Сколько раз в год может вызвать скорую пенсионер?

Перестали приезжать по вызовам. Как идет реформа скорой помощи, которая стартовала в Украине с 1 сентября

Сколько раз в год может вызвать скорую пенсионер?

С 1 сентября в Украине стартовал первый этап масштабной реформы экстренной медицинской помощи. Минздрав называет его “подготовительным” – будет создана система переподготовки специалистов, открыты обновленные диспетчерские пункты и прочее.

То есть, по большому счету, рядовые граждане вообще не должны заметить никаких изменений, – утверждает заместитель председателя правления Украинского врачебного сообщества Константин Надутый.

Но украинцы, которым пришлось звонить в “Скорую”, уже оценили первые нововведения. Люди массово жалуются на отказы медиков приезжать по вызову и некачественную помощь.

Сами доктора говорят, что им уже поступили просьбы от чиновников “фильтровать звонки” и “экономить на выездах”. А многие подумывают о более спокойной работе – из системы начался массовый отток специалистов.

“Страна” разбиралась как спасают украинцев по новым правилам.

В чем суть реформы

Как уже писала “Страна”, Минздрав утвердил концепцию реформирования системы экстренной медицинской помощи этим летом. Она предусматривает несколько нововведений.

Это, во-первых, новая система диспетчеризации и изменение протоколов для диспетчеров. Теперь оператор обязан подробно расспросить пациента о причинах вызова и выяснить стоит ли, собственно, отправлять к нему бригаду скорой помощи.

Последняя будет выезжать только в действительно экстренных случаях (и на них обязана приехать в течение 4-8 минут). Но к последним не относятся симптомы, которые украинцы привыкли считать “неотложными”, скажем, высокая температура.

Глава Минздрава Ульяна Супрун заявила, что наши граждане часто паникуют зря, поэтому главная задача диспетчеров – распознать такие “ложные” вызовы, чтобы не гонять машину скорой помощи зря.

Во-вторых, предусмотрено создание электронной системы GPS- навигации, которая позволит контролировать местонахождение всех машин скорой помощи и высылать на вызов ту, которая успеет доехать быстрее сего. Такая система уже начала работать в Киеве, Днепропетровской, Херсонской и Харьковской областях, а в тестовом режиме – в Винницкой и Полтавской областях. 

В-третьих, планируется кардинально переформатировать штатный состав скорых. В бригаду будут входить только перамедики, а врачи ездить по вызовах не станут. Продвигая эту норму, Минздрав апеллировал к мировому опыту и подсчитал, что комплектовать бригады врачами – слишком дорогое удовольствие.

задача парамедиков – правильно поставить диагноз, оказать неотложную помощь, и, в случае необходимости, успеть довезти больного до специализированного центра. Для этого планируется масштабное переучивание персонала “Скорых” и последующее независимое оценивание парамедиков, от результатов которого будут зависеть их зарплаты.

После успешного прохождения двухмесячных курсов специалист может рассчитывать на оклад в 8-14 тыс. грн., – сообщила глава Минздрава Уляна Супрун.

В-четвертых, к спасению украинцев хотят привлечь не только врачей, но и представителей других служб – полицейских, пожарных и пр. Их также обучат азам оказания неотложной помощи.

Такие же курсы планируют провести для школьников, учителей, воспитателей детсадов и др.

Чтобы поставить спасение граждан на поток, в общедоступных местах планируется разместить “инвентарь” – жгуты, дефибриляторы и пр.

Реформа рассчитана на пять лет. С сентября стартовал ее первый этап, который должен завершиться уже в следующем году.

За это время Минздрав намерен переквалифицировать персонал “Скорых”, обучить азам неотложной помощи непрофильных специалистов (пожарных, полицейских, водителей, учителей и пр.

), утвердить программу медицинской подготовки для старшеклассников, запустить обновленную систему диспетчеризации,  создать Агентство экстренной медпомощи и пр.

Второй этап рассчитан на 2020-2022 г.

