Сдача квартиры беженцам с украины

«Здрасьте, приехали!» В России беженцам с Донбасса предлагают жить в лесу

Сдача квартиры беженцам с украины

Российская Федерация готовится свернуть программу помощи вынужденным переселенцам с юго-востока Украины.

С 1 ноября для украинцев отменен льготный режим пребывания в России, а пункты временного размещения будут принимать беженцев теперь только на 60 дней.

Для региональных чиновников это означает, что придется “попросить” из гостиниц и санаториев семьи, с которыми они “нянчились” последние полтора года. Выгонять людей на улицу – неприятнейшая миссия, и власти отчаянно ищут другие варианты.

Типичная застройка военного городка Смуравьево в Псковской области

Мы идем по абсолютно тихой и невзрачной улице бывшего военного городка. Здесь, в Смуравьево, есть 120 пустых квартир, 50 из которых депутаты Гдовского района готовы хоть сейчас отдать беженцам из Украины. Я спрашиваю своих спутниц:

– Ну как вам?

Женщины пожимают плечами.

По выражению лиц я понимаю, что они не в восторге. Хотя щедрость гдовских властей нельзя не оценить: бери какую хочешь квартиру, недорого, на любой срок, с регистрацией. Непонятно только, что делать в этом лесу. Женщины с сомнением осматривают заброшенные строения, куда обязательно залезут их дети. Мужчины спрашивают, как тут с работой.

С работой – никак. Но километров за двадцать есть лесопилка, которая готова взять сразу 25 человек, агитирует депутат районного собрания Алексей Малов. На работу и с работы сотрудников возит служебный автобус, говорит он.

У гдовских властей свой интерес: пока нет нанимателей, оплачивать коммунальные услуги должен местный бюджет.

Жилые дома в 12 км от Гдова достались району от Министерства обороны, и теперь квартиры раздают всем желающим. Для начала закрыли муниципальную очередь.

Теперь депутаты предложили жилье беглецам с Донбасса – как только стало известно, что пункт временного пребывания в гостинице “Спорт” в Пскове придется закрывать.

Юля открыла двери возможным соседям

Смуравьево кажется отличным вариантом и областной власти – уж куда лучше, чем просто выставить людей на улицу. Сергей Логачев, заместитель председателя комитета по труду и занятости, ведет делегацию в гости к украинской семье, которая уже год как обосновалась в поселке.

Юля, мама двоих детей, улыбаясь, встречает гостей на пороге. Ей нравится местная школа и соседи. Муж устроился на работу (та самая лесопилка), гражданство уже получили и теперь арендуют трехкомнатную квартиру по договору соцнайма.

Пришлось, правда, переклеить обои и поменять сантехнику – все квартиры здесь требуют ремонта.

Женщины переглядываются: это расходы…

Украинцы-беженцы с большим сомнением рассматривают вариант переезда в заброшенный военный городок

После ухода военных в этом отрезанном от мира поселке живут человек пятьсот, не больше. Недалеко от бывшего КПП зияет черными оконными проемами заброшенный советский Дом культуры.

Между жилыми “панельками” пустуют старые казармы. Ветхий асфальт сливается с газонами, доказывая, что о благоустройстве здесь забыли в момент ввода в эксплуатацию последней пятиэтажки.

Чтобы переехать сюда жить, требуется отвага. Или отчаяние.

Один день для одного человека в пункте временного размещения обходится бюджету Российской Федерации в 800 рублей. В семье Светланы Мороз – четыре человека. Получается, что их комната в гостинице “Спорт”, где мы встречаемся после поездки, стоит 96 тысяч рублей в месяц. Светлана зарабатывает 8500.

По официальным данным, в России в пунктах временного пребывания сегодня живут 16 418 граждан Украины. Это значит, что каждый месяц государство тратит порядка 400 млн рублей на содержание таких “убежищ”.

Сразу после артобстрелов квартира в тихом Смуравьево действительно показалась бы раем

За полтора года через гостиницу “Спорт” в Пскове прошли 326 человек. Сегодня там остаются 23 человека, остальные разъехались кто куда – в Санкт-Петербург, где легче найти работу, на съемные квартиры или обратно на Донбасс.

Едва не вернулась домой в период затишья на фронте и Женя Богатыр с мужем и тремя детьми. Но снова стали стрелять, и они остались в Пскове. А в конце ноября им сообщили, что гостиницу нужно покинуть.

Их Попаснянский район не попал в список опасных территорий: “Федеральный бюджет не выделил на вас деньги”.

“Я расплакалась”, – рассказывает Евгения. Тогда ей как многодетной матери власти “пошли навстречу”. При посредничестве администрации нашелся спонсор, который будет оплачивать семье съемное жилье до конца учебного года. А потом, говорит Женя, если война не кончится, у нас одна дорога – в Гдов.

Поиск жилья для беглецов с Донбасса – это не только вопрос цены аренды. Обязательно нужна регистрация для миграционного учета, а псковичи боятся прописывать съемщиков. Квартиры с регистрацией предложила одна строительная компания, но дорогие и без мебели.

Светлана Мороз, ее мама и сыновья

Светлана Мороз с пожилой мамой и двумя сыновьями уехала из Макеевки в июне 2014 года. “Тикали”, как говорят украинцы с ударением на “а”, под обстрелами: новошахтинский КПП, через который проезжал автобус, вскоре показали в новостях разбомбленным. Снаряд прилетел и во двор их дома, к счастью, уже после отъезда. Фотография попалась на глаза Светлане в интернете: “Так и торчит в клумбе”.

