Продал квартиру, теперь новая хозяйка достает с претензиями

Продали мою квартиру по поддельному паспорту

Продал квартиру, теперь новая хозяйка достает с претензиями

Всем привет! Расскажу, как продали мою квартиру по поддельному паспорту.

Я купила по ДДУ от застройщика небольшую однокомнатную квартиру в Подмосковье. На момент покупки я думала, что жить в ней буду я, но обстоятельства изменились и я решила ее сдавать в аренду. Сама я снимаю квартиру в соседнем городе, который находится совсем рядом с Люберцами, но на порядок ближе к Москве, где я работаю.

Первым арендатором был таджик Сережа с Садовода, который придумывал разные отмазки, чтобы не отдавать залог, поэтому наши дороги вскоре разошлись. Больше иметь дел с восточными братьями не хотелось, к тому же в дальнейшем мы со своим парнем планировали снять себе квартиру поближе к работе.

Следовательно, надо было найти надежных, желательно «славянских» жильцов. Доход от сдачи квартиры в аренду играл существенную роль в семейном бюджете, поэтому, когда в первую же неделю размещения квартиры на Авито нам позвонил мужчина и говорил без акцента, мы очень обрадовались.

Квартиру он искал для своей мамы, которая недавно переехала из Владивостока.

На встрече при осмотре квартиры они вели себя абсолютно нормально: задавали вопросы по существу, рассказывали свои истории про то, как долго искали подходящее жилье, что, мол, мама здесь надолго и снимать будет чуть ли не в течение 10 лет. Это были взрослые люди, спокойные и уравновешенные.

Мужчина (Виктор) показался маменькиным сынком, женщина (Спиридонова Надежда Николаевна), скорее уже бабушка, не пыталась как-то чересчур понравится мне, но производила приятное впечатление.

Я хочу сказать, что своим поведением они никак не вызвали подозрений, наоборот – я вздохнула с облегчением от того, что сдам квартиру надежным арендаторам!

Я всегда фотографирую паспорт арендатора или арендодателя, когда снимаю жилье, и даю фотографировать свой. В этот раз мы также сфотографировали «живые» паспорта друг друга. Надежда Николаевна попросила показать документы, на основании которых я являюсь собственником. На тот момент на руках у меня был ДДУ.

Она попросила меня оформить право собственности на квартиру и как можно быстрее, потому что ей типа так понятнее и спокойнее. Я, надо сказать, давно это планировала сделать, но все время откладывала. А тут волшебный пендель поспособствовал ускорению этой процедуры. Виктор посмотрел документы, как бы невзначай спросил единственный ли я собственник (это так) и мы подписали договор аренды.

В июне я оформила право собственности на квартиру, о чем устно сообщила по телефону арендатору.

Я сдала квартиру 27 мая 2017г. 27 числа каждого месяца я планировала забирать аренду. 26 июля Надежда Николаевна не вышла на связь, телефон ее сына также не отвечал.

27 июля вечером мы поехали к ней домой, чтобы выяснить в чем дело. Оказалось, что замки поменяли, поэтому на следующий день я вызвала мастера, чтобы вскрыть дверь.

В качестве подтверждения законности своих намерений я показала ему выписку из ЕГРН.

В квартире ничего не пропало, все было на своем месте, и лишних вещей тоже не было. Казалось бы, странно: человек съезжает, оставляет нам залог в размере месячной аренды и при этом ничего с собой не прихватывает. «Ну и фиг с ней, скатертью дорога этой старой перечнице!» – подумала я пока фотографировала квартиру, чтобы указать в объявлении об аренды свеженькие фото.

Я спустилась во двор дома, чтобы проводить мастера и подписать акт о проделанной работе, который лежал в его машине.

Случайно ключ от входной двери в подъезд остался в квартире, поэтому мне пришлось искать консьержа, который поинтересовался кто я: хозяйка квартиры или так, снимаю.

Я никогда не считала работу консьержа в какой-либо степени необходимой для блага жильцов, по моему опыту консьержи очень быстро менялись и никого никогда толком не помнили. К тому же появлялась я в квартире один раз в месяц и причем поздно вечером.