Чиновники намерены обкатать систему оповещения по мобильным телефонам и привлечения к оказанию помощи тех же полицейских, пожарных, волонтеров, разработать законодательную базу для защиты таких “любителей” от судебных преследований со стороны пациентов и их родственников за допущенные при “лечении” ошибки, а также начать финансировать “Скорые” по тарифам “за пролеченный случай”. Будет также запущена инвестиционная программа по модернизации имеющихся и созданию новых центров экстренной помощи.

Для рядовых украинцев стартовавшая реформа, по крайней мере ее первый этап, должна была стать простой формальностью.

“На практике в этом году ничего не меняется – идет лишь подготовка к нововведениям (обучение специалистов, модернизация диспетчерских центров и др).

То есть, на вызовы, как и раньше будут ездить бригады с врачами и фельдшерами, а не с парамедиками – их у нас еще попросту нет”, – пояснил “Стране”  заместитель председателя правления Украинского врачебного сообщества Константин Надутый.

Впрочем, украинцы изменения уже заметили. Социальные сети переполнены жалобами тех, к кому “Скорая” вовсе не приехала, сославшись на “несерьезность” случая, или же приехала, но качество оказанной помощи оказалось ниже среднего.

“Тут такое дело. Проясняются приоритеты обновлённой скорой помощи. Открытый перелом у ребёнка – это не повод для них приезжать на вызов. Ну а что ? Вот если бы голову оторвало – другое дело. Впрочем, если голову – тоже ехать не надо, можно ж сразу в морг.

Поясню: знакомая накануне стала участником ситуации , когда ребёнку с открытым переломом в Киеве пытались вызвать скорую. Скорая не приехала. Глава ассоциации парамедиков Украины пояснил почему. Открытый перелом руки не угрожает жизни , говорит он. Насколько я знаю, для парамедиков в Украине ныне не обязательно иметь полное медицинское образование.

Однако стоит иметь хотя бы совесть и элементарную человечность”, – написала на своей странице в киевлянка Виктория Свитлова.

Формально новые протоколы для диспетчеров еще тоже не действуют. Тем не менее, те уже активно отсекают желающих вызвать “Скорую”.

“У ребенка была высокая температура. Посоветовали дать жаропонижающее и только если не поможет позвонить еще раз. Сказали – все бригады на выезде”, – рассказала “Стране” киевлянка, мать двухлетнего малыша Мария.

Люди рассказывают и о случаях, когда по вызову к ним приезжала не бригада медиков, а студентка мединститута, подрабатывающая фельдшером на “Скорой”.

“Ничего толком не знает – даже кардиограмму не смогла снять. Сделала укол от давления и предложила госпитализацию”, – говорит пенсионерка Евдокия Параскун.

Поступила просьба “фильтровать” звонки

Получается, что медики сами решили “ускорить” реформу скорой помощи?

Константин Надутый говорит, что отказы медиков отчасти объективные. “В той же столице 5 млн. населений, а значит, должно работать не меньше 400 бригад скорой помощи. Но по факту есть только 150 бригад.

Еще 100 машин числится за неотложной помощью, но там другая специфика, они могут помогать “Скорым”, а не дублировать их.

Так что если не едут на вызовы, значит, попросту некому ехать”, – пояснил Константин Надутый.

Впрочем, сами работники столичной скорой помощи, попросившие не называть их имени, рассказывают, что им еще месяц назад начали поступать “просьбы” из городского управления по здравоохранению “по возможности экономить на выездах”.

Чиновники поясняли такую необходимость, якобы, сложностями с финансированием и, следовательно, обслуживанием автопарка. “Поэтому попросили “фильтровать” звонки и выезжать только по действительно серьезным случаям”, – рассказал “Стране” фельдшер скорой помощи.

И схожая ситуация сейчас наблюдается по всей стране.

Экстренная медпомощь финансируется за счет медицинской субвенции и целевой субвенции на закупку лекарств. В этом году денег стало меньше, – жалуются врачи. В бюджете -2018 первую уменьшили на 4,5 млрд. грн. (до 51,4 млрд. грн.).

