В каком случае незаключенный договор приведет к гражданско правовой ответственности?

Общие положения о гражданско-правовой ответственности

В каком случае незаключенный договор приведет к гражданско правовой ответственности?

Седова Е. А. Общие положения о гражданско-правовой ответственности // Новый юридический вестник. — 2019. — №1. — С. 18-21. — URL https://moluch.ru/th/9/archive/113/3804/ (дата обращения: 18.01.2020).



В статье рассмотрены актуальные вопросы гражданско-правовой ответственности как института гражданского права, проведено исследование проблематики толкования ответственности в гражданском праве, раскрыты формы и виды гражданско-правовой ответственности, а также ее функции.

Ключевые слова исловосочетания: гражданское право, гражданско-правовая ответственность, понятие гражданско-правовой ответственности, формы гражданско-правовой, виды гражданско-правовой ответственности, функции гражданско-правовой ответственности.

Проблема ответственности в гражданском праве всегда являлась предметом многочисленных дискуссий. При этом в настоящее время больше всего внимания отводится отдельным аспектам защиты гражданских прав, но при этом без должного внимания остаются общие вопросы гражданско-правовой ответственности.

Такой подход в свою очередь может стать причиной принятия законодательными органами непоследовательных решений и формирования противоречивой судебной практики, если будут иметь место коллизии целей ответственности.

Одной из проблем ответственности в гражданском праве является отсутствие общего понятия категории «юридическая ответственность», что влечет за собой отсутствие единства в понимании того, что следует понимать под гражданско-правовой ответственностью.

В. В.

Витрянский высказал мнение о том, что различные подходы к определению понятия «ответственность» обусловлены тем, что «в гражданском праве многие понятия употребляются в самых различных целях, что предопределяет и смысл соответствующего понятия» [1, с. 612]. При этом законодатель в главе 25 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ) [2], где закреплены общие положения об ответственности, не дает определения рассматриваемого понятия.

Стоит отметить, что гражданско-правовая ответственность является разновидностью юридической ответственности.

М. Е. Рощин выделяет следующие основные признаки юридической ответственности:

1) основанием ее применения является правонарушение;

2) она выступает в качестве одного из рычагов государственного принуждения;

3) представляет собой наложение на правонарушителя мер, которые носят для него отрицательный характер;

4) применяется только на основе нормативно-правовых актов [3, с. 27–28].

На основании изложенного М. Е. Рощин приходит к обоснованному выводу о том, что «юридическая ответственность представляет собой результат правонарушения, единство трех элементов: противоправности, общественного осуждения и применения санкции, обеспеченной государственным принуждением» [3, с. 28].

Наиболее известный подход предложил О. С. Иоффе, который рассматривал гражданско-правовую ответственность как вид санкции за совершенное правонарушение, влекущее последствия в виде лишений имущественного или личного характера [4, с. 194–207].

В. С. Белых указывал, что «гражданско-правовая ответственность есть санкция, заключающаяся в лишении правонарушителя определенного комплекса прав без получения им каких-либо выгод и компенсаций» [5, с. 37–43].

Таким образом, О. С. Иоффе и В. С. Белых рассматривали гражданско-правовую ответственность как способ экономического давления на правонарушителя.

Также стоит привести позицию Н. В. Александровой, которая выделяла такие признаки ответственности как:

– наличие, совершение какого-либо действия (акта, процедуры и т. д.);

– обязательный характер, т. е. наступление ответственности за противоправное действие;

– применение санкции [6, с. 28].

На основании представленных выше признаков Н. В. Александрова приводит следующее понятие гражданско-правовой ответственности: «действие, выражающееся в применении права потерпевшего на восстановление его нарушенных прав, которое носит обязательный имущественный характер» [6, с. 29].

По мнению М. Е. Рощина, «гражданско-правовая ответственность заключается в применении судом по инициативе потерпевшего (кредитора) к правонарушителю (должнику) таких гражданско-правовых санкций, которые влекут для него наступление неблагоприятных (отрицательных) имущественных последствий» [3, с. 29].

