Возможен ли отказ от дачи показаний по делу о мошенничестве?

Молчание бывает разным

Возможен ли отказ от дачи показаний по делу о мошенничестве?

Молчание бывает разным – Красноречивым или нет, Быть может темным и опасным

Или скрывать душевный свет…

Привести наглядный пример из практики по данной теме довольно сложно, так как ссылка в показаниях на ст. 51 Конституции РФ прямых последствий за собой не влечет, однако порой ее бывает достаточно, чтобы «закрепить» обвинение и постановить обвинительный приговор. Статья 51 Конституции РФ гласит:

«1. Никто не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников, круг которых определяется федеральным законом.

2. Федеральным законом могут устанавливаться иные случаи освобождения от обязанности давать свидетельские показания».

Наверное, каждый, столкнувшись хотя бы раз в жизни с законом в рамках уголовного или, например, административного судопроизводства, слышал о ст. 51 Конституции РФ.

Отвечая на вопрос о том, в чем же заключается ее смысл, большинство, скорее всего, скажет, что статья дает ему право не отвечать на вопросы представителей правоохранительных органов (инспектора ГИБДД, следователя, дознавателя, судьи и т.д.), ничего не сообщать им. Очевидно, что познания в этой части у общества в целом весьма поверхностны, многие ассоциируют смысл ст.

51 Конституции РФ с дежурной фразой полицейских из западных боевиков, которую те произносят при задержании подозреваемого, разъясняя его права: «У вас есть право хранить молчание.

Все, что вы скажете, может быть использовано против вас в суде!» Это один из пунктов так называемого правила Миранды: юридическое требование по законодательству США, согласно которому любая информация, полученная от задержанного в ходе допроса до того, как ему были зачитаны его права, является недопустимым доказательством.

Иными словами, подавляющее большинство людей заблуждается в сути конституционного «права на молчание» и, реализуя его, в некоторых случаях действует себе во вред. Полагаю, необходимо разобраться в том, какой именно смысл несет в себе ст. 51 Конституции РФ, реализацию каких прав она гарантирует и какова цель этих гарантий.

Обратившись к истории возникновения этого «неотъемлемого права каждого», проанализировав его доктринальное толкование, в том числе и на соответствие международным стандартам по правам человека, я пришел к следующему.

Regina probationum – признание – царица доказательств (перевод с лат.). Эта фраза бытовала еще в Древнем Риме: так римляне нарекли признание вины самим подсудимым, в связи с которым терял смысл поиск иных доказательств, отпадала необходимость в поиске улик и дальнейшем расследовании дела в целом, то есть вина раскаявшегося в этом случае считалась доказанной.

В Своде законов Российской империи собственное признание тоже считалось «лучшим доказательством всего света», и, несмотря на то что для его получения закон запрещал допросы с любого рода истязаниями и пытками, подобные случаи, как известно, имели место быть. А в конце 1920-х – начале 1950-х гг.

, во времена репрессий, в нашей стране была вновь возрождена древнеримская концепция, когда самооговор зачастую добивался пытками, шантажом и обманом, особенно по политическим преступлениям.

Сегодня преступлением «против правосудия» является любое принуждение к даче показаний путем применения угроз, шантажа или иных незаконных действий (ст. 302 УК РФ), а ст. 51 Конституции РФ в первую очередь является гарантией недопустимости такого рода принуждения к свидетельству против самого себя или своих близких.

Иными словами, всякое признание вины должно быть добровольным, ведь целью гарантии, предоставляемой ст. 51 Конституции РФ, является недопустимость любой формы принуждения к свидетельству против самого себя, супруга или своих близких.

Органы расследования и суд не вправе требовать или какими-либо методами добиваться не только признания вины, но и показаний, обвиняющих супруга и близких родственников даже при наличии фактов, при которых входящие в этот круг лица могли быть признаны соучастниками в преступлении.

«Право на молчание» является общепризнанной международной нормой, полностью согласующейся с Международным пактом о гражданских и политических правах. Хотя Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод прямо не содержит такого положения, однако Европейский суд по правам человека исходит из того, что эти положения лежат в основе понятия справедливой судебной процедуры (ст. 6 Европейской конвенции). При этом ст. 51 Конституции РФ не исключает право на дачу признательных и изобличающих кого-либо показаний, «никто не обязан», но каждый имеет право свидетельствовать. При соблюдении остальных требований закона добровольно данные показания являются допустимым доказательством.

Наиболее ярким примером реализации рассматриваемой статьи будет применение ее норм в рамках уголовного судопроизводства.

На практике обращает на себя внимание то обстоятельство, что следователь, дознаватель или судья почти всегда охотно принимают отказ от дачи показаний подозреваемого / обвиняемого, основанный именно на положении ст.

51 Конституции РФ, и, если даже этот отказ не будет устно подкреплен ссылкой на вышеназванную норму, формулировка «хочу воспользоваться правом, предусмотренным ст.

51 Конституции РФ», скорее всего, найдет свое отражение в протоколе допроса или судебного заседания без подсказки допрашиваемого. И это несмотря на то, что законное право подозреваемого и обвиняемого не давать показания четко предусматривается законодателем в п. 2 ч. 4 ст. 46 и п. 3 ч. 4 ст. 47 УПК РФ, согласно которым указанные лица вправе отказаться от дачи объяснений и показаний.

