придется ответить по полной программе.

Статья 228.1 УК РФ гласит, что за сбыт наркотических средств предусмотрено наказание – лишение свободы на срок от 4 до 8 лет. Данное деяние карается законом на срок от 5 до 12 лет, с назначением штрафа в размере до 500 тыс. руб.

, при условии, что оно совершенное группой лиц по предварительному сговору, либо в крупном размере, либо совершеннолетним лицом по отношению к заведомо несовершеннолетнему.

Штраф назначается на усмотрение судьи и по требованию прокурора, единовременная выплата штрафа может быть заменена на штраф из заработной платы осужденного в течение 3 лет.

Сбыт наркотических средств, осуществленный организованной группой, или в особо крупном размере, или в отношении лица, не достигшего 14-ти лет, или лицом с использованием своего служебного положения, карается законом сроком лишения свободы от 8 до 20 лет. Так же по решению судьи осужденному может быть назначен штраф в размере до 1 миллиона руб. или в размере его заработной платы или другого дохода за период до 5 лет.

Как мы уже выяснили, для незаконного сбыта наркотических средств не существует допустимого минимального веса. Далее следует разобраться с понятиями крупный и особо крупный размер.

Для определения крупного и особо крупного размера используется сводная таблица размеров наркотических средств и психотропных веществ для целей статей 228, 228.1 и 229 УК РФ. Последние изменения были внесены в таблицу постановление Правительства РФ 06.10.2011 г.

Для примера:

  • гашиш (анаша, смола каннабиса) крупный размер – более 2 г., особо крупный – более 25 г.;
  • героин (диацетилморфин) крупный размер – более 0,5 г., особо крупный – более 2,5 г.;
  • канабис (марихуана) крупный размер – более 6 г., особо крупный – более 100 г.;

Все производные от наркотических средств и их аналоги приравниваются к оригинальным наркотикам. Вес таких аналогов измеряется исходя из веса оригинала.

К наркотическим средствам приравниваются и растения их содержащие, которые так же можно найти в таблице. Растения, изъятые при задержании у обвиняемого, должны быть высушены при температуре +110-115 градусов Цельсия, с использованием специального оборудования и только после этого взвешены. Части растений содержащие наркотические средства, так же подлежат высушиванию и взвешиванию.

Наказание по любому преступлению, даже такому как незаконный сбыт наркотически средств может быть уменьшено в связи с сотрудничеством обвиняемого или подозреваемого со следствием. В статье 317.

1 УПК РФ сказано, что обвиняемый (подозреваемый) в любой момент досудебного предварительного следствия может подать ходатайство о заключении добровольного сотрудничества со следствием. Данное ходатайство в письменном виде подается через следователя на имя прокурора.

Следователь в течение трех суток, принимает решение, поддерживать ходатайство обвиняемого (подозреваемого) или нет, и передает его прокурору. На рассмотрении у прокурора ходатайство, находится не более трех дней, затем по нему выносится решение.

Поданное ходатайство в своем тексте должно содержать перечень действий, предполагаемых к осуществлению обвиняемым (подозреваемым), для помощи следствию в раскрытии самого преступления, в выявлении и изобличении других участников преступления и пополнении доказательной базы.

Если результат ходатайства положительный, обвиняемый может заключить досудебное соглашение о сотрудничестве.

Заключать досудебное соглашение о сотрудничестве необходимо в присутствии адвоката по уголовным делам, это обеспечит обвиняемому гарантию правильности и законности данного соглашения.
Что же дает обвиняемому (подозреваемому) сотрудничество со следствием?

Во-первых, срок наказания при содействии следствию по закону не может превышать двух третей максимального срока лишения свободы.

Во-вторых, на усмотрение судьи остается вынесение приговора подсудимому, сотрудничавшему со следствием, с меньшим сроком наказания, чем предусмотрено в статье Уголовного Кодекса и даже с освобождением от наказания виновного лица. Данное положение закреплено в статьях 64, 73, 80.1 УК РФ.