Особенность данного определения заключается в том, что М. Е. Рощин говорит о компенсационном характере гражданско-правовой ответственности: размер ответственности должен соответствовать причиненному ущербу. Также в данном определении подчеркивается частно-правовая природа гражданских правоотношений, так как применение санкций является инициативой потерпевшей стороны [3, с. 28–29].

А. А. Ветрова рассматривает гражданско-правовую ответственность как разновидность юридической ответственности, которая выступает в качестве последствия причинения вреда, а также является формой государственного принуждения в виде санкций и последствий имущественного характера [7, с. 24].

Представленное определение А. А. Ветровой подчеркивает следующие особенности гражданско-правовой ответственности:

1) Имущественный характер гражданско-правовой ответственности, поскольку данный вид ответственности заключается в возмещении убытков, взыскании причиненного ущерба, уплате неустойки.

2) Особый субъектный состав — участники гражданско-правовых отношений. В сфере гражданского оборота невыполнение или ненадлежащее выполнение обязанностей одним лицом всегда является нарушением прав другого лица. В связи с чем имущественная санкция, которая применяется за допущенное нарушение, направлена на восстановление или компенсацию нарушенного права потерпевшего.

3) Гражданско-правовая ответственность характеризируется тем, что объем возмещения должен соответствовать размеру причиненного ущерба [7, с. 23].

В качестве особенностей гражданско-правовой ответственности, которые признаются многими учеными, можно назвать:

– имущественный характер ответственности;

– гражданско-правовая ответственность устанавливается за неправомерные действия одного лица, нарушающие права и интересы другого лица;

– компенсационный характер ответственности [8, с. 223; 9, c. 432; 10, с. 171–172].

При этом В. В. Витрянский приводит еще одну особенность — это использование в отношении различных участников гражданско-правовых отношений равных по объему мер ответственности за одинаковые правонарушения» [1, c. 493].

О. С. Иоффе называет в качестве особенностей гражданско-правовой ответственности следующие аспекты:

– право нарушителя самостоятельно и добровольно устранить последствия совершенного им деяния, не дожидаясь санкций судебных или других государственных органов;

– возможность применения санкции непосредственно контрагентами, если таковые установлены в законе или закреплены в договоре, без непосредственного обращения в государственные органы [6, c. 197].

На наш взгляд, позиции В. В. Витрянского и О. С. Иоффе являются обоснованными, поскольку выделенные ими признаки также позволяют отграничить гражданско-правовую ответственность от других видов ответственности.

Исследуя и раскрывая понятие гражданско-правовой ответственности, невозможно не затронуть вопросы, касающиеся соотношения мер ответственности и мер защиты.

Меры ответственности рассматриваются в гражданском праве в соотношении с иными санкциями — мерами защиты. Однако некоторые исследователи полагают, что деление гражданско-правовых санкций на меры защиты и меры ответственности является условным.

По структуре нормы права, согласно которой меры защиты предусматриваются в диспозиции, а меры ответственности — в санкции, они применимы за виновное поведение гражданина.

Форма гражданско-правовой ответственности представляет собой внешнее выражение санкционных последствий, которые наступают для виновной и потерпевшей сторон.

И здесь гражданско-правовая ответственность может быть выражена:

  1. В компенсационной форме, то есть в виде возмещения пострадавшему понесенного ущерба. К этой форме ответственности можно отнести непосредственно возмещение убытков в порядке ст. 15 ГК РФ, а также компенсацию морального вреда.
  2. В штрафной форме, то есть направленной на наказание виновной стороны за допущенные отступления от условий договора или норм закона. Сюда можно отнести выплату неустойки (ст. 330 ГК РФ) или процентов за пользование чужими денежными средствами (ст. 395 ГК РФ), лишение задатка (ст. 381 ГК РФ) и др.
  3. В форме запрета, то есть наложения ограничений на какое-либо действие или деятельность.
  4. В виде принуждения к чему-либо. К примеру, понуждение в порядке ст. 445 ГК РФ к заключению договора.

При этом гражданско-правовая ответственность за совершенное нарушение может быть выражена и в нескольких формах. К примеру, за просрочку по оплате поставки с виновной стороны может быть взыскан как основной долг (компенсация), так и неустойка или проценты за пользование чужими финансами (штрафная форма).