В реальности, в случае отказа лица от дачи показаний, представителями правоохранительных органов соответствующие пункты ст. 46, 47 УПК РФ, как правило, подробно не разъясняются и сам отказ, мотивированный ссылками на эти нормы, большая редкость, тогда как указание в протоколе на ст. 51 Конституции РФ при отказе от дачи показаний является обычной практикой.

Анализ судебной практики, приговоров в отношении лиц, отказавшихся от дачи показаний, в том числе и в суде, позволяет в очередной раз прийти к выводу о том, что положения и права, предусмотренные п. 3 ч. 4 ст. 47 УПК РФ, полностью игнорируются. Казалось бы, это схожие по смыслу нормы, но они имеют разное юридическое значение и реализуют разные правовые гарантии в уголовном судопроизводстве.

«…свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников...» – по смыслу законодателя содержание ч. 1 ст.

51 Конституции РФ предполагает, что речь идет об отказе от дачи показаний лица в части признания им своей вины в совершении инкриминируемого ему преступления либо об отказе от дачи показаний против супруга или близких родственников по факту совершенного ими преступления, в зависимости от обстоятельств.

Лицо не обязано свидетельствовать в тех случаях, когда это может изобличить (!) лично его, супруга или близких родственников. Из текста ясно, что обсуждаемая норма не освобождает от дачи любых показаний, нет в ней указания на то, что лицо имеет право ничего не говорить, речь идет лишь о праве не сообщать о противоправных действиях.

Проще говоря, отказываясь от дачи показаний в соответствии со ст.

51 Конституции РФ, подозреваемый / обвиняемый своими действиями поясняет примерно следующее: «Я совершил те или иные противоправные действия (преступление), но говорить об этом не хочу, так как имею полное право не рассказывать о том, что совершил» (не просто отказываюсь что-либо сообщать и пояснять, а именно не свидетельствовать против себя, то есть не изобличать!) или «Мой супруг (супруга,  близкие родственники) совершил преступление, о котором идет речь, но рассказывать об этом и тем самым изобличать его я не хочу, имею на это законное право, предусмотренное ст. 51 Конституции РФ».

Смысл же, вложенный законодателем в п. 2 ч. 4 ст. 46 и п. 3 ч. 4 ст. 47 УПК РФ, заключается в праве (а не обязанности) отказаться от дачи любых показаний.

Ведь одним из принципов уголовного судопроизводства является презумпция невиновности, согласно которой подозреваемый / обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность. Бремя доказывания лежит на стороне обвинения. (ч. 2 ст. 14 УПК РФ).

С этим правом связан и запрет на повторный допрос обвиняемого без его согласия при отказе от дачи показаний на первом допросе по тому же обвинению (ч. 4 ст. 173 УПК РФ).

То есть если вы считаете себя непричастным к совершению преступления, в котором вас подозревают или обвиняют, если не хотите давать пояснения только потому, что вы не в состоянии быстро сориентироваться в сложной ситуации, для вас все происходящее ново, а рядом нет выбранного вами или вашими близкими защитника и без его консультации вы просто-напросто боитесь навредить себе неверно оброненным словом, то необходимо ссылаться именно на право не давать объяснения и показания по поводу имеющегося в отношении вас подозрения / обвинения, а именно п. 2 ч. 4 ст. 46 и п. 3 ч. 4 ст. 47 УПК РФ соответственно.

Право гражданина не свидетельствовать против себя, своего супруга и близких родственников, предусмотренное ст. 51 Конституции РФ, безусловно, является его законной гарантией, неотъемлемой привилегией против самообвинения, и зачастую воспользоваться этим правом, настоять на его реализации весьма и весьма целесообразно. Однако с учетом сложившейся практики ссылка на ст. 51 Конституции РФ трактуется правоприменителем как косвенное признание вины. Для того чтобы позиция допрашиваемого могла быть истолкована именно так, как он предполагал ее донести, крайне важно понимать, к каким последствиям приведет молчание в каждой конкретной ситуации в зависимости от того, какими нормами руководствовалось лицо при отказе от дачи показаний. Ведь не секрет, что от результатов показаний могут зависеть дальнейшее процессуальное положение, тактика защиты, ход следствия по делу, ну и как итог – чья-то судьба.

Стать автором

Источник: https://www.advgazeta.ru/mneniya/molchanie-byvaet-raznym/

Гарантии сохранения адвокатской тайны

Возможен ли отказ от дачи показаний по делу о мошенничестве?

16 мая 2019 г. 13:54

КС РФ посчитал, что допрос адвоката в качестве свидетеля по делу подзащитного без санкции суда не может вести к его отводу

Как сообщает «АГ», 11 апреля Конституционный Суд РФ вынес Определение № 863-О по делу об оспаривании адвокатом АП Ярославской области Олегом Крупочкиным и его доверителем Владимиром Зубковым ряда норм УПК РФ, в том числе регламентирующих порядок допроса защитника в качестве свидетеля по уголовному делу его доверителя. Суд подчеркнул, что последующий судебный контроль зачастую не способен восстановить нарушенное право доверителя адвоката на юридическую помощь. Заявитель жалобы, адвокат Олег Крупочкин, дал свою оценку вынесенному судебному акту КС РФ, а также поделился дальнейшими планами по обжалованию судебных актов.