Хитросплетения законов и нюансы юриспруденции позволяют маневрировать между гранями той, или иной стороны.
Что делает человек, оказавшись обвиненным в незаконном сбыте наркотических средств? Обращается за помощью адвоката по уголовным делам.

И это правильно. В столь сложном вопросе, как незаконный оборот наркотиков любая мелочь имеет значение.

Граждане Российской Федерации еще не настолько юридически грамотны, что бы защищать себя самостоятельно и быстро принимать верные с точки зрения закона решения.

Источник: http://www.legalneed.ru/info/criminallaw/sbit_narkotikov/

В тюрьму в 14 лет, и надолго: как в беларуси борются с наркоторговлей

Посадят за наркотики или условно дадут?

Татьяна Мельничук Русская служба Би-би-си, Минск

Правообладатель иллюстрации stc-tv Image caption Сроки для уличенных в изготовлении или хранении наркотиков с целью сбыта в Беларуси начинаются от пяти лет

Властям Беларуси с помощью жестких мер удалось снизить число преступлений, связанных с наркотиками. В результате до 40% заключенных, по данным правозащитников, сейчас сидят “за наркоту”.

Если сведения правозащитников верны, то число таких осужденных – 13760 человек (по данным МВД на 1 января 2018 года в местах лишения свободы содержалось 34,4 тыс. человек).

Власти не обнародуют официальную статистику об осужденных за незаконный оборот наркотических средств, отмечая, впрочем, что в минувшем году было выявлено 5068 таких преступлений. По той же официальной статистике, 89,9% совершивших преступления привлечены к уголовной ответственности.

Осужденные “за наркоту” в Беларуси сидят долго: сроки для уличенных в изготовлении или хранении с целью сбыта начинаются от пяти лет.

За крупный размер, особо опасные вещества, распространение группой лиц либо на территории учреждений образования, здравоохранения и т.п. срок наказания начинается с 8 лет – и вплоть до 25-ти, если проданный либо использованный в качестве “угощения” наркотик повлек смерть потребителя.

Потому цифры, приведенные правозащитниками, могут быть даже еще более высокими, если ежегодные официальные данные о наркопреступлениях суммировать за три последних года, в течение которых действует ужесточенное антинаркотическое законодательство.

Image caption 16-летняя Диана Карпович в феврале была приговорена к 10 годам лишения свободы за торговлю наркотиками

Особый счет в этой статистике – совсем юные осужденные.

C 2015 года в Беларуси уголовная ответственность за хранение и сбыт наркотиков наступает с 14 лет. В стране известны случаи, когда 15-16-летним подросткам дают реальные десятилетние сроки.

“На тот момент, когда случилось это всё, ей было 15 лет.

И вот представьте, моей девочке сейчас 16, через 10 лет выйдет 26-летняя девочка-девица, и она научена только тому, чему ее научила зона”, – говорит Наталья Карпович, мама Дианы Карпович, осужденной 2 февраля 2018 года по статье 328, ч. 4 уголовного кодекса Республики Беларусь на 10 лет лишения свободы за незаконный оборот наркотических средств, совершённый организованной группой.

Media playback is unsupported on your device

“Недетские” сроки за наркотики подросткам: откровенный рассказ близких осужденных.

Спасенные жизни

“Сейчас я этим ментам даже благодарен – неизвестно, кем бы уже был и был бы вообще”, – 30-летний Вадим, пять лет назад отсидевший два года в СИЗО и “на зоне” и уже отбывший назначенный после пересмотра дела срок профилактического наблюдения, не хочет называть свою фамилию. Рассказывает, что его с другом брали жестко – на стоянке у торгового центра бойцы в штатском моментально разбили стекла авто и нашли у друзей чуть более грамма синтетического наркотика.

