Возмещение материального ущерба истцу при разделе домовладения

Возмещение потерпевшему морального и материального вреда, причиненного преступлением

Возмещение материального ущерба истцу при разделе домовладения

Пострадавший от преступления при наличии оснований полагать, что непосредственно преступлением ему причинен вред, вправе предъявить требование о возмещении имущественного и морального вреда. Решение о признании гражданским истцом оформляется определением суда или постановлением судьи, следователя, дознавателя.

Гражданский иск может быть предъявлен после возбуждения уголовного дела и до окончания судебного следствия при разбирательстве данного уголовного дела в суде первой инстанции. При предъявлении гражданского иска гражданский истец освобождается от уплаты государственной пошлины.

Признание лица, предъявившего при производстве по уголовному делу требование о возмещении имущественного вреда или имущественной компенсации морального вреда, гражданским истцом осуществляется при наличии оснований полагать, что указанный вред причинен преступлением.

Требование о возмещении материального ущерба или компенсации морального вреда, причиненного преступлением, может быть рассмотрено и в порядке гражданского судопроизводства.

Целесообразность рассмотрения гражданского иска в уголовном деле обусловливается тем, что установление размера ущерба имеет не только гражданско-правовое, но и уголовно-правовое значение, так как в числе обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу, закон называет характер и размер вреда, причиненного преступлением (п.4 ч.1 ст. 73 УПК).

Учитывая, что государственные органы, осуществляющие производство по уголовному делу, обязаны обеспечить потерпевшему возмещение имущественного и (или) компенсацию морального вреда, причиненного преступлением (ч.

3 и 4 ст.42 УПК), следователь, установив наличие вреда, причиненного преступлением физическому или юридическому лицу, обязан разъяснить им право на предъявление гражданского иска при производстве по уголовному делу.

Если исковое заявление поступило, следователь принимает решение о признании лица гражданским истцом (или об отказе в этом).

Гражданский истец вправе ходатайствовать о принятии мер по обеспечению гражданского иска. В ст.230 УПК РФ указано, что судья по ходатайству потерпевшего, гражданского истца или их представителей либо прокурора вправе вынести постановление о принятии мер по обеспечению возмещения причиненного преступлением вреда.

Обеспечение возмещения причиненного вреда состоит в наложении ареста на имущество: подозреваемого, обвиняемого или иных лиц, несущих по закону материальную ответственность за их действия (ч.1 ст. 115 УПК РФ).

Действующий УПК РФ определил и сущность наложения ареста на имущество, которая состоит в запрете собственнику и владельцу имущества распоряжаться и в необходимых случаях пользоваться им, а также в изъятии имущества и передаче его на хранение (ч. 2 ст. 115 УПК РФ).

Гражданский истец должен способствовать органам расследования и суду в собирании доказательств относительно гражданского иска. Обеспечивая эту возможность, уголовно- процессуальный закон предоставляет гражданскому истцу широкий круг процессуальных прав на предварительном следствии (дознании) и в суде (ч. 4 ст. 44 УПК РФ).

В их числе право: знакомиться с протоколами следственных действий, произведенных с его участием; участвовать с разрешения следователя (дознавателя) в следственных действиях; знакомиться по окончании расследования с материалами дела, относящимися к иску, и выписывать из уголовного дела любые сведения в любом объеме; знать о принятых решениях, затрагивающих его интересы, и получать копии процессуальных решений, относящихся к иску; участвовать в рассмотрении дела судом первой и апелляционной инстанций; выступать в судебных прениях для обоснования гражданского иска; приносить жалобы на действия (бездействие) и решения дознавателя, следователя, прокурора и суда; обжаловать приговор, определение и постановление суда в части гражданского иска и др.

Согласно п.5 ст.228 УПК при подготовке к судебному заседанию судья обязан выяснить, приняты ли меры по обеспечению возмещения материального ущерба, причиненного преступлением.

Если органами расследования такие меры не были приняты, судья выясняет, поступали ли заявления и просьбы заинтересованных лиц.

В этой стадии меры обеспечения гражданского иска могут быть приняты по ходатайствам потерпевшего, гражданского истца или их представителей либо прокурора (ст. 230 УПК РФ).

В судебном разбирательстве участвуют гражданский истец, гражданский ответчик и (или) их представители.

При неявке гражданского истца или его представителя суд оставляет гражданский иск без рассмотрения – в этом случае за потерпевшим сохраняется право предъявить иск в порядке гражданского судопроизводства.

Однако суд вправе рассмотреть гражданский иск в отсутствие гражданского истца, если: а) об этом ходатайствует гражданский истец или его представитель; б) гражданский иск поддерживает прокурор; в) подсудимый полностью согласен с предъявленным гражданским иском (ст. 250 УПК РФ).