Повод для обращения в КС

Владимир Зубков обвинялся в двух покушениях на мошенничество и в фальсификации доказательств по гражданскому делу. В декабре 2017 г. Кировский районный суд г.

Ярославля отказался рассматривать ходатайство старшего следователя СК РФ по Ярославской области о разрешении допроса в качестве свидетеля адвоката Олега Крупочкина и проведении очной ставки с его участием для расследования уголовного дела в отношении его доверителя.

Тогда суд пришел к выводу, что целью данных следственных действий служит проверка причастности Олега Крупочкина к инкриминируемым его доверителю деяниям. В связи с этим суд указал на необходимость руководствоваться при уголовном преследовании адвоката положениями главы 52 УПК РФ об особенностях производства по уголовным делам в отношении отдельных категорий лиц.

Тем не менее впоследствии адвокат был вызван на допрос без предварительного судебного решения.

Поскольку он отказался от явки на следственное действие и дачи показаний, ссылаясь на свой статус представителя Владимира Зубкова в гражданском деле и его защитника в уголовном деле, Олег Крупочкин 27 декабря 2017 г.

был подвергнут принудительному приводу на допрос к следователю. В ходе допроса продолжал ссылаться на свой статус и недопустимость дачи показаний.

В дальнейшем Олег Крупочкин обратился в суд с жалобой на постановление следователя о его допросе, на действия и бездействие сотрудников правоохранительных органов в связи с его приводом и допросом.

Суд отказался удовлетворять жалобу в части признания незаконными решения следователя и самого привода, прекратив производство по остальной части жалобы.

Апелляция и кассация поддержали решение суда первой инстанции.

При рассмотрении уголовного дела в отношении Владимира Зубкова, в котором Олег Крупочкин участвовал в качестве защитника, Ярославский районный суд удовлетворил заявление стороны обвинения об отводе защитника ввиду того, что он был допрошен как свидетель по делу.

жалобы

В своей жалобе в КС РФ Владимир Зубков и Олег Крупочкин просили признать неконституционными следующие нормы УПК РФ: ст. 38, устанавливающую права и обязанности следователя в рамках предварительного следствия по уголовному делу; ст. 88, содержащую правила оценки доказательств; ст.

113, регулирующую привод к дознавателю, следователю или в суд обвиняемого, свидетеля и иных лиц в случае их неявки по вызову без уважительных причин; ст. 125 о судебном порядке рассмотрения жалоб; ч. 1 ст. 152, регламентирующую место производства предварительного расследования.

Также граждане оспаривали конституционность положений ч. 2 ст. 7 Закона о Следственном комитете РФ, согласно которой требования (запросы, поручения) сотрудника СК России, направленные при проверке сообщения о преступлении, проведении предварительного расследования или осуществлении других полномочий, обязательны для исполнения всеми незамедлительно или в указанный срок.

По мнению заявителей, указанные нормы неконституционны, поскольку позволяют без предварительного решения суда производить в отношении адвоката оперативно-разыскные мероприятия и следственные действия, в том числе наблюдать за адвокатом, задерживать его, осуществлять привод указанного лица на допрос в качестве свидетеля, допрашивать в этом качестве, применять к нему иные подобные меры.

КС напомнил, что допрос адвоката возможен только на основе решения суда

Изучив материалы жалобы, Конституционный Суд РФ отказался принимать ее к производству.

В своем определении КС подчеркнул, что обеспечение конфиденциальности сведений, сообщаемых адвокату его доверителем, выступает не привилегией адвоката, а гарантией законных интересов его доверителя, подлежащих защите в силу международных актов и Конституции РФ.

Со ссылкой на ряд международных норм Суд отметил, что адвокат должен соблюдать конфиденциальность в отношении всей информации, предоставленной ему самим доверителем или полученной им относительно последнего или иных лиц в ходе оказания правовой помощи, причем обязательства, связанные с конфиденциальностью, не ограничены во времени.

Также Конституционный Суд напомнил, что российское законодательство не исключает возможность проведения следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий в отношении адвоката.

Ссылаясь на ряд собственных позиций, Суд пояснил, что гарантии сохранения адвокатской тайны распространяются лишь на те отношения доверителей и их защитников, которые не выходят за рамки оказания собственно профессиональной юридической помощи в законном порядке.

Такие отношения не должны быть связаны с нарушениями уголовно-противоправного характера ни со стороны адвоката, ни со стороны его доверителя (в частности, за пределами того уголовного дела, по которому доверитель в качестве подозреваемого, обвиняемого получает юридическую помощь адвоката), ни со стороны третьего лица.

При этом вмешательство органов государственной власти во взаимоотношения подозреваемого, обвиняемого с его защитником оправданно в исключительных случаях – при наличии обоснованных подозрений в злоупотреблении правом со стороны адвоката и в злонамеренном его использовании со стороны получателя юридической помощи.

Как пояснила высшая судебная инстанция, проведение следственных действий в отношении адвоката, включая его допрос в качестве свидетеля, и ОРМ допускается только на основании судебного решения.