С формами гражданско-правовой ответственности тесно связаны ее функции, то есть те роли, которые она призвана выполнять:

  1. Защита и профилактика. Меры гражданской ответственности не только предусматривают защиту уже нарушенных интересов лиц, гарантируя возмещение понесенных убытков, но и предупреждают возможные нарушения самим фактом своего существования.
  2. Компенсация — возмещение понесенного ущерба, а также недополученной прибыли.
  3. Восстановительная функция, направленная на возобновление нарушенных прав, интересов и состояний в их прежнем виде, соответствующем нормам права и условиям договорных отношений.

Для более детального понимания сущности вопроса перечислим виды гражданско-правовой ответственности.

Виды гражданско-правовой ответственности можно разделить по различным критериям, но основные из них классифицируются следующим образом:

а) по основаниям возникновения:

– договорная ответственность,

– деликтная (внедоговорная) ответственность;

б) в обязательствах со множественностью лиц:

– долевая ответственность (каждый из должников несет ответственность перед кредитором только в той доле, которая падает на него в соответствии с законом),

– солидарная ответственность (право кредитора требовать погашения обязательства как в полной сумме, так и в ином размере по усмотрению самого кредитора от всех должников либо от любого из них),

– субсидиарная ответственность (за неисполнение обязательства основным должником по требованию кредитора отвечает дополнительный должник);

в) в зависимости от вины сторон:

– ответственность за свою вину,

– ответственность за действия третьих лиц (ответственность родителей за вред, причиненный их несовершеннолетними детьми; наступление ответственности у работодателя за неправомерные действия, причиненные его работником),

– смешанная ответственность (ответственность за испорченный груз в результате просрочки в доставке груза перевозчиком и неуказания грузоотправителем особых свойств груза);

г) в случаях, специально предусмотренных законом:

– ответственность в порядке регресса (требования поставщика, оплатившего убытки и неустойку покупателю, к своему контрагенту, по вине которого поставка не была исполнена),

– ответственность, наступающая независимо от вины сторон (ответственность лица, владеющего источником повышенной опасности).

Весьма актуальным остается вопрос об основаниях ответственности.

Наступление гражданско-правовой ответственности предполагает факт совершения правонарушения.

Однако в случае отсутствия оснований для привлечения должника к ответственности, суды зачастую освобождают его от ответственности, а не снижают ее размер в силу положений об уменьшении неустойки.

Практика сформирована до внесения изменений в ст. 333 ГК РФ в соответствии с Федеральным законом от 08.03.

2015 № 42-ФЗ [11], однако актуальна и сейчас, поскольку с вступлением в силу данного Закона правовое регулирование ситуации на практике не изменилось.

Подводя итог, можно прийти к выводу о том, что гражданско-правовая ответственность относится к сложным и многогранным понятиям, поэтому единства в определении среди ученых-исследователей советского периода и современности не наблюдается. Также часто выводы относительно определения понятия «гражданско-правовая ответственность», которые предлагаются авторами, зависят от выбранного аспекта исследования.

Таким образом, мы считаем, что гражданско-правовая ответственность представляет собой юридическое понятие, подразумевающее наступление неблагоприятных последствий для лица, нарушившего требования закона или взятые на себя обязательства. Особенность данного вида ответственности в первую очередь заключается в компенсации убытков и потерь пострадавшей стороне.

Литература:

  1. Брагинский М. И. Договорное право. Книга первая: общие положения. — М.: Статут, 2011. — 847 с.

Источник: https://moluch.ru/th/9/archive/113/3804/

Договор: общая характеристика

В каком случае незаключенный договор приведет к гражданско правовой ответственности?

Потребность в толковании договора возникает в связи с неполнотой или недостаточной ясностью отдельных его условий, оспариванием самого факта заключения договора либо наличия в нем того или иного условия. Стороны могут по-разному понимать объем своих прав и обязанностей или смысл употребляемых в договоре понятий.