В итоге на скорую помощь для каждого украинца по этой статье расходуются просто смешны деньги – 96,2 грн. на человека в областных центрах и 67,1 грн. – в селах.

Целевую субвенции на закупку лекарств профинансировали в прежнем объеме, но фактически она тоже уменьшилась, так как медикаменты за последний год заметно подорожали.

Между тем, как подсчитали эксперты, расходы “Скорых” выросли примерно на 16-17% (за счет подорожания бензина, увеличения минимальных зарплат и пр.).

У медиков есть пояснения и неполной комплектации бригад “Скорых”. “Зарплаты там остаются невысокими, поэтому люди уходят. Сейчас впору говорить уже не дефиците врачей – нет даже водителей. Последней каплей для многих стала новость, что их в рамках реформы также собираются сделать “спасателями”, – рассказал Константин Надутый.

Скорая или неотложная?

В ближайшее время ситуация может еще больше усугубиться. К примеру,  в Киеве разгорелся скандал вокруг объединения скорой и неотложной помощи.

Неотложка всегда была отдельным подразделением, работала при поликлиниках и подстраховывала “Скорую” (приезжала по тем самым “некритическим вызовам”, скажем, сбить температуру или уколоть обезболивающее), но при этом не подчинялась Центру экстренной медпомощи и медицины катастроф, который курирует “Скорые”. Пункты неотложной помощи вскоре могут закрыть.

“Что касается пунктов неотложной помощи, то все зависит от того, в каком состоянии и где они находятся. Если они неудобны по логистике, то будут закрыты”, – пояснил первый замглавы КГГА Николай Поворозник.

Их работников, якобы, обещают принять на работу в обновленную службу, но при этом им сначала нужно будет пройти переобучение. Многие медики решили не ждать нововведений и увольняются сами.

В КГГА уже поступило обращение от врачей, в котором в частности, говорится: “из бюджета Киева перестала финансироваться неотложная помощь.

Это связано с тем, что раньше деньги выделялись по медицинской субвенции из бюджета Украины, сейчас деньги платятся Центрам (экстренной помощи – Прим. Ред.) напрямую от Национальной службы здоровья.

На данный момент врачи неотложки увольняются с работы и Киев теряет медицинских специалистов, которые теперь не приедут на наш вызов! Приехать к вам сможет только “Скорая” (если у вас критическое состояние), а неотложную помощь теперь вы сможете получить только у своего врача с которым заключили декларацию. Это чья-то ошибка и некомпетентность в работе или системное уничтожение бесплатной и действующей неотложной службы в городе Киева?”, – недоумевают доктора.

Ответственный секретарь Национальной медицинской палаты Сергей Кравченко пояснил “Стране”, что в рамках реформы первичного звена медицинской помощи поликлиники были разделены на разные юридические лица – ЦПМД и диагностические центры. При этом неотложка из этой цепочки выпала.

“В Киеве ее решили отдать Центру медицины катастроф, и, я надеюсь, она вольется в единую диспетчерскую систему. Такие системы также уже функционируют в Харькове и Одесской области. Но в остальных регионах – разруха”, – отмечает Кравченко.

В некоторых областях реформе скорой помощи уже воспротивились местные власти.

Закарпатский губернатор Геннадий Москаль уже объявил, что в их регионе не будут исключать из бригад скорой помощи дипломированных врачей.

“Специфика Закарпатья в том, что сельское население составляет 63%, тогда как в среднем по Украине – 30%.

Как проводить реформу, когда у нас есть высокогорные населенные пункты и чтобы вовремя добраться до больного и предоставить ему помощь нужны “УАЗик” с врачем, а не парамедики”, – заявил недавно Москаль.

Впрочем, эксперты не исключают, что в следующем году реформу могут приостановить до лучших времен из-за нехватки денег. По самым скромным подсчетам, на обновление автопарка нужно порядка 6,5 млрд. грн.

, на создание единых диспетчерских центров, переучивание персонала, повышение зарплат парамедикам – по  400 -500 млн. грн. То есть, всего до 10 млрд. грн на пять лет или 2 млрд. грн. в год.