– У вас что-нибудь или кто-нибудь остались там? – спрашиваю у Светы.

– Конечно. Сестры мои остались. Квартира осталась там.

– Диван, – добавляет семилетний Дима.

Его мама смеется. В Пскове у них нет своей мебели, и в перспективе ухода из гостиницы это еще одна проблема.

В отличие от семьи Богатыр, Светлана ехала в Россию с намерением стать гражданином России. Ее мама, Ирина Германовна, родилась в Костроме, а в 19 лет вышла замуж за военного и уехала с мужем в Украину. Она говорит: “Хочу восстановить гражданство”.

Казалось бы, Ирина Светличная – идеальный клиент для программы добровольного переселения соотечественников.

– Мы-то думали, все быстренько произойдет, как они нам говорили, все будет в ускоренном темпе: через полгода вы станете гражданами России, – рассказывает Светлана. – В результате я пошла подавать документы по программе, а мне сказали: надо регистрацию на три года. Здрасьте, приехали! А где ж ее брать?

Без гражданства Ирина Германовна не может подтвердить инвалидность и не получает пенсию. Ее старшему внуку Данилу после приезда в Псков исполнилось 16 лет, а паспорта, российского или украинского, у него нет. Светлана беспокоится, что сын после 9-го класса не сможет ни продолжить учебу, ни устроиться на работу. Хотя какую-то “справку” ему пообещали выдать.

– Лишь бы документы сделали, а там мы уже… – вздыхает Ирина Германовна.

Мы же шли на референдум и али с такой надеждой, что Путин нас заберет, как и Крым он забрал, мы али в основном за Путина

Документы – самая существенная проблема вынужденных переселенцев. Если забыть о статусе, все остальное, материальное, становится намного проще. Можно найти работу, снять жилье – лишь бы не спрашивали про паспорт и регистрацию. Но спрашивают.

Недавно семье позвонили: приносите, мол, заявление на вступление в программу. Когда зашла речь о ликвидации ПВР, миграционная служба наконец решила, что регистрации в гостинице будет достаточно, чтобы начать процедуру получения гражданства. В ожидании люди потеряли полтора года.

Светлана Мороз прекрасно понимает, что рано или поздно гостиницу придется покинуть. Аренда однокомнатной квартиры в Пскове стоит от 6 до 9 тысяч рублей в месяц – как раз ее зарплата. Она усмехается: “Тогда поедем в Гдов!”

– Если выхода не будет, то это, конечно, лучший вариант. Жалко, они нас сразу туда не отвезли, – говорит Светлана.

Сразу после артобстрелов квартира в тихом Смуравьево действительно показалась бы раем. Полтора года спустя новый переезд – это новый стресс, как для детей, так и для взрослых. Единственная надежда его избежать – получить социальное жилье в Пскове. Очень слабая надежда.

Со дня приезда первых донбасских беженцев прошло полтора года. Государство потратило миллиарды рублей, оплачивая их проживание в гостиницах и санаториях. По данным ФМС, с апреля 2014 по ноябрь 2015 года в Россию с территории юго-востока Украины въехали 1 098 830 граждан.

Заявление о предоставлении гражданства написали 134 659 человек. Остальным, возможно, российское государство при более близком знакомстве показалось не столь привлекательным.

А скорее, созданные российским государством условия оказались чересчур сложны для простых людей, попавших в непростую ситуацию.

Светлана Мороз и ее мама ходили на референдум и али за “Донецкую народную республику”. Они искренне убеждены, что Донбасс уже никогда не будет украинским. “Там и деньги-то в основном уже российские”, – рассказывают они.

– Мы же шли на референдум и али с такой надеждой, что Путин нас заберет, как и Крым он забрал, мы али в основном за Путина, – говорит Светлана.

Я спрашиваю, не возникает ли у них теперь ощущение, что Путин их бросил.

Они горячо уверяют, что нет.

Оригинал публикации – на сайте Радио Свобода

Источник: https://ru.krymr.com/a/27430168.html

Удар в спину: Киевляне отказываются сдавать жилье переселенцам с Донбасса

Сдача квартиры беженцам с украины

Удар в спину: Киевляне отказываются сдавать жилье переселенцам с Донбасса

Фото из открытых источников

“Эти люди видели, что такое война, они могут быть агрессивными и потенциально опасными”, – говорит риэлтор

Столичная жилая недвижимость сегодня пользуется небывалым спросом, несмотря на кризис и нестабильность в Украине. Секрет практически ажиотажного спроса в потоке беженцев из зоны антеррористической операции. “Люди бегут от войны.

Более состоятельные переезжают в Киев, основная же масса “оккупирует” близлежащие регионы – Днепропетровская, Запорожская, Херсонская области, спокойные города Донбасса практически забиты переселенцами из зоны АТО”, – рассказывает ведущий аналитик консалтинговой компании SV Development Сергей Костецкий.

По данным Костецкого, рынок недвижимости Мариуполя и Запорожья переживает небывалый подъём. “Огромное количество людей, переехавших вместе с офисами крупных компаний в спокойные регионы и города, привели к превышению спроса над предложением качественных арендных квартир”, – констатирует специалист по недвижимости Иван Кудояр.

Он отмечает, что если однушка в Запорожье две недели назад стоила 2,5-4 тыс. грн в месяц, то сейчас цены доходят до 5-7 тыс. грн, и ещё нужно поискать. В Мариуполе похожая ситуация. Но свободных квартир уже практически нет, найти пристойное жилье по доступной цене очень сложно, добавляет запорожский риелтор Иван Головко.

