Прокурор решил что свидетель-обвиняемый

Передача уголовного дела в суд

Прокурор решил что свидетель-обвиняемый

Как гласит п. 4 ст. 217 УПК РФ, “по окончании ознакомления обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела следователь выясняет, какие у них имеются ходатайства или иные заявления. При этом у обвиняемого и его защитника выясняется, какие свидетели, эксперты, специалисты подлежат вызову в судебное заседание для допроса и подтверждения позиции стороны защиты”.

ЭТАП ХОДАТАЙСТВ: КАК НЕ СДАТЬ КОЗЫРИ СЛИШКОМ РАНО

Стоит сказать, что момент, когда можно заявить ходатайства, отнюдь не продолжителен. И принять решение о них надо заблаговременно.

Если вы не признаете вины и намерены в судебном процессе отстаивать свою позицию, то на этой стадии я бы не рекомендовал выступать с какими-либо ходатайствами.

Если решили бороться до конца с системой по ее правилам (а ведь других не дано), то сохраните козыри до самого судебного процесса.

Например, обозначив фамилии свидетелей, вы заранее дадите стороне обвинения информацию, которую ей совсем не нужно знать. И тем самым подарите ей время основательно подготовиться. Никто не отнимет у вас право и возможность пригласить свидетелей прямо в суд. И тот не сможет отказать в допросе, если их явка обеспечена. Поэтому не торопитесь раскрывать карты.

Если вы заявите, допустим, эксперта-почерковеда, то сторона обвинения сможет усилить и это место. Ведь не секрет, что следственные органы многие доказательства собирают весьма небрежно, если не сказать халявно.

Разрушить тот или иной их аргумент подчас не так и сложно, если подобрать более квалифицированного специалиста и тщательнее проводить экспертизы.

И лучше это делать уже в суде, а не допускать фальстарта на стадии следствия.

Когда следователь закончил сочинять обвинительное заключение и подписал его, уголовное дело с согласия руководителя следственного органа немедленно отправляется прокурору (ст. 220 УПК).

Но предварительно следователь в очередной раз будет ходатайствовать перед судом о необходимости продлить для вас меру пресечения в виде содержания под стражей, чтобы срок заключения не истек в период хождения дела от следователя прокурору, а от того в суд. На этом заседании вы можете говорить в свою пользу.

Например, о том, что все свидетели уже допрошены и вы не в состоянии на них повлиять, что доказательства собраны и вы не уничтожите их, как бы ни старались, и что содержание под стражей пора заменить на подписку о невыезде или хотя бы на домашний арест. У некоторых это получается.

Но только в случае, если следователь сам не против того, чтобы обвиняемый был на свободе. Если же вы отрицаете вину и готовитесь к битве в ходе рассмотрения дела по существу, то вряд ли хоть один ваш аргумент будет услышан, как и на всех остальных заседаниях, связанных с арестом.

ОБВИНИТЕЛЬНОЕ ЗАКЛЮЧЕНИЕ МОЖЕТ РАСКРЫТЬ КАРТЫ СЛЕДСТВИЯ

Решив формальности, следователь направляет дело прокурору. Тот в соответствии со ст.

221 УПК рассматривает поступившее уголовное дело с обвинительным заключением и в течение 10 суток принимает по нему одно из следующих решений: 1) об утверждении обвинительного заключения и направлении уголовного дела в суд; 2) о возвращении уголовного дела следователю для дополнительного следствия, изменения объема обвинения либо квалификации действий обвиняемых или для пересоставления обвинительного заключения и устранения выявленных недостатков со своими письменными указаниями.

Данная статья УПК не позволяет прокурору что-либо изменить в тексте обвинительного заключения. Он может либо утвердить его, либо вернуть дело следователю. Обычно происходит первое.

После утверждения обвинительного заключения прокурор направляет уголовное дело в суд, о чем уведомляет обвиняемого и его защитника. Если обвиняемый содержится под стражей, копия заключения с приложениями вручается ему по поручению прокурора администрацией места содержания под стражей под расписку, которая предоставляется в суд с указанием даты и времени вручения (ст. 222 УПК).

В дальнейшем суд уделяет особое внимание тому, в какое время обвиняемый был ознакомлен с заключением и не были ли нарушены сроки данной процедуры. К таким формальностям у суда особое отношение. Вниманием именно к процедурным деталям, судя по всему, компенсируется игнорирование состязательности – сути судебного процесса. мало кого интересует, но форма законности должна быть выдержана.

В СИЗО заключение обычно привозит следователь, а вовсе не прокурор. Все выглядит буднично. В камере открывается “кормушка”, и представитель спецчасти кричит арестанту: “Иванов! Распишись вот тута!” Иванов расписывается, ставит дату. Через 20 минут может прозвучать снова: “Иванов! Следователь просит тебя новую расписку составить, ты время неправильно указал!”

После получения обвинительного заключения его следует внимательно прочитать. Основной текст не должен отличаться от последнего предъявленного вам обвинения. Их стоит только сличить и перепроверить. Куда интереснее другое. Пункт 5 ч. 1 ст.

220 УПК гласит, что обвинительное заключение должно включать перечень доказательств, подтверждающих обвинение, и краткое изложение их содержания. Согласно ч.

