Стоит ли подавать в суд на стоматолога, если он допустил врачебную ошибку?

Стоматологическая экспертиза: что это?

Стоит ли подавать в суд на стоматолога, если он допустил врачебную ошибку?

Важно: эта статья написана для информации. Институт не выполняет такие виды экспертиз.

Никто не застрахован от ошибок – своих и чужих. Свои ошибки мы предпочитаем называть опытом. А вот чужие ошибки, которые влияют на наш бюджет, здоровье и нервы, вредом, а иногда и преступлением.

Одни ошибки мы забываем быстро, обычно из-за их незначительности. Другие – просто так взять и забыть невозможно: потеряли много денег, лишились материальных благ, испортили здоровье (подробнее о правах пациентов см.

ТУТ).

А что делать, если ошибку допустил врач? О причинении вреда здоровью в результате врачебной ошибки мы и хотим сегодня поговорить. Рассмотрим ситуацию, которая, увы, возникает всё чаще… Гражданка Иванова обратилась в частную клинику за установкой протеза на зубы. Желание обрести ослепительную улыбку обернулось головной болью.

Установленные за большие деньги коронки были не такими эстетичными, как обещал врач. Более того, гражданка стала жаловаться на прогрессирующие боли и чувство дискомфорта при открывании рта. Женщина взяла план своего лечения, чтобы обратиться в другую клинику. Выяснилось, что во время лечения стоматологи допустили серьёзные ошибки. Что делать гражданке Ивановой? Вариантов два.

Первый – провести стоматологическую экспертизу. Оценить ситуацию и медицинскую документацию, определить правовую позицию по делу помогут в экспертной организации. Экспертизу проводят как государственные, так и частные экспертные учреждения, часто создаваемые при профессиональных ассоциациях стоматологов.

Второй – написать жалобу в территориальное управление Росздравнадзора. Ваша жалоба будет основанием для проверки медучреждения.

Проверит ли Росздравнадзор или нет клинику, в любом случае, в течение месяца он должен ответить на вашу жалобу. Если договориться с клиникой не получилось, и конфликт не исчерпан, следует идти в суд.

А, значит, без проведения стоматологической экспертизы не обойтись.

Стоматологическая экспертиза – это…

Это исследование случая (случаев) оказания стоматологической помощи, выполняемое экспертом. Основные задачи стоматологической экспертизы: выявление и описание врачебных ошибок, их возможных последствий, выяснение причин их возникновения.

Эксперты исследуют качество предоставления услуги, адекватность использования ресурсов (технологий, оборудования, лекарственных препаратов), оценивают риск возникновения осложнений, степень удовлетворенности пациента.

К экспертизе прибегают в случаях оказания таких стоматологических услуг, как:

  • ортопедия: установка коронок, имплантатов, микропротезирование (виниры);
  • ортодонтия: исправление прикуса брекет-системами;
  • терапия: лечение кариеса, отбеливание зубов, лечение пульпита, периодонтита;
  • хирургия: удаление зуба, оперативное вмешательство.

На основании чего проводят стоматологическую экспертизу? Как правило, экспертизу проводят на основании медицинской документации: договор на оказание стоматологических услуг, медицинская карта стоматологического больного (описание клинического течения болезни, данные инструментальных, лабораторных и других дополнительных методов исследования).

Дополнительно на экспертизу могут попросить:

  • заявление (обращение) пациента или его законного представителя; 
  • объяснительные записки лечащего врача и других медицинских работников; 
  • материалы ранее проводимых мероприятий по контролю качества и клинических экспертиз;
  • другие документы. 

Как её проводят?

  1. Гражданин обращается в экспертную организацию (в государственную, например, Комиссию по контролю оказания стоматологической помощи гражданам в Санкт-Петербурге или Городскую комиссию по экспертизе качества стоматологической помощи взрослому и детскому населению в Москве, а также в независимую) с письменным заявлением с претензией о качестве стоматологических услуг.
     