Image caption Особый счет в статистике – совсем юные, несовершеннолетние, вовлеченные в наркотический оборот опытными дельцами

“По действовавшему тогда закону мы могли пойти как потребители – если найденное разделить на двоих, даже под большую дозу не попадали.

Но опер нашел в свидетели давнего и случайного знакомого, который показал, что мы пытались его угостить “около двух раз” – и шли мы в суд уже как группа, по распространению.

Спасибо родным, адвокатам и судье, что рассматривала дело по апелляции!” – молодой мужчина не может сдержать волнения.

Вадим признает: по ужесточенному в последние годы законодательству за найденное у них при аресте вещество сидели бы долго: наркотик уже внесен в реестр как особо опасный.

“Тех двух лет мне хватило… А вообще за эту гадость головы надо откручивать – тем, кто понимает, что делает!” – эмоционально восклицает он.

Ужесточение законодательства

Тюремные сроки за хранение и сбыт наркотиков были увеличены с 1 января 2015 года, после вступления в силу декрета Лукашенко “О неотложных мерах по противодействию незаконному обороту наркотиков”.

В соответствии с декретом уголовная ответственность за хранение и сбыт наступает с 14-летнего возраста. Введена административная ответственность за нахождение в общественных местах в состоянии наркотического опьянения.

Image caption Вадим Девятовский, депутат парламента, не первый год занят проблемами борьбы с наркотиками

Правительство и его структуры создали систему, позволяющую оперативно реагировать на “новинки” наркорынка и блокировать каналы поступления наркотиков в Беларусь.

Госкомитет судебных экспертиз оснащен оборудованием, способным, по отчетам его руководства, в течение получаса выявить вид наркотического вещества, в том числе спайсов.

В короткий срок данные о новом опасном веществе вносятся в размещенную на сайте МВД базу и становятся доступными правоохранителям в любом пункте страны.

Для пресечения пересылки наркотиков введены штатные единицы сотрудников наркоконтроля на почте и в службах экспресс-доставки. Сайты, замеченные в пропаганде либо попытке распространения наркотиков, подлежат блокировке, так же как подобные аккаунты в соцсетях.

По данным МВД, в 2017 году было закрыто более 25 интернет-магазинов, которые занимались реализацией наркотиков.

Верховный суд Беларуси недавно сообщил, что в результате комплексных мер количество осужденных за наркотики в 2017-м уменьшилось на 18,5%; число несовершеннолетних, наказанных за незаконный оборот наркотиков с целью сбыта, сократилось вдвое.

Президент Лукашенко, проведя на днях заседание Совбеза, публично усомнился в статистике успеха.

“Мы боремся против наркоманов, а где те, которые сегодня партиями поставляют эту наркоту в Беларусь? – возмутился Лукашенко.

– Заботясь только о показателях, никакой речи об эффективной ликвидации каналов поступления наркотиков в страну идти не может.

Конечно, намного легче получить быстрый результат за счет “мелочевки”, а ситуация на самом деле будет только ухудшаться”, – предупредил Лукашенко.

Искалеченные жизни

Вера ждет разрешения на свидание с сыном в колонии. Ее двадцатилетний Костя (имена изменены) – уже не студент столичного вуза, а “минер” и зэк. За распространение наркотиков посредством “закладок” – спрятанных в условленных местах доз, закладчиков таких доз и называют “минерами”, – суд назначил Константину девять с половиной лет лишения свободы.

Друг, которому Костя взялся помочь (утверждал в суде, что первый раз и по незнанию преступных намерений), получил 15 лет.

Вера больше всего теперь боится, что друг подаст апелляцию, и Косте назначат больше.

Image caption Родственники осужденных за наркопреступления объединились в группу “Матери 328”

“Я не брошу сына, я отсижу все вместе с ним, – Вера плачет. – Я думаю только об одном: через 10 – десять! – лет придет в эту комнату взрослый мужчина… Без профессии, с черным прошлым, тюремными “университетами”… А придет ли? И я доживу ли?”