2 той же статьи в тексте обвинительного заключения должны содержаться ссылки на тома и листы уголовного дела.

То есть сторона обвинения (а никак нельзя забывать, что следователь – это и есть представитель обвинения) раскрывает в данном документе большинство своих козырей. Причем делает это в систематизированной форме. Ваша задача – провести серьезный анализ документа.

Исходя из прочитанного, нужно планировать последующий допрос свидетелей и изучение других доказательств по делу. Задача эта непростая и требует недюжинного терпения.

Но если уж решили бороться до конца (да еще и на адвоката нельзя во всем положиться), то других вариантов попросту нет.

ПОЧЕМУ ПРЕДВАРИТЕЛЬНОЕ СЛУШАНИЕ – ФАЛЬСТАРТ

Существует еще один нюанс, важный в течение этого короткого периода. Нужно решить, будете ли вы ходатайствовать о проведении предварительного слушания. Как следует из ч. 3 ст.

229 УПК, его можно заявить после ознакомления с материалами уголовного дела либо после направления дела с обвинительным заключением в суд в течение трех суток со дня получения обвиняемым копии заключения.

Еще раз обращаю внимание на короткие временные промежутки в десять, трое и так далее суток, которыми нельзя пренебрегать.

На предварительном слушании некоторые обвиняемые (перешедшие к тому моменту в статус подсудимых) заявляют ходатайства об исключении тех или иных доказательств, требуют вернуть дело прокурору или вообще прекратить его.

Мое глубокое убеждение: ходатайство о предварительном слушании – такой же фальстарт с напрасной выкладкой козырей стороне обвинения, как и ходатайства следователю после ознакомления с материалами уголовного дела.

А уж прекратить дело или исключить доказательства в ходе предварительного слушания не осмелится ни один суд в РФ.

Один уникальный, на мой взгляд, индивидуум был настолько полон решимости отстаивать свою невиновность и настолько уверен в гнилости всей уголовно-судебной системы, что на предварительном заседании стал ходатайствовать об отводе судьи. Уже после первых его слов он посчитал, что тот настроен по отношению к подсудимому исключительно предвзято, и тут же, в клетке, на коленке нацарапал сие прошение.

– А кто рассматривал это ходатайство? – задавали вопрос вечером того же дня удивленные подобной смелостью его сокамерники.

– Сам судья и рассматривал, – с грустью ответил подсудимый.

– И как, он отвел сам себя?

– Нет, конечно. Рассмотрел мое ходатайство и, совещаясь на месте, постановил, что оно удовлетворению не подлежит, так как мои аргументы не заслуживают внимания.

– А приговор тебе тоже он выносить будет?

– А кто же еще? Конечно, он и будет!

– Ну и ну… Ты же испортил с ним отношения в самом начале процесса. Теперь он даст тебе по бане (то есть полный срок).

– Да пропади они все пропадом! От фамилии судьи не зависит ровным счетом ничего…

С бытовой точки зрения для обвиняемого важно то, что с момента отправки дела в прокуратуру арестант перестает “числиться” за следователем. И тот в силу формальных причин не будет давать разрешения на телефонные звонки и краткосрочные свидания. А доблестные фсиновцы позволят видеться с родными, только если это согласовано со следователем.

У прокурора, как мы уже упоминали, дело находится не более десяти суток. После чего оно переходит в суд, и арестант с того момента “числится” уже за судьей соответствующего суда. И на все заявления и ходатайства, в том числе о разрешении телефонных звонков и свиданий, ответ дает судья.

Как показывает практика, вершащий правосудие разрешает видеться и созваниваться с родными куда охотнее следователя, даже если подсудимый отрицает вину.

Федеральный судья, наверное, считает, что ставить препоны в таком деле – недостойная его уровня мелкая пакость. Ведь он может “подложить свинью” гораздо большего размера, 12 или 14 лет колонии, например.

Так зачем мелочиться? Хотя это, конечно, исключительно мое личное предположение.

Источник: https://www.solidarnost.org/Blog/edmond-dantes/Peredacha_ugolovnogo_dela_v_sud.html

Сделка со следствием: чем рискует обвиняемый, решив договориться с прокурором

Прокурор решил что свидетель-обвиняемый

Одним из позитивов нового Уголовного процессуального кодекса, вступившего в силу 20 ноября, называется норма, согласно которой суд может основываться только на показаниях, полученных непосредственно в зале суда. А потому у следователей не будет мотива «выбивать» доказательства из подозреваемых.

В то же время, Кодекс вводит еще одно понятие – уголовное производство на основании сделок. Таковых может быть два вида: сделка о примирении между потерпевшим и подозреваемым (обвиняемым), и сделка между последним и прокурором о признании виновности.

Сделка со следствием может послужить поводом прокурору объяснить обвиняемому, мол, или пойдешь по полной, или подписывай добровольный контракт. Правда, в таком случае уголовно преследуемому придется еще и «поспособствовать» следствию.

К примеру, сдать подельника или сообщить о другом более тяжком преступлении.

Приведи друга и получи скидку

Отныне подозреваемый или обвиняемый может облегчить себе жизнь, заключив сделку с прокурором.

«Это когда гражданин готов признать свою вину, и не только свою вину, но и рассказать, с кем он совершал преступление, открыть более серьезную организованную преступную группу», – поясняет советник президента – руководитель ГУ по вопросам судоустройства АП Андрей Портнов.