Гражданский иск разрешается, как правило, в приговоре. При вынесении обвинительного приговора суд в зависимости от доказанности оснований и размеров гражданского иска удовлетворяет предъявленный иск полностью или частично или отказывает в его удовлетворении.

Если материальный ущерб причинен подсудимым совместно с другим лицом, в отношении которого дело было выделено в отдельное производство, суд в этом случае возлагает обязанность по возмещению ущерба в полном размере на подсудимого.

При вынесении в последующем обвинительного приговора в отношении лица, дело о котором было выделено в отдельное производство, суд вправе возложить на него обязанность возместить ущерб солидарно с ранее осужденным.

При постановлении оправдательного приговора, вынесении постановления или определения о прекращении уго­ловного дела по основаниям, предусмотренным п.1 ч.1 ст.24 УПК РФ(ввиду отсутствия события преступления) и п.1 ч.1 ст.

27 УПК РФ (ввиду непричастности подсудимого к совершению преступления), суд отказывает в удовлетворении гражданского иска. В остальных случаях при оправдании подсудимого или прекращении уголовного дела суд оставляет гражданский иск без рассмотрения.

Это не препятствует последующему его предъявлению и рассмотре­нию в порядке гражданского судопроизводства (ч. 2 ст. 306 УПК РФ).

Пленум Верховного Суда РФ в постановлении от 29.06.

1996 № 1 «О судебном приговоре» разъяснил, что лицо, которому преступлением причинен моральный, физический или имущественный вред, вправе также предъявить гражданский иск о компенсации морального вреда, которая в соответствии с законом осуществляется в денежной форме независимо от подлежащего возмещению имущественного вреда.

При разрешении подобного рода исков следует руководствоваться положениями ст.ст.151, 1099, 1100, 1101 ГК РФ, в соответствии с которыми при определении размера компенсации морального время необходимо учитывать характер причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степень вины подсудимого, его материальное положение.

В соответствии со ст.389.1 УПК РФ гражданский истец, гражданский ответчик и их представители вправе обжаловать в апелляционном порядке приговор и другие акты суда первой инстанции в части, касающейся гражданского иска.

версия для печати

Источник: https://bashprok.ru/the_prosecutor_explained/01.03.2014.php

Бюллетень судебной практики Московского областного суда за III квартал 2017 года

Возмещение материального ущерба истцу при разделе домовладения

                          МОСКОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ   СУД

БЮЛЛЕТЕНЬ

судебной практики Московского областного суда за

третий  квартал 2017 года

(утвержден президиумом Мособлсуда 22 ноября 2017 года)

Красногорск, 2017

                             СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА

МОСКОВСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА

ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ

И ДЕЛАМ, ВЫТЕКАЮЩИМ ИЗ ПУБЛИЧНЫХ ОТНОШЕНИЙ

КАССАЦИОННАЯ   ПРАКТИКА

  1.  Моментом, определяющим начало  течения срока исковой давности по требованиям к причинителю вреда, является дата, когда страхователь узнал сумму реального ущерба, и у него возникло основание для предъявления требований не только к страховой компании, но и непосредственно к причинителю вреда (его работодателю). 

Т. обратилась с иском к ООО «Росгосстрах» и АО «СМП Банк» о взыскании ущерба, причиненного в ДТП 17 июля 2012г.: с ООО «Росгосстрах» страховое возмещение  — 87 815,84 руб., расходы по оценке — 11 700 руб., штраф, компенсацию морального вреда — 10 000 руб.

, судебные расходы;  с АО «СМП Банк» в возмещение ущерба – 130 221,16 руб., судебные расходы. Ссылалась, что виновником ДТП является Ш., который  управлял автомобилем, принадлежим АО «СМП Банк». Гражданская ответственность Ш.

  застрахована  по договору ОСАГО в ООО «Росгосстрах» с лимитом ответственности 120 000 руб.

10 сентября 2012г. ООО «Росгосстрах» выплатило истцу страховое возмещение в размере 32 184,16 руб., в то время как согласно отчету специалиста стоимость восстановительного ремонта автомобиля истца с учетом износа составляет 243 218 руб., утрата товарной стоимости  — 7 003,16 руб.

Представители ответчиков и третье лицо Ш. заявили о применении последствий пропуска срока исковой давности.

Решением Люберецкого городского суда от 11 ноября 2015г. в  иске отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 15 июня 2016г.

  решение отменено в части отказа в иске к ООО «Росгосстрах» и постановлено новое решение, которым с ООО «Росгосстрах» в пользу Т. взыскано  страховое возмещение — 87 815 84 руб.

, компенсация морального вреда  — 5 000 руб., расходы по оценке, штраф  — 20 000 руб., в остальной части решение суда оставлено без изменения.