«Допрос адвоката в качестве свидетеля, тем более сопряженный с его принудительным приводом, проведенный в нарушение указанных правил без предварительного судебного решения, создает реальную угрозу для адвокатской тайны.

Последующий судебный контроль зачастую не способен восстановить нарушенное право доверителя на юридическую помощь: ни признание протокола допроса недопустимым доказательством, ни возвращение отведенному адвокату статуса защитника, ни привлечение следователя к ответственности не могут восполнить урон, нанесенный данному конституционному праву, притом что разглашенная адвокатская тайна уже могла быть использована стороной обвинения в тактических целях», – указано в Определении Суда.

С учетом изложенного КС РФ сделал вывод, что проведение таких процессуальных действий в отношении адвоката, участвующего в уголовном деле в качестве защитника, вопреки их законному смыслу само по себе не может служить основанием для отстранения этого адвоката от дальнейшего участия в данном уголовном деле в качестве защитника.

Источник: https://fparf.ru/news/fpa/garantii-sokhraneniya-advokatskoy-tayny-/

Если вас вызвали на допрос: часть 1

Возможен ли отказ от дачи показаний по делу о мошенничестве?

Ни одно уголовное дело не обходится без такого следственного действия как допрос. Допрошен может быть любой участник уголовного дела – потерпевший, свидетель или же обвиняемый.

Как вид доказательств наиболее распространены показания свидетеля. Тем не менее, следуя известной поговорке, нужно заметить, что никто не застрахован от допроса в качестве потерпевшего или, что гораздо более неприятно, подозреваемого либо обвиняемого.

Поэтому необходимо знать как правильно вести себя в этой, прямо скажем, неординарной ситуации, что во многом может повлиять на исход дела.

Допрос является наиболее распространенным следственным действием, и самым сложным с точки зрения психологического воздействия на допрашиваемого.

Допрос – это следственное действие, на котором следователь получает от обвиняемого, потерпевшего или свидетеля нужную ему информацию по уголовному делу.

Как правило, допрос проводится в служебном кабинете следователя, и это дает ему определенное преимущество. Однако, следователь вправе, если признает это необходимым, провести допрос в месте нахождения допрашиваемого, в т.ч. во время производства таких следственных действий как осмотр, обыск либо выемка.

Прежде чем отвечать на вопросы, убедитесь, что это именно допрос и следователь собирается вести протокол, В противном случае это может оказаться просто беседой, в которой следователь непроцессуальным путем получит от вас нужные ему сведения: несмотря на то, что информация, полученная таким образом, не является доказательством по уголовному делу, следователь может использовать ее, чтобы найти факты, подтверждающие вашу вину. В этом случае можете смело отказываться отвечать на вопросы, помните, что заставить вас никто не вправе.

О порядке вызова на допрос

Согласно закону на допрос вас могут вызвать только повесткой.

Здесь хочу обратить внимание на следующее обстоятельство. На допрос можно не приходить, если повестку вы нашли в почтовом ящике. Никакой ответственности за это вы не несете.

Если же повестка получена из рук участкового или оперативного сотрудника милиции и вы расписались в ее получении, на допрос лучше явиться. В противном случае вас могут доставить к следователю принудительно. Правда, это касается только свидетелей и потерпевших. Обвиняемый, не подписывавший обязательства о явке, вызов следователя может проигнорировать.

Возможна также неявка на допрос по уважительной причине, но в этом случае следователя необходимо предварительно уведомить.

В самой повестке должно быть указано, в качестве кого вас хотят допросить: свидетеля, потерпевшего, подозреваемого или обвиняемого. Если в повестке нет такой информации, обязательно выясните ее. От этого будут зависеть ваши права и обязанности.

Обращаю особое внимание на то, что вызов в качестве свидетеля может означать не только то, что вы свидетель каких-то событий, но и то, что вы потенциально можете стать обвиняемым.

В начале допроса следователь должен установить вашу личность (то есть посмотреть паспорт, записать фамилию, имя, отчество и адрес). После чего следователь обязан разъяснить вам ваши права.

Если по каким-либо причинам следователь этого не сделал, не надо напоминать ему. Впоследствии суд может признать протокол допроса незаконным как недопустимое доказательство.

Затем следователь спросит у вас, признаете ли вы себя виновным и желаете ли давать показания (если вас допрашивают в качестве обвиняемого).

В этой ситуации вы можете отказаться от дачи показаний, поскольку имеете право не свидетельствовать против себя и своих близких в соответствии со ст. 51 Конституции РФ. Круг близких родственников определен ст.

5 УПК РФ: это супруги, родители, дети, усыновители, усыновленные, родные братья и сестры, дедушки, бабушки и внуки.

Если следователь принуждает вас к даче показаний, не идите у него на поводу: решили не отвечать на вопросы — придерживайтесь этой позиции.

Следователь в основном свободен в выборе тактики допроса и может строить допрос так, как считает нужным. Но существуют определенные ограничения. Вот они.

  • Следователь не имеет права задавать наводящие вопросы. Какой же вопрос следует считать наводящим? Не останавливаясь на этом вопросе подробно отмечу, лишь, что наводящими следует считать вопросы, в содержании которых присутствует вариант ответа, либо сам ответ. Если при допросе присутствовали такие вопросы, то в суде такой допрос можно признать незаконным.
  • Следователь не вправе угрожать допрашиваемому, применять насилие, создавать опасные для жизни и здоровья ситуации. Если следователь ведет себя агрессивно, то постарайтесь сохранить спокойствие. Как правило, следователь просто хочет напугать вас, чтобы вы легче давали показания. Это может свидетельствовать о том, что изобличающих вас доказательств следователь не имеет.