Однако заключение таких сделок по особо опасным преступлениям (мера наказания свыше десяти лет лишения свободы) невозможно. Также не получится договориться с прокурором, если есть потерпевший. Но в таких случаях с последним можно заключить договор о примирении (кроме тяжких преступлений).

«Из этого следует, что по производствам об умышленном убийстве, хищении в особо крупном размере, получении взятки в особо крупном размере и речи о заключении сделки с правосудием быть не может», – говорит партнер ЮФ «Гвоздий и Оберкович» Анжелика Сицко.

Стоит отметить, что заключение сделки – дело добровольное, в том числе и со стороны обвинения. На него не возложена обязанность вступать с обвиняемым в договорные отношения, даже если для заключения такой сделки есть все основания.

Потому, когда стороне обвинения не выгодно идти на какие-либо соглашения с обвиняемым, то сделки не будет, сколько предложений не выдвигай. Партнёр ЮК «КПД Консалтинг» Кирилл Казак также отмечает, что если прокурор видит, что дело имеет четкую судебную перспективу, он не будет идти на сделку с обвиняемым на условиях последнего.

«Такая же ситуация и у стороны защиты – если дело имеет перспективу оправдательного приговора, то защита не пойдет на компромисс с прокурором», – говорит он.

Заключение сделки можно инициировать на любой стадии процесса: от сообщения лицу о подозрениях, и до выхода суда в совещательную комнату для вынесения приговора.

Если соглашение достигнуто во время досудебного расследования, оно немедленно отсылается в суд. Рассмотрение сделки проводится на предварительном судебном заседании.

Если на стадии судебного процесса – суд немедленно переходит к рассмотрению сделки.

Прокурор убавит

В Кодексе также пописан перечень обстоятельств, наличие которых прокурор обязан учитывать при заключении сделки.

Это, в частности, степень и характер помощи обвиняемого следствию относительно него или других лиц, характер и тяжесть обвинения, наличие общественного интереса в обеспечении быстрого расследования, раскрытии или предупреждении большего количества преступлений.

Очевидно, у прокурора в данном случае остается поле для маневра – определять степень сотрудничества со следствием, наличие общественного интереса, важность предоставленной информации и пр. Однако для легитимизации сделки не достаточно лишь подписей прокурора и обвиняемого. Нужна виза судьи.

Кирилл Казак отмечает, что перед утверждением соглашения суд должен проверить наличие и обоснованность обстоятельств для заключения сделки. «Естественно, конкретизацию в этот момент внесет и судебная практика, которая призвана обеспечить единообразное применение закона», – добавляет он.

Отметим, что в данном случае многое будет зависеть от тщательности изучения подобных сделок судом, чтобы данная процедура не превратилась в формальность. К примеру, сегодня прокурору не составляет труда получить судебное решение о помещении обвиняемого в СИЗО.

А народный депутат Юрий Кармазин считает, что хотя и явки с повинной в том виде, как предусматривалось ранее, уже нет, но появляются другие, более опасные механизмы. «Теперь есть сделка о признании вины, – поясняет он, – суд вообще не будет определять виновность, с прокурором договорился относительно сделки о признании вины.

А если ты заключил такую сделку, то разорвать ее будет непросто».

Формальный суд

Перед вынесением решения об утверждении сделки о признании виновности суд должен выяснить у обвиняемого, осознает ли он свои действия. В частности, судья должен спросить, понимает ли он, что имеет право на судебное рассмотрение, в котором прокурор обязан доказывать его вину.

При этом обвиняемый имеет право молчать (молчание не имеет для суда доказательного значения), право на защитника, имеет право в процессе допросить свидетелей, подавать ходатайства о вызове свидетелей и предоставлять доказательства своей невиновности.

Также суд должен поинтересоваться, понимает ли обвиняемый последствия заключения сделки, характер выдвинутого ему обвинения и вид наказания, которое он понесет по итогам соглашения. Впрочем, вряд ли данная норма что-то принципиально изменит, если обвиняемым по тем или иным причинам уже принято решение о сделке.

«Любая подобная процедура разъяснения прав является формальностью. Услышать и использовать эти права – задача обвиняемого и его защитника (если таковой есть)», – говорит Кирилл Казак.

https://www.youtube.com/watch?v=zHc7fv2_Psc

Далее суд должен убедиться, что сделка совершена добровольно, то есть «не является последствием применения насилия, принуждения, угроз, обещаний или действий любых других обстоятельств кроме предусмотренных в соглашении». Насколько эта норма будет четко исполняться на практике – остается гадать.

К примеру, сегодня давление на обвиняемого (как психологическое, так и физическое) на досудебном следствии, хоть и запрещено, но судом редко берется во внимание. Но если принуждение будет доказано, суд отказывает в утверждении соглашения.

Основаниями для негативного решения также является неправильная квалификация преступления, несоответствие условий договора общественным интересам, очевидная невозможность обвиняемым выполнить взятые на себя обязательства и др. В таком случае досудебное расследование или судебное производство продолжается в общем порядке.

А если суд пришел к выводу, что сделка может быть утверждена, он выносит приговор и назначает наказание согласно договоренностям.