Узнав, что я собственник, консьерж предложила мне записать мое ФИО и контактный номер телефона в тетрадку – на всякий случай.

Оказывается, я уже была записана раньше, но мое имя было вычеркнуто из тетради, а вместо него в качестве хозяйки квартиры была указана другая барышня, чье имя абсолютно не совпадало с ФИО моего арендатора. Оказалось, что это новая хозяйка, которая принесла документы о собственности.

По ее указанию квартиру вскрыли с помощью услуг Управляющей компании и сменили замки. И вот тут наступило время гнева, отрицания страшных подозрений произошедшего и откладывания кирпичей.

Я рванула в Управляющую компанию, где мне мельком показали копии документов нового собственника: акт приемки-передачи квартиры (на нем стояла не моя подпись) от меня некой Т. В. (сокращено) и выписка из ЕГРН. Мельком, потому что это персональные данные новых владельцев, а я не имею права их видеть.

Пулей я помчалась в полицию, где дежурный полицейский стал много и быстро говорить, что это не в их компетенции принимать такие заявления, типа «идите в суд, к юристу, это не наша работа, это гражданские дела».

На просьбу дать письменный отказ от принятия моего заявления он мгновенно предоставил мне чистый бланк.

В этот же день я заказала выписку из ЕГРН в местном МФЦ (450 рублей, заказать может кто угодно при наличии паспорта) и попыталась узнать информацию о собственнике через Росреестр, что было безрезультатно.

В итоге официальную информацию получить не удалось, но воспользовавшись своими каналами, я узнала, что переход прав к Т.В. состоялся. Я созвонилась с ней по номеру телефона, который она оставила в тетрадке консьержа, и мы назначили встречу в «нашей» квартире на следующий день.

На встречу приехала пожилая пара со следователем, которые устроили мне, так сказать, неофициальный допрос. Дело в том, что покупатели отдали часть денег авансом, а после моего звонка думали, что звонит мошенница, которая будет вымогать вторую часть оплаты. Беседа записывалась мною на диктофон, в нашем первом с ними разговоре они НЕ утверждали, что именно я продавала им квартиру.

Оба сказали, что та девушка была ниже и с более темным цветом волос, но очень на меня похожа. Бабуля с дедулей рассказали, что собственноручно проверяли тот поддельный паспорт, «пробивали» его через риэлтора, требовали от подставного продавца все возможные документы, в том числе справку от нотариуса о том, что мужей/детей у нее нет.

Внимание! Сделка проходила не по доверенности, я не теряла паспорт и не оставляла его где-либо. Просто какая-то обезьяна, вернее, преступная группа обезьян, устроила клоунаду с поддельным паспортом и арендой.

Надо сказать, что у меня самой нет абсолютной уверенности в том, что покупатели никак не связаны с мошенниками, но моя задача сейчас сделать так, чтобы сделку признали недействительной, а не строить из себя Шерлока Холмса. Я вообще теперь немного параноик.

Объявление покупатели нашли на Авито, я потом тоже его нашла в сохраненной версии страницы. По сравнению с рыночной цена была снижена на порядок, а для отвода глаз мошенники наштамповали еще несколько предложений чуть подороже (со слов покупателей) – для того, чтобы, наверное, создать эффект «надо брать».

Квартирный вопрос закончится тем, что покупатели потеряют свои деньги, а я – доход от аренды, к тому же добавятся расходы на адвоката. Но как быстро это будет? Адвокат ориентирует меня как минимум на полгода, но гарантировать ничего не может.

К вопросу о том, что, если бы я не дала сфотографировать свой паспорт – существенно это картины бы не изменило.

Базы паспортов покупаются и продаются, в государственных компаний не всегда работают честные и добросовестные люди, паспорта даже на сделке толком никем не проверяются.

В общем, слить копию паспорта может практически кто угодно, а учитывая то, что я гражданка Беларуси, полагаю, проверка на подлинность только усложняется.

Ну в общем, поздно пить Боржоми. Я буду отстаивать свое право собственности, а вам могу дать только несколько сумбурных советов, чтобы вы не попались на удочку всяких уродов-мошенников.