  2. Организация назначает эксперта (экспертов), определяет порядок и форму (очная или по документам) проведения экспертизы.
     
  3. Эксперт оценивает полноту и своевременность диагностических мероприятий, правильность и точность постановки диагноза, адекватность выбора и выполнение лечебных мероприятий; выявляет дефекты и медицинские ошибки, устанавливает их причины, описывает реальные и возможные последствия.
     
  4. Эксперт, основываясь на изучении основных и дополнительных документов, обследования пациента и беседы с представителем медицинской организации, оформляет предварительное заключение. При необходимости для экспертизы могут привлекать консультантов. Предварительное заключение могут рассмотреть на заседании комиссии. В комиссию входят эксперты, представитель клиники, а также пациент и его лечащий врач. 
     
  5. Экспертное учреждение готовит итоговое экспертное заключения. Копию выдают пациенту (его представителю) и стоматологической клинике.
     
  6. Заключение может быть обжаловано в установленном порядке. И что делать с этим заключением? Экспертное заключение является доказательством в судебном разбирательстве. Вы можете подать иск на клинику, потребовав возмещения денежных средств и компенсацию морального вреда.

Дата редакции: 01.07.2019

Источник: https://ceur.ru/library/articles/medicinskaja_jekspertiza/item196915/

Что делать, если врач допустил ошибку во время лечения?

Стоит ли подавать в суд на стоматолога, если он допустил врачебную ошибку?

Кадр из сериала “Больница Никербокер”

Если речь не идет о тяжком вреде здоровью, то вначале пациенту стоит попробовать уладить ситуацию с лечащей клиникой.

Учреждение может компенсировать издержки за дополнительное лечение, если пациенту оказали некачественную медицинскую услугу. Кроме того, больной может написать заявление в свою страховую, которая будет обязана проверить качество лечения.

Сейчас в России клиники и пациенты решают спорные случаи либо самостоятельно, либо через суд и правоохранительные органы. Можно обратиться также в третейский суд, но он занимается только хозяйственными вопросами, а не причиненным вредом здоровью. Однако некоммерческое партнерство “Национальная медицинская палата” Леонида Рошаля предлагает ввести практику досудебного урегулирования споров между врачами и пациентами. Для этого, считают в организации, нужно создать региональные центры, которые могли бы проводить независимые экспертизы и рассматривать жалобы пациентов.

Перед тем как пойти в суд, нужно обследоваться в другом медучреждении.

Тогда у пациента появляется альтернативная позиция врачей, которая доказывает, что лечение было некачественным, или, например, опровергает поставленный ранее диагноз. Это даст возможность выдвигать претензии в суде.

Врачебные ошибки не квалифицируют отдельно. Такого понятия в российских законах просто нет.

Неправильные действия врачей могут стать уголовным преступлением: например, причинение смерти по неосторожности, причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью по неосторожности или неоказание помощи больному.

При этом, считает председатель петербургского отделения профсоюза медработников “Действие” Максим Кузьмин, если бы закон регулировал отдельно врачебные ошибки, это помогло бы не только пациентам отстаивать свои права, но и врачам — защищаться от необоснованных претензий.

Вероятность того, что возбудят уголовное дело, выше, если пациент проходил платное лечение.

Как объясняет председатель Лиги пациентов юрист Александр Саверский, суд может также признать, что была нарушена статья 238 Уголовного кодекса «Оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности жизни или здоровья потребителей». По его словам, на практике ее чаще применяют, если речь идет о платной медицине.

Александр Саверский, президент общественной организации «Лига защитников пациентов»:

— Для меня понятно, что она распространяется и на бесплатную медицину, но далеко не всем следователям и прокурорам это так же очевидно.

Если врачебная ошибка не может стать поводом для возбуждения уголовного дела, нужно подавать иск в рамках гражданского судопроизводства. Однако в этих случаях сами врачи, как правило, ответственности не несут.