Семь раз отмерь, один отрежь

Впрочем, даже если сделка навязана правоохранителями, обвиняемый может отказаться от соглашения, в том числе заявить в суде, что он не делает это добровольно. Тогда суд должен отказать в утверждении соглашения.

Однако нельзя исключать, что на обвиняемого будет оказываться влияние и в судебном процессе, чтобы тот не отказался от «своего» решения.

«Не исключено, что в силу особенностей личности подозреваемого его могут так «убедить», что он будет поддерживать соглашение везде, даже после суда, – говорит Кирилл Казак. – Но это в каждом случае индивидуально и зависит от особенностей каждого человек».

Он допускает, что кто-то будет сохранять хладнокровие при любой ситуации и трезво оценивать свои перспективы. Кто-то, поддавшись паническому страху, не имея силы воли, согласится на предложенный вариант и заключит невыгодное для себя соглашение о виновности.

Кроме того, согласно Кодексу, раз отказавшись, повторно заключить сделку уже будет невозможно. А если договоренность подтверждена судом, обжаловать такой приговор нельзя. То есть, если позже осужденный передумает, останется лишь сожалеть. Правда, шанс изменить ситуацию все же остается.

УПК предусматривает возможность пересмотра вступивших в силу решений суда по нововыявленным обстоятельствам. И решения, вынесенные на основании соглашений, не исключение. Основаниями могут быть, в том числе, злоупотребления следователя, прокурора, судьи или суда.

Для обжалования предусмотрен трехмесячный срок с момента, когда жалобщик узнал или должен был узнать о нововыявленных обстоятельствах.

При этом в случае наличия обстоятельств, свидетельствующих о невиновности осужденного или о совершении им менее тяжкого правонарушения, пересмотр по нововыявленным обстоятельствам сроками не ограничен.

Обещать – не значит жениться

Стоит обратить внимание и на риски использования новых норм УПК для выуживания информации с обвиняемых. Так, правоохранители сначала могут предложить заключить сделку, а после того, как обвиняемый пойдет на сотрудничество (сольет информацию, подельников и т.д.

, или даже оговорит себя), прокурором или судом в сделке будет отказано. Законодатель постарался перестраховаться от злоупотреблений.

В Кодексе предусмотрено, что в случае если согласие по сделке не достигнуто, факт ее инициирования и утверждения, сделанные с целью ее заключения, не могут рассматриваться как признание своей вины.

Но на практике такая информация может все равно повлиять на мнение судьи о человеке, с одной стороны, и быть полезна стражам порядка как в деле непосредственно обвиняемого, так и других лиц, с другой.

Кирилл Казак замечает, что здесь все зависит от тактики проведения переговоров, от того, как и в каком объеме обвиняемый даст прокурору интересующую информацию. Порядок предоставления (например, после подписания соглашения или при его подписании) может быть прописан в соглашении, которое стороны заключают.

Соответственно, подписание прокурором соглашения означает невозможность (или, как минимум проблематичность) для него отказаться от этого документа. «Исключить злоупотребления нельзя, однако это в каждом случае может быть индивидуально и подходить к предупреждению таких действий надо также индивидуально. Основная рекомендация – грамотное адвокатское сопровождение, взвешенное отношение к разглашению информации и правильный подход к процедуре заключения и реализации соглашения», – советует юрист.

Никаких гарантий

Еще один риск заключается в том, что Кодексом предусмотрена также возможность расторжения сделки и отмены приговора, если осужденный не выполнил условия договора. Прокурор может подать соответствующее ходатайство в суд, который примет соответствующее решение.

При этом ходатайство может быть подано на протяжении сроков давности привлечения к уголовной ответственности за совершение соответствующего преступления. В случае удовлетворения ходатайства дело возвращается на стадию, на которой была заключена сделка.

То есть, не исключено, что в определенных случаях может случиться так, что осужденный уже и срок отбыл, но прокурор передумал, и подал в суд ходатайство, мол, не тех людей сдал человек, которых обещал, предоставленная информация оказалась не такой уж и важной, как договаривались и т.д.

Чтобы не попасть в такую ситуацию необходимо внимательно подходить к условиям договора.

https://www.youtube.com/watch?v=zSxME-Ag-bA

Условия сделки должны быть четко прописаны, уверена Анжелика Сицко.

Если в сделке с органом обвинения речь идет о сотрудничестве в раскрытии преступления, совершенного другим лицом, то нужно детально описать о каком именно преступлении и о каком конкретно лице идет речь, а также перечислить что именно должен сделать обвиняемый в пользу органа обвинения.

Также следует указать, каким образом стороны будут фиксировать факты исполнения сделки (какие документы в подтверждение исполнения будут составляться).

Такой скрупулезный подход позволить избежать двойственного толкования сторонами условий соглашения, ну и соответственно избежать неприятных судебных моментов в связи неисполнением договорных обязанностей. «Замечу, что в предмет судебного разбирательства не внесено ненадлежащее исполнение обвиняемым условий сделки, однако не будут ли трактовать ненадлежащее исполнение как неисполнение заключенного соглашения – покажет практика», – резюмирует юрист.

Источник: https://glavcom.ua/publications/119376-sdelka-so-sledstviem-chem-riskuet-obvinjaemyj-reshiv-dogovoritsja-s-prokurorom.html

Участники уголовного судопроизводства

Прокурор решил что свидетель-обвиняемый

Задача 1.