О продолжительности допроса

Допрос не может длиться непрерывно более 4 часов.

По истечении этого времени вы вправе потребовать перерыва. Однако существует возможность прервать допрос раньше.

При наличии медицинских показаний продолжительность допроса устанавливается на основании заключения врача.

Поэтому если вы заявите следователю, что плохо себя чувствуете и не можете больше отвечать на вопросы, он должен вызвать врача, и при наличии медицинских показаний допрос будет отложен по их рекомендации.

Общая продолжительность допроса в течение дня не может превышать 8 часов. Как и в предыдущем случае, если вы больны, длительность допроса должен установить врач (ст. 187 УПК РФ).

В соответствии с общим требованием запрета производства следственных действий в ночное время допрашивать с 23.00 до 6.00 часов следователю разрешено только в исключительных случаях (ч. 3 ст. 164 УПК РФ). Следователь должен обосновать невозможность отложить допрос до утра.

далее>>

Кузнецов Евгений АлексеевичАдвокат адвокатской палаты г. Москвы

Источник: https://advocat-kuznetsov.ru/comments/comment3.htm

Возбуждение уголовного дела: пособие для «чайников»

Возможен ли отказ от дачи показаний по делу о мошенничестве?

Любому расследованию – будь то дело о хищении миллиарда долларов или о простой карманной краже – предшествует этап, называемый стадией возбуждения уголовного дела. На первый взгляд, здесь нет ничего сложного: чтобы возбудили уголовное дело, достаточно сообщить «куда следует», а уж «компетентные органы» сами разберутся.

Но глубоко заблуждается тот, кто так считает – действительность далека от идеала. Причем реального представления о ней не получишь, сколько бы ни прочитал детективов или даже специальной литературы.

Визит к Минотавру

Не знаю, как вам, уважаемые читатели, а автору с большим трудом удается представить себе человека, радостно спешащего на прием к прокурору или на допрос к следователю. Да и профессиональные сутяжники – это явление, пока не характерное для нашей страны.

Остальные всеми правдами и неправдами стараются по возможности избегать общения с отечественной правоохранительной системой. Но, с одной стороны, это иногда просто невозможно, о чем прекрасно знают предприниматели, которых постоянно посещают незваные гости из ОБЭП и ему подобных подразделений.

А при осуществлении, например, охранно-детективной деятельности или внешнеторговых сделок постоянный контакт с правоохранительными органами подразумевается изначально.

С другой стороны, сплошь и рядом возникают ситуации, когда человеку самому приходится обращаться в правоохранительные органы за помощью и защитой.

Но гражданин, выстрадавший заявление и принесший его в ближайшее отделение милиции, не застрахован от неожиданностей.

Прежде всего будет удивлен тот, кто наивно полагает, что в милиции его с распростертыми объятиями встретят идеальные сотрудники образца советского телесериала «Следствие ведут знатоки».

Не в меньшей мере заблуждаются и те, кто надеется увидеть там «Робокопа» или, например, слегка нетрезвых суперменов из бесконечных сериалов про «Ментов».

Нет, уважаемые, в «дежурке» вы увидите обычных людей, для которых вы сами, как и принесенное вами заявление, – это дополнительная работа, от выполнения или невыполнения которой размер зарплаты не зависит.

А потому бурной радости приход очередного заявителя обычно не вызывает.

Дальнейшие же события развиваются по сценарию, зависящему от порядочности и исполнительности сотрудника, к которому вы обращаетесь, а также от организации работы в данном конкретном подразделении.

«Это неправильно, – возможно, подумает читатель, которого Бог миловал от общения с нашими правоохранителями. – Не должно быть так, чтобы в каждом отделении к гражданам относились одинаково неприветливо. Ведь правоохранительные органы не частная лавочка, а существующая на средства налогоплательщиков государственная структура».

И хотя такое мнение вполне обоснованно, проблема приема обращений от граждан сотрудниками правоохранительных органов все же имеет место.

Причем ситуация настолько серьезна, что, несмотря на регулярно проводимые проверки и наказания нарушителей, факты «отфутболивания» заявителей или непринятия должных мер по обращениям граждан и организаций остаются обычным и широко распространенным явлением.

Общение с людьми, обращения которых в компетентные органы были проигнорированы адресатом, показывает, что многие из них убеждены в несовершенстве закона, регламентирующего процедуру разбирательства по обращениям граждан.

Но они заблуждаются – процедура прохождения обращения гражданина в любой правоохранительный орган и принятия по нему решения регламентированы законом довольно четко (имеется в виду заявление о преступлении и ином правонарушении).

Однако так уж повелось, что для любого чиновника, к числу которых относятся и сотрудники правоохранительных органов, на первом месте не закон, а инструкция, приказ.

Понимая эту российскую (и не только) специфику, руководители ряда правоохранительных органов в последнее время провели важную работу – издали соответствующие инструкции, регламентирующие каждый шаг чиновника, к которому с соответствующим заявлением обратился гражданин.

