Правомерно ли следователь требует документы на мое имущество, если была совершена кража?

Практика применения Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации часть 1

Правомерно ли следователь требует документы на мое имущество, если была совершена кража?

ЧАСТЬ 1

ПРАКТИЧЕСКОЕ ПОСОБИЕ

АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ,

РЕКОМЕНДАЦИИ СУДЕЙ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ ПО ПРИМЕНЕНИЮ

УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА

НА ОСНОВЕ НОВЕЙШЕЙ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ

1. МЕРЫ ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ПРИНУЖДЕНИЯ

1.1. Избрание меры пресечения. Общие вопросы

Должен ли суд, избирая меру пресечения, учитывать мнение прокурора относительно судебной перспективы дела?

По общему правилу определение судебной перспективы дела — компетенция прокурора. Проблема, от решения которой уклоняется законодатель, — формирование позиции стороны обвинения при проведении конкретных процессуальных действий.

Если с ходатайством о заключении подозреваемого под стражу в суд идет дознаватель, то она автоматически совпадает с позицией выступающего в суде прокурора, несущего ответственность за судебную перспективу дела в целом. Если такое же ходатайство подается следователем, то его позиция с точкой зрения прокурора может и не совпадать.

Парадоксально, но факт: если прокурор отказался от обвинения в суде (даже на этапе подготовки дела к судебному заседанию), то такой отказ для суда обязателен.

Если прокурор не видит оснований для заключения обвиняемого под стражу, более того, из месяца в месяц, а то и из года в год последовательно утверждает, что последний подлежит освобождению из-под стражи, ибо само уголовное дело возбуждено в отношении него незаконно, законодатель снисходительно позволяет суду подобные рассуждения прокурора игнорировать.

Обязаны ли судьи, разрешая вопрос об избрании

меры пресечения, одновременно с этим разрешать

и противоречия, возникшие между органами

предварительного расследования и прокурорами?

Пример. По версии органов предварительного расследования, К. обвинялся в том, что мошенническим путем пытался приобрести право на чужое имущество стоимостью более 400 млн. руб., принадлежащее в том числе и федеральному государственному унитарному предприятию (ч. 3 ст. 30, ч. 4 ст. 159 УК). К. был заключен под стражу.

18 июня 2013 г. органами предварительного следствия было возбуждено ходатайство о продлении срока содержания К. под стражей до 6 месяцев. В судебном заседании прокурор просил в удовлетворении ходатайства о продлении срока содержания под стражей отказать, мотивируя это тем, что К.

уже не может повлиять на результаты расследования. Постановлением от 26 июня 2013 г. Дзержинский районный суд г. Перми продлил срок содержания обвиняемого К. под стражей до 6 месяцев 7 дней. Прокурор в апелляционном представлении просил меру пресечения в отношении К.

изменить на подписку о невыезде, мотивируя это тем, что: 1) действиями обвиняемого ущерб не нанесен; 2) доказательств того, что К. препятствует следствию, нет. Апелляционным определением судебной коллегии по уголовным делам Пермского краевого суда от 3 июля 2013 г. в удовлетворении представления отказано.

При этом суд констатировал тот факт, что преступление К.

совершено вне сферы предпринимательской деятельности, упомянув при этом, что «суд не вправе входить в обсуждение вопроса о виновности лица в инкриминируемом ему преступлении и о юридической оценке его действий» (Апелляционное определение судебной коллегии по уголовным делам Пермского краевого суда от 03.07.2013 N 22-5245. Архив Пермского краевого суда, 2013).

22 августа 2013 г. Дзержинский районный суд г. Перми, несмотря на то что прокурор поддержал ходатайство стороны защиты об освобождении К., вновь продлил срок содержания последнего под стражей (Постановление от 22 августа 2013 г. Архив Дзержинского районного суда г. Перми, 2013). 26 августа 2013 г.

помощник прокурора Дзержинского района г. Перми в очередной раз внес в суд апелляционной инстанции представление, в котором привел подробный анализ материалов уголовного дела в отношении К. и сделал вывод о том, что действиями обвиняемого вред не только не причинен, но и не мог быть причинен.

Более того, отсутствие данных о размере ущерба свидетельствует об отсутствии в действиях К. состава преступления (представление помощника прокурора Дзержинского района г. Перми от 26.08.2013 N 2814/2012. Архив прокуратуры Дзержинского района, 2013). Апелляционным постановлением от 30 августа 2013 г.

Пермский краевой суд изменил меру пресечения К. на домашний арест. При этом суд апелляционной инстанции, нисколько не усомнившись в правильности квалификации содеянного обвиняемым, не входя в обсуждение вопроса об ущербе, отвергнув возможность применения к нему положений ч. 1.1 ст.