В проекте бюджета-2019 на реформирование экстренной медпомощи заложено вдвое меньше – всего 1 млрд. грн.

“Причем, непонятно откуда взялась эта цифра – никаких расчетов нам не предоставили”, – пояснил Константин Надутый.

Источник: https://strana.ua/articles/analysis/161996-pochemu-skoraja-pomoshch-perestala-priezzhat-po-vyzovam-v-ukraine-kak-idet-reforma.html

«Скорая помощь» в России становится платной: правда или нет?

Сколько раз в год может вызвать скорую пенсионер?

Сюжеты

«Скорая» значительные ресурсы тратит на пьяные вызовы, на шутников и бабушек, которые предпочитают снижать давление под присмотром профессионалов

«Новая газета»

Поводом для всплеска дискуссий по этому поводу стало предложение Минфина полугодовой давности, сделанное Минздраву.

Минфин, вернее, подведомственный ему научно-исследовательский финансовый институт, предложил брать с пациентов плату за вызов «скорой» чаще 4-х раз в год. Исключение предложили сделать для инвалидов, пенсионеров и детей.

Кроме того, предлагалось оплачивать более 8 посещений в год терапевтов в поликлиниках, обслуживание в нерабочие часы, лечение у высококвалифицированного специалиста. До 1 июня должны были подвести итоги эксперимента в Мариий Эл, Чувашии и других регионах, где платные скорые работали с начала года. Вот, сетевой народ и возбудился.

Вопрос, почему Минфин выступил с таким предложением, думаю, пояснений не требует. Интереснее, почему не поддержал Минздрав. Самая очевидная причина отказа в введении нового стандарта — не боязнь роста социальной напряженности, а чисто финансовые и практические соображения.

Подсчеты показали, что частичный отказ от практики бесплатного вызова «скорой» позволит сэкономить от 2 до 7,9 млрд рублей в год. Это составляет 0,62% стоимости базовой программы госгарантий. Суммы мизерные, чтобы переустраивать сложившуюся практику. Однако дискуссия по поводу оправданности дармовой «скорой» для всех уже давно ведется в профессиональных кругах.

«Скорая» значительные ресурсы тратит на пьяные вызовы, на шутников и бабушек, которые предпочитают снижать давление под присмотром профессионалов. Еще десять лет назад отдельно взятый город Ставрополь ставил подобный эксперимент. При всей дискуссионности метода, что и подтвердил нынешний фейсбук, оказалось, что с умом дифференцированный подход к вызовам «скорой» интересов граждан не ущемляет.

Тогда во всех поликлиниках Ставрополя возобновили работу пунктов неотложной помощи, по сути, восстановив старую советскую практику при которой «Скорая» выезжала только на экстренные ДТП и пожары, а неотложка к больным на дом. Ставропольцам объяснили, что «скорую», конечно, тоже можно вызывать, но если врач сочтет вызов необоснованным, то придется платить.

Всплеска социальной напряженности в Ставрополе этот эксперимент не вызвал, хотя в итоге и был признан местной прокуратурой незаконным. Эффект от двух месяцев работы таким — число вызовов «скорой» за сутки снизилось с 465 до 330. Автоматически сократилось время ожидания бригады.

Эксперты Минздравсоцразвития еще тогда признавали, что плата за вызов «скорой помощи» при не жизнеугрожающих ситуациях — единственный оптимальный выход. Думаю, эта модель — а не 4 вызова даром, а остальные за плату может рассматриваться как наиболее перспективная для оптимизации работы «скорой». Во всяком случае именно за нее голосуют на своем профессиональном форуме feldsher.

ru работники скорой помощи. Но при всей очевидности такого подхода даже профессионалы сомневаются, сможет ли такая формула эффективно работать. Вот выдержка из одного поста: В больших городах — масса ложных вызовов «скорой» наркоманами, людьми в нетрезвом состоянии, на «сопли», а также — «просто пообщаться», как часто делают это пожилые люди.