Ставочевидцем дорожно-транспортногопроисшествия (в действиях виновникакоторого имелись признаки преступления),командир воинской части А*, направлявшийсяна своей автомашине в отпуск, сделал потелефону соответствующее сообщение вдежурную часть ОВД и задержал виновногов ДТП, пытавшегося скрыться с местапроисшествия на своем транспортномсредстве. Далее, расценив ситуацию какэкстраординарную (смеркалось, началсядождь), в целях сохранения следовпреступления, не дожидаясь прибытияСОГ, он произвел осмотр места происшествияи освидетельствование задержанного, ссоблюдением установленныхуголовно-процессуальным закономтребований. Результаты своей деятельностион передал следователю Х* – руководителюприбывшей СОГ. Х* проверил доброкачественностьматериалов «собранных» А* и признал ихсоответствующими всем требованиям УПКРФ. А поскольку в этих материалах имелисьдостаточные данные о преступлении, тонемедленно возбудил уголовное дело иприступил к расследованию.

Задание:

Оценитеобоснованность и законность действийА* и ответьте на вопрос: «Как долженпоступить следователь по прибытии наместо происшествия?».

Задача2.

На судебном следствии после оглашениязаключения экспертизы, выводы которойуличали подсудимого Р*, его защитник –К* заявил ходатайство о вызове в судебноезаседание профессора Т*, признанногоавторитета в данной области знания.

Вовремя досудебного производства Т* далсвое заключение (однозначно в пользуР*) по вопросам, поставленным перед нимзащитником, которые были тождественнывопросам поставленным следователем впостановлении о назначении экспертизы.

Вопросы:

  1. В качестве какого участника может вступить в уголовное дело профессор Т*?

  2. Каковы его процессуальные права и обязанности?

Задача 3.Надзирающему за предварительнымследствием прокурору А* поступилозаявление обвиняемого Р*, в которомговорилось о том, что следователь З*.лично заинтересован в его осуждении,ведет следствие необъективно.

Обвиняемыйуказывал, что много лет назад З* был«несчастливым соперником», претендовавшимна «руку и сердце» его нынешней супруги,отвергшей ухаживания З* И теперь, послевзятия его под стражу, З* возобновилсвои притязания к его жене.

Женаобвиняемого подтвердила и давнеезнакомство с З* и факт возобновления кней «интереса» с его стороны.

Следовательотрицает наличие какого-либо интересак супруге Р* в настоящее время и выразилготовность немедленно представитьпрокурору материалы дела, из которыхследует, что вина обвиняемого объективноподтверждается, собранными по делудоказательствами.

Вопросы:

  1. Охарактеризуете полномочия прокурора по надзору за предварительным следствием и поясните, какими должны быть его действия?

  2. Кто, в каком порядке вправе отстранить следователя от ведения дела? Может ли следователь обжаловать это решению?

Задача 4. АдвокатН. Романов участвовал в качестве защитникаобвиняемого Иванова по уголовному делу,которое было прекращено. ВпоследствииИванов был убит.

При расследованииуголовного дела по факту убийстваИванова следователь решил допроситьадвоката Н. Романова в качестве свидетеля.Романов отказался от дачи показаний,ссылаясь на ст. 6 ФЗРФ от 31.05.2002 г.

№ 63-ФЗ«Об адвокатскойдеятельности и адвокатуре в РоссийскойФедерации».

Вопросы:

  1. Прав ли адвокат?

  2. Что следует предпринять следователю?

Задача 5.Прокурор, ознакомившись с материаламиуголовного дела, дал указание дознавателюоб окончании расследования и направлениидела в суд. Выполняя данное указание,дознаватель представил уголовное делоначальнику органа внутренних дел дляутверждения обвинительного акта,который, изучив акт, пришел к выводу оналичии основания для прекращенияпроизводства по делу.

Оцените сложившуюсяситуацию. Какие процессуальные отношениявозникают соответственно между прокуророми начальником органа дознания, прокуророми дознавателем, начальником органадознания и дознавателем?

Задача 6.10 мая в отношении Стасова возбужденоуголовное дело по факту убийства Яроцкого(ч. 1 ст. 105 УК РФ).

15 мая Стасовзадержан в соответствии со ст.ст. 91, 92УПК РФ.

17 мая по судебномурешению к нему применена мера пресеченияв виде заключения под стражу.

23 мая следовательвынес постановление о привлеченииСтасова в качестве обвиняемого всовершении преступления, котороепредъявил Стасову 26 мая, после чегодопросил его.

2 июля дело направленов суд, куда поступило и зарегистрировано3 июля.

8 июля судья вынеспостановление о назначении судебногозаседания. В дальнейшем приговором судапервой инстанции Стасов признан виновнымв совершении преступления, предусмотренногоч. 1 ст. 105 УК РФ, и осужден к 7 годам лишениясвободы.

Какое процессуальноеположение занимал Стасов на предварительномследствии и при производстве по делу всуде? Как изменялись права Стасова помере изменения его процессуальногоположения?