108 УПК, выявил нарушения уголовно-процессуального закона, указав, что суд первой инстанции надлежащим образом не оценил данных о личности К.

Поместив обвиняемого под домашний арест, суд второй инстанции уклонился от обсуждения вопросов, связанных с питанием и медицинским обслуживанием К. (Апелляционное постановление Пермского краевого суда от 30.08.2013 N 22-6946. Архив Пермского краевого суда, 2013). Для решения данных проблем К. был вынужден обращаться к следователю за разрешением:

— покидать квартиру для покупки продуктов;

— участвовать в судебных заседаниях по обжалованию решений и действий (бездействия) следователя;

— вызывать скорую помощь и аварийные службы;

— посещать стоматолога, сдавать и получать анализы.

26 сентября 2013 г. Дзержинский районный суд г. Перми, отказав следователю в удовлетворении ходатайства о продлении К. срока домашнего ареста, изменил в отношении него меру пресечения на залог.

Приведенный пример показателен во многих отношениях.

Во-первых, суд избрал в отношении К. меру пресечения — заключение под стражу, несмотря на возражения прокурора. Причина — в излишнем доверии суда органам предварительного расследования.

Во-вторых, удивляет тот факт, что государство в уголовном процессе одно, а представляют его два участника процесса, которым законодатель позволяет иметь различные точки зрения по всем вопросам. Так, по делу К. прокурор последовательно просит обвиняемого освободить, ибо нет ни ущерба, ни препятствий для расследования.

В-третьих, прислушайся суд сразу к доводам прокурора и защиты, проблемы меры пресечения, вылившейся в многочисленные, как показало время, совершенно никому не нужные, дорого обходящиеся государству тяжбы, удалось бы избежать.

В-четвертых, помещая лицо под домашний арест, суд должен четко представлять, где обвиняемый будет жить, чем питаться, кто его будет лечить, где и с кем он может совершать прогулки.

Возложив на мать, сестру, мужа сестры обязанность по снабжению К. продуктами, следователь забыл, что права возлагать на кого-либо из них какие-либо обязательства у него нет.

Не является разумным запрет на телефонные переговоры с матерью, сестрой и мужем сестры, ибо им разрешено круглосуточное посещение обвиняемого.

Итог: следователь ограничил право обвиняемого заказать по телефону покупку лекарств.

Не основан на законе и ответ следователя о том, что выдача разрешения на прогулку — исключительная прерогатива суда. Судебный контроль за правами и свободами обвиняемого — явление разовое. Следователь данный вид контроля осуществляет непрерывно.

Сказанное означает, что решение всех частных вопросов — его компетенция. Поскольку у обвиняемого, которого содержат под стражей, есть право на прогулку, то нет оснований и на изъятие этого же права у обвиняемого, помещенного под домашний арест.

Имеют ли место случаи, когда люди содержатся под стражей,

а, по мнению прокуратуры, уголовного дела нет?

Пример 1. Постановлением Московского городского суда от 6 февраля 2013 г. уголовное дело в отношении Д., Г., Н. и др. в порядке ст.

237 УПК было возвращено прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом (Архив Московского городского суда, 2013).

Основание — отсутствие необходимых реквизитов в постановлении о привлечении лиц в качестве обвиняемых: не указаны точное время, место и способ их действий.

Источник: https://pravo163.ru/praktika-primeneniya-ugolovno-processualnogo-kodeksa-rossijskoj-federacii-chast-1/

Если вас вызвали на допрос: часть 1

Правомерно ли следователь требует документы на мое имущество, если была совершена кража?

Ни одно уголовное дело не обходится без такого следственного действия как допрос. Допрошен может быть любой участник уголовного дела – потерпевший, свидетель или же обвиняемый.

Как вид доказательств наиболее распространены показания свидетеля. Тем не менее, следуя известной поговорке, нужно заметить, что никто не застрахован от допроса в качестве потерпевшего или, что гораздо более неприятно, подозреваемого либо обвиняемого.

Поэтому необходимо знать как правильно вести себя в этой, прямо скажем, неординарной ситуации, что во многом может повлиять на исход дела.

Допрос является наиболее распространенным следственным действием, и самым сложным с точки зрения психологического воздействия на допрашиваемого.

Допрос – это следственное действие, на котором следователь получает от обвиняемого, потерпевшего или свидетеля нужную ему информацию по уголовному делу.

Как правило, допрос проводится в служебном кабинете следователя, и это дает ему определенное преимущество. Однако, следователь вправе, если признает это необходимым, провести допрос в месте нахождения допрашиваемого, в т.ч. во время производства таких следственных действий как осмотр, обыск либо выемка.