         Президиум указал на существенные нарушения норм материального права, допущенные  судами. 

         Отказывая в иске, суд исходил из пропуска  истцом срока исковой давности,  началом течения которого  является  10 сентября 2012г., когда Т. узнала о выплате ей страхового возмещения не в полном объеме. В суд с иском Т. обратилась 18 сентября 2015г., т.е. с пропуском установленного п. 2 ст. 966 ГК РФ трехлетнего срока исковой давности.

  Отменяя решение суда в части требований, предъявленных к ООО «Росгосстрах»,  судебная коллегия пришла к правильному выводу о том, что  срок  для предъявления требований истцом не пропущен, т.к. иск направлен  в суд почтовой связью 09 сентября 2015г.

, что подтверждается описью вложений и кассовым чеком.

Судебная коллегия довзыскала со страховой компании сумму страхового возмещения в пределах установленного договором ОСАГО лимита ответственности, расходы на оплату отчета, а также компенсацию морального вреда в сумме 5000 руб.

Однако, судебная коллегия допустила существенное нарушение норм процессуального права, поскольку резолютивная часть апелляционного определения, в которой указано о взыскании штрафа в размере 20 000 руб.

, не соответствует его мотивировочной части о необходимости взыскания  штрафа в размере  56 407, 92 руб.

 Кроме того, президиум указал, что суммы штрафа, указанные как в резолютивной, так и в мотивировочной части  апелляционного определения, не составляют 50% от суммы, присужденной в пользу потребителя.

          Заслуживают внимания и доводы кассационной жалобы истца о неправильном исчислении судом апелляционной инстанции срока исковой давности по требованиям, предъявленным к АО «СМП Банк», как к работодателю причинителя вреда, на котором в силу закона (ст. ст. 1068, 1072 ГК РФ) лежит обязанность возместить разницу между страховым возмещением и фактическим размером ущерба.

Мотивируя вывод о пропуске срока исковой давности для предъявления требований к данному ответчику, судебная коллегия исходила из того, что началом течения срока давности в этом случае является 27 июля 2012г. — день вынесения определения об отказе в возбуждении дела об административном правонарушении в отношении виновника ДТП Ш., в котором указано, что на тот момент он являлся работником ОАО «СМП Банк».

Не соглашаясь с выводами судебной коллегии, Т. указывала, что только получив страховое возмещение в размере 32 184, 16 руб. и проведя в январе 2013г.

  независимую экспертизу поврежденного автомобиля, она узнала о реальном ущербе от ДТП, который  превышает лимит страхового возмещения и в силу п.1 ст. 200 ГК РФ в ее истолковании, содержащемся в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 29.09.2015г.

№43 «О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса РФ об исковой давности», моментом, определяющим начало  течения срока исковой давности по требованиям к  АО «СМП Банк», является дата, когда Т.

узнала сумму реального ущерба и у нее возникло основание для  предъявления требований не только к страховой компании, но и непосредственно к причинителю вреда (его работодателю).

    Допущенные судом апелляционной инстанции существенные нарушения норм процессуального и материального права  явились основанием для отмены апелляционного определения и направления дела на новое  апелляционное рассмотрение.

                                                                 № 349 от 05 июля 2017г

2. Наличие допущенных при возведении самовольной постройки нарушений градостроительных и строительных норм и правил является основанием для удовлетворения требования о ее сносе при установлении существенности и неустранимости указанных нарушений.

Ф. обратилась с иском к К. о признании построек самовольными и возложении на ответчика обязанности по их сносу, поскольку они  возведены с нарушением противопожарных расстояний до ее жилого дома, с нарушением строительных норм в части требований к расстоянию между постройкой и границей земельного участка, на кровле бани отсутствуют снегозадерживающие устройства.

Заочным решением Чеховского городского суда от 8 апреля 2016г. иск удовлетворен.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 6 февраля 2017г. решение суда оставлено без изменения.

Президиум указал на допущенные судом нарушения норм материального права.

Судом установлено, что Ф. является собственником жилого дома с хозяйственными постройками и земельного участка. Ответчик  владеет  смежным земельным участком, на котором она в 2009г. возвела баню, а в 2015г. начала возведение пристройки к бане.

Согласно представленному истцом техническому заключению, баня на участке К. расположена на расстоянии 0,62-0,64 м. от смежной границы и на расстоянии 7,3-8,2 м. от жилого дома Ф., а незавершенная строительством пристройка – на расстоянии 0,53-0,64 м. от смежной границы и на расстоянии 6,2-7,3 м. от жилого дома Ф.

Источник: https://mosoblproc.ru/mosoblsud/ss150014/

Вопросы по закону
Добавить комментарий