Законно ли врачи выписывают пациента после операции, раньше рекомендуемых сроков?

«Ненадлежащее оказание медпомощи» или убийство по неосторожности? В Одессе будут судить врачей, по вине которых погибла девушка (обновлено)

Законно ли врачи выписывают пациента после операции, раньше рекомендуемых сроков?

Есть расхожее выражение: мол, у каждого врача за плечами свое «персональное кладбище». Речь идет о пациентах, которых не удалось спасти. Иногда «могилы» на этом «кладбище» образуются в силу объективных причин: не все болезни излечимы. А иногда это следствие врачебной ошибки.

Ошибки допускает каждый, и врачи – не исключение.

Но стоит ли спускать медикам все-все их неправильные действия или бездействие, особенно если результатом стала смерть человека? Можно ли прощать вопиющий непрофессионализм? И если не прощать, то какую ответственность должны нести недобросовестные медики? В Украине, увы, таких врачей если и наказывают, то легко, а уж добиться возмещения материального и морального ущерба – дело практически невозможное.

15 марта 2018 года 36-летняя Татьяна Третьяк легла в городскую больницу № 11 на вполне стандартную операцию – дискэктомию позвоночника. Девушке предстояло удаление грыжи позвоночника – мучительные боли в спине не давали Татьяне покоя в течение года.

Операции подобного рода, несмотря на очевидную сложность – их выполняют высококвалифицированные нейрохирурги, — широко практикуются. За рубежом, например в Германии, их чаще всего выполняют под местным наркозом, а больной встает на ноги уже через несколько часов после хирургического вмешательства.

В Украине ситуация несколько иная – большинство таких операций, во всяком случае в коммунальных и государственных клиниках, выполняется под общим наркозом. Но и у нас жизни пациента обычно ничего не угрожает.

В истории Татьяны Третьяк, к сожалению, все пошло по другому сценарию – девушка умерла. В реанимации после неудачного оперативного вмешательства.

И вовсе не в результате каких-то неожиданно открывшихся обстоятельств и сопутствующих патологий, а по вине врачей. Во время проведения операции хирург четырежды порезал аорту и вену.

Три пореза были вовремя обнаружены и зашиты, а один – на аорте – хирурги не увидели. Девушка скончалась от кровопотери…

По словам подруги погибшей Любови Пероковой, которая во время операции ждала в холле клиники, поначалу врачи пытались, что называется, сделать хорошую мину при плохой игре.

«В 10 утра Таню на своих ногах завели в операционную, — рассказывает Любовь. — Врачи говорили, что операция должна была продлиться два с половиной часа. В 15:30 из операционной вышла медсестра и сказала, что все в порядке и Татьяну уже зашивают.

Однако в 16:00 в операционную забежали два санитара и быстро вынесли Таню на носилках в хирургическое отделение на первом этаже. Таня была без сознания. Нейрохирург заявил, что, мол, все в порядке. Но было видно, что он заметно нервничает. Затем врачи сообщили, что Тане срочно нужна кровь.

Подруга Тани – Лиля Шургот — тут же пошла сдавать кровь. Привезли кровь из железнодорожной больницы. Примерно в 20:00 Таню перенесли в реанимацию, тогда же врачи сказали, что у нее отказали почки и она потеряла много крови. Друзья Тани попросили помощи в соцсетях, что нужна кровь.

Приехали несколько человек сдавать кровь. Но в полночь хирург заявил, что у Тани «начали отмирать клетки головного мозга, так как она теряет много крови и началось кислородное голодание».

Уже на следующий день вечером врачи заявили друзьям и маме Тани, которые продолжали дежурить в больнице, что «вам тут делать нечего». И лишь 17 марта утром по телефону из больницы сообщили, что Таня умерла».

Далее начинается почти детективная история. Друзья и мать погибшей заподозрили неладное – ведь перед операцией врачи неоднократно заявляли, что она неопасна, что это чуть ли не стандартная процедура.

Они потребовали провести вскрытие, причем не в больнице, а в бюро судебно-медицинской экспертизы в Валиховском переулке.

Врачи часа три отказывались это делать: дескать, в ГКБ есть свое паталогоанатомическое отделение, — но под нажимом уступили.

Заключение экспертизы шокировало родных и близких Татьяны:

«Смерть Третьяк Т.А. пребывает в прямой причинной связи с выявленными у нее повреждениями стенок брюшной части нисходящей аорты и нижней полую вены, которые были причинены во время проведения операции 15 марта 2018 года с кровоизлиянием в забрюшинную клетчатку и брюшную полость. Непосредственной причиной смерти является острое обескровливание органов», — говорится в акте вскрытия.