Еще одно место локации переселенцев из Донбасса – жилье в курортных поселках Приазовья, где жилье арендуют на весь сезон. “Это, конечно же, не всем по карману, но говорят, что Мелекино и Белосарайка заполнены прилично. Частичная компенсация за сорванный сезон”, – говорят местные риелторы.

Арендный бум в столице

Спрос на аренду квартир в Киеве массово начал расти с начала июня, когда украинцам стало ясно, что военные действия на Донбассе вряд ли удастся купировать. Согласно подсчетам DOM.RIA.com, в июне-июле спрос на аренду квартир в эконом-сегменте вырос почти вдвое по сравнению с маем.

Дорогим жильем интересуются на 20% больше арендаторов, а интерес к аренде и покупке элитных квартир показал рост на треть. Управляющий партнер ARPA Real Estate Михаил Артюхов отмечает, что в июне ежедневно приходилось демонстрировать по 10-12 квартир, в июле пыл арендаторов несколько поубавился, но спрос все равно выше, чем в предыдущие месяцы.

“В мае люди откладывали решение об аренде или покупке до выборов”, — поясняет он. По словам Костецкого, с ростом спроса значительно сократилось предложение выставляемых квартир. По данным Лиги экспертов Украины, если в мае выставлялось чуть более 40 тыс. объектов для аренды, то июнь-июль показали 23-25 тыс. предложений.

Но, несмотря на спрос, хозяева недвижимости не торопятся доверять первому попавшемуся клиенту.

Это стало причиной того, что  стоимость аренды  двух- и трехкомнатных квартир снизилась на 700–1000 грн, “однушки” подешевели в среднем на 500 грн. “Раньше квартиру за 2,3-2,7 тыс. грн в месяц невозможно было найти. Сейчас же можно снять хиленькое жилье и за 1,5-2 тыс. грн в месяц. Да и хорошее жилье в пределах 2,7-3,0 тыс. грн – не диковинка”, – делится риелтор Елена Перевозник.

По данным риелторов, каждую третью сделку аренды в столице заключают жители Донецкой, Луганской областей или Крыма. При этом приезжие с Донбасса чаще ищут жилье на левом берегу: Дарница, Позняки, Осокорки, Харьковский массив или в пригороде.

Боятся воровства и произвола

Вице-президент Ассоциации профессиональных управляющих недвижимостью Анатолий Топал отмечает, что далеко не каждый владелец столичной или прикиевской квартиры сейчас готов пустить в свой дом переселенцев с Донбасса.

“Понимаете, боятся люди доверять беженцам. У многих же формально ничего нет.

Еще один фактор: хоть и нет у них официального статуса беженцев, все же народ боится, что выселить гостей по истечении срока аренды будет невозможно – тем некуда будет возвращаться”, – рассказывает он.

Костецкий отмечает, что, несмотря на то, что на одного арендатора на рынке приходится около 20-25 объектов, перспективы сотрудничества с беженцами не привлекают владельцев недвижимости.

Приезжие с Востока весной надеялись, что к концу лета ситуация стабилизируется, и они вернутся домой. Однако сейчас почти ясно, что в сентябре АТО вряд ли закончится. И если ранее хозяева жилья могли предложить арендаторам скидку, то сейчас хозяева неохотно идут на такие временные условия и вовсе готовы ждать длительных договоров. “Не хотят сдавать жилье на месяц-два.

Есть клиенты, которые выжидают студенческой поры, чтобы сдать квартиру на весь учебный год. Ведь уже недолго осталось”, – рассказывает Перевозник. Костецкий отмечает, что сдавать жилье переселенцам из зоны АТО не торопятся еще и потому, что опасаются квартирных краж и афер.

“Эти люди видели, что такое война, они могут быть агрессивными и потенциально опасными”, – делится соображениями своих клиентов Перевозник.

На украинских форумах масса обсуждений того, стоит ли отдавать жилье в аренду жителям “горячих” областей. И такие дискуссии небезосновательны. Риелторы отмечают, что неоднократно сталкивались с тем, что, пустив по доброй воле беженцев с Донбасса пожить бесплатно, возникали трудности с их выселением или взиманием платы за проживание.

Но нередко на рынке появляются и псевдориелторы, которые идут на все условия приезжих, оказавшихся в безвыходной ситуации.

Они подписывают договор аренды, берут плату за первый месяц проживания, а как только семья планирует заселиться в квартиру, оказывается, что там уже кто-то живет, или что “риелтор”, подписавший с ними договор аренды, не имеет к этому жилью никакого отношения.

Поэтому риелторы призывают быть как можно более бдительными и как можно менее доверчивыми как съемщиков жилья, так и его собственников.

Марина Мурга для 112.ua

Источник: https://112.ua/statji/udar-v-spinu-kievlyane-otkazyvayutsya-sdavat-zhile-pereselencam-s-donbassa-93559.html

Виноваты украинцы? Почему в Таллинне растут цены на арендное жилье

Сдача квартиры беженцам с украины

ТАЛЛИНН, 8 ноя — Sputnik, Денис Пастухов. На постоянный рост на съемные квартиры в эстонской столице оказывает значительное влияние приток иностранной рабочей силы, прежде всего из Украины, отмечают специалисты по недвижимости.

В последнее время неоднократно можно было услышать утверждения, что цены на аренду недвижимости в Таллинне достигли своего потолка и инвесторы, которые занимаются сдачей квартир в аренду, должны быть осторожны. Но реальная жизнь показывает обратную картину.