Задача толкования — установить действительные намерения сторон, которыми они руководствовались, заключая договор, выяснить именно то значение терминов и понятий, фигурирующих в договоре, которое стороны вкладывали в них. При толковании могут учитываться различные факторы и использоваться способы, которые помогают раскрыть смысл условий договора.

Правила толкования изложены в ст. 213 ГКУ.

Основное правило при толковании договора заключается в том, что поочередно используются все способы толкования от самого узкого до наиболее расширенного, т. е.

начиная с буквального толкования — языкового или грамматического, и заканчивая логическим, системным, функциональным и историческим способами.

При этом каждый последующий способ толкования применяется, если предыдущий не дал возможности уяснить содержание договора.

Это выглядит следующим образом:

1. Вначале при толковании содержания договора принимаются во внимание одинаковое для всего содержания значение слов и понятий, а также общепринятые в соответствующей сфере отношений значения терминов (буквальное, т. е. языковое или грамматическое толкование).

Слова и выражения необходимо толковать в контексте договора.

Если в договоре имеется терминология из специальной сферы деятельности и знаний (техника, IT, научно-прикладные разработки), то она должна пониматься в том значении, в котором используется в соответствующей сфере деятельности.

Стороны могут определиться со значением терминов в тексте как самого договора (обычно это бывает раздел, следующий за преамбулой, либо заключительные положения), так и в приложениях, дополнениях к нему.

Если определение спорных терминов в соглашении отсутствует, тогда они имеют то значение, которое содержится в официальных документах (установлено законодательными актами). При этом учитывается содержание сделки в контексте законодательства, регулирующего соответствующие правоотношения.

Здесь необходимо учитывать, что одна и та же дефиниция в разных отраслях законодательства и права, например, таких как налоговое и гражданское, может иметь разное значение.

Термины, понятия, слова и словосочетания в договоре нужно толковать в контексте самого договора. В спорных случаях преимущество отдается тому пониманию, которое ближе всего соответствует содержанию всей сделки в целом.

Одни и те же слова во всех пунктах должны иметь одинаковое для понимания значение.

При этом отдельные термины, понятия, слова и словосочетания не могут быть излишними для толкования сделки (хотя на практике договоры порой содержат не имеющие значения слова, словосочетания и предложения, а порой целые пункты и даже раз-делы).

2.

Если буквальное значение слов и понятий, а также принятое в соответствующей сфере отношений значение терминов не дало возможности выяснить содержание отдельных частей сделки, их содержание устанавливается путем сравнения соответствующей части сделки с содержанием других его частей, всем его содержанием, намерениями сторон (системное толкование, т. е. путем сопоставления всех частей и условий договора).

Любой из пунктов подлежит толкованию во взаимосвязи с другими положениями договора, а толкование одних пунктов не может противоречить смыслу остальных пунктов договора.

3. Если перечисленные способы толкования не дали возможности установить настоящую волю лиц, совершивших сделку, используются другие обстоятельства, помогающие прояснить то, что предшествовало договору, и настоящую волю участников сделки.

при этом учитываются: цель сделки, содержание предварительных переговоров, устоявшаяся практика отношений между сторонами, обычаи делового оборота, дальнейшее поведение сторон, текст типового договора и другие обстоятельства, которые имеют существенное значение (функциональный способ — установление воли лица с учетом целей договора; исторический способ толкования — прежняя практика и последующие отношения сторон).

Указанный перечень обстоятельств — предшествующие заключению договора переговоры и переписка, практика, установившаяся во взаимных отношениях сторон, обычаи делового оборота, последующее поведение сторон — примерный. Стороны договора либо суд при толковании условий договора могут обращаться и к другим обстоятельствам, которые могут помочь в установлении истинной воли сторон.

В результате толкования условий договора может, например, выясниться, что его название совсем не отражает ту цель, с которой заключался договор. Например, если договор назван ссудой, а предусматривает платное использование вещи.

Толковать договор могут как стороны, так и суд по требованию сторон. Толкование договора его сторонами, в отличие от толкования судом, не является обязательным для третьих лиц.

В ситуации, когда стороны не придут к согласию относительно толкования и суд также не сможет установить истинное содержание условий договора, являющихся существенными для договоров того или иного вида, необходимо выяснить, возникли ли вообще договорные отношения между сторонами ввиду отсутствии согласия по всем существенным условиям договора.