Задача 7.Расследуя дело по обвинению Платоновав совершении квартирных краж, следовательпроизвел обыск в его квартире. При обыскев качестве понятых участвовали соседиПлатонова по лестничной площадкеСидорова и ее совершеннолетний сын,являющийся курсантом Нижегородскойакадемии МВД России.

https://www.youtube.com/watch?v=HRG-Q-p7eas

Впоследствии уследователя возникла необходимостьдопросить Сидорова и Павлова в качествесвидетелей по вопросу о принадлежностиПлатонову некоторых вещей, изъятых унего во время обыска.

Оцените действияследователя по привлечению к производствуследственных действий понятых. Вправели следователь допросить Сидорова иПавлова в качестве свидетелей дляустановления указанных обстоятельств?

Задача 8.В результате ДТП малолетнему ребенкупричинен тяжкий вред здоровью. Следователь:(вариант 1)признал своими постановлениямималолетнего пострадавшего потерпевшим,а его мать законным представителемпотерпевшего; (вариант2) вынеспостановление о признании материпотерпевшей по делу; (вариант3) призналмалолетнего потерпевшим, а мать –представителем потерпевшего.

Оцените действияследователя.

Задача 9.Из квартиры Пугиной совершена кража.Преступники проникли внутрь путемвзлома монтировкой входной двери,которая в результате была значительноповреждена. Из квартиры похищены деньги,золотые украшения, отдельные предметыверхней одежды. Следователь вынеспостановление о признании Пугинойпотерпевшей и допросил ее.

Показаниямипотерпевшей установлено, что из ее вещейничего не украдено. Все похищенноепринадлежало двум квартирующим у неестуденткам Хорошиловой и Плахотиной,которые в данный момент на каникулах ивыехали домой.

В тот же день к следователюпришла студентка Середа и заявила, чтов результате кражи похищены принадлежавшиеей кольца и серьги, которые она временнодавала своей подруге Хорошиловой. Приэтом Середа передала следователю исковоезаявление о взыскании материальноговреда и компенсации морального вреда,причиненного преступлением.

Следовательразъяснил Середе, что до возвращенияХорошиловой и Плахотиной никаких решенийв отношении нее принимать не будет.Середа обжаловала бездействие следователяв суд.

Оцените позициюследователя. В какой момент производствапо делу лицо становится потерпевшим?Имеются ли основания для признания всехназванных лиц гражданскими истцами икакой порядок для этого предусмотрен?Разрешите жалобу в суд.

Задача 10.Во время проведения по уголовному делуо квартирных кражах проверки показанийна месте следователь, обвиняемый, понятыеи другие участники этого следственногодействия стали очевидцами совершенияграбежа.

Следователь,полагая, что по данному преступлениюбудет возбуждено уголовное дело, провелосмотр места происшествия и зафиксировалсведения о пострадавших и другихочевидцах.

Оценитеправомерность действий следователя.

Могут ли лица,участники этого следственного действиябыть одновременно участниками другогоуголовного дела?

Задача 11. Н*,будучи за рулем в состоянии алкогольногоопьянения, не остановился на запрещающийсигнал светофора и совершил наезд напешехода К*. Находящийся в состоянииболевого шока, К* поднялся после падения,вытащил Н* из машины и нанес ему несколькоударов руками и ногами по лицу, чтоповлекло потерю Н* зрения на один глаз.

По факту данногопроисшествия возбуждено уголовноедело.

Определите, вкачестве каких участников уголовногопроцесса будут являться К* и Н*.

Задача 12. Вмагазине совершена кража товаров, всвязи с чем возбуждено уголовное дело.Следователь, используя оперативно-розыскныеданные, на допросе изобличил в совершенииэтого преступления Евдокимова. Последнийпризнался в краже и назвал своимисоучастниками Федорова и Климова.

При обыске вквартире Федорова обнаружены костюмыи другие вещи из магазина. Федоровследователем задержан в порядке ст.ст.91, 92 УПК РФ. Обыск в квартире Климоваположительных результатов не дал.

Производя допрос Климова, следовательпредложил ему дать показания о своейпреступной деятельности. Климовпотребовал разъяснить, в чем его конкретноподозревают, иначе он не будет отвечатьна вопросы.

Следователь объяснил Климову,что он допрашивается в качестве свидетеля,поэтому органы расследования не обязаныобъявлять ему, в чем его подозревают.

Определитепроцессуальное положение Евдокимова,Федорова и Климова. Соответствует лиуголовно-процессуальному законуповедение следователя при производствепредварительного следствия по данномууголовному делу? Какими процессуальнымиправами мог воспользоваться Климов приего допросе?

Задача 13. Всвязи с дорожно-транспортным происшествием,повлекшим смерть пешехода, было возбужденоуголовное дело. Водитель, совершившийнаезд, и пассажир скрылись, оставивнеисправное транспортное средство наместе происшествия. Об этих лицахпервоначально удалось получить самыеобщие сведения: мужчины 30-40 лет, одетыев спортивные костюмы.

https://www.youtube.com/watch?v=J2gcA7owMkQ

На допрос былвызван владелец автомобиля – ИгорьСергеев, 35 лет. Каковего процессуальный статус?

Задача 14. Кадвокату Стрекову в юридическуюконсультацию обратился гражданинЗаваров. Он рассказал о своей причастностик хищению радиодеталей с завода и просилдать консультацию о том, стоит ли емуявиться с повинной или есть смыслотрицать вину.