Прежде чем отвечать на вопросы, убедитесь, что это именно допрос и следователь собирается вести протокол, В противном случае это может оказаться просто беседой, в которой следователь непроцессуальным путем получит от вас нужные ему сведения: несмотря на то, что информация, полученная таким образом, не является доказательством по уголовному делу, следователь может использовать ее, чтобы найти факты, подтверждающие вашу вину. В этом случае можете смело отказываться отвечать на вопросы, помните, что заставить вас никто не вправе.

О порядке вызова на допрос

Согласно закону на допрос вас могут вызвать только повесткой.

Здесь хочу обратить внимание на следующее обстоятельство. На допрос можно не приходить, если повестку вы нашли в почтовом ящике. Никакой ответственности за это вы не несете.

Если же повестка получена из рук участкового или оперативного сотрудника милиции и вы расписались в ее получении, на допрос лучше явиться. В противном случае вас могут доставить к следователю принудительно. Правда, это касается только свидетелей и потерпевших. Обвиняемый, не подписывавший обязательства о явке, вызов следователя может проигнорировать.

Возможна также неявка на допрос по уважительной причине, но в этом случае следователя необходимо предварительно уведомить.

В самой повестке должно быть указано, в качестве кого вас хотят допросить: свидетеля, потерпевшего, подозреваемого или обвиняемого. Если в повестке нет такой информации, обязательно выясните ее. От этого будут зависеть ваши права и обязанности.

Обращаю особое внимание на то, что вызов в качестве свидетеля может означать не только то, что вы свидетель каких-то событий, но и то, что вы потенциально можете стать обвиняемым.

В начале допроса следователь должен установить вашу личность (то есть посмотреть паспорт, записать фамилию, имя, отчество и адрес). После чего следователь обязан разъяснить вам ваши права.

Если по каким-либо причинам следователь этого не сделал, не надо напоминать ему. Впоследствии суд может признать протокол допроса незаконным как недопустимое доказательство.

Затем следователь спросит у вас, признаете ли вы себя виновным и желаете ли давать показания (если вас допрашивают в качестве обвиняемого).

В этой ситуации вы можете отказаться от дачи показаний, поскольку имеете право не свидетельствовать против себя и своих близких в соответствии со ст. 51 Конституции РФ. Круг близких родственников определен ст.

5 УПК РФ: это супруги, родители, дети, усыновители, усыновленные, родные братья и сестры, дедушки, бабушки и внуки.

Если следователь принуждает вас к даче показаний, не идите у него на поводу: решили не отвечать на вопросы — придерживайтесь этой позиции.

Следователь в основном свободен в выборе тактики допроса и может строить допрос так, как считает нужным. Но существуют определенные ограничения. Вот они.

  • Следователь не имеет права задавать наводящие вопросы. Какой же вопрос следует считать наводящим?
    Не останавливаясь на этом вопросе подробно отмечу, лишь, что наводящими следует считать вопросы, в содержании которых присутствует вариант ответа, либо сам ответ. Если при допросе присутствовали такие вопросы, то в суде такой допрос можно признать незаконным.
  • Следователь не вправе угрожать допрашиваемому, применять насилие, создавать опасные для жизни и здоровья ситуации.
    Если следователь ведет себя агрессивно, то постарайтесь сохранить спокойствие. Как правило, следователь просто хочет напугать вас, чтобы вы легче давали показания. Это может свидетельствовать о том, что изобличающих вас доказательств следователь не имеет.

О продолжительности допроса

Допрос не может длиться непрерывно более 4 часов.

По истечении этого времени вы вправе потребовать перерыва. Однако существует возможность прервать допрос раньше.

При наличии медицинских показаний продолжительность допроса устанавливается на основании заключения врача.

Поэтому если вы заявите следователю, что плохо себя чувствуете и не можете больше отвечать на вопросы, он должен вызвать врача, и при наличии медицинских показаний допрос будет отложен по их рекомендации.

Общая продолжительность допроса в течение дня не может превышать 8 часов. Как и в предыдущем случае, если вы больны, длительность допроса должен установить врач (ст. 187 УПК РФ).

В соответствии с общим требованием запрета производства следственных действий в ночное время допрашивать с 23.00 до 6.00 часов следователю разрешено только в исключительных случаях (ч. 3 ст. 164 УПК РФ). Следователь должен обосновать невозможность отложить допрос до утра.

далее>>

Кузнецов Евгений Алексеевич
Адвокат адвокатской палаты г. Москвы

Источник: https://advocat-kuznetsov.ru/comments/comment3.htm

Вопросы по закону
Добавить комментарий