Ниже мы проанализируем некоторые из положений упомянутых инст­рукций и, поскольку читателям на практике может понадобиться более подробная информация, перечислим документы такого рода. Это:

  • приказ Генеральной прокуратуры РФ, МВД РФ, МЧС РФ, Минюста РФ, ФСБ РФ, Минэкономразвития РФ и Федеральной службы РФ по контролю за оборотом наркотиков от 29.12.2005 г. № 39/1070/1021/253/780/353/399 «О едином учете преступлений»;

Источник: http://www.delo-press.ru/articles.php?n=6371

Как вести себя на следствии

Возможен ли отказ от дачи показаний по делу о мошенничестве?

Так как же вести себя на следствии по уголовным делам о мошенничестве (ст. 159 УК РФ) и экономических преступлениях, как не наделать непоправимых ошибок?

Найти хорошего адвоката по уголовным делам

Первое, что нужно сделать подозреваемому в совершении экономического преступления – это найти, по-возможности, лучшего адвоката по уголовным делам в Москве, при этом – именно найти адвоката по мошенничеству и экономическим преступлениям.

Если вам это удалось, считайте, что половину дела вы уже сделали. Своевременный и квалифицированный совет, грамотное ходатайство, обоснованная жалоба на действия следователя – вот то лучшее, что вам нужно от адвоката в этой ситуации.

Если же вы промахнулись, и адвокат, грубо говоря, ни мычит, ни телится – меняйте его без промедления, не дожидаясь с его стороны грубых ошибок и промахов. Когда они случатся, будет уже поздно что-то исправлять.

И вообще запомните, что защитник в уголовном деле ошибаться не имеет права, потому что практически все ошибки непоправимы, и любые попытки что-то исправить будут потом толковаться прокурором и судом исключительно в пользу обвинения.

Анализируйте ситуацию совместно с адвокатом

На первом допросе не раскрывайтесь полностью, думайте, что лучше сказать, советуйтесь с адвокатом.

Следователь сразу начинает вас изучать и изо всех сил старается понять, правду вы говорите или нет, и если правду – то всю ли? боитесь вы или нет, а если боитесь, то чего? Ну, и вы тоже не плошайте – присматривайтесь, анализируйте, смотрите, куда он поворачивает и что от вас хочет.

От показаний отказываться не стоит (за исключением случая, когда допрос начинается без адвоката!), но и откровенничать, выкладывая все и сразу, тоже не торопитесь.

Расскажите лучше свою краткую биографию, сообщите о семье, малолетних детях, находящихся на иждивении инвалидах и престарелых, о своих болезнях, о работе, заявите о том, что ничего криминального вы никогда не совершали, попросите занести это все в протокол, внимательно выслушайте и запомните вопросы следователя, а потом скажите: я плохо себя сегодня чувствую, давайте продолжим допрос в следующий раз. И точка. И начинайте готовиться вместе со своим адвокатом по уголовным делам к следующему допросу – уже по существу вставшей перед вами проблемы.

Формулируйте с адвокатом защитную позицию и излагайте ее на допросе

Если адвокат советует вам «взять статью 51 Конституции», т.е., отказаться от дачи показаний, сразу задумайтесь, нужен ли вам такой защитник. Ведь в этом случае на следствии вы будете молчать, а адвокат – бездельничать. Понятно, что это далеко не лучший способ защиты.

Если вас обвиняют в мошенничестве или в ином экономическом преступлении, отказ от дачи показаний – наихудший вариант поведения в уголовном деле. Этот вариант имеет право на жизнь, но в крайних случаях – когда любые даваемые вами показания неизбежно будут повернуты против вас.

Но такие случаи бывают не так уж часто.

Формирование защитной позиции по уголовным делам о мошенничестве и экономическим преступлениям это серьезная необходимость, иначе у вас не будет ни малейшего шанса на благоприятный исход уголовного дела. Но без продуманных (совместно с адвокатом) и взвешенных показаний невозможно изложить свою позицию ни на следствии, ни в суде.

Не конфликтуйте со следователем по пустякам

Не конфликтуйте по пустякам со следователем. Он на работе. И вы также постарайтесь чувствовать себя как на работе. А если вы еще и предприниматель, то объяснения с правоохранительными органами это в наше время, пусть далеко не лучшая, но часть предпринимательской работы.

В общем, со следователем надо поддерживать рабочие отношения и не терзать свою нервную систему понапрасну.

И только тогда, когда следователь зарвался, и занимается подтасовками и фальсификациями, грубо попирает ваши права и интересы, посоветовавшись с адвокатом, надо идти на конфликт, и требовать от его руководства и от прокурора вмешаться и наказать такого следователя.

По возможности, возмещайте ущерб

Подумайте о том, что необходимо начать возмещение ущерба потерпевшему лицу. Может быть, не все сразу и не в полной сумме, но – надо. Это важное обстоятельство (иногда упускаемое адвокатами), которое сильно влияет на меру наказания.

Может возникнуть вопрос: если я не признаю себя виновным в мошенничестве или ином преступлении в сфере экономики, то не расценит ли суд возмещение ущерба как признание мной вины? Ответ таков – возмещать ущерб в этом случае следует под флагом исполнения гражданско-правовых обязательств. Например, вас обвиняют в мошенничестве в сфере кредитования.