Можно ли допроситьадвоката Стрекова в качестве свидетеля?

Задача 15.Рассматриваяуголовное дело, суд огласил показанияШвецова, данные им во время предварительногоследствия, в которых он частично признавалсебя виновным в совершении преступления.На суде Швецов категорически заявил,что таких показаний не давал.

В допросеобвиняемого на предварительном следствииучаствовала защитник Стрижельчикова.Она подписала протокол допроса и невысказала каких-либо возражений поповоду неправильности записи показаний.Стрижельчикова защищала подсудимогов ходе судебного разбирательства.

Имеется ли у судавозможность выяснить у защитника:

а) обстоятельствадопроса ее подзащитного на предварительномследствии и содержание данных импоказаний;

б) подтверждаетли она, что своей подписью удостоверилаправильность фиксации показанийобвиняемого.

Источник: https://studfile.net/preview/5661841/

В зал суда речицы со старшим помощником прокурора: профессия изнутри

Прокурор решил что свидетель-обвиняемый

Как проходит подготовка к судебному заседанию у гособвинителя, с каким поведением обвиняемых приходится сталкиваться сотрудникам прокуратуры и что происходит на суде, выясняла журналист «Дняпроўца», проведя один день со старшим помощником прокурора Речицкого района Екатериной КАШИЦКОЙ.

– Екатерина Анатольевна, расскажите, когда уголовное дело попадает к вам?

– Когда заканчивается предварительное расследование и следственный комитет передаёт дело прокурору для рассмотрения. Он же направляет его в суд. За пять-шесть дней до судебного заседания нам приходит отношение.

Оно содержит дату, время, фамилию, и прокурор в соответствии со стажем работы, классом юриста и его занятостью отписывает дело кому-то из нас. Новичку сложное дело, конечно, не доверят. Как только сотрудника назначили, он идёт в суд и берёт материалы дела для изучения.

По результатам мы докладываем на планерке прокурору и предлагаем соответствующее наказание, он либо соглашается, либо мы обсуждаем дальше.

– Какое дело сегодня будет рассматриваться в суде с вашим участием?

– Это дело было направлено к нам 1 апреля этого года, однако рассматривается заново: заболел народный заседатель, а потому, как он входит в состав суда, завершить процесс без его участия мы не могли и пригласили другого.

Дело возбужденно по части 3 статьи 328 «Незаконный оборот наркотических средств, психотропных веществ, их прекурсоров и аналогов» Уголовного кодекса Республики Беларусь, которая предусматривает наказание только в виде лишения свободы от 8 до 15 лет с конфискацией имущества или без конфискации. Предварительно установлено, что был сбыт в отношении троих человек. Но обвиняемый вину не признает, что говорит об отсутствии раскаяния, которое могло бы оказаться смягчающим обстоятельством.

Обвиняемый речичанин 1983 года рождения, как выяснило следствие, сбывал у себя дома марихуану. В 2002 году был судим за убийство, отбыл наказание и вышел в 2010-м. Обвинения строятся на показаниях свидетелей: с их слов, он продавал им растительную массу в небольших свертках. Все достаточно молодые: 1985, 1986 годы рождения, все работают, у всех семьи.

– Какой запрашиваете для него срок?

– Кроме распространения, подсудимый также обвиняется в краже из двух авто в состоянии алкогольного опьянения. По суммам всех преступлений будет запрошено 13,5 лет особого режима с конфискацией всего имущества.

– Как проходит судебное заседание?

– Открывается судебное следствие, и всё, что было на стадии предварительного следствия изучается заново: все доказательства, все свидетели обвинения и защиты. Затем начинается стадия трений: прокурор предлагает меру наказания, адвокат пытается её отбить. Суд удаляется в совещательную комнату, после чего обвиняемому дается последние слово и оглашается приговор.

– Сегодня какая будет стадия?

– Допрос отчима и одного свидетеля, а также обвиняемого. Это четвертое заседание по счету.

– Влияют ли на вас последние слова обвиняемых?

– Такого у нас не бывает, что вот кто-то пустил слезу и мы сразу снижаем срок. В этой работе учишься видеть манипуляции, считывать ложь.

Иногда видишь, что человек реально раскаялся, помогает следствию, тогда да, запрашиваемое наказание будет меньше.

Или с тем же штрафом: когда видишь, что у обвиняемого дети, тяжелое материальное положение, тоже много не запрашиваешь, так как понимаешь, что все бумерангом ударит по его семье, которая будет, по сути, оплачивать его проступок.

– Как себя в основном ведут подсудимые: замкнуто, демонстративно?

– По-разному, зависит и от темперамента, и от воспитания, и от культуры общения. В основном, большая половина – адекватные. Лица, которые были судимы ранее, могут себе позволить нагловатое поведение, так как знают процесс вдоль и поперек.

– Приходится делать замечания, если есть явное неуважение?

– Да, так как часто обвиняемые уверены, что в тюрьму их отправляет именно прокурор, и негативного настроены в нашу сторону. Во время допроса или уже когда судья удаляется для совещания, в свой адрес можно услышать всякое, в том числе и угрозы.

– Понимания, что судебный механизм они сами запустили своим поступком, нет ни у кого?