1) Не возлагайте большие надежды на самостоятельную проверку паспортов. Покупатели проверяли собственника через риэлтора и «щупали» поддельный паспорт. С их слов у них есть опыт подобных манипуляций, но вышло как вышло.

В МФЦ тоже никто не будет, например, сравнивать подписи с копии оригинала, хранящейся в базе Росреестра, и подделки. Нотариус тоже не занимается проверкой подлинности паспорта.

Всем практически все равно! Мошенники даже подделали мою страницу в вконтакте, где выложили объявление о продаже.

2) В моем случае ДДУ несколько оттягивал момент совершения злодеяния, потому что в этом случае необходимо согласие застройщика на передачу прав собственности, за что он частенько просит «немного» ему заплатить.

Возможно в выписке из ЕГРН было бы указано обременение, а мошеннику продать такой объект сложнее. Если вы сдаете квартиру официально и зарегистрировали ваш договор аренды, в Росреестре также будет светиться обременение.

Вопрос только сколько у вас останется денег после уплаты налогов;

3) В моем случае арендатор очень неактивно пользовался услугами коммунальных служб. Проще говоря он там не жил, а работал (принимал покупателей или «рисовал» документы). Надежда Николаевна объясняла это тем, что она вся в командировках и разъездах, поэтому практически не живет в квартире.

4) Дружите с консьержем, знакомьтесь с соседями. Когда вы покупаете квартиру, обязательно пообщайтесь с ними, чтобы удостовериться, что продавец – это настоящий собственник, а не ряженый хренов коммерсант. Если сдаете квартиру, носите консьержу шоколадки или даже денежку, чтобы он всегда был на стреме!

5) Не поддавайтесь на уговоры продавца отдать ему деньги побыстрее потому, что он спешит или уезжает. Ваши деньги вам никто не вернет. Мошенники не брезгуют никакими деньгами, в нашем случае квартиру продали за миллион (авансом, остальное они договорились отдать после регистрации). Якобы продавец спешил купить недвижимость в Крыму.

6) Если все уже случилось и вашу квартиру продали по поддельным документам, возьмите себя в руки. Выходите на диалог с новым собственником и даже не допускайте мысли о том, чтобы сдаться.

«Что твое, от тебя не уйдет» – в случае с незаконной продажей объекта недвижимости это один из немногих примеров рационального применения этого высказывания. Пишите заявление в полицию о факте мошенничества и подавайте иск о признании сделки недействительной.

Не тяните с иском, потому что только после этого можно сделать приостановку на совершение любых операций с недвижимостью через Росреестр. Уголовное дело может быть заведено параллельно с подачей иска, а может и позже ¬– не привязывайтесь к этому.

И наймите хорошего адвоката, потому как человеческая природа пластична и непредсказуема. Покупатели могут считать вас сначала потерпевшим или свидетелем, а потом обвинять в том, что именно вы им продавали квартиру. Поэтому все разговоры пишите на диктофон и запоминайте кто что говорит.

Все добра, а мне успешного разрешения вопроса!

Источник: https://pikabu.ru/story/prodali_moyu_kvartiru_po_poddelnomu_pasportu_5264266

Дело о сантиметрах: как из-за промаха строителей квартиры в новостройке превращаются в неликвид – Недвижимость Onliner

Продал квартиру, теперь новая хозяйка достает с претензиями

Брак и строительство идут рука об руку — не успеют рабочие вывести этаж, как опытный глаз заметит кучу огрехов. И хорошо, если эти ляпы можно исправить быстро и без шума.

Куда сложнее выкрутиться из ситуации, когда брак стал неотъемлемой и незыблемой частью дома, а его потенциальное устранение (если таковое вообще возможно) поставит точку на спокойной и размеренной жизни.

С «фундаментальной» квартирной проблемой столкнулись две минчанки, построившие жилье на улице Великоморской, 6, в Минске. Возведение дома — считай, дело жизненной важности — девушки доверили УКСу Ленинского района.

Выбрав подходящие планировки, минчанки рассчитались за будущие «квадраты» и приготовились ждать переезда. УКС, в свою очередь, строил — долго, нудно и с периодическим повышением цены квадратного метра.