Ну, так, по возможности, и возвращайте банку взятые у него кредитные средства. А копии платежных документов ваш адвокат по экономическим преступлениям приобщит к уголовному делу.

Совместно с адвокатом добивайтесь переквалификации

Добивайтесь если уж не оправдания, то переквалификации ваших действий на более мягкую статью Уголовного кодекса. Не нужно вам обвинение по этой тяжкой статье – ч. 4 ст. 159 УК РФ “Мошенничество”.

advoc

Источник: https://www.advoc.biz/stats/advokat-sovetuet/kak-vesti-sebja-na-sledstvii-po-ugolovnomu-delu-o-moshennichestve.html

Отказ от дачи показаний

Возможен ли отказ от дачи показаний по делу о мошенничестве?

Довольно часто возникают ситуации, когда потерпевшие и свидетели по уголовным делам отказываются давать показания, нужные для установления истины. Это приводит к отказу от дачи показаний, который может быть выражен непосредственно на допросе или проявляться путем уклонения от явки в правоохранительные органы.

Законодательством РФ предусмотрены нормы уголовной ответственности для лиц, которые обязаны предоставить информацию по делу, в соответствии с уголовно-процессуальным законом.

Правоприменители довольно часто оказывают снисхождение людям, отказывающимся давать показания и тем самым не выполняющим свой гражданский долг.

Это связано с тем, что правоохранительные органы не могут обезопасить потерпевших и свидетелей правонарушения от давления, угроз и возмездия лица совершившего преступление. Кроме этого, в России пока не существует действенных программ по защите свидетелей, но некоторые шаги уже сделаны.

Статьи УПК России позволяют обеспечить безопасность свидетеля или потерпевшего, его представителя и родственников:

1. Во время составления протокола следствия, в котором участвует потерпевший, а также его родственники или представитель, следователь имеет право не указывать их личные данные.

В таком случае, следователь с согласия прокурора выносит решение, в котором описываются причины сохранения данных в тайне. Затем, в постановление указывается псевдоним участника следствия и образец его подписи, использованной в протоколе.

Документ помещается в конверт, запечатывается и прикладывается к уголовному делу.

2. При наличии угрозы причинения вреда жизни и здоровью свидетеля или его семье и близким людям производится контроль и запись телефонных разговоров, но только с его письменного разрешения. При отсутствии разрешения, такая мера может применяться на основании решения суда.

3. Для обеспечения безопасности свидетеля на опознании, при предъявлении лица для опознания создаются условия, исключающие визуальное наблюдение опознающего предполагаемым преступником. В этой ситуации понятые находятся в одном помещении со свидетелем.

4. Закрытое судебное заседание проводится на основе постановления суда в целях обеспечения безопасности потерпевшего и его семьи.

5. Если есть необходимость в защите свидетеля при нахождении в зале заседаний, суд имеет право допрашивать его без оглашения подлинных данных. В связи этим отсутствие реагирования на отказ в предоставлении информации как на преступление, не допустимо.

Граждане, отказавшиеся давать показания, ставят под угрозу раскрытие уголовного дела и мешают привлечь виновных к ответственности. Ответственность за отказ от дачи показаний.

В настоящее время неявка свидетеля на допрос на стадии предварительного расследование не является правонарушением.

Уклонение без уважительной причины не повлечет негативных последствий для уклоняющегося лица.

Для того чтобы отказ от дачи показаний мог стать причиной для уголовного наказания его необходимо зафиксировать. Это является возможным только при явке свидетеля или потерпевшего на допрос.

Из всего вышеуказанного следует то, что уголовно наказуемым является только отказ от дачи показаний непосредственно на допросе.

Перед началом допроса потерпевший и свидетель в обязательном порядке предупреждаются об ответственности за отказ от предоставления информации.

Помимо этого, каждому гражданину перед допросом разъясняется право о том, что он может не свидетельствовать против себя, своих родственников, жены или мужа. Этот факт удостоверяется подписью свидетеля или потерпевшего в протоколе.

Для наличия в действиях допрашиваемого лица состава преступления, достаточно оглашения им отказа от предоставления данных о правонарушении. После того как он выразит отказ необходимо выяснить причины этого и записать эту информацию в протокол.

Если причинами являются факты психического или физического воздействия и принуждения к отказу от дачи показаний, то после проверки этого заявления снимается вопрос об уголовной ответственности, так как исключается преступность таких действий допрашиваемого.

Помимо этого, при проведении допроса необходимо выяснить наличие и степень родства между допрашиваемым лицом и подозреваемым.

Следует заметить, что отказ от предоставления информации по уголовному делу адвокатами и священнослужителями, известной им в связи с осуществлением профессиональных обязанностей, не влечет за собой уголовной ответственности.

Когда потерпевший отказывается говорить причины отказа от дачи показаний, нужно выяснить эту информацию у его родственников. Если следствие установило, что потерпевшего никто не принуждал к отказу, и он отказался предоставлять данные о лице, с которым не состоит в родственной связи, то возбуждается уголовное дело.