Эксперт установил, что хирурги четыре раза случайно повредили скальпелем нисходящую аорту и нижнюю полую вену больной. Три повреждения – одно на вене, два на аорте – врачи заметили и зашили. А вот четвертое – на аорте — не заметили. В результате девушка больше суток теряла кровь. А затем погибла.

«Думская» обратилась за консультацией к двум довольно известным в Одессе хирургам, которые попросили не называть их имен: корпоративная этика и все такое. Ознакомившись с результатами экспертизы, они заявили, что произошедшее с Татьяной Третьяк – результат некомпетентности оперировавших больную хирургов.

«Врачи не имели права зашивать больную, если у нее были симптомы потери крови, не поняв, откуда происходит кровопотеря. Это результат грубейшего непрофессионализма», — говорит один из наших консультантов.

Не ограничившись экспертизой в Одессе, друзья умершей одесситки обратились в львовское бюро СМЭ. Там пришли к тем же выводам, что и одесские специалисты, – смерть Третьяк наступила из-за незамеченного повреждения аорты.

Близкие Татьяны написали заявление в прокуратуру. Правоохранители открыли производство по ст.140 УК Украины – «ненадлежащее выполнение профессиональных обязанностей медицинским работником». Друзья и родственники погибшей, однако, не согласны с такой квалификацией. По их мнению, имело место преступление, предусмотренное статьей 119-й УК, – убийство по неосторожности.

«На данный момент досудебное следствие почти окончено, и врачам, проводившим операцию, должно быть объявлено о подозрении в совершении преступления.

По какой же статье УК следствие квалифицирует их действия? Несмотря на смерть пациентки от полученных повреждений, следователь считает, что врачи должны нести ответственность по ст.

 140 УК Украины — «ненадлежащее выполнение профессиональных обязанностей медицинским работником».

О чем говорится в этой статье? «Невыполнение или ненадлежащее выполнение медицинским работником своих профессиональных обязанностей вследствие недобросовестного или небрежного к ним отношения, которое причинило тяжкие последствия больному». Все! О наступлении смерти ни слова! Однако следователь считает, что в этом случае понятие «тяжкие последствия» и предусматривает смертельный исход.

Другие статьи УК из этого же раздела, однако, отличают смерть от прочих тяжких последствий. Немаловажный нюанс — говоря «следователь считает», фактически подразумевается, что это мнение прокурора.

Реалии следственной деятельности таковы, что следователь вынужден согласовывать свои действия с прокурором и выполнять его указания, даже если его личное мнение отличается. Поэтому можно смело утверждать, что именно прокурор намерен ограничиться обвинением виновных лишь по статье 140.

Почему? Какими мотивами руководствуется прокурор? Да, судебная практика привлечения к ответственности врачей в Украине очень скудная. В ней нет ни одного случая обвинения врача в неосторожном убийстве.

Но при расследовании конкретного преступления нельзя ссылаться на то, что в практике такого раньше не было! Статья 3 УК запрещает применение закона об уголовной ответственности по аналогии! И в случае гибели Татьяны Третьяк нельзя говорить, что ее смерть наступила в результате просто «невыполнения или ненадлежащего выполнения профессиональных обязанностей» врачами. Напоминаю, операция, которую проводили врачи, то есть те самые «профессиональные обязанности», заключалась в удалении межпозвоночной грыжи. Однако многочисленные порезы, от которых Татьяна умерла, нанесены кровеносным сосудам, которые не имели отношения к оперируемой грыже. Смертельно повреждены органы (артерия и вена), которые не надо было оперировать. То есть действия врачей, причинившие смерть Татьяны Третьяк, не имеют ничего общего с выполнением или ненадлежащим выполнением профессиональных обязанностей. Это именно убийство по неосторожности, то есть статья 119 УК Украины.

https://www.youtube.com/watch?v=C9XJvVN2E98

Почему этого не видит или не хочет видеть прокурор? Не знаю. Видимо, плохо знает свои собственные профессиональные обязанности. Будем надеяться, что судья разберется более добросовестно», — рассказал «Думской» адвокат родственников погибшей Александр Гвоздиков.

Согласно ст. 140-й УК Украины, «ненадлежащее выполнение профессиональных обязанностей медицинским или фармацевтическим работником» является преступлением небольшой тяжести.

Санкция – лишение права заниматься медицинской деятельностью на срок до 5 лет или исправительные работы на срок до двух лет, или ограничение свободы на срок до двух лет, или лишение свободы на срок до двух лет.

Такое наказание может быть только условным, что, понятное дело, никак не может устроить родных и близких Татьяны Третьяк.

ОБНОВЛЕНО В 15:00. Мы связались с нейрохирургом Александром Чаплиным, который оперировал Татьяну. По его словам, то, что случилось с девушкой, является послеоперационным осложением. Такое редко, но случается.  