Наказание за легкий вред здоровью по неосторожности не предусмотрено ни в Уголовном кодексе, ни в Кодексе об административных правонарушениях, поэтому такие случаи рассматривают как гражданские дела. Суд определяет размер компенсации в зависимости от обстоятельств, например, морального ущерба пациента или суммы, которую тот потратил на повторное лечение.

Александр Саверский, президент общественной организации «Лига защитников пациентов»:

— Врачей, как правило, это не касается: ответчиком является лечебное учреждение. Надо менять Кодекс административных правонарушений, вносить туда нормы штрафов для врачей и наказания вплоть до лишения права заниматься медицинской деятельностью.

Как говорит Саверский, по опыту Лиги пациентов, около двух третей дел выигрывают пациенты. Компенсация при этом в среднем составляет 150 тысяч рублей.

Ряд медицинских процедур связан с рисками и осложнениями: в этих случаях пациент может не получить компенсацию.

Клиники обязаны заранее предупредить, если операция или другая процедура чревата осложнениями. Без письменного согласия пациента «никто даже обследование проводить не станет», говорит Максим Кузьмин. Правда, отмечает он, в суде на эти бумаги потом не обращают внимания.

Максим Кузьмин, председатель профсоюза медработников «Действие» в Петербурге:

— Врачи всегда выбирают меньшее из двух зол: после какой-то процедуры может наступить осложнение, но если ее не провести, последствия будут гораздо тяжелее. Если в таких случаях всегда будут предъявлять претензии лечебному учреждению или врачу, то все из медицины сбегут.

Врачебные ошибки не всегда могут быть связаны только с халатностью самого врача.

В некоторых случаях вина за неправильное лечение лежит не только на враче, но и на самом медучреждении. По словам Кузьмина, нагрузка на специалистов в последние годы увеличивается, при этом условия труда не всегда соблюдаются.

Максим Кузьмин, председатель профсоюза медработников «Действие» в Петербурге:

— Если врач по какой-то причине остался на вторые сутки дежурить и совершил ошибку, то это может быть вызвано объективными причинами.

Кроме того, существуют нормы, которые регламентируют, сколько времени врач должен тратить на пациента. Однако они носят рекомендательный характер, как отмечает Кузьмин, это фактически приводит к тому, что врачи обследуют гораздо больше людей.

Источник: https://paperpaper.ru/medical-error/

Халатность врачей: статья УК РФ, жалоба, наказание, заявление

Стоит ли подавать в суд на стоматолога, если он допустил врачебную ошибку?

Человеческая некомпетентность, лень или недооценка всей серьёзности той или иной ситуации при выполнении им своих должностных обязанностей, явление достаточно распространённое, но в силу специфики выполняемых функций подобное попустительство может быть безвредным для окружающих или иметь социально-значимые негативные последствия.

В обоих случаях, классифицируя поведение человека, можно говорить о его халатности, но в последнем случае, при нанесении вреда материальному или физическому благосостоянию других людей или обществу, может наступить уголовная ответственность за последствия зловредного действия или бездействия.

Характеристика преступления

Индивидуальной статьи или правовой нормы в отношении халатности медицинских работников не предусмотрено, а причинение ими ущерба физическому благосостоянию пациентов или преждевременное наступление летального исхода, необходимо рассматривать, как пренебрежение исполнением должностных обязанностей. Под обязанностями любого должностного лица подразумеваются действия и алгоритмы поведения, которые предписываются ему различными нормами, указанными в законах, правилах, положениях, инструкциях или иных документах и регламентирующими его профессиональную деятельность.