Однако чем дальше населенный пункт от цивилизации, тем меньше подобных «фокусов» от пациентов. — Мы — за израильскую модель вызова «скорой», — в один голос твердят российские доктора. — Пока «скорая» летит к похмельному пьянице, кто-то умирает от инфаркта! Вызвал по делу — оплачивает страховая, просто так — плати сам.

Израильская модель вызова «скорой», конечно, не предполагает вызовов без дела (штраф — 1000 шекелей, почти 250 долларов!). Однако если пациента довезли до больницы, помощь оказали в приемном покое и не госпитализировали, то платить ему все равно придется.

Строго говоря, вызов не был ложным, но тяжести своего состояния пациент объективно оценить не мог.

Сама ситуация с ложными вызовами тоже далеко не всегда однозначна. Когда у моего отца в Москве было предынфарктное состояние, мы дважды вызывали «скорую», которая констатировала — грипп. Фельдшера советовали пить витамины. И в результате он был доставлен в стационар той же бригадой по повторному вызову только через 6 часов: с диагнозом — обширный инфаркт миокарда.

Фельдшера извинились, но состояние уже было критическим и купировалось в кардиореанимации. Занимаясь реформированием хорошо бы наладить объективный контроль и за вызовами, и за ошибочными диагнозами, и за грядущими штрафами за ложный вызов. Штрафы, кстати, еще в ноябре 2015 предлагал тот Минфин.

Понятно, что сотрудники «скорой» постараются фиксировать свои ошибки по-минимуму, без нормального контроля снова будут страдать пациенты. Как утверждают российские медики, примерно две трети вызовов «скорой» к пожилым людям — это отсутствие адекватной терапии их хронических заболеваний. Участковым терапевтам, у которых бывает и по 70 вызовов на дом, просто некогда этим заниматься.

Думаю, если взять сельский сектор, то обострившейся запущенной хроники будет еще больше. И выездные диагностические бригады ситуацию особо не улучшат. Надо вновь открывать ФАПы с целевыми и регулярными визитами в них специалистов. «Скорую» нередко вызывают и граждане с психическими нарушениями, не желающие при этом госпитализироваться в профильный стационар. При этом количество сотрудников психиатрических клиник и диспансеров Минздрав упорно сокращает. Следовательно, эта категория лиц будет продолжать беспорядочные вызовы, а расплачиваться за это даже не подумает. А пока все в работе «скорой» остается неизменным. Спасать людей и приезжать на вызовы медики будут бесплатно. Об этом заявили «Новой газете» в Минздраве и департаменте здравоохранения Москвы.

https://www.youtube.com/watch?v=w9laH3q1hBM

Поводом для всплеска дискуссий по этому поводу стало предложение Минфина полугодовой давности, сделанное Минздраву.

Минфин, вернее, подведомственный ему научно-исследовательский финансовый институт, предложил брать с пациентов плату за вызов «скорой» чаще 4-х раз в год. Исключение предложили сделать для инвалидов, пенсионеров и детей.

Кроме того, предлагалось оплачивать более 8 посещений в год терапевтов в поликлиниках, обслуживание в нерабочие часы, лечение у высококвалифицированного специалиста.  

До 1 июня должны были подвести итоги эксперимента в Мариий Эл, Чувашии и других регионах, где платные скорые работали с начала года.

Вот, сетевой народ и возбудился.

Вопрос, почему Минфин выступил с таким предложением, думаю, пояснений не требует. Интереснее, почему не поддержал Минздрав.

Самая очевидная причина отказа в введении нового стандарта — не боязнь роста социальной напряженности, а чисто финансовые и практические соображения.

Подсчеты показали, что  частичный отказ от практики бесплатного вызова «скорой» позволит сэкономить от 2 до 7,9 млрд рублей в год. Это составляет 0,62% стоимости базовой программы госгарантий.

Суммы мизерные, чтобы переустраивать сложившуюся практику.

Однако дискуссия по поводу оправданности дармовой «скорой» для всех уже давно ведется в профессиональных кругах.

«Скорая» значительные ресурсы тратит на пьяные вызовы, на шутников и бабушек, которые предпочитают снижать давление под присмотром профессионалов.