«Больной было произведено две операции. Первая — по удалению межпозвоночной грыжи. Когда ее завершили, обратили внимание на симптомы кровотечения. После этого была произведена еще одна операция — лапаротомия, во время которой хирурги приняли все меры для устранения кровотечения.

Согласен, что это катастрофа, но в зарубежной медицинской литературе описаны и систематизированы подобные случаи, которые происходили во время таких операций. Это относится вовсе не к категории «убийства по неосторожности», как утверждает адвокат родственников погибшей девушки, а к послеоперационным осложнениям.

Такое, увы, случается», — заявил медик.

Автор – Александр Сибирцев

Сюжет «ДумскойТВ»

Источник: https://dumskaya.net/news/nenadlezhashchee-okazanie-medpomoshchi-ili-ubiys/

Павел Ковтонюк:

Законно ли врачи выписывают пациента после операции, раньше рекомендуемых сроков?

Принятые Верховной Радой «финансовые» законы, запускающие медицинскую реформу, весьма отличаются от того, что изначально предполагалось изменить в системе здравоохранения.

Так, из законопроекта «выпала» статья о сооплате, разрешающая пациентам законно доплачивать государственным врачам часть стоимости медицинской услуги. По сути, это была главная идея реформы.

Поэтому «бесплатная» медицина по-прежнему действует в Украине. Как минимум до 2020 года.

Убрали из закона и обязательное использование медиками международных протоколов, поэтому нам и впредь будут выписывать «фуфломицины». Правда, Минздрав летом издал указ, разрешающий врачам по желанию использовать в своей практике международные протоколы. Так что медики, которые заинтересованы в исцелении пациента, могут на свое усмотрение лечить, «как в Европе».

Также в законопроект была внесена правка, которая временно, в течение 2018—2019 годов позволяет Кабмину использовать механизм субвенции. То есть поликлиники и больницы продолжат получать деньги из госбюджета.

Так в чем же суть реформы, если главные изменения «выпали» из принятых законов?

Заключить договор с семейным врачом можно в начале 2018 года

Мы сможем выбрать себе семейного врача, терапевта или педиатра, которые будут получать за каждого пациента от 370 гривен в год (за пенсионеров и детей — в пределах 500 гривен). Пока не понятно, много это или мало.

В Минздраве пояснили, что выбирать врача надо уже сейчас, а заключить с ним договор станет возможным после того, как президент подпишет «финансовые» законы и будет создана Национальная служба здоровья (в начале 2018 года).

Декларацию планируют регистрировать в электронной системе E-Health. Так постепенно будут наполняться реестры пациентов, врачей и медучреждений Украины.

А деньги из Госказначейства начнут «ходить» за пациентом, поступая на счета поликлиник или сельских амбулаторий.

Что касается узкопрофильных специалистов (кардиологов, невропатологов, нейрохирургов, гинекологов и оперирующих врачей), то их реформа коснется с 2020 года.

Те, кто сейчас лечится в частной клинике, тоже могут «приписаться» к терапевту. Тогда бюджетные 370 гривен в год станут своеобразной одноразовой скидкой от государства. За остальное придется доплатить.

К вопросу сооплаты правительство вернется ближе к 2020 году, сообщают в Минздраве.

— На прошлой неделе нашими «сторонниками» был вброшен в Сеть «прейскурант» на медицинские услуги по «ценам», которые пациенты якобы будут платить после реформы за операции и обследования, — говорит заместитель министра здравоохранения Павел Ковтонюк. — Это неправда. Все с точностью до наоборот (как это часто бывает с фейками, которые публикуют наши оппоненты).

Каждая медуслуга будет иметь стоимость. Она называется тариф. Когда человек обратится в больницу и ему предоставят медуслугу (наложат гипс, удалят аппендикс), то мы будем знать, во сколько это обошлось государству. Эту сумму за услугу больница выставит к оплате. Но не пациенту, а государству. И именно для оплаты услуг будет создана Национальная служба здоровья Украины.

Пациент не должен ничего платить за услуги, которые гарантированы государством. Вся суть реформы в том, что государство оплатит эти услуги вместо пациента.

Но чтобы рассчитывать на оплату вашего лечения государством, у вас должно быть направление от специалиста (за исключением экстренных случаев: ДТП, острый инсульт или инфаркт, аппендицит).

Так откуда взялся опубликованный в Интернете «прейскурант»? Это приблизительные тарифы для пилотного проекта Национальной академии медицинских наук (НАМН), Минздрава и Минфина. Уже в этом году с четырьмя институтами Академии мы хотим отработать новую модель, когда государство оплачивает тариф, а человек ничего не платит за свою операцию.