Являясь должностным лицом, врач может совершить преступление в тех случаях, когда принятое им решение в состоянии отрицательно повлиять на здоровье больного или вызвать летальный исход. Исходя из этого, состав преступления характеризуется сочетанием следующих фактов:

  1. Объективность, выражающаяся в наличии должностной обязанности, которая не была исполнена врачом по причине лени, безалаберности или недооценки серьезности ситуации и это привело к разрушительным последствиям. Причинно-следственная связь должна быть очевидной и формализованной, так как наличие фактора неопределенности при лечении освобождает медперсонал от ответственности, потому что они не могли знать о наступлении негативных последствий и шли на оправданный медицинский риск.
  2. Субъективность, определяемая наличием конкретного медицинского работника, действия которого привели к ухудшению физического благосостояния больного или его смерти.
  3. Ущербность, заключающаяся в зафиксированном событии ухудшения самочувствия пациента или его смерти, которое имеет прямую взаимозависимость с лечебной процедурой в силу известных побочных эффектов лекарственных препаратов или лечебных процедур.

О том, как наказать врача за халатность, как ее доказать и куда обращаться, расскажем далее.

Куда жаловаться на халатность врачей?

Первой инстанцией, в которую должно быть выполнено обращение — это непосредственное руководство врача, допустившего халатное отношение к своим обязанностям, приведшее к неблагоприятным последствиям, в лице главного врача медицинского учреждения.

Оформляется подобная процедура в виде заявления свободной формы, в котором указываются все значимые обстоятельства, позволяющие отнести проступок медработника к халатности и указывающие на взаимосвязь предпринятого лечения и наступившего ухудшения самочувствия.

Результатом вручения такого обращения, с отметкой о регистрации на втором экземпляре, может быть дисциплинарное и/или материальное воздействие главврачом на подчиненного, поэтому пользоваться этим способом целесообразно при незначительном ущербе здоровью.

Если обращение к руководящему медработнику осталось без внимания и надлежащего ответа, который должен быть направлен по почте или вручен лично, то следующей инстанцией будет обращение в Министерство здравоохранения, являющееся высшей ступенью медицинской иерархии и обязанное принять меры воздействия к персоналу, допустившему пренебрежение должностными обязанностями, заключающееся обычно в дисциплинарном наказании или увольнении виновного лица и руководителя медучреждения. Обращение к министерским работникам оформляется аналогично заявлению на имя главврача больницы, за исключением адресата и различий в описательной части инцидента, включающей в себя изложение подробностей обращения к руководителю медработника виновного в халатном отношении к работе.

Более подробно о таком феномене как врачебная халатность расскажет следующее видео:

Полиция

Несмотря на наличие признаков уголовного преступления, факт попустительского отношения к должностным обязанностям со стороны врача не рассматривается правоохранительными органами в лице полиции и обращаться с заявлением в полицию смысла нет.

О том, как подать заявление в прокуратуру, если врача обвиняют в халатности, читайте далее.

Прокуратура

Полномочия правоохранительных органов, в лице прокуратуры, проводить проверки в отношении любых коммерческих и государственных учреждений в части соблюдения персоналом норм законности и правомерности действий, делают обращение с заявлением о халатности, допущенной врачом, необходимой процедурой для того, чтобы в отношении факта нанесения вреда здоровью была проведена проверка и при наличии состава преступления заведено уголовное дело. Параллельно с подачей письменного заявления в органы прокуратуры по месту происшествия, следует направить обращение аналогичного содержания в территориальный орган Росздравнадзора, в функции которого входит контроль за деятельностью медучреждений в части организации лечения больных, в том числе.

Заявления, подаваемые в контрольно-надзорные органы, должны включать указание адреса, которым является наименование органа и заявителя с его личными данными позволяющими осуществить обратную связь. Текст обращения должен содержать:

  1. Описание обстоятельств нанесения вреда здоровья человека или вызвавшие смерть пациента, с указанием даты происшедшего, периода лечения, лечебных процедур и мероприятий, ответственного медработника, принимавшего те или иные решения в отношении содержания лечения и назначения препаратов, которые привели к нежелательным последствиям.
  2. Изложение истории взаимодействия с руководством медучреждения и профильного Министерства в части установления вины врача в халатном отношении к своим должностным обязанностям и принятия к нему мер административного воздействия.
  3. Просьбу о проведении проверки правомерности действий лечащего врача и установления состава преступления по ст.293 УК РФ или иных признаков противоправного деяния.
  4. Ходатайство об удовлетворении определенных требований: компенсация материального, физического и морального ущерба или привлечения виновного лица к уголовной ответственности.