— В строительство я вступила в 2014 году, — говорит Людмила, ставшая обладательницей просторной «трешки». — На тот момент в доме оставалось всего две свободные квартиры. Одну из них я и выбрала, заключив договор долевого строительства. Доверие в первую очередь вызывало то, что за дело берется госзастройщик. Без сомнений оплатила сразу где-то 65% стоимости жилья, позже — все остальное.

Строительство 4-подъездного дома переменной этажности, как это, увы, водится в наших широтах, затянулось. Сроки сдачи многоэтажки, не относящейся к зданиям повышенной комфортности, регулярно отодвигались.

Жильцам же приходили все новые и новые платежки — «квадрат» дорожал на глазах.

Все вопросы искренне возмущенных будущих жильцов разбивались о невозмутимость чиновников: отдельные дольщики не платят, поэтому и стройка не идет.

— Мы с соседкой пережили повышение цены, затягивание сроков. Наконец получили ключи и вдруг, когда, казалось бы, уже можно выдохнуть, обнаружили, что квартиры не соответствуют проектной документации, — продолжает Людмила.

— И дело не в том, что запланированная и реальная площадь отличается на метр-два (к такому были готовы), а в том, что наши потолки оказались значительно ниже того, что закладывал автор проекта и что обещал застройщик. Вместо 2,52 см я получила 2,47—2,48 (максимум 2,51). У Кати ситуация еще хуже — в некоторых точках высота потолка всего 2,46.

И даже это не все: по заключению эксперта стяжка в ее «двушке» не долита почти на сантиметр. Такие скромные цифры мы получаем, имея на полу линолеум. А если уложить ламинат или паркетную доску, высота сократится еще больше.

По словам девушек, по высоте «завален» весь третий этаж в доме. Правда, большинство жильцов предпочло тихо-мирно заселиться и не требовать от застройщика ничего. Минчанки же рассчитывают или на замену жилого помещения на аналогичное, но без брака, или на соразмерное снижение цены квадратного метра.

Притязания Людмилы и Екатерины не назовешь беспочвенными и смешными: строительные нормы нашей страны безапелляционно требуют — «высота помещений квартиры и жилой ячейки общежитий от пола до потолка должна быть не менее 2,5 м».

Но даже в техпаспорте, составленном специалистами агентства по государственной регистрации и земельному кадастру, у минчанок значится 2,48 м.

И эти несчастные сантиметры действительно играют роль. Продать квартиру по рыночной цене у девушек вряд ли получится: если не предупредишь потенциального покупателя, то он в последующем сможет оспорить сделку, так как существенная информация была скрыта.

Если озвучить проблему, то будущий жилец может смело торговаться до потери пульса – неликвид же. В агентствах недвижимости, куда уже обратились минчанки, сомнения подтвердили: на рынке полно беспроблемных предложений.

Зачем кому-то платить нормальные деньги за квартиру с подвохом?

— Мы общались с соседями по дому — на некоторых этажах потолки ниже, чем по проекту, на некоторых выше (что тоже является нарушением). Как так можно строить? Нам все время рассказывали, что специально для нашего дома было закуплено хорошее немецкое оборудование. А по факту — брак на браке.

Получается, «победили» немцев?.. И еще вопрос — как принимают такие объекты наши контролирующие органы? С завязанными глазами? — удивляется Людмила.

— Основной вопрос у нас, конечно, заключается в высоте, но и других моментов хватает: из полотенцесушителя били фонтаны, штукатурка отваливалась, на стенах были большие трещины, отслаивалась шпаклевка.

— Отдельная эпопея была с тем, чтобы «выбить» проектную документацию на дом, — отправляли десятки запросов во все инстанции. Никто не хотел нам ее давать — максимум посмотреть. Но нам же надо в суд идти, какое посмотреть!

— Дом вообще должны были сдать в августе 2014 года, — уточняет Катя, отец которой ввязался в стройку в феврале 2013-го, рассчитывая на скорое заселение.