Эти счета медучреждения НАМН будут направлять государству, чтобы за конкретного пациента прошла конкретная оплата по принципу «деньги идут за пациентом». Тот, кто взял перечень тарифов и выложил их в Интернет под видом того, что это тарифы для людей, просто солгал.

Высокие расценки в опубликованных в Сети «прейскурантах» Павел Ковтонюк объяснил тем, что учреждения системы НАМН — «это уникальные институты, единственные на всю страну, где делают редкие операции небольшому количеству людей».

Кабмин утвердил запуск пилотного проекта по изменению механизма финансирования оказания медпомощи в отдельных НИИ НАМН с 1 июля 2017 года. Участие в проекте принимают Институт кардиологии имени академика Н. Д. Стражеско, Институт сердечно-сосудистой хирургии им. Н. Н. Амосова, Институт хирургии и трансплантологии имени А. А.

Шалимова, а также Институт нейрохирургии имени А. П. Ромоданова. На реализацию проекта в государственном бюджете 2017 года предусмотрено 200 миллионов гривен.

Важно понимать, что те суммы, которые государство намерено платить больницам за лечение украинцев, действительно могут исчисляться десятками и сотнями тысяч гривен, признают в Минздраве. Тарифы включают все: расходы на лекарства, достойную зарплату врачей, коммунальные и капитальные расходы, стоимость оборудования.

В то же время все услуги (анализы, исследования, лекарства), которые предоставляются по государственной программе медицинских гарантий, будут для пациентов на 100 процентов бесплатными.

Это посещение семейного врача, вся экстренная медицина и хирургия, палиативная помощь, лечение у узких специалистов по направлению семейного врача и плановое лечение.

Весь груз по содержанию больниц ляжет на местные бюджеты

Суммы, которые сможет выделить государство на лечение пациентов с 2020 года, полностью зависят от бюджетного процесса 2019 года.

Минздрав должен опубликовать список тарифов на услуги после сбора статистики (чем реально, а не на бумаге, болеют люди), данных о реальных затратах больниц, оценки бюджета, который будет выделен на программу медицинских гарантий на 2020 год.

В Минздраве уверяют, что для дорогостоящего лечения, как и сейчас, будут существовать целевые программы, продолжат действовать программы лечения онкологии, гепатитов, СПИДа.

Очевидно, что государство сможет оплатить только то количество бесплатной для граждан медпомощи, на которую хватит денег в бюджете.

Поэтому непонятно, каким образом будут выживать больницы без узаконенной сооплаты. Предполагается, что весь груз по содержанию больниц ляжет на местные бюджеты.

Однако если бы на местах могли содержать больницы, поликлиники и особенно амбулатории в селах, то и реформа бы не понадобилась.

В ближайшие два года больницы и поликлиники будут финансировать по старинке. В Минздраве сообщили, что Национальная служба здоровья заключит договоры со всеми больницами — чтобы никто из украинцев не остался без медицинской помощи.

При этом скоро выяснится, что, чем меньше медуслуг оказано, тем ниже квалификация врачей.

И с годами маломощные, плохо оснащенные и незагруженные больницы будут перепрофилированы под реальные потребности населения — в реабилитационные, диагностические центры, хосписы.

Местные общины сами должны решить, какие из больниц нужно усилить, а какие перепрофилировать. Государство только выставляет требования по максимальному времени довоза пациента в больницу и нагрузке (количество родов, оперативных вмешательств).

Ремонтом дорог, ведущих к больницам, также будет заниматься община. И тут неизбежно возникнут проблемы. Где взять грамотных хозяйственников, которые возьмутся за решение этих задач? Ведь если главврач не привык «выгрызать» для больницы оборудование и хороший медперсонал, то либо больница захиреет, либо общине придется искать нового главврача.

Самое «слабое звено», сельские врачи, тоже станут головной болью местной общины.

Если люди смогут договориться и найдут деньги на покупку дома для медика, ремонт амбулатории, закупку необходимого оборудования, обеспечат бесперебойную работу Интернета (потому что для оплаты работы врача ему необходимо заключать с пациентами декларации в электронном виде), то в таком селе врач появится. В противном случае придется ездить в райбольницу.

На прошлой неделе народные депутаты приняли в первом чтении законопроект о сельской медицине, который в ближайшее время намерены утвердить. В госбюджете на 2018 год уже запланированы 4 миллиарда гривен для улучшения ситуации с медобслуживанием на периферии.

Больше о медицинской реформе в Украине читайте здесь

Читайте нас в Telegram-канале, и

Источник: https://fakty.ua/248908-pavel-kovtonyuk-pacient-ne-dolzhen-nichego-platit-za-uslugi-kotorye-garantirovany-gosudarstvom

Вопросы по закону
Добавить комментарий