Например, когда в договоре и в приложении к нему содержатся отличные друг от друга цены и сроки, и все операции по толкованию текста не привели к успеху, суд может прийти к выводу, что существенные условия сторонами не определены, т. е. по ним не достигнуто согласие, а при таких обстоятельствах договор не считается заключенным (ст. 638 ГКУ, ч. 8 ст.

181 ХКУ).

Толкованию уделено большое место в Принципах УНИДРУА. Указанные Принципы являются обязательными для сторон только тогда, когда в договоре содержится к ним прямая отсылка.

Кроме того, они рассчитаны на внешнеэкономические договоры.

Однако ряд содержащихся в них положений, в том числе относящихся к толкованию договоров, может быть с успехом использован независимо от характера договора, а также наличия в нем отсылки к Принципам УНИДРУА.

Следует иметь в виду, что приведенные правила толкования условий договора применяются только к действительному по закону договору, т. е. при отсутствии предусмотренных в законе оснований признания его ничтожным или оспоримым.

1.6. Форма договора и его государственная регистрация

Правовое регулирование формы договоров выражается в установлении требований к ней и последствий их нарушения.

Цель соответствующих требований состоит в том, что все они позволяют сделать отношения сторон более определенными, предупредить возникновение в будущем споров по поводу самого факта совершения сделки и ее содержания, при необходимости — предоставить сторонам помощь в уяснении правовых последствий совершаемых ими юридических действий, создать определенные гарантии ненарушения прав и интересов третьих лиц.

Источник: https://buhgalter.com.ua/articles/details/5175/

Признание договора незаключенным. Отличия от недействительности и основания по версии ВАС РФ

В каком случае незаключенный договор приведет к гражданско правовой ответственности?

31.05.2014

В российских обязательственных отношениях долгое время была распространена практика недобросовестного оспаривания договоров.

Одна из сторон, пользуясь тем, что при подписании договора не были соблюдены какие-либо формальности, заявляла о недействительности или незаключенности договора, хотя до этого принимала исполнение от другой стороны.

Цель – освободиться от договора, который по каким-то причинам стал ненужным или невыгодным, избежав при этом ответственности. Такая практика приводила к нестабильности оборота: условно говоря, соглашение сторон не уважалось, его в любой момент можно было обрушить.

В результате один из важнейших принципов гражданского права – надлежащего исполнения обязательств – был поставлен под угрозу.

Кроме того, часто те формальности, которые закон устанавливает для договоров, имеют определенные цели только на конкретном этапе заключения договора (в частности, при его заключении). Позднее, когда договор уже исполняется, а значит, он определенно существует, эти формальности могут утратить свое значение, и тогда недопустимо говорить, что договор не заключен или недействителен лишь потому, что он не соответствовал каким-то требованиям на стадии подписания.

Nota bene!

Понятие «незаключенность договора» в первой части ГКРФ напрямую не фигурирует. Этот способ нуллификации договора выводится из статьи 432 ГК РФ. Так, договор считается заключенным, если между сторонами в требуемой в подлежащих случаях форме достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора (соответственно, если соглашение не достигнуто, то договор не заключен).

Но признание договора незаключенным прямо упоминается во второй части ГК РФ – в статьях 555 и 654 (незаключенным считается договор купли-продажи недвижимости и договор аренды здания или сооружения, если стороны не согласовали цену или арендную плату).

В случаях недобросовестного оспаривания договоров как недействительных суды в последние годы стали уходить от слепой нуллификации договоров по чисто формальным причинам и придерживаться приоритета сохранения договоров.

Новая редакция Гражданского кодекса (в частности, пункты 2 и 6 статьи 166), которая вступила в силу с 1 сентября 2013 года, тоже установила препятствия для недобросовестного оспаривания договоров. Параллельно велась борьба и с мнимой незаключенностью договоров. В обзоре № 165 представлены основные подходы, которые были выработаны в борьбе с этим явлением.