Копии всех имеющихся в наличии документов, способных подтвердить наличие состава преступления, следует приложить к заявлению и перечислить в качестве приложений в тексте.

Завершаться любое письменное обращение должно собственноручной подписью заявителя и датой его написания.

Ниже вы найдете пример заявления в прокуратуру на халатность врача. Его также можно скачать здесь.

Жалоба на халатность врача (образец)

О том, как подать в суд на врача за халатность, читайте ниже.

Суд

Обращение в суд без попытки досудебного разрешения конфликта в виде обращения к главврачу и в Министерство здравоохранения, а также без проведения прокуратурой и Росздравнадзором проверки по факту халатных действий должностного лица, бесперспективно и не будет принято к производству по причине отсутствия каких-либо доказательств, установленных причинно-следственных связей и обоснованности претензий заявителя.

Допускается судебное разрешение конфликта при требовании истца о взыскании материального ущерба от халатности врачей.

Далее мы рассмотрим случаи, когда халатность врачей привела к смерти пациента.

Особый случай

Ниже мы расскажем о том, что делать, если имеет место халатность врача, повлекшая смерть пациента.

Смерть пациента

При ненадлежащем исполнении или неисполнении медработником своих должностных обязанностей, если это привело к смерти больного, он подлежит наказанию по части 2 статьи 293 УК РФ, которая предусматривает в подобных случаях:

  • пятилетние принудительные работы с последующим запретом на медицинскую практику в течение не более 3-х лет;
  • тюремное заключение сроком до 5-ти лет и последующим запретом лечить людей еще три года после освобождения.

О том, что делать, если халатность врачей привела к смерти ребенка, читайте далее.

Следующее видео посвящено вопиющему случаю врачебной халатности, в следствии которого умерла 18-летняя девушка:

Смерть ребенка

Возраст умершего не является отягчающим признаком при определении меры пресечения для врача, который в силу халатного отношения к своим должностным обязанностям допустил смерть пациента. То есть наказание за смерть малолетнего или несовершеннолетнего больного наступает по ч.2 ст. 293 УК РФ.

Ниже представлена небольшая судебная практика по врачебной халатности в соответствии со статьями УК РФ.

О подобном случае врачебной халатности, принесшей смерть ребенка, расскажет следующий видеосюжет:

Судебная практика

  1. В 2008 году федеральный суд Центрального района г. Тольятти приговорил нейрохирурга и заведующего отделением к условным срокам, лишив на три года права заниматься врачебной деятельностью, за то, что они выписали, не долечив, лицо без определенного места жительства, которое впоследствии скончалось от диагностированного заболевания.
  2. В 2007 году врач реаниматолог-анестезиолог краевой специализированной инфекционной детской больницы г. Краснодара и дежурная медсестра были приговорены к годовому пребыванию в колонии-поселении и последующему запрету на занятие медицинской практикой в течение двух лет.

    Данная мера пресечения была применена за неверные действия при введении катетера маленькой девочке, доставленной с диагнозом «коклюш», которые стали причиной тромбоза артерии правого предплечья, приведшего к летальному исходу по причине не проведения операции, способной спасти ребенку жизнь.

Итак, теперь вы знаете, как доказать врачебную халатность и как наказать нерадивых медиков. Желаем, чтобы полученные знания никогда вам не пригодились!

Источник: http://ugolovka.com/prestupleniya/halatnost/vrachej.html

Взгляд из-под скальпеля // Ольга Португалова

Стоит ли подавать в суд на стоматолога, если он допустил врачебную ошибку?

Текст, который вы читаете, написан от лица и в интересах пациента – слишком уж часто ему отказывают в праве голоса.