– Они, мне кажется, не могут объективно оценивать ситуацию: для каждого это личная трагедия, посмотреть на себя со стороны и признать свою вину мало кто способен. Далеко не каждый понимает, что оказался в суде исключительно из-за своих проступков.

– Ваши действия, если видите, что угроза высказывается реальная, а не сказанная в сердцах?

– Сообщаю в своё управление безопасности для проведения проверки, мы защищены в этом плане.

– Для многих запрашиваемая вами мера наказания – неприятный сюрприз или чаще всего обвиняемые понимают, что им грозит?

– Многие понимают, но недавно у меня было дело, когда обвиняемый был в реальном шоке от того, какое наказание ему присудили. Если есть адвокат, то этот сам по себе вопрос отпадает: они обсуждают такие моменты.

Встать, суд идёт!

И вот мы направляемся в суд. Екатерина Анатольевна в синей форме, с документами и уголовным кодексом – обязательным спутником на слушаниях. В здании суда её не просят записаться, как требуют у посетителей: старшего помощника прокурора здесь хорошо знают.

Вместе мы поднимаемся к судье, чтобы предупредить, что на открытом слушании будет присутствовать представитель прессы. Затем в коридоре ожидаем начала.

Там же крепкий мужчина в годах (позже выясняется, что это отчим подозреваемого) и две брюнетки беседуют с адвокатом.

Через приоткрытое окно в зале суда (жара же неимоверная) слышен грохот мотора, а затем лязг открывающихся тяжелых дверей. «Привезли», – говорит кто-то. Через некоторое время в сопровождении конвоя заходит обвиняемый.

Я не буду раскрывать его настоящего имени, пусть он будет Андрей. Из слов Екатерины Анатольевны я знаю, что ему 36 лет, не женат, детей нет, живет вместе с матерью и отчимом. В зале то ли сестра, то ли какая-то другая родственница.

Молодая женщина сердечно машет человеку за прутьями, они обмениваются несколькими тихими словами.

Начинается процесс, секретарь просит всех встать, так как в зал следует суд. Первым допрашивается свидетель по краже из авто. Как выясняется, именно она и стала причиной того, что Андреем заинтересовались сотрудники РОВД и провели дома обыск.

Обстоятельства, скажем так, несколько обескураживают: Андрей встретился с другом, у которого умерла мать; чтобы помянуть, распили крепкую настойку.

Когда бутылка опустела, Андрей, который, как сам признается, был крайне пьян, решает не идти пешком, а бредет к первой попавшейся на улице машине и разбивает стекло, чтобы, с его слов, «хоть что-то взять из машины, чтобы заплатить таксисту и добраться домой». По его же признанию, в себя пришел, только когда его задержала охрана и доставила в отделение.

Затем вызывают отчима Андрея. Жили они с ним и матерью в двухэтажном доме: Андрей на втором этаже, родители – на первом. Как уверяет отчим, о том, что чердак его дома – склад марихуаны, он не догадывался. О том, чтобы пасынок торговал чем-то незаконным, ничего не знает. Тем не менее при нем из его же дома были вынесены несколько мешков (!) измельченной «травы» и электронные весы.

Еще один свидетель не так благосклонен к Андрею: он сообщает, что покупал у обвиняемого «соли», платил по 40–60 рублей. Рассказал, где встречались, в какие свертки было завёрнуто вещество. Договаривались по телефону.

Другого свидетеля (он не смог явиться на заседание), как следует из материалов суда, Андрей бесплатно угощал марихуаной и позже продавал её у себя дома по 20 рублей за коробок.

Переговоры вели по «Вайберу», всё сохранено в конфискованном телефоне.  

Слово против слова

Позже обвиняемый расскажет, как сам… покупал у свидетеля марихуану за 200 рублей. И именно поэтому решил, когда наткнулся на дикорастущую коноплю, сделать себе запас и «сэкономить». А также поведает, что косил и возил не один, а с другим свидетелем по делу. На вопрос, почему не говорил об этом ранее, ответит: «У него семья, имущество, не хотел подставлять».

Мягко говоря, удивленная таким поворотом, я вскоре покидаю здание суда. После прошу прокомментировать Екатерину Анатольевну происходящее. По её словам, такие ситуации не редкость.

Иногда под занавес подсудимый уже понимает, что ему грозит, и судорожно начинает искать варианты собственной зашиты. Сколько в таких признаниях правды? Сказать сложно. Не всегда всё однозначно.

Тем не менее, с учётом услышанного, вместо 13,5 лет старший помощник прокурора снизила запрашиваемый срок на 10,5 лет без конфискации имущества. Судья принял решение приговорить Андрея к этому же сроку.

* * *

Это короткий эпизод работы прокуратуры. Даже не целый день, а его небольшая часть. Но и за эти несколько часов, кажется, я прочувствовала, какие стальные нервы должны быть у прокурорских работников.

Чтобы принимать непростые решения и быть способными защищать не только интересы закона в его строгих рамках, но и тех, кто оступился, расплетая клубки их сложнейших жизненных ситуаций, характеров и поступков.

Перепечатка текста и фото Dneprovec.by запрещена без разрешения редакции. info@dneprovec.by

Источник: http://dneprovec.by/laworder/2019/06/26/23631

Вопросы по закону
Добавить комментарий