Кроме задачи показать, как можно бороться с мнимой незаключенностью договоров, обзор № 165 решил еще одну задачу: продемонстрировать практическую разницу между недействительностью и незаключенностью договора, разъяснить последствия признания договора незаключенным.Незаключенный договор не нужно оспаривать как недействительный

ЦИТИРУЕМ ДОКУМЕНТ

Если между сторонами не достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора, то он не считается заключенным и к нему неприменимы правила обоснованиях недействительности сделок (п. 1 обзора № 165).

Обзор № 165 довольно четко разделяет понятия недействительных и незаключенных договоров, тогда как на практике многие юристы не видят особой разницы между этими понятиями (можно встретить такие иски, в которых договор одновременно просят признать недействительным и незаключенным, причем по одному и тому же основанию). Так в чем же все-таки заключается принципиальная разница?

– Честно говоря, концептуально я тоже считаю, что разницы между незаключенностью и недействительностью договора быть не должно. И то, и другое – нуллификация договора. Либо мы признаем договор, либо нет. Во втором случае договор – это ноль, то есть сделка не повлекла за собой тех правовых последствий, которые должна была повлечь.

На мой взгляд, некорректно вводить разновидности нолей, должен быть один режим нуллификации. Тем более что нуллификация незаключенного договора близка к нуллификации ничтожного договора: и в том, и в другом случае считается, что договора нет с самого начала, даже если документ был подписан и в какой-то части исполнялся.

Но в российской доктрине традиционно принято выделять, условно говоря, два нуля:недействительность и ничтожность. Кстати, в Европе действуют разные подходы – где-то один режим нуллификации договора, где-то, как и у нас, выделяют два режима.

В любом случае при работе над обзором № 165 мы исходили из сложившейся в России тенденции разделения недействительности и незаключенностидоговора.Разница между этими понятиями в следующем: если в договоре не согласованы существенные условия, то договор не заключен. Двусторонней сделки не получилось.

В доктрине это называется фактическое несуществование договора (фактическое – потому что стороны не договорились о важнейших условиях, без которых договор не считается заключенным). А если стороны согласовали существенные условия, нодоговор нарушает требования закона, то он недействителен.

В доктрине это называют юридическим несуществованием договора. Многие считают, что применительно к российскому праву недействительный договор это не просто несуществующий договор, это еще и некая противозаконность, правонарушение.

– Даже если договор недействителен не из-за противоречия закону (по статье 168 ГК РФ), а по другим основаниям?- Незаключенность договора из-за несогласования существенного условия в чем-то похожа на недействительность из-за существенного заблуждения.

И в том, и в другом случае причиной нуллификации сделки становится некое недопонимание между сторонами, отсутствие общей воли, недостижение соглашения без нарушения закона.

– Да, потому что есть мнение (которое лично я не разделяю), что статья 168 Гражданского кодекса просто поставлена во главу пирамиды оснований недействительности договора, но, по сути, все остальные основания – это частные случаи общего основания недействительности, указанного в статье 168. С этим, конечно, можно спорить.

Например, в эту концепцию не укладывается оспаривание сделки как совершенной с существенным заблуждением (ст. 178 ГК РФ), потому что часто здесь нет нарушения закона, недобросовестного поведения, а есть самостоятельная ошибка стороны, оспаривающей сделку, порок воли.Ведь другая сторона может и не знать о заблуждении.

– Вы сейчас рассказали о разнице в основаниях признания договора незаключенным или недействительным. А в чем разница, если говорить о последствиях?

– Последствия недействительности сделки прямо указаны в Гражданском кодексе – это реституция (ст. 167 ГК РФ). Кроме того, кодекс содержит нормы, которые касаются порядка оспаривания сделки как недействительной.

В частности, кодекс устанавливает сроки исковой давности, которые отличаются в зависимости от того, ничтожный договор или оспоримый (ст. 181 ГК РФ). Относительно незаключенностидоговора таких общих норм нет, но судебная практика давно складывается так, что в этом случае применяются нормы о неосновательном обогащении (ст.

1102–1109 ГКРФ), минуя нормы о реституции. Соответственно действует общий субъективный трехгодичный срок давности.