Дорогие коллеги по несчастью! Я так обращаюсь к вам потому, что, по статистике, едва ли не 100% россиян лично или через родных и близких сталкивались с врачебными ошибками (профессионалы называют их «медицинские правонарушения») [1]. Простой пример: ваш участковый врач, приходя по вызову, моет руки? Мой – нет, и сапог тоже не снимает.

(Полбеды; на соседнем участке некий тихий гений во время эпидемий гриппа лечит страждущих… дистанционно, через дверь. А то заражусь от вас, говорит, и останетесь без квалифицированной помощи.) Когда прошла весть о том, что терапевтам из поликлиник наконец-то повысят зарплату, мне вспомнился именно этот медицинский сотрудник.

Я совершенно не рада тому, что он получит свою тысячу долларов: мне кажется, он все равно будет проходить мимо мыла с полотенцем. Мы ведь с вами моем руки много раз в день и даже зубы чистим, хотя никакого гонорара за гигиену не получаем. И если медработник с многолетним стажем не моет рук, войдя с улицы, это не предмет для нареканий.

Это приговор в профнепригодности.

А кто его вынесет, этот приговор? Его не вынесет никто, дорогие друзья и коллеги. Изредка в публичное поле просачиваются сведения о наиболее вопиющих случаях врачебной халатности – вы заметили, что все они развиваются по одной и той же модели?

На первом этапе усилия заинтересованных лиц сводятся к тому, чтобы размазать ответственность по возможно большему числу участников. Скажем, последняя история – двухмесячной Сони Куливец.

Только что были и медсестра, проводившая роковую манипуляцию, и контролировавший ее деятельность врач – и уже пустота.

Сняты главврачи, медсестра под шумок перевелась в другую больницу – все допустившие халатность работники при деле.

На втором этапе поиск виноватых прекращается и подменяется разговором за жизнь: тяжела участь российского врача – ни денег, ни уважения.

«О какой нехватке персонала может идти речь, – возмущался знакомый медик, прослушивая очередной репортаж о Соне, – когда сестра просто вместо вены ткнула в артерию!» Заодно появляются слухи о какой-нибудь редкой патологии пациента, которая и привела к столь плачевному исходу, будь то младенец-грудничок или солдат-срочник. Все равно, дескать, не жилец был.

На третьем этапе пострадавший благополучно забыт, а общий пафос высокопарного обсуждения сводится к призыву: не судите врача, ведь это святая профессия (негоже профану копаться в том, чего он не понимает)! Собственно, почему только врача? Я предлагаю продолжить ряд: не вини военного – они защищают отечество, не лезь к милиционеру – он спасает наши жизни, отойди от летчика – он все равно управляет слишком сложным аппаратом, чтобы в нем кто-то еще разобрался, и, уж конечно, руки прочь от хлебопека – где бы мы были без его хлеба, не обижай мастера санэпидпроверками!

Звучит абсурдно. Однако попытки заикнуться о необходимости контроля – любого! – над деятельностью медиков, обрывают быстро: забыли о деле врачей? Во времена убийц в белых халатах захотели? То-то. Как будто речь идет о колесовании на Красной площади.

Жертв врачебных ошибок волнуют три проблемы: кто оплатит последствия ошибки, попросит ли кто-нибудь прощения и предотвращено ли неумелое врачевание в будущем. (Увольнение здравомыслящему наблюдателю кажется, как правило, неадекватным наказанием, реально действующая система из курсов переподготовки – лишения диплома – запрета на профессию – лишения свободы выглядит предпочтительнее.

Ну, какое повышение квалификации облагородит екатеринбургскую медсестру, заклеивавшую рот грудничкам пластырем? Ей просто противопоказана работа с людьми.)

Есть и второй вариант, его успешно опробовали пару лет по ходу процесса над трансплантологами – любой разговор о правонарушениях, связанных с изъятием и пересадкой органов, с ходу блокировался душераздирающими картинами из жизни больных детей, ожидающих доноров.

Конкретное обсуждение быстро превращалось в поле битвы сил добра со злом, прогресса – со средневековым мракобесием. Например, признать по умолчанию любого гражданина потенциальным донором – прогрессивно, а рассусоливать что-то там о желаниях донора – невежественно и безнравственно.