— Квадратный метр стоил тогда 7 752 286 (почти $900), цена казалась оптимальной, к тому же УКС предлагал рассрочку до конца строительства, которую мы исправно платили даже с опережением графика.

Но в итоге, со всеми перерасчетами и доплатами, которые не ленился выставлять УКС, к концу стройки (ввели многоэтажку только летом 2015-го) пришлось доплатить в общей сложности еще $20 000 от оговоренного изначально. Говорят, столь значительные доплаты пришлось делать из-за того, что кто-то из специалистов сразу не посчитал лифты.

— И за эти деньги мы получили такие квартиры! К тому же от рядом расположенной железнодорожной станции идет постоянный шум, превышающий все допустимые нормы.

Кто разрешил строить дом ближе, чем в ста метрах от путей, — вопрос. Почему не выполняют шумозащитные мероприятия — загадка. Даже во дворе, когда едет электричка, стоит порядочный шум.

Страшно подумать, что делается в ближайших к железной дороге квартирах.

На самой приемке оценить весь масштаб бедствия Екатерина и ее отец не смогли. Говорят, прораб поторапливал — ему надо было показать еще много квартир, поэтому минчане управились буквально за пять минут. Да и не приходило людям в голову перепроверять высоту потолка. Правда открылась позже.

— Еще когда мы первый раз зашли в квартиру, папа, у которого рост почти под два метра, удивился: вытянутой рукой достает до потолка.

А позже, когда было достаточно времени, решил перемерить высоту и сверить полученные цифры со строительными нормами.

Забавно и то, что договор мы заключали на квартиру общей площадью 59,3 «квадрата», а на выходе получили 57,5. Благо деньги за недостающие метры вернули.

— Начали дальше выяснять всю подноготную квартиры, пригласили эксперта. Он-то и выяснил, что стяжка в квартире не долита — не хватает почти сантиметра. То есть если бы стяжку залили правильно, то высота потолка была бы еще меньше, — заключает Катя.

Собственник обратился с претензией к застройщику, а тот собрал в проблемной квартире целую комиссию: над решением проблемы и составлением дефектного акта трудились представитель УКСа, генподрядчика, присоединился прораб и некий молодой человек с отбойным молотком.

В тот раз Екатерина претензий по другим недостаткам в квартире письменно не заявляла, хотя сейчас может показать часть из них — проблемы со стяжкой на балконе, царапины и трещины на окнах и дверях, отслоение краски и дефекты на обоях.

Некоторые впоследствии были исправлены генподрядчиком, некоторые — проигнорированы.

— Сейчас УКС вместе с генподрядчиком (стройтрестом №35) пытаются урегулировать ситуацию и придумать, как все-таки можно исправить высоту. Просят разные организации разработать новый узел пола, чтобы вписаться в норматив. Хотят стяжку сделать по возможности тоньше.

Простите, я, во-первых, против уменьшения толщины и без того тонкой стяжки (и так звукоизоляции никакой).

А во-вторых, как вы это собираетесь делать? Куда вы меня денете, когда будете взрывать здесь пол и заливать его заново? Что будет с ремонтами соседей и кто будет отвечать за возможные трещины и залития? Это вообще нормально? Надо сразу выполнять свои обязательства, а не выдумывать непонятно что.

Да и представить страшно: реальная высота в квартире в отдельных точках 2,46, а по проекту должно быть 2,52. Стяжка и так должна быть на сантиметр толще. Что вы хотите здесь сделать — оставить так, чтобы даже трубы, которые идут в полу, не были залиты раствором?.. — возмущена Екатерина.

Отчаянные минчанки решили разбираться с ситуацией в суде. Правда, отмечают девушки, «бодаться» с государственным застройщиком очень сложно: «Лучше бы строились с частником — может, хоть чего-то бракоделы боялись бы. А так звучат только отговорки, и видно, что вторая сторона чувствует себя очень уверенно».

На днях состоялось очередное заседание суда в «деле о сантиметрах», на котором Екатерина, представляющая интересы отца, требовала уменьшения цены квартиры на 50%, а также выплаты денежной компенсации за неустранение указанных ею ранее менее глобальных дефектов.