Что реституция, что взыскание неосновательного обогащения в конечном счете приводят к одному результату – возврату того, что было получено по нуллифицированному договору. Какая тогда практическая разница между использованием тех и других норм?

– Совершенно верно, к той цели, к которой нужно прийти при нуллификации отношений (возврат исполненного), могут привести как нормы о реституции, так и нормы о неосновательном обогащении. Но чисто технически эти пути не идентичны, и в этом заключалась главная практическая проблема.

Бывает, что у договора сразу несколько пороков и какие-то ведут к недействительности, какие-то – к незаключенности. Или сторона, намеренная нуллифицировать договор, считает, что у нее несколько оснований для этого.

Тогда возникает вопрос: какое из них выбрать? Если сторона выберет ошибочный вариант (например, договор является незаключенным, а она оспаривает его как недействительный), то она может получить отказ в иске только потому, что совершила техническую ошибку. Например, потому что исковая давность будет исчисляться иначе.

В обзоре № 165 применен подход, согласно которому незаключенность превалирует над недействительностью. Проще говоря, если есть основания считать договор незаключенным, то его уже не стоит обсуждать с точки зрения действительности или недействительности – сделки и так нет.

Нельзя сказать, что это бесспорный подход, но он был наиболее распространен в нашей судебной практике. В этом смысле обзор № 165 только подтвердил сложившуюся практику.Отсутствие регистрации само по себе не влечет за собой незаключенность договора

ЦИТИРУЕМ ДОКУМЕНТ

Договор, подлежащий государственной регистрации, может быть признан не действительным и при ее отсутствии.

Совершенный в надлежащей форме договор, все существенные условия которого согласованы сторонами, однако требуемая государственная регистрация которого не осуществлена, не порождает всех последствий, на которые он направлен, до осуществления регистрации.

Вместе с тем такой договор уже с момента достижения сторонами соглашения по всем его существенным условиям влечет правовые последствия в отношениях между ними, а также может породить весь комплекс последствий, на которые он непосредственно направлен, после государственной регистрации.

Поэтому подобный договор может быть оспорен по правилам о недействительности сделок (п. 2 обзора № 165).Сторона договора, не прошедшего необходимую государственную регистрацию, не вправе на этом основании ссылаться на его незаключенность.

Поскольку спорный договор не прошел необходимую государственную регистрацию, он не порождает тех последствий (ст. 617 ГК РФ, п. 1 ст. 621 ГК РФ), которые могут оказать влияние на права и интересы третьих лиц, не знавших о факте заключения договора аренды и о содержании его условий (п. 3 обзора № 165).

Лицо, которому вещь передана во владение по договору аренды, подлежащему государственной регистрации, но не зарегистрированному, по общему правилу не может ссылаться на его сохранение при изменении собственника. Заявление приобретателя недвижимого имущества об отсутствии государственной регистрациидоговора аренды, о наличии которого он знал в момент приобретения недвижимости, является злоупотреблением правом (п. 4 обзора № 165).

– В пунктах 2–4 обзора № 165 последовательно проводится мысль о том, что договор, который требует обязательной государственной регистрации, но не прошел ее, на этом основании не является незаключенным для сторон.

Если в нем есть какие-либо пороки (кроме отсутствия регистрации), его можно оспаривать как недействительный. В принципе эти выводы и так следуют из пункта 14 постановления Пленума ВАС РФ от 25.01.13 № 13 « О договореаренды».

Зачем понадобилось разжевывать их еще подробнее?

Nota bene!

Источник: https://legal.ludidela.ru/articles/990242/

Признание договоров незаключенными как следствие невосполнимости их существенных условий

В каком случае незаключенный договор приведет к гражданско правовой ответственности?

 В журнале «Цивилист» № 3 за 2001 г. опубликована моя статья «Признание договоров незаключенными как следствие невосполнимости их существенных условий».

Поводом для написания этой статьи послужило то, что, по моему мнению, практика применения института признания договоров незаключенными идет по неправильному пути.

В статье сделана попытка доказать следующие положения.