Ноппель-Кокеров отметила, что уже четыре года кряду сальдо миграции в Эстонии положительное: по состоянию на конец сентября, согласно данным Министерства внутренних дел, краткосрочное пребывание в стране по работе было зарегистрировано примерно 20 тысяч раз. Многие украинцы перевозят в Эстонию свои семьи. Это не преминуло сказаться на росте цен.

В октябре этого года на портале City24.ee, который провел анализ полутора тысяч квартир для аренды в Таллинне, средняя цена предложения на квадратный метр такой квартиры составляла более 16,17 евро, что на 6,4% превысило показатели прошлого года.

Sputnik Эстония обратился к эстонским специалистам по недвижимости с просьбой прокомментировать цифры одного из самых популярных порталов недвижимости Эстонии.

Маклер из фирмы Virgo OÜ Ольга Владимирова подтвердила, что поток рабочих из бывших постсоветских республик, которые арендуют квартиры, очень высок.

На первом месте среди клиентов Владимировой идут именно украинцы, хотя есть у нее немало квартиросъемщиков, к примеру, из Молдовы и Узбекистана.

Сейчас, по словам маклера, идет расцвет притока мигрантов: если раньше “по тропинкам брели, то теперь едут по асфальтированным дорогам”.

Несомненно, сказала она, поток иностранной рабочей силы — один из основных факторов роста цен на аренду жилья, хотя остаются и стабильные категории арендаторов — это молодежь, желающая жить отдельно от родителей, или же один из супругов после процедуры развода.

Цены, по ее наблюдениям, значительно выросли несколько лет назад и продолжают расти — при этом не только в Таллинне, но и за его пределами. Владимирова объяснила, что одним из самых популярных городов, где можно снять квартиру, стал Палдиски. Цены на аренду там намного ниже столичных, поэтому часть арендаторов живут в Палдиски, а в Таллинн ездят на работу.

© Sputnik / Вадим Анцупов

Таллиннский район Ласнамяэ

В столице гастарбайтеры предпочитают обитать в спальных районах (если работают в таллиннском районе Ласнамяэ, то обычно там же и арендуют), но, бывает, арендуют и в центре. Некоторые не отдают себе отчёт в том, что денежное бремя может стать слишком тяжёлым.

“Сдавала семье гастарбайтеров из Молдовы квартиру возле “Каубамая” в самом центре Таллинна. Говорю — это же очень дорого, только на квартиру и будете работать. А они ответили, что только такую и нашли. Видимо, с поиском тоже не все еще в порядке.

Также нужно иметь в виду, что далеко не все хозяева готовы сдать свои квартиры рабочим. Хорошие отремонтированные квартиры — категорически нет. Сразу говорят: только не рабочим. Но так многие из них зарекомендовали себя”, — добавила Ольга Владимирова.

Консультант по недвижимости компании 1Partner Kinnisvara Ольга Круглова тоже согласна с анализом портала City24.ee.

“Уже года три как цены начали повышаться. Мы ждем какого-то кризиса, что какого-то предела цены должны достичь, а он всё не наступает. И каждые полгода цены по чуть-чуть всё равно растут — закономерность сейчас именно такая. Пока активно приезжают люди из Украины и из других стран, будет необходимость в аренде, и цены наверняка будут расти”, — сказала Круглова Sputnik Эстония.

Разумеется, уточнила Круглова, в Таллинн массово прибывают не только украинцы. По-прежнему стремятся в столицу Эстонии, к примеру, и жители эстонских регионов, того же Ида-Вирумаа.

У такой категории съемщиков примерно такие же пожелания, как и у работников из Украины — вторичное жилье.

Клиенты Ольги Кругловой, например, часто выбирают находящийся недалеко от Таллинна город Маарду или таллиннский Ласнамяэ, где цены довольно низкие в сравнении с другими районами столицы.

Однако не только сами гастарбайтеры влияют на цены, но и хозяева квартир. Так, есть рынок нового, очень дорогого жилья и вторичного, то есть уже обжитых квартир. Цены на эти квартиры тоже стремятся вверх.

Приезжие, которые зарабатывают в целом не очень много, предпочитают вторичное жилье — попроще и подешевле, чтобы и аренду смогли оплатить, и что-то себе оставить.

Но хозяева такого жилья, пользуясь потоком желающих снять квартиру, зачастую улучшают условия проживания и, соответственно, поднимают цены.

“Конечно, многое зависит от достатка. Кто-то арендует и абсолютно новое жилье”, — добавила Ольга Круглова.

Не украинцем единым

Стоит отметить, что Карин Ноппель-Кокеров привела в пример еще один фактор роста цен на аренду. Так, на них влияют реализуемые в Эстонии крупные проекты — например, Rail Baltic (новая железнодорожная магистраль, которая берет начало в Таллинне).

“Для создания Rail Baltic нужно большое число рабочей силы. Инженеры по строительству не станут ведь жить в палатках в лесах возле железной дороги, а, несомненно, выберут арендное жилье в близлежащих городах”, — заявила Ноппель-Кокеров.

Также, по ее словам, IT-сектор приглашает специалистов из-за рубежа, которые тоже должны где-то жить.

Ранее Sputnik Эстония писал о новом веянии в эстонской столице. Так, в Таллинне некоторые дома строятся с прицелом на то, что жильцы будут арендовать в них квартиры, но эти квартиры также продаются. Однако недавно появились первые дома, квартиры в которых можно только взять в аренду, а купить нельзя.

Источник: https://ee.sputniknews.ru/tallinn_news/20191108/18399174/Ukraintsy-prodolzhajut-vzvinchivat-tseny-na-arendnoe-zhilje-Tallinn.html

Где в Украине «донецких» ненавидят сильнее всего

Сдача квартиры беженцам с украины

За несколько лет мы придумали жителям Донбасса столько обидных прозвищ и кличек, что можем соперничать с Киселевым и его «хунтой» и «фашистами». Геотег «донецкий» стал в Украине синонимом непроходимой тупости и предательства.