Каждая из сторон высказала свою позицию. Так, автор проекта, которая спроектировала дом и рассчитала все пропорции и узлы, уверена, что исправить недостаток невозможно: «Я настаиваю, что это выполнить нельзя. Любые попытки ведут к дальнейшему нарушению норм.

Если бы эта квартира одна стояла в поле и не была бы связана с коридором общего пользования и всеми остальными помещениями, возможно, что-то и получилось бы. Но в таком виде этот вопрос нерешаемый». Приглашенный на суд эксперт придерживается такой же точки зрения.

— Мы же не рассматриваем, что та же самая проектная организация будет разрабатывать узел пола, так как объект уже сдан и введен в эксплуатацию, — возразила автору проекта представитель УКСа. — Для этого нет оснований.

Поэтому мы и обращаемся к сторонней организации — не только по поводу разработки узла пола, но и насчет учета инженерных коммуникаций, которые проходят в стяжке. И мы не собираемся делать это только в рамках одной квартиры.

Поэтому что-то категорически заявлять в суде нет оснований.

— Вы будете во всех квартирах понижать? — удивилась автор проекта.

— Что мы будем — наш вопрос. Привлекается ведущая организация в Республике Беларусь — институт имени Атаева.

— Нам надо еще три недели на доработку технического решения, — сразу же заявил представитель генподрядчика. — Почему вторая сторона говорит, что этот дефект неустранимый? Выводы делать еще преждевременно.

Нами заключен договор с ведущим в Республике Беларусь институтом по жилью на устранение этого дефекта (чтобы была изучена высота «пирога» и все остальное от нижней точки до верхней). Вообще, пока не демонтирована стяжка, выводы делать нельзя.

А вот когда ее демонтируют, можно будет смотреть. Гарантийные обязательства с себя мы не снимаем. Мы готовы все делать.

Адвокат Екатерины уверена, что любая попытка изменить высоту в бóльшую сторону — глупость:

— У нас есть проект и введенный в эксплуатацию объект. Мы в первую очередь хотели бы, чтобы этот объект соответствовал требованиям законодательства Республики Беларусь. Стройтрест №35 заказывает у третьего лица изменение проектной документации — новый узел пола. Нам не нужен новый узел пола.

Нам все равно, что будет делать третье лицо, но не все равно, что будет происходить в квартире. Изменение узла пола относится к работам, которые выполняются в рамках реконструкции, перепланировки. У нас же нет ни того, ни другого. Есть только обязательства застройщика в рамках гарантийного ремонта.

Данный вид работ (изменение высоты посредством устройства нового узла пола) в соответствии с требованием законодательства никоим образом не может быть выполнен в рамках гарантийного ремонта. Поэтому к нашему спору разработка института имени Атаева не имеет никакого отношения. Требования заявлены абсолютно другие — уменьшение цены.

Категорически возражаем против затягивания процесса и увода суда в другую сторону.

Следующее заседание суда состоится в конце месяца. Onliner.by будет следить за развитием событий.

Теплые полы в каталоге Onliner.by

Источник: https://realt.onliner.by/2016/11/20/nelikvid-2

Бесплатное жилье в СССР – реальность или миф? Часть 1

Продал квартиру, теперь новая хозяйка достает с претензиями

Что же при этом представляется молодым людям, которые родились годах в 80-х и позже?
Они представляют себе современную просторную квартиру со всеми удобствами, которую сейчас за эти самые миллионы можно приобрести в полную собственность, — и думают, что вот такие квартиры в СССР раздавали в собственность буквально всем и задаром. Вот это жизнь была, просто сказка, а не жизнь — думают они. Вот именно — сказка. А точнее — миф.

Разберем по порядку.

Бесплатные или нет

Квартиры, говорят нам, были бесплатные. Бесплатные ли? Бывает ли вообще что-то бесплатное? Любому нормальному человеку ясно, что квартира, дом — а тем более многие тысячи квартир по стране — бесплатно сами по себе возникнуть не могут.

Стройматериалы, проектные работы, строительные работы, прокладка коммуникаций, отделка и т. д. — все это стоит больших денег. Кто их платил? — Государство! — радуются защитники советского общества.