Манипуляция нехитрая, но оттого не менее эффективная.

Кому захочется прослыть неграмотным ретроградом? Не знаю, как у вас, уважаемые читатели, а у меня от выступлений главного трансплантолога РФ профессора Шумакова осталось одно, но стойкое чувство вины: только полный негодяй, родившись со здоровыми почками, к тому же хочет распоряжаться ими самостоятельно и, возможно, даже лечь с ними в могилу.

За словесной суетой остаются в тени по-настоящему актуальные темы. Например, какие права у врача и у пациента, на какие ошибки имеет право доктор, как отличить халатность от врачебной ошибки, каким мы с вами, дорогие пациенты, хотим видеть здравоохранение, в конце концов.

Засекреченная как атомная отрасль, изолированная от внешнего мира как армия, официально бесплатная и лопающаяся от полуофициальных платежей как образование, повязанная круговой порукой как милиция – именно такой предстает сегодня отечественная медицина пациенту.

Причины известны – непрозрачное здравоохранение досталось в наследство от советских времен, и никто, кроме пациентов, в его изменениях и любой осмысленной дискуссии не заинтересован.

Интересная новость промелькнула на днях: узнав о произошедшем с Соней Куливец, родители больных детей впали в панику, остановить которую удалось лишь распоряжением пускать их в отделения.

С незапамятных времен проникнуть в российские больницы едва ли не труднее, чем на режимный объект. Самый пламенный спич против визитов к больным автор этих строк слышал в отделении нейрореанимации одной московской больницы.

Пока врач на весьма повышенных тонах объяснял, что никогда не допустит ни одну инфекционно опасную мать ни к какому умирающему ребенку, за его спиной рабочие носили стремянки и ведра с краской: в отделении шел… ремонт.

История Сони показала, что не только маляры, но и мамы с папами могут быть безвредны для деток. Почему бы нам, коллеги-пациенты, воспользовавшись случаем, не добиться отмены устаревшего и бесчеловечного запрета?

Следствием описанного положения вещей стало размывание врачебной этики. Вам не кажется, друзья, что наши эскулапы все реже видят в нас людей? Пока истории болезни, по старой присказке, ведутся для прокурора, а не ради нужд больного и его лечащего врача, и чувство профессионального достоинства исчерпывается цеховой солидарностью, рассчитывать нам особо не на что.

В небольшой, не особенно богатой и далекой от всякого социализма африканской стране Тунис врач – весьма уважаемая профессия. В государственных клиниках его заработок составляет около 1000 долларов (при средней зарплате в 400 условных единиц).

Однако целью молодых медицинских работников является открытие собственной частной практики: доходы едва ли не вдесятеро выше. Медобслуживание – бесплатное, в государственных клиниках – постоянные очереди.

Поэтому государство обязало ушедших в частный сектор специалистов один день в неделю отрабатывать в обычных больницах бесплатно: чтобы рядовые тунисцы, упаси боже, не подумали, что бесплатная медицина чем-то хуже платной и качественная помощь доступна лишь за деньги…

Честь, как известно, надо беречь смолоду. В том числе и профессиональную честь врача. Мы поговорили с несколькими ординаторами и студентами старших курсов медицинских вузов, задав каждому два вопроса:

1. Насколько глубоко в медицинских институтах изучаются юридические аспекты врачебных ошибок?

2. Каким образом лично вы намерены избегать их в вашей будущей профессиональной деятельности?

Авторы опроса: Ксения Кандалинцева, Татьяна Лешкина

Алексей, 20 лет, студент 4 курса Второго Московского государственного медицинского университета

1. В университете существует такой предмет, как этика и деонтология, на котором освещаются и врачебные ошибки. По большому счету там дают фактическую информацию, то есть статьи из «Закона о здравоохранении РФ». Этот предмет изучается в течение одного семестра. Но гораздо больше знаний я, конечно, почерпнул из своей врачебной практики.