1. К существенным, в т. ч. необходимым, условиям, указанным в абз.2 п.1 ст.432 Гражданского кодекса РФ не должны относиться следующие условия:

1) которые стороны могут включить или не включить в договор (обычные и случайные условия). Их отсутствие в договоре никак не влияет на то, порождает он правовые последствия или нет;

2) через которые определяются признаки вида договоров. В качестве примеров можно привести условия о переходе права собственности на вещь либо о возмездности договора. При их отсутствии в договоре споры между сторонами разрешаются за счет применения принципов гражданского права, т. е. эти условия являются восполнимыми.

2.Достижение соглашения сторонами по существенным условиям является одним из условий того, что договор порождает правовые последствия. Если такое соглашение недостигнуто, договор признается незаключенным.

Однако следует учитывать, что такая ситуация возникает только, если существенные условия нельзя определить через правила толкования договора, предусмотренные ст.431 ГК.

Кроме того, что есть ряд условий, которые стороны не обязаны согласовывать, поскольку закон прямо содержит правила восполнения их отсутствия в договоре. Это исключает признание договоров незаключенными в силу отсутствия в них этих условий.

3. Предмет – это то существенное условие, которое присутствует у любого договора, в том числе прямо не предусмотренного законодательством, вне зависимости от способа его заключения.

Предметом договора является то, по поводу чего возникают права и обязанности и на что они направлены. Предмет договора должен быть настолько индивидуализирован, чтобы выделить его из числа объектов гражданских прав этого же вида.

Из положений ГК можно сделать вывод, что применительно к договорам на передачу имущества в качестве предмета рассматривается само это имущество, т. е. вещи или имущественные права. В предмет этих договоров не входят:

1) условия передачи предметов (возвратность-безвозвратность, возмездность-безвозмездность), которые определяются, как указывалось выше, исходя из принципов гражданского права;

2) встречное предоставление, составляющее отдельное существенное условие.

По договорам на выполнение работ и оказание услуг предмет составляют определенные действия.

Однако в предмет договоров входят не все действия, которые составляют предмет обязательства, а только направленные на определенные объекты (вещи, качества человека и др.).

Кроме того, договоры на выполнение работ нацелены на определенный результат, который также входит в предмет договора, поскольку именно за счет него удовлетворяются потребности заказчика.

Таким образом, в предмет договоров на оказание услуг входят действия и объект, на который они направлены, в предмет договоров на выполнение работ – действия, объект, на который они направлены, и результат, характеризующий качество объекта.

Предметом организационных договоров являются взаимные действия их сторон, направленные на упорядочение отношений между ними.

4. Признание договора незаключенным не должно являться самостоятельным способом защиты (и соответственно предметом спора).

Признание договора незаключенным – это возможность для суда выйти из правового тупика в тех случаях, когда он не может установить, о чем договорились стороны. Соответственно это делается судом по своей инициативе в рамках разрешения спора, возникшего из договора.

Признание договора незаключенным принципиально отличается от недействительности договора.

Требования о признании оспоримого договора недействительным и о применении последствий такой недействительности либо о возврате имущества, полученного по ничтожному договору, направлены на устранение нарушений: договора, противоречащего законодательству, либо незаконного владения имуществом. Признание судом договора незаключенным происходит в ситуации, когда стороны договора не согласовали имеющие существенное значение условия, которые суд самостоятельно определить не может.

Кроме того, при рассмотрении вопроса о том, заключен договор или нет, производится оценка совпадения встречного волеизъявления сторон в совокупности по всем существенным условиям, а не по каждому условию в отдельности. Отсюда невозможность частичного признания договора незаключенным либо признание его таковым на будущее время.

P.S. С учетом состоявшегося обсуждения указанная выше статья расширена и опубликована под названием “Существенные условия и незаключенность договоров: проблемы теории и практики” в журнале “Хозяйство и право”, 2012 г., № 6, стр.32 (статья размещена на моей личной странице).

Спасибо всем, кто принял участие в обсуждении. 

Источник: https://zakon.ru/Blogs/priznanie_dogovorov_nezaklyuchennymi_kak_sledstvie_nevospolnimosti_ih_suschestvennyh_uslovij/1138

Вопросы по закону
Добавить комментарий