Тем более что состав такого преступления является формальным, для признания его оконченным достаточно одного факта отказа от дачи показаний. Привлечение гражданина к уголовной ответственности не зависит от его последующей дачи показаний по уголовному делу. Оно только учитывается судом как смягчающее наказание обстоятельство.

В отдельных случаях свидетель или пострадавший, отказавшийся от дачи показаний, может быть освобожден от уголовной ответственности в связи с переменой обстановки.

Таким образом, совершенное им правонарушение перестает быть значимым и опасным для общества из-за добровольной и своевременной явки в правоохранительные органы и предоставления информации об обстоятельствах и основных фактах преступления, свидетелем которого он стал, а также данных о преступнике.

Применение статьи 77 Уголовного Кодекса РФ позволяет освобождать в данных ситуациях от уголовной ответственности исправившихся граждан, и способствует раскрытию преступлений, более опасных, чем отказ от дачи показаний.

Для осуществления этой цели, предпочтительнее всего прекращение всех уголовных дел открытых по нереабилитирующему основанию, которым является признание перемены обстановки и снижение опасности такого преступления. Мешает достижению этой цели существующая норма закона, которая крайне редко применяется в случае её нарушения.

Освобождение от ответственности в связи с признанием отказа отдачи показаний правонарушением не опасным для общества, к сожалению значительно ограничивается. Вышеуказанная статья Уголовного Кодекса РФ освобождает от уголовного наказания только тех свидетелей и потерпевших, которые совершили впервые подобное преступление средней или малой тяжести.

По этой причине законодательство не допускает стимулирования к предоставлению информации лиц отбывающих наказание, посредством освобождения от уголовной ответственности. Это препятствует расследованию дела, так как для заключенных отказ от дачи показаний является приемлемой и устоявшейся нормой поведения.

Уклонение от дачи показаний.

Кроме отказа от предоставления данных о преступлении на допросах довольно часто сталкиваются с уклонением от дачи показаний. В такой ситуации допрашиваемый гражданин односложно отвечает абсолютно на все вопросы (к примеру, «нет, не знаю», «не видел»).

Если строго следовать закону, то их нельзя подвергнуть уголовному наказанию, по той причине что невозможно опровергнуть восприятие допрашиваемым лицом того или иного факта, в связи с полным отсутствием адекватной информации.

Именно поэтому уголовному наказанию подвергаются только те граждане, которые прямо отказались от дачи показаний в процессе предварительного расследования преступления.

https://www.youtube.com/watch?v=ocey9LKTNKc

Для привлечения граждан к ответственности Уголовный кодекс применяется крайне редко, а в некоторых областях РФ вовсе не используется.

Вследствие того, что инициатива привлечения потерпевших и свидетелей к уголовной ответственности за отказ от дачи показаний со стороны сотрудников правоохранительных органов, занимающихся расследованием преступлений, не поддерживается судьями, прокурорами и начальством следственных отделов полиции. Все это не связано, с тем что доказать вину допрашиваемого лица будет сложно, как раз наоборот.

Для признания вины необходимо выделить из уголовного дела материалы, связанные с этим лицом в отдельный документ и перенаправить их в орган дознания, приложив к нему постановление о привлечении указанного лица в качестве свидетеля или потерпевшего.

Затем, зафиксировать на бумаге отказ допрашиваемого гражданина о даче показаний и приобщить копию к общим материалам нового дела.

Следователь, который записал отказ от предоставления информации, не имеет права расследовать такое дело, именно потому, что является заинтересованным лицом, ведь для него важно раскрытие преступления. В такой ситуации, возможен допрос в качестве свидетеля, гражданина, который был сторонним наблюдателем в предыдущем процессе.

У обвиняемого в совершении преступления лица, берут образцы почерка и подписей и вместе с документами, содержащими информацию об отказе, отправляют их на почерковедческую экспертизу.

Помимо этого, доказательством вины человека, отказавшегося от дачи показаний, являются показания лиц, которые говорят об отсутствии психического и физического давления и принуждения этого человека и об отсутствии родственных и дружеских связей между ним и преступником. Таких показаний более чем достаточно, для привлечения к уголовной ответственности, за отказ от предоставления следователю информации о преступлении.

Отсутствие судебной практики по возбуждению таких дел и огромное количество отказов без мотива, можно объяснить только моральной стороной проблемы. Закон соблюдается далеко не во всех подобных случаях.

Именно поэтому, сейчас, приоритетной задачей Уголовного Кодекса Российской Федерации является охрана прав человека.

Законодательство порой не способно обеспечить свидетелю или потерпевшему, полную безопасность после дачи им показаний для расследования преступления.

Таким образом, вопрос о том, охраняются ли законом в полной мере, свободы и права гражданина, который сначала пострадал от преступных действий со стороны третьего лица, затем отказался от предоставления информации и стал обвиняемым в преступлении, можно считать причиной множества дискуссий. В целях содействия правосудию и повышения эффективности законов, следует чаще применять статью 308 Уголовного Кодекса. Благодаря этому, появится возможность освобождения таких граждан от ответственности и уголовного наказания.

Публикацию подготовил председатель коллегии адвокатов “Особое мнение” Пахомов Михаил Владимирович

Источник: https://kaom.ru/infocentr/publikacii/otkaz-ot-dachi-pokazaniy/

Вопросы по закону
Добавить комментарий