2. От врачебных ошибок никто не застрахован. У каждого врача, занимающегося более серьезной областью медицины (хирургия, терапия), ошибки не редкость. Я думаю, что я не буду исключением. Все, что я могу сделать сейчас,– это в первую очередь получить качественные знания. Каждый студент медицинского вуза однозначно должен читать больше книг, чем дано в программе.

Татьяна, 25 лет, ординатор-офтальмолог

1. Нельзя сказать, что мы изучали юридические аспекты. Вкратце упоминалось о правах врачей и врачебных ошибках. Но это было совсем коротко, буквально несколько пунктов. Единственное, нас учили дифференцировать право на ошибку и врачебную халатность.

2. Я не исключаю возможность ошибок в своей практике. Они, в частности, могут случаться на ранней стадии заболевания, когда вырисовывается не совсем четкая картина. Конечно, я пытаюсь делать все, чтобы этого избежать. Прежде всего нужно иметь необходимые знания, остальное нарабатывается с опытом. Не менее важно быть ответственным и внимательным человеком.

Александра, 23 года, студентка Московской медицинской академии им. И.М. Сеченова

1. Мы изучали статьи из Уголовного кодекса РФ относительно медицинской деятельности. Туда входят такие пункты, как халатность, проступки, право на ошибку, недобросовестность и т.д. А такого понятия, как врачебная ошибка, там нет. Это скорее литературный термин, который очень популярен в народе.

2. Ошибку невозможно предвидеть. Чаще всего врач ошибается вовсе не из-за халатности. Бывают сложные клинические случаи, когда исход лечения предсказать невозможно. Если же оплошность совершается из-за недобросовестности врача, это уже совсем другая проблема, с которой справляются посредством лишения диплома и других мер наказания.

Евгений, 25 лет, ординатор-стоматолог

1. В течение месяца нам объясняли разницу между врачебными ошибками, которые уголовно не наказываются, и преступной халатностью, за которую по закону могут и посадить.

2. В первую очередь нужно правильно вести документацию. Записывать на бумаге каждый свой шаг, чтобы всегда можно было свериться с записью, знать точные дозы лекарств и предрасположенность к ним пациентов. Стоматологи чаще других платят за свои ошибки. В прямом смысле слова. Очень многие сейчас стали подавать на нас в суд.

Анна, 22 года, студентка 5 курса лечебного факультета Тверской государственной медицинской академии

1. В нашем вузе преподают этику, биоэтику, деонтологию, но при этом понятие «врачебной ошибки» ни в одной из этих дисциплин не присутствует. На занятиях по праву мы решали задачи – прав врач или нет в такой-то ситуации. Нас постоянно накачивают: вы должны об этом помнить, вы должны оформлять всю медицинскую документацию так, чтобы не подставить себя.

2. Правильно оформлять историю болезни, записывать каждый свой шаг: что сделал, что посмотрел, что обнаружил, все жалобы больного. Чтобы потом было не придраться. Потому что сейчас набирают обороты медицинские страховые компании, и любая жалоба пациента может привести к иску больнице.

Мой начальник постоянно говорит: ты должна все свои действия контролировать, ты должна помнить, что тебя могут отдать под суд, могут быть уголовные дела — каждое утро, когда он принимает у меня смену, идет такая прокачка мозгов.

Вообще каждый врач считает своим долгом сказать, что история болезни пишется не для себя, а для прокурора.

3 – 26 февраля 2007 г.

Примечание редакции «Скепсиса»: эту статью ни в коем случае не стоит расценивать как попытку обвинить всё врачебное сообщество в отсутствии этики или непрофессионализме.

Статья в сокращённом варианте опубликована в газете «Акция» [Сокращённый вариант статьи, Опрос студентов]

«Скорая божья помощь»
Мария Десятова, Александр Лебедев

Источник: https://scepsis.net/library/id_1122.html

Вопросы по закону
Добавить комментарий