Президент Лукашенко на очередном совещании по противодействию незаконному обороту наркотиков распорядился создать в местах изоляции для распространителей наркотиков невыносимые условия – “чтобы они смерти просили”.

Пощады просят не из тюрем: родственники осужденных, осведомленные о том, как живется их близким в специально созданных по указанию президента спецусловиях, заявляют, что попавших за наркотики наказывают жестче, чем убийц и насильников.

Стихийно возникшее объединение “Матери 328” (328 – статья в уголовном кодексе Беларуси, определяющая наказания за изготовление, употребление, хранение, распространение наркотиков) взывает к общественности и чиновникам.

Возможны ли послабления?

“Матери 328” заявляют, что в местах лишения свободы – не только в колониях, но и в ЛТП (лечебно-трудовых профилакториях), в которых по указанию Лукашенко созданы жесткие условия содержания, – их родным не предоставляется необходимая медицинская помощь, крайне низко оплачивается труд; помещения, где отдельно от других заключенных содержат осужденных “за наркоту”, переполнены.

И, конечно, всех угнетают назначенные судами сроки.

Image caption Подростки, осужденные за наркотики, вернутся из тюрем домой уже взрослыми людьми

“Ко мне приходили семьи на прием, и в администрации президента обсуждалось, что люди объединились, говорят о том, что суровые наказания вряд ли помогут нормальному возвращению в социум. Все мы это слышим”, – говорит Вадим Девятовский, депутат парламента, не первый год занятый проблемами борьбы с наркотиками.

“Я понимаю родителей – мне их жалко, их детей жалко, – продолжает он. – Но на другой чаше этих весов – жизни, здоровье, покалеченные судьбы других людей. Привнесенное в жизни зло – из-за того, кто только “оступился”.

Я думаю, последствия и риски знали те, кто совершал злой шаг.

Данные о том, что количество преступлений, совершенных несовершеннолетними, снизилось вдвое, свидетельствуют, что жесткими мерами мы защитили и вот эту половину потенциально готовых оступиться – защитили от наркотиков и последствий, с ними связанных, в том числе от тюрьмы”.

По словам Вадима Девятовского, в парламенте и госструктурах обсуждается вопрос о смягчении наказаний – в первую очередь, в отношении вовлеченных в незаконный оборот наркотиков несовершеннолетних.

“Мы ждем конкретных предложений, которые поступят в парламент”, – отмечает Девятовский.

Предложения пока не поступили – ни от депутатов, ни из госорганов или других наделенных таким правом структур.

Закон останется суровым?

Глава Верховного суда Беларуси Валентин Сукало сообщил на днях, что президиум совета министров, обсуждая проблему, высказался не за смягчение установленной действующими законами ответственности, а за поиски новых форм и персонифицированный подход к осужденным за наркотики.

Потребителей, коих, по словам Сукало, ежегодно привлекается к ответственности две тысячи, предложено активнее принудительно лечить. Условно-досрочное освобождение и замена наказания на более мягкое планируется для тех, кто встал на путь исправления.

“В рамках, подчеркну, действующего законодательства, без какой-либо его корректировки. Такой подход не будет носить массового характера, он коснется в основном несовершеннолетних”, – подчеркнул в главной газете страны “Советская Белоруссия” Валентин Сукало.

О соразмерности преступления и наказания в Беларуси спорят и на официальных, и на неофициальных площадках. Не только “Матери 328” и правозащитники, но и ряд чиновников убеждены в необходимости декриминилизации незначительных наркопреступлений. Основной посыл – вернуть в социальную и производительную сферы надолго отправленных за решетку молодых и дееспособных граждан.

Решение, однако, за госорганами. И за настроением президента Лукашенко на очередном совещании по наркопроблемам.

Источник: https://www.bbc.com/russian/features-43247680

Вопросы по закону
Добавить комментарий