А государство — это что, щука или джинн, или фея с волшебной палочкой? Откуда оно брало эти немереные средства?

Да откуда же, как не из прибавочной стоимости нашего труда и из налогов наших родителей. В последние 20−30 лет советской власти государство брало с каждого: 10% подоходного налога и 6% налога на бездетность, не говоря уже о поборах в ДОСААФ, обществе по озеленению, охране памятников, комсомольские и профсоюзные взносы и т. д.

Таким образом, мало того, что люди работали на государство за гроши, а оно бесстыдно присваивало плоды их труда, но с и без того постыдно низкой зарплаты любого инженера, врача или учителя (для простоты, например, 150 рублей) государство еще забирало назад как минимум рублей 25 в лучшем случае.

С более высокооплачиваемых и еще больше. И тратило их по своему усмотрению, поскольку мысль о том, что государство должно отчитываться перед налогоплательщиками никому даже в голову не приходила.

Мы все пожизненно были государству должны, а все, что государство делало для людей — всегда преподносилось как благодеяние, шуба с барского плеча. За которое надо было всю жизнь униженно благодарить.

На самом деле наши деды-бабки и родители за свою трудовую жизнь отработали и эти несчастные квартиры, и наше образование, и медицину эту несчастную, а они все долдонят: давали, нам бесплатно давали, бесплатно…

Так давали или нет?

Идем дальше. Теперь: давали ли квартиры? То есть в собственность? Вот это вот слово ДАВАЛИ — оно соответствует действительности? Нет. Нам государство их не давало, а разрешало в них жить, то есть фактически СДАВАЛО. Квартиры принадлежали государству. Они не были наши — они были ГОСУДАРСТВЕННЫЕ, а мы были не владельцами, а всего лишь ЖИЛЬЦАМИ.

Квартиру нельзя было продать, завещать или разделить. Даже кооперативную квартиру, купленную у государства за свои кровные деньги, все равно НЕЛЬЗЯ было ни продать, ни завещать, можно было только вернуть свой денежный пай, а квартира оставалась собственностью кооператива.

А в отношении государственных квартир вообще можно было только совершать обмен, и то с трудностями, взятками и т. д.

Квартирный учет

Но даже получить квартиру в пользование было неимоверно трудно. Это подтвердят все вменяемые люди, кто помнит ситуацию и при этом честен.
Для получения квартиры нужно было прежде всего встать на квартирный учет либо по месту работы, либо в райисполкоме.

Но на учет ставили не всех, а только тех, кто доказал, что имеет на это право: человек должен был быть прописан, и у него должно было быть жилье не более 6 кв.м. на человека (в разных городах по-разному, но приблизительно от 3 до 8 кв. м). То есть если в одной комнате размером 25 кв.м. жило 4 человека — их даже на учет не ставили.

Если у них (непонятно, каким образом в таких условиях им удавалось его зачать) рождался там пятый — только тогда можно было встать на учет.

Не получить квартиру, а только ВСТАТЬ НА УЧЕТ. И стоять на учете лет 10, если повезет, а если не очень, то и 15−20. За эти 10−15 лет кто-то из членов семьи мог умереть, и тогда эту семью немедленно из квартирной очереди выбрасывали, потому что на каждого из выживших приходилось уже больше жилплощади.

В связи с этим ужасом существовало невероятно много совершенно фантастических способов встать на этот учет: фиктивные браки, прописывание к себе сельских родственников и т. д.

, вплоть до того, что были случаи, когда люди не регистрировали смерть члена семьи, а за взятку годами (!) держали его в холодильнике морга.

Ясно, что до такого ужаса довести нормальных людей могла только совершенно дикая нехватка жилплощади, жизнь в нечеловеческой тесноте и невозможность получить жилье никаким другим нормальным путем.

Но что-то же кому-то давали? Где-то же мы все жили?
Да, жили. Вот и разберем — что, как и когда можно было «получить даром». жилье, мифы, общество, государство

Источник: https://shkolazhizni.ru/world/articles/26761/

Вопросы по закону
Добавить комментарий