А ненависть и презрение дошло до той точки, когда киевские владельцы квартир на сдачу, готовы терять деньги, лишь бы не иметь дело с выходцами с Донбасса.

И это несмотря на то, что в украинских добровольческих батальонах и подразделениях ВСУ хватает жителей тех самых Донецкой и Луганской областей.

depo.ua провел эксперимент: представившись семьей из Донецка (муж и жена, без детей, без зверей), мы попробовали снять квартиру в трех городах Украины. Выбрали Львов (как самый прозападный), Киев (русскоговорящий город с европейской ориентацией) и Харьков (как один из самых пророссийских).

Мы не претендуем на какое-то социальное исследование – проблема намного глубже и требует тщательного изучения. Наш эксперимент – это скорее попытка поставить себя на место жителей Луганска или Донецка. Побывать в шкуре согнанного войной беженца, которого не любят в мирной части Украины.

КИЕВ: ВЫВЕШИВАЮТ РОССИЙСКИЕ ФЛАГИ И УЕЗЖАЮТ В «ДНР» С ХОЗЯЙСКОЙ ТЕХНИКОЙ

Мы позвонили по номерам семи риелторов и трех владельцев жилья. Последние нам отказали сразу, даже не объясняя причин: «Из Донецка? Нет. До свидания». А риелторы принялись подыскивать варианты.

Причем, квартиры, что получше и подешевле, сразу порекомендовали не смотреть. После прозвонов, переговоров с владельцами, отсеялись еще два варианта.

В итоге за час мы получили четыре предварительных согласия (на нас хотят посмотреть хозяева) и одно 100% заселение.

Предложения «для донецких» хуже и дороже, чем в среднем на рынке. Например, за однушку на улице Василенко попросили 4000 гривен плюс коммунальные. Из мебели – модный в прошлом веке шкаф с облупившимся лаковым покрытием, старый диван, стыдливо прикрытый алым покрывалом и, конечно, красный ковер на стене со светло-зелеными обоями. А, впрочем, смотрите сами.

Отметим только, что за 4000 гривен сейчас можно снять квартиру по соседству, на бульваре Лепсе – после ремонта и с новой техникой. Но жителям Донбасса она не сдается.

– Многие донецких не хотят, мы сразу оговариваем это с хозяевами, – честно ответила риелтор Анна, на которую мы вышли по объявлению о сдаче действительно роскошной 1-комнатной квартире в новострое на Харьковском шоссе за шесть тысяч гривен.

– Вы не обижайтесь, но у нас был случай, когда они (жители Донецка, – ред.) уехали, прихватив с собой плазменную панель. Где их потом искать? В ДНР? А еще одни уникумы – вывесили российский флаг на балконе. Выселили их на следующий день…

Вы тоже за Россию?

Узнав, что мы патриоты Украины, девушка обрадовалась, но, кажется, не слишком поверила.

– Когда у вас только началась война, многие киевляне сдавали без проблем, но потом, знаете, желающих поубавилось, – рассказал риелтор Максим. – Были разные эксцессы, разные неприятные моменты. Если кратко, то ситуация сейчас такая: есть хозяева категорически против собак, кошек и донецких. Некоторые согласны заселять только после собеседования.

Сами владельцы жилья, с которыми общался depo.ua считают донецкую публику ненадежной, а еще опасаются, что из их квартир устроят перевалочные пункты и общежития.

ИТОГ: Истории о том, как тяжело снять квартиру беженцу с Востока Украины в Киеве, слышать приходилось неоднократно. Мол, владельцы столичных квадратных метров заглядывают в паспорт и, если видят прописку Луганской или Донецкой области, указывают без разговоров на дверь. На самом деле все оказалось не так мрачно, но доля правды в этих историях есть.

По нашим наблюдениям, снять жилье в Киеве можно, но рассчитывать на радушие и прием не приходится: там, где уютно и недорого, владельцы перебирают клиентами, отсеивая тех, «кто с собаками, кошками» и… как это обидно не звучит – донецких. Впрочем, вероятно, если потратить на поиски больше времени – удастся найти разумный компромисс. И разумных хозяев.

ЭМОЦИИ: Честно – очень неприятно. Особенно, когда поставили в один ряд с собаками и кошками. Это просто верх хамства или тупости.

В то же время рассказ о вывешенном, в дни войны и гибели тысяч украинских солдат, российском флаге, задел даже больше, чем история об украденном телевизоре. Увы, подобные эксцессы проецируются на всех жителей Донбасса. Даже патриотов Украины.

ЛЬВОВ: РИЕЛТОРЫ ПЕРЕХОДЯТ НА РУССКИЙ, НО ТОЖЕ ЖАЛУЮТСЯ НА КРАЖИ

Найти во Львове квартиру от хозяев нам не удалось: практически все объявления на сайтах подают риелторы. Мы обзвонили несколько контор, чтобы подыскать варианты. Отметим, что риелторы здоровались с нами на украинском языке, но услышав, что мы говорим по-русски, тут же переходили на русский.

– Ну, если честно – половина рынка точно будет вам недоступна, – ответил нам риелтор Юра, услышав, что мы с донецкой пропиской. – А может, даже больше. Но квартиру мы вам найдем, только хотелось бы, чтобы вы сказали, где будете работать.

То есть хозяева хотят понимать, что к ним за люди едут. Вы не обижайтесь, просто времена такие: были случаи, когда беженцы из Донецка обворовывали хозяев – снимали квартиру, а через пару дней съезжали, вывозили практически все… Да и хозяева сейчас тоже есть не совсем адекватные.

Мне надо по базе посмотреть, и я вам пришлю варианты.

Когда мы сказали, что патриоты Украины и предоставим справку о трудоустройстве, Юра даже повеселел и пообещал найти «самое хорошее». Примерно то же самое ответили еще в двух риелторских компаниях.

Через полтора часа у нас было на выбор восемь вариантов: от шикарной «однушки» в центре за 4,5 тысячи гривен до весьма скромной, но уютной за 2000 на окраине.

Отметим, что, в отличие от киевских риелторов, львовские себя показали с лучшей стороны. Никто не проводил параллели между собаками, кошками и донецкими, все тут же переходили на русский язык.

ИТОГ: Снять квартиру во Львове с донецкой пропиской – проще простого, хотя владельцы жилья тоже обжигались на воришках.

ЭМОЦИИ: Львовский такт заслуживает уважения.

За все время разговоров с риелторами я не почувствовал какого-то дискомфорта, хотя мне честно объяснили, что не все готовы заселять донецких, но сделано это было очень аккуратно и без хамства.

Вполне вероятно, что это связано с тем, что я не говорил напрямую с хозяевами. Или с тем, что все-таки во Львов из Донбасса поехало меньше людей, чем в Киев.

ХАРЬКОВ: НЕ ХОЧЕТ ВЫГОНЯТЬ БЕЖЕНЦЕВ НА МОРОЗ, ПОЭТОМУ… НЕ ЗАСЕЛЯЕТ

В первой столице Украины, к нашему удивлению, оказалось очень много хозяев квартир, которые не готовы пустить к себе донецких. Извиняются, но твердо говорят: «Нет». Риелторы тоже не скачут от радости, заслышав про донецкую прописку.

– Вы пара, без деток, еще ничего, нормально, подыщем вариант, – ответила риелтор Елена. – А так, не очень хотят жителей из зоны АТО, особенно с детьми. Политика тут ни при чем: опасаются, что не будут платить. А как их потом с детьми на улицу в морозы выгонять? И кому весь этот цирк нужен?

Но квартиру найти можно и цены (по киевским меркам, конечно) – не высокие. Например, «однушку» на проспекте Косиора предлагают за 2000 гривен. Состояние не ахти, но жить можно.

– Очень часто слышу от хозяев, что беженцев с Донбасса в свои квартиры они не пустят, – говорит риелтор Инна. – Многие даже не объясняют почему, просто сразу предупреждают, чтобы клиентов с Донбасса не предлагала.

Сами хозяева говорят, что не хотят сдавать жилье по несколько раз в год, а ищут надежного клиента на длительное время.

– Я сдала уже семье из Донецка, говорили, что надолго, а я, старая дура, пустила без залоговых, пожалела, они чухнули через месяц, – ответила владелица «однушки» на проспекте Ленина. – Их ребенок мне все обои исписал и изорвал, а они уехали, поскандалив и не заплатив. Так что, молодой человек, извините, но с меня беженцев хватит.

ИТОГ: В городе, который считают наиболее пророссийским, беженцам из Луганска тоже не особо рады. Но квартиру найти можно.

ЭМОЦИИ: В Харькове все прагматично и без эмоций. Те, кто обожглись, больше беженцев не пускают, тут людям (по крайней мере, тем, с которыми мы созвонились) совершенно не интересны твои политические взгляды. Все просто: беженец – ненадежный арендатор.

ВЗГЛЯД ИЗ РЕДАКЦИИ

«Диванные войска» Украины, вооружившись мышкой и клавиатурой, требуют всеобщей мобилизации донецких и проклинают их, обвиняя во всех неудачах со времен Независимости. В ход идут оскорбления и требования взять оружие в руки и партизанить. Правда, сами интернет-генералы «партизанят» разве что в ближайший супермаркет за бутылочкой пива…

Но хочется сказать о другом. Давайте не будем судить людей только по прописке в паспорте. Давайте прекратим провожать автомобиль с номерами АН или ВВ словами «ху.ло донецкое поехало». Может быть, это действительно – «ху.ло», которое бегало с российскими флагами у себя в Донецке и накликало войну.

Может быть, это действительно – трусливый сепаратист, который чухнул в Киев, как только в его регионе началась война… Но, а если – нет? Многие люди, из Донецка и Луганска, с которыми мне приходилось общаться, хотят мира в составе Украины. Поэтому они поехали не в Россию, а в Киев.

Не гоните их своим презрением и ненавистью назад, к махровым сепаратистам.

Еще о «донецких» в редакторском посте Не жалейте донецких в Киеве

Источник: https://www.depo.ua/rus/life/gde-v-ukraine-donetskih-nenavidyat-silnee-vsego-09012015205700

Крыша для переселенца, или Почему

Сдача квартиры беженцам с украины

Донецкий поэт и бард Вадим Гефтер посвятил донецким беженцам, вынужденным покинуть насиженные места, проникновенные строки:

Жить в потоке сомнений и брошенных фраз, может это кому и утеха…

Но случилась беда и поднялся Донбасс, вдруг поднялся Донбасс и…уехал..,

И кочует по свету большой караван, под завязку загружен тюками-

Самолетики “АН”, самолетики “АН” улетают в туман с земляками….

И действительно, с каждым днем на улицах украинских городов, больших и маленьких, появляется все больше машин с донецкими номерами “АН”. К их пассажирам так же ежедневно прибавляется несколько тысяч беженцев из Донбасса, выехавших на свободные от оккупации территории своим ходом: автобусами, попутками…

По данным Управления ООН по координации гуманитарных вопросов, еженедельно из захваченного боевиками региона выезжает в среднем до 10 тысяч человек. Общее количество беженцев перевалило уже за 1,5 миллиона. При этом, независимо от выбора временной, как надеются все переселенцы, родины, всем им приходится решать самый главный вопрос – жилищный.

Казалось бы, рынок аренды жилья в стране более-менее состоялся, поэтому особых проблем не предвиделось. Однако уже первые беженцы столкнулись с тем, что некоторые хозяева сдаваемых квартир категорически не желают поселять в них выходцев с востока Украины.

“ОстроВ” попытался разобраться в причинах столь явной дискриминации и без того обиженных судьбой “донецких” и “луганских”. В беседах с хозяевами и их посредниками-риэлторами в качестве основного мотива первоначально чаще всего звучало не совсем понятное: “Не хочу и все!”. Серия уточняющих вопросов позволила составить своеобразный рейтинг фобий, мешающий сдавать жилье переселенцам.

Итак, больше всего арендодатели боятся, что из-за “донецких” жильцов на них наедет налоговая инспекция. Дело в том, что большинство квартир сдается нелегально, при этом фискальные органы не имеют возможности взять на учет каждого неплательщика подоходного налога.

В случае с временно перемещенными лицами работа налоговиков облегчается в разы: переселенцы становятся на учет в социальной службе для получения пособий или пенсий и регистрируются в соответствующей миграционной службе. Таким образом, где и у кого они поселились, ни для кого в этом случае не является секретом.

Хозяева съемных квартир не хотят столь наглядно рекламировать свой нелегальный бизнес, поэтому избегают жителей Донбасса.

Ситуацию усугубляют “перегибы на местах”, когда некоторые чиновники для постановки на учет требуют от переселенцев привести с собой хозяина арендуемого ими жилья с пакетом документов на право собственности.

Дальше – больше. Некоторые арендодатели всерьез считают, что поселившийся у них переселенец по некоему закону имеет право претендовать на их квадратные метры. Каким государственным актом регламентируется столь щедрая защита прав временно перемещенных лиц, они не знают, но на всякий случай в аренде “донецким” отказывают.

На втором месте в списке причин отказов стоит опасение, что квартиранты из Донбасса не станут снимать квартиру на длительный срок. Дескать, как только в Донецке или Луганске перестанут стрелять, они тут же вернутся домой, а арендодателю придется искать новых жильцов. Справедливости ради, следует отметить, что эти опасения не беспочвенны.

Так, прошлым летом тысячи беженцев из зоны боевых действий искали жилье в Бердянске, Запорожье, Мариуполе… Они божились и даже прописывали в договорах аренды, что снимают жилье на длительный срок, но как только 5 сентября было заключено перемирие, моментально разъехались по домам. Хозяева остались без ежемесячной “прибавки к пенсии”.

После очередного обострения ситуации на Донбассе на свободную Украину вновь потянулись вереницы беженцев…

На третьем месте в рейтинге страха перед жителями Донбасса стоит миф об их врожденном хамстве и дикости. Якобы они не только ломают мебель в арендуемом жилье, но и, уезжая, вывозят с собой хозяйскую утварь.

В данном случае “лугандонские” жильцы приравниваются к студентам из дружественных африканских стран. “Сдам квартиру. Кроме иностранцев и жителей Донецкой и Луганской областей”, – можно прочитать в объявлении. В этой фобии есть свой резон и основана она на горьком опыте.

Елена из Киева рассказывает, как к ней обратился молодой человек из Донецка. Созвонились по телефону. Клиент заказал дорогую квартиру.

“Тысяч за десять-двенадцать, только чтобы гараж был – у меня машина крутая”, – сказал он. Подобрав вариант, Елена позвонила молодому человеку и пригласила его на просмотр.

“Ну, держитесь, – услышала она в ответ, – мы с друзьями едем к вам – сейчас вы узнаете, что такое настоящее донецкое быдло!”.

Риэлтор не стала выяснять, шутил клиент, говорил правду и или горько иронизировал по поводу стереотипов – она просто отказалась с ним работать. Но, по словам Елены, таких случаев в ее практике было немного.

В целом контингент “донецких” и “луганских” мало чем отличается о приезжающих в столицу из других регионов: есть безбашенная молодежь, снимающая самое дешевое жилье, есть интеллигенция, ищущая в среднем ценовом сегменте, чтобы было, “пусть бедненько, но чистенько”. Ищут съемные квартиры и люди очень богатые.

Они арендуют элитное жилье и размер ежемесячной платы не оставляет хозяевам места для рассуждений о том, из какого региона приехал квартирант, есть ли у него высшее образование и как он относится к проблеме единства Украины.

Кстати, о единой Украине и любви к “ДНР”. Вопреки расхожему мнению, идеологические причины отказа в аренде жилья практически отсутствуют. Жители большинства городов, как на западе, так и в центре страны, на бытовом уровне с сочувствием и пониманием относятся к вынужденным изгнанникам. Но квартиры им сдавать не хотят.

Правда, за последние полгода отказов в аренде выходцам из Донбасса стало гораздо меньше. Но дело здесь не в преодолении фобий и негативного отношения к “лугандонским”. Просто риэлторы заранее выясняют у хозяина его позицию по этому вопросу, а разговор с клиентом начинают со слов “Вы откуда?”.

В зависимости от ответа посредники и подбирают варианты размещения, по умолчанию исключая конфликтные варианты. Ключевое слово: подбирают.

В конце концов, практически все полтора миллиона переселенцев нашли себе жилье, поэтому говорить о какой-то серьезной дискриминации “донецких” на рынке аренды квартир все-таки нельзя.

Юрий Бовх, “ОстроВ”

Присоединяйтесь к “ОстроВу” в, ВКонтакте, , чтобы быть в курсе последних новостей.

Источник: https://www.ostro.org/donetsk/society/articles/473116/

Le Figaro: как мэрия Парижа борется с Airbnb

Сдача квартиры беженцам с украины

Теперь, чтобы сдать жилье через Airbnb, парижанам придется запрашивать специальный номер на сайте мэрии Wikimedia/CC

Власти Парижа в очередной раз ужесточают законодательство в области краткосрочной аренды жилья через интернет.

Новые правила направлены в первую очередь против платформы AirBnb, через которую во Франции сдают более 400 000 квартир и комнат.

Начиная со 2 октября для того, чтобы сдать квартиру через интернет, парижанам придется запрашивать специальный номер на сайте мэрии. О том, как мэрия французской столицы воюет с Airbnb, пишет в субботу, 16 сентября, газета Le Figaro.

«Всего два года назад мэр Парижа Анн Идальго принимала одного из создателей Airbnb Брайна Чески в мэрии Парижа как почетного гостя. Но это время кажется очень далеким.

Если в 2015 году столицу Франции в Airbnb называли своим главным рынком, то теперь в мэрии Парижа Чески — персона нон-грата. Париж ужесточает законы, которые регулируют сдачу жилья в аренду туристам.

Это тяжелый удар для “Убера” в сфере аренды жилья, деятельность которого уже ограничили в Лондоне, Нью-Йорке и Берлине», — пишет Le Figaro.

Согласно закону, принятому в конце 2016 года, муниципалитеты Франции могут потребовать получить регистрационный номер на сайте мэрии для сдачи жилья в аренду на короткий срок.

Этот номер позволяет властям контролировать, что срок аренды жилья не превышает 120 дней в год. Каждый муниципалитет вводит это обязательство по собственному усмотрению.

В Париже решили законом воспользоваться, и пользователи сервиса Airbnb будут обязаны получать такой номер со 2 октября.

Как отмечает Le Figaro, необходимость регистрироваться на сайте мэрии Парижа снизит количество тех, кто сдает туристам свое неосновное жилье. Во Франции для сдачи путешественникам в аренду помещений, в которых владелец проживает меньше 8 месяцев в году, требуется специальное разрешение властей. В Париже, по информации издания, такое разрешение получить «практически невозможно».

Airbnb против «отельного лобби»

Как утверждает газета, к ужесточению арендного законодательства причастны лоббисты из отельного бизнеса. При этом изначально их требования к законодательству были еще более жесткими. Профсоюз отельного бизнеса UMIH, по информации издания, попросил мэрию Парижа запретить сдавать жилье меньше, чем на неделю, а также ограничить срок аренды жилья до 52 дней в году.

В мэрии Парижа представителей туристического и отельных бизнесов поддержали лишь частично. При этом, как пишет Le Figaro, городские власти в борьбе против Airbnb опирались и на финансовые интересы Парижа — в отличие от отелей, американский сайт почти не платит налогов во Франции. От Airbnb во французскую казну в прошлом году поступило лишь 93 000 евро.

«Сегодня количество дней в году, на которое можно сдать жилье, зафиксировано в федеральном законодательстве на уровне 120 дней. Мы хотим, чтобы город сам мог определять этот порог.

И французская столица должна снизить его до 60 или 90 дней, — приводит издание слова заместителя мэра Парижа по жилищным вопросам Яна Бросса (Ian Brossat). — Город не объявлял войну Airbnb. Вопрос лишь в том, как найти баланс между развитием туризма и защитой жилищного фонда.

Неконтролируемый рост рынка краткосрочной аренды жилья может привести к трагическим последствиям».

По мнению автора заметки в Le Figaro, в противостоянии с мэрией Парижа у Airbnb нет другого выбора, кроме как самим заняться лоббингом и попытаться смягчить ограничения.

Дефицит жилья для туристов

Издание пишет, что ужесточение законодательства приведет к нехватке туристического жилья в Париже. Сейчас в городе через платформу сдается более 75 000 квартир и комнат — это лишь на 10 000 меньше, чем количество номеров в отелях. Отныне всем, кто сдавал в аренду свое неосновное жилье, придется удалить объявления с сайта.

Новые ограничения затронут не только владельцев жилья, но и профессионалов отельного бизнеса. «Мы сдавали 200 частных элитных квартир в Париже. Их владельцы, конечно, не жили в них больше восьми месяцев в году. В декабре нам придется уйти с рынка», — приводит газета слова владелицы агентства, занимающегося сдачей жилья через Airbnb.

Газета утверждает, что, даже несмотря на ужесточение законодательства во французской столице, законы по краткосрочной аренде жилья в Париже пока отличаются мягкостью.

В Нью-Йорке городские власти запретили арендовать жилье на Манхеттене и в Бруклине меньше, чем на 30 дней, тем самым почти вытеснив Airbnb с рынка. В Лондоне сдавать жилье в аренду разрешается лишь на 90 дней в году, а в Амстердаме — на 60 дней.

В Барселоне же сдача квартир туристам запрещена без специального разрешения мэрии.

Источник: http://www.rfi.fr/ru/frantsiya/20170917-le-figaro-kak-meriya-parizha-boretsya-s-airbnb

Вопросы по закону
Добавить комментарий