Еще десять лет назад отдельно взятый город Ставрополь ставил подобный эксперимент. При всей дискуссионности метода, что и подтвердил нынешний фейсбук, оказалось, что с умом дифференцированный подход к вызовам «скорой» интересов граждан не ущемляет.

Тогда во всех поликлиниках Ставрополя возобновили работу пунктов неотложной помощи, по сути, восстановив старую советскую практику при которой «Скорая» выезжала только на экстренные ДТП и пожары, а неотложка к больным на дом.

Ставропольцам объяснили, что «скорую», конечно, тоже можно вызывать, но если врач сочтет вызов необоснованным, то придется платить. Всплеска социальной напряженности в Ставрополе этот эксперимент не вызвал, хотя в итоге и был признан местной прокуратурой незаконным.

Эффект от двух месяцев работы таким — число вызовов «скорой» за сутки снизилось с 465 до 330. Автоматически сократилось время ожидания бригады.

   

Эксперты Минздравсоцразвития еще тогда признавали, что плата за вызов «скорой помощи» при не жизнеугрожающих ситуациях — единственный оптимальный выход.

Думаю, эта модель — а не 4 вызова даром, а остальные за плату может рассматриваться как наиболее перспективная для оптимизации работы «скорой».

Во всяком случае именно за нее голосуют на своем профессиональном форуме feldsher.ru работники скорой помощи. Но при всей очевидности такого подхода даже профессионалы сомневаются, сможет ли такая формула эффективно работать. Вот выдержка из одного поста:

 

В больших городах — масса ложных вызовов «скорой» наркоманами, людьми в нетрезвом состоянии, на «сопли», а также — «просто пообщаться», как часто делают это пожилые люди. Однако чем дальше населенный пункт от цивилизации, тем меньше подобных «фокусов» от пациентов.

— Мы — за израильскую модель вызова «скорой», — в один голос твердят российские доктора. — Пока «скорая» летит к похмельному пьянице, кто-то умирает от инфаркта! Вызвал по делу — оплачивает страховая, просто так — плати сам.

Израильская модель вызова «скорой», конечно, не предполагает вызовов без дела (штраф — 1000 шекелей, почти 250 долларов!). Однако если пациента довезли до больницы, помощь оказали в приемном покое и не госпитализировали, то платить ему все равно придется.

Строго говоря, вызов не был ложным, но тяжести своего состояния пациент объективно оценить не мог.

Сама ситуация с ложными вызовами тоже далеко не всегда однозначна. Когда у моего отца в Москве было предынфарктное состояние, мы дважды вызывали «скорую», которая констатировала — грипп. Фельдшера советовали пить витамины. И в результате он был доставлен в стационар той же бригадой по повторному вызову только через 6 часов: с диагнозом — обширный инфаркт миокарда.

Фельдшера извинились, но состояние уже было критическим и купировалось в кардиореанимации.

Занимаясь реформированием  хорошо бы наладить объективный контроль и за вызовами, и за ошибочными диагнозами, и за грядущими штрафами за ложный вызов. Штрафы, кстати, еще в ноябре 2015 предлагал тот Минфин. Понятно, что сотрудники «скорой» постараются фиксировать свои ошибки по-минимуму, без нормального контроля снова будут страдать пациенты.

Как утверждают российские медики, примерно две трети вызовов «скорой» к пожилым людям — это отсутствие адекватной терапии их хронических заболеваний. Участковым терапевтам, у которых бывает и по 70 вызовов на дом, просто некогда этим заниматься.

Думаю, если взять сельский сектор, то обострившейся запущенной хроники будет еще больше. И выездные диагностические бригады ситуацию особо не улучшат. Надо вновь открывать ФАПы с целевыми и регулярными визитами в них специалистов.

«Скорую» нередко вызывают и граждане с психическими нарушениями, не желающие при этом госпитализироваться в профильный стационар. При этом количество сотрудников психиатрических клиник и диспансеров Минздрав упорно сокращает. Следовательно, эта категория лиц будет продолжать беспорядочные вызовы, а расплачиваться за это даже не подумает.  

А пока все в работе «скорой» остается неизменным. Спасать людей и приезжать на вызовы  медики будут бесплатно. Об этом  заявили «Новой газете» в Минздраве и департаменте здравоохранения Москвы.

Google ChromeFirefoxOpera

Источник: https://novayagazeta.ru/articles/2016/06/02/68818-skoraya-pomosch-v-rossii-stanovitsya-platnoy-pravda-ili-net

Вызываем «скорую». Что происходит, когда мы набираем номер «103»

Сколько раз в год может вызвать скорую пенсионер?
Олег ВОРОБЕЙ, заместитель главного врача по организационно-методической работе Городской станции скорой медицинской помощи Фото из открытых источников

На эти и другие вопросы читателей ответил заместитель главного врача по организационно-методической работе Городской станции скорой медицинской помощи Олег ВОРОБЕЙ.

В Минске вызов бригады скорой помощи осуществляется по номеру 103 с городского и мобильного телефонов. В поселках городского типа и сельских населенных пунктах для вызова бригады могут быть определены свои телефонные номера, согласованные с районным исполнительным комитетом.

Если вы думаете, что в столице все вызовы фиксируются в Больнице скорой медицинской помощи (БСМП) и оттуда же направляются машины скорой помощи, то это не так.

БСМП – самостоятельное лечебное учреждение, а скорую и неотложную помощь в столице оказывает Городская станция скорой медицинской помощи, в структуру которой входят оперативный отдел, отдел госпитализации и 10 подстанций скорой медицинской помощи, расположенных во всех административных районах города, для скорейшего прибытия к пациентам и пострадавшим.

Вызов бригады

Должен ли врач скорой помощи снимать обувь во время визита? Звонки по линии 103 через специальный узел связи поступают в оперативный отдел Городской станции скорой медицинской помощи на ул.

Захарова, где 16 фельдшеров круглосуточно осуществляют прием и передачу вызовов.

При приеме вызова бригады скорой помощи по телефону одновременно проводится автоматическая запись телефонного диалога, которая хранится 45 дней.

Если обращение относится к поводам для вызова скорой медицинской помощи, то диспетчер немедленно регистрирует вызов бригады на компьютере и определяет его приоритет.

Вызовы, пройдя обработку в специальной компьютерной программе, в автоматическом режиме распределяются по подстанциям согласно территориальному делению, а также могут повторно перераспределяться в зависимости от загруженности бригад.

В свою очередь бригада после получения вызова должна приехать по адресу в течение 15 минут в городе и 30 минут в иных населенных пунктах.

Необходимая информация

Диспетчер задает позвонившему обязательные вопросы о поле больного; его возрасте; о том, что случилось, о состоянии человека, которое необходимо описать как можно подробнее.

Также необходимо четко сообщить точный адрес (улицу, номер дома, подъезд, этаж), куда должна выехать бригада скорой помощи, ваш телефон и фамилию, если скорую помощь вызывает не сам пострадавший.

Полезно будет объяснить, как проехать к дому, назвать код домофона или рассказать, где именно встретят бригаду.

Кому приоритет?

При приеме вызова определяется приоритет вызова, который может быть экстренным (аварии; ДТП с пострадавшими; падение с высоты; обширный ожог; повешение и др.

), срочным (аритмия; сердечный приступ; инородное тело; обморожение; роды; приступ астмы и др.) и неотложным (аллергия; головная боль; почечная колика; значительное изменение артериального давления; острая задержка мочи; пищевые отравления и др.

). В зависимости от приоритета определяются время приезда бригады и ее тип.

Бригады делятся на фельдшерские и врачебные (общепрофильные и специализированные). Специализированные бригады – реанимационные, педиатрические, психиатрические, неврологические, бригады интенсивной терапии.

Например, в случае подозрения на острое нарушение мозгового кровообращения к больному направляется неврологическая бригада скорой помощи. При осложненном гипертоническом кризе – бригада интенсивной терапии. В случаях психических расстройств – психиатрическая бригада.

Если речь идет о потере сознания, нарушении дыхания, острых отравлениях, аллергических реакциях немедленного типа или массивных кровотечениях различного происхождения, по вызову направят реанимационную бригаду.

При отсутствии свободных специализированных бригад любая бригада скорой помощи может быть направлена на любой вызов в случае поступления экстренного или срочного вызова, за исключением вызовов бригад скорой помощи к пациентам с психическими расстройствами (заболеваниями).

Чем неотложная медицинская помощь отличается от экстренной?

Экстренныйвызов передается свободной бригаде скорой помощи в соответствии с ее специализацией не позднее 4 минут с момента его регистрации.

Срочныйвызов передается свободной бригаде скорой помощи в соответствии с ее специализацией не позднее 15 минут с момента его регистрации.

Неотложныйвызов передается свободной бригаде в соответствии с ее специализацией либо в поликлинику во время ее работы не позднее 1 часа с момента регистрации вызова.

При невозможности самостоятельного принятия решения о приоритете вызова и направлении бригады скорой диспетчер обязан известить об этом руководителя смены по приему и передаче вызовов, который в кратчайшие сроки должен принять решение.

При поступлении обращения, не относящегося к поводам для вызова бригады скорой помощи, диспетчер дает пациенту рекомендации, в какую государственную организацию здравоохранения необходимо обратиться за получением медицинской помощи.

В какую больницу?

Приедет ли скорая помощь на дачу? Выбор стационара, куда бригада скорой помощи доставляет пациента, зависит, во-первых, от его места регистрации и, соответственно, поликлиники, к которой он прикреплен для медицинского обслуживания. Это делается для того, чтобы потоки больных были равномерно распределены по учреждениям здравоохранения и стационары могли справляться с нагрузкой.

Во-вторых, важен поставленный диагноз. В отдельных случаях пациент доставляется в ближайший стационар, как правило, в реанимационное отделение, минуя приемное.

Разная специализация

Оснащение фельдшерской бригады отличается от оснащения реанимационной бригады или бригады интенсивной терапии, но незначительно. Так, после вступления в силу Приказа Министерства здравоохранения №1236 от 12.12.2016 г.

«Об утверждении табелей оснащения службы скорой медицинской помощи» фельдшерские бригады также стали оснащаться дефибрилляторами, аппаратами искусственной вентиляции легких, кардиографами, глюкометрами, небулайзерами.

Основная разница в том, что реанимационные бригады оснащены более сложным оборудованием, позволяющим осуществлять транспортировку тяжелых больных на большие расстояния – из города в город и даже за пределы страны. Работает ли в Беларуси санавиация?

Если нужна транспортировка

При наличии показаний бригада сама транспортирует лежачего больного из квартиры. Если это невозможно, бригада может вызвать в помощь другую бригаду или обратиться за помощью к окружающим в соответствии с должностной инструкцией, предписывающей при необходимости привлекать к транспортировке сторонних лиц.

Если пациент находится в труднодоступном месте, может быть вызвана служба МЧС.

Помимо этого, сейчас закупаются специальные кресла, благодаря которым силами одного медицинского работника можно транспортировать больного в сидячем положении по ступеням. Правда, к сожалению, пока не все бригады ими обеспечены.

Как найти родственника

Информация об обращении пациента за медицинской помощью составляет врачебную тайну, и по этой причине предоставляться по телефону она не должна.

Для получения такой информации необходимо с документом, удостоверяющим личность, обратиться в учреждение здравоохранения и написать заявление.

Информация, составляющая врачебную тайну, предоставляется в строгом соответствии с Законом «О здравоохранении».

Кто даст совет?

В оперативном отделе работает врач-консультант, которому можно позвонить по телефону 294-23-71 круглосуточно. Он сможет ответить на вопросы, касающиеся только оказания скорой медицинской помощи. В иных ситуациях следует звонить в другие экстренные службы в зависимости от ситуации.

Источник: http://www.aif.by/health/vyzyvaem_skoruyu_chto_proishodit_kogda_my_nabiraem_nomer_103

Вопросы по закону